filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

Митрополит Платон (Левшин). Его отношения с Церковью и государством

http://www.stsl.ru/media/iblock/5db/theme4_1.jpg
В прошлой теме мы рассмотрели интересные факты из жизни Московского митрополита Платона Левшина. Сегодня мы рассмотрим с серьёзной точки зрения, что этот человек сделал для Церкви и как к нему относились государственные деятели.

Митрополита Платона называли, "самым блестящим светилом иерархии Екатериновских времён". Простой сын дьячка из Подмосковья очень рано принявший монашество в возрасте чуть за 20 лет. Закончил Московскую Академию, преподавал риторику в Троицкой  духовной семинарии. Вскоре стал профессором и ректором.

В то время Министр Народного Просвещения (Образования) России, граф И.И.Шувалов будущего митрополита хотел послать для иностранного образования учиться в Париж, но высшее духовенство России не хотело выпускать из России такого человека и не дало благословение.

http://context.crimea.ua/static/media/publications/13550/8597.jpg
Однажды в Троицкую Лавру приехала Императрица Екатерина Вторая. Ей очень понравилась проповедь молодого иеромонаха Платона. Но императрица была под большим впечатлением не только от слова священника, но и от высокой цветущей фигуры молодого мужчины.. Она лично решила познакомиться с ним и кокетливо спросила: "Зачем же Вы пошли в монахи?". Платон ответил: "Из-за великой любви к просвещению". Императрица решила увезти его в Петербург  и сделать "придворным проповедником".

Екатерина Великая быстро позаботилась о всех благах для Платона. По её ходатайству Платон сразу стал архимандритом и настоятелем Свято-Троицкой Лавры, хоть жить ему приходилось при императрицы во дворце Петербурга и иметь высокое жалование. Официально Платон при имперском дворе числился законоучителем сына императрицы и наследника престола Павла Петровича, но на самом деле ему предстояла заниматься с невестой наследника принцессой Гессен-Дормштадской Вильгельминой, будущей православной цесаревной Натальей Алексеевной. Надо было её обучать вере православной.

Императрица держала Платона при себе. Где бы она не появлялась, ей нравилось щеголять тем, что при ней такой умный и образованный монах и православный священник. Платон владел немецким и немного французским, а так же в совершенстве знал латынь. А потому императрица имела великую гордость представить Платона Польскому Королю, Станиславу Понятовскому, а так же Королю Австрии, Иосифу Второму. Императрица даже просила Платона погулять с Королём Австрии по Москве и показать гостю город. Позже Король Австрии скажет, что больше всего с прогулке по Москве ему понравился...Платон.

В 1768 году Платону дают сан епископа, вводят в состав членов Священного Синода и назначают на кафедру города Тверь. Правда императрица очень часто отзывала его для дел в свой дворец.



Однако такое увлечение молодым епископом не могло нравиться духовнику императрицы, протоиерею, Иоанну Памфилову.  Этот священник из белого духовенства терпеть не мог епископов и монахов, открыто говоря, что им не место во дворце. Екатерина Великая слушала своего духовника и делала всё с его благословения, а потому и она всегда отдавала предпочтение женатым священникам, пока не повстречала монаха Платона. Для Иоанна Памфилова ни один епископ не был  авторитетом, он знал, что его духовная дочь, императрица Екатерина Великая выше всяких церковных владык. Кроме того, Екатерина была Крёстной матерью его сына.

В 1775 году Священный Синод постановил епископу Платону быть епископом города Москвы. Владыка Платон испугался этого назначения. Он понимал, что теперь он должен будет стать начальником для духовника императрицы, который епископов не признаёт. Платон лично писал прошения и наследнику цесаревичу Павлу и его супруге, и  князю Потёмкину и наконец самой императрицы Екатерине, чтобы они посодействовали отмене этого решения синода. На что императрица ответила :"Держись моего указа и всё будет хорошо!". Платон перечить не посмел.

Семь лет епископ Платон правил Московской кафедрой. Он очень заботился о духовенстве именно низов, о простых монахах и видел как  протоиерей Иоанн Памфилов настраивает императрицу против монашества. Кроме того, до этого времени, ни кто не награждался из женатых священников митрой. Однако Иоанн Памфилов заметил императрицы, почему же каким-то невеждам архимандритам украшаться митрой можно, а культурному протоиерею нельзя. Императрица Екатерина практически приказала епископу Платону, наградить митрой её духовного отца. Так в 1786 году в Русской Церкви в митре появился первый священник белого духовенства. Им стал протоиерей Иоанн Памфилов, с тех пор таких протоиереев именуют митрофорными, однако ни в одной другой Восточной Православной Церкви женатых священников митрами не награждают.
Сам епископ Платон считал это уничижением митры. А протоиерея Иоанна назвал "Папа-Митрус" и стал называть "Папой женатого духовенства".

Этот случай подвиг епископа Платона просить императрицу освободить его от епископства и от проживания в Москве. Императрица ответила, что епископ может жить там где пожелает, но  с кафедры Москвы не увольняется, а если нет сил эту кафедру содержать и окормлять духовно, то может себе выбрать помощника, Викарного епископа.

Чтобы как-то удержать Платона в Москве, императрица решила даровать Платону звание митрополита Московского и наградить его белым клобуком. Это был такой прыжок через ступень архиепископа. Однако митрофорный протоиерей и духовник императрицы Иоанн Памфилов не благословил императрицу на такой шаг.

В это дело вмешался наследник Павел Петрович, он стал требовать у матери императрицы сделать Платона митрополитом. Ведь наступал праздник апостолов Петра и Павла и День именин наследника, которому хотелось, чтобы эту литургию ему служил митрополит в белом клобуке, да и знал наследник, что этот день, это ещё и день рождения епископа Платона и для него был бы хороший подарок. Императрица не послушалась своего духовного отца и объяснила ему, что Платон ни чем не заслужил так долго ходить по Москве в епископах.

И вот в праздник апостолов Петра и Павла за одним престолом стоят протоиерей Иоанн и епископ Платон. Отец Иоанн поминает Платона Митрополитом. Платон смутился и шепнул: "Отец Иоанн, Вы ошиблись, я епископ". На что услышал ответ от протоиерея: "Мне так велено молиться". Митрополит Платон вышел из алтаря и поклонился императрицы.

Уже назавтра императрица  наградила Платона ещё раз, теперь она подарила брильянтовый крест на клобук.

Каково же было реальное отношение императрицы к митрополиту, это можно узнать с её дневника. Там она пишет, что митрополит Платон в белом клобуке и брильянтовым крестом высмотрит "как павлин кременчугский" и  делает запись, что этот митрополит "Блудлив как кошка, труслив как заяц".

Митрополит Платон не мог не видеть отрицательных сторон для Церкви в правлении Екатерины Великой. Он пишет: "Всё кажется катиться к худшему. Не удивляюсь о жалком положении нашего духовенства, зная, что привлечены светские начала, отчего и проистекает всё зло, именно им вверена вся власть. Нас ни во что не ставят,  и не только  хотят подчинить себе, но уже считают подчинёнными. О Боже Благий... Уже нет ничего утешительного. Делами я завален. Иногда , прогуливаюсь, задумываюсь. Силы душевные и телесные оскудевают. Ни о чём больше не думаю, как о покое и увольнении".

Митрополит Платон при Екатерине Великой очень много сделал для Церкви.  Он отменил такое наказание как "отдачу под начал". То есть, это наказание заключалось в том, чтобы священников унизить самой грязной работой на глазах детей и учащихся...например колоть дрова в школе, чистить туалеты, разносить пищу в столовой..." Платон это запретил указом. К тому же, митрополита Платона, когда он уже был священником и преподавателем семинарии, митрополит Московский того времени, приказал выпороть розгой за плохую работу при всех семинаристах. И хоть императрица уже в 1767 году отменила своим постановлением телесное наказание для священников, но Платон добился указа о запрете порки дьяконов. Кроме того, в архиерейских домах были настоящие тюрьмы и даже оковы для непослушных священников. Митрополит Платон добился у императрицы запрета на подобные наказания священников епископами.

http://www.people.su/ua/images/articles/img_item_616.jpg

В 1796 году на трон императора взошёл сын Екатерины Великой, 42 летний Павел Первый.

Именно Павел ещё до восшествия на трон считал митрополита Платона своим другом и делился с ним всеми скорьбями и радостями. Именно Павел уговорил митрополита остаться на Московской кафедре. Не известно, как митрополит Платон переживал кончину Екатерины Великой, но с приходом на трон Павла Петровича, митрополит Платон вдохновился некими надеждами на лучшее будущее для Русской Православной Церкви. Да и сам император Павел считал митрополита Платона своим духовником и сердечным другом.

Новый император сразу по просьбе митрополита поднял жалование для духовенства, передал приходам и монастырям земельные угодья отнятые ещё его отцом Петром Первым. Выросло число семинарий. Однако не забывал он и о женатом духовенстве. Продолжал награждать всё того же любимца усопшей матушки, отца Иоанна Памфилова, впервые Церковь по его ходатайству женатых священников награждала наперстными крестами и  малиново-бархатными, а не фиолетовыми скуфьями. Случилось и нечто вообще "ужасное", новый император стал награждать духовенство государственными орденами.

Был орденом от императора награждён и митрополит Платон. Митрополит упал на колени перед императором и сказал: "Позволь мне умереть архиереем, а не кавалером!"

Но со временем император Павел Петрович стал склоняться к католицизму, что не могло уже нравиться митрополиту Платону.

Платон же наоборот вошёл в историю Церкви, как человек, который всех желал сплотить вокруг Православия. И он первый , кто уделил много сил для воссоединения староверов и православных после Никоновского раскола 1666 года. Митрополит Платон в 1801 году (за 11 лет до своей смерти) утверждает Единоверие.

Московские старообрядцы не один раз пробовали просить себе священника у Православной Церкви. Они обращались к митрополиту Платону и в Синод еще в 80-е годы XVIII века, но тогда московский архипастырь проявил необыкновенную осторожность: он усомнился в искренности просителей. Известно, что митрополит Платон раздраженно отреагировал на сообщение епископа Никифора (Феотоки) о рукоположении священника для старообрядцев и разрешении ему служить по старому обряду. Тогда он выступал за присоединение старообрядцев без всяких условий, иначе будет «хромание на оба колена». Он был против такого варианта. Его безпокоило то, как сохранить лицо, т.к. долгое время шла борьба с древнерусским церковным укладом. Позднее московские старообрядцы решили обратиться, минуя митрополита, прямо к высшей светской власти


Они просили даже самостоятельного епископа, который подчинялся бы не Святейшему Синоду, а государственной власти и имел бы при себе особое духовное правление.


Единственное требование к ним - поминать императора за богослужением по установленной тогда форме, они отвергли, отказались поминать его во время Великого входа, потому что этого никогда не было при старых русских Патриархах. Через некоторое время старообрядцы вновь обратились с ходатайством. Теперь они соглашались на подчинение Святейшему Синоду и епархиальному архиерею, правда, с изъятием их из ведения духовной консистории.

Митрополит Платон решил осторожно выяснить мнение по этому поводу у архимандритов московских монастырей и московских благочинных. В своем большинстве они отрицательно отнеслись к ходатайству старообрядцев, в то же время невозможно было не реагировать на позицию высшей светской власти. Митрополит остановился на среднем варианте: пойти навстречу просителям, проявить снисхождение, разрешить им употреблять старые обряды в надежде, что они «со временем Богом просветятся и ни в чем в неразнствующее с Церковью приидут согласие». Т.е. он рассматривал единоверие как переходный этап к полному, ни в чем не отличимому слиянию с Православной Церковью. Такую позицию занимал ряд иерархов в то время. Таким образом, на том первоначальном этапе бытия единоверия, оно не воспринималось на равных. Отголоски такого представления нередко встречаются и сегодня. По правилам митрополита Платона единоверцы могли безпрепятственно причащаться в новообрядческих храмах, а новообрядцы в единоверческих только «в крайней нужде». Присоединяться к единоверию можно было только там, «где никто никогда дотоле в Церковь Православную не ходил и таинств ее не принимал». Платон был категорически против того, чтобы в учреждаемых единоверческих храмах служили бы беглые попы, т.е. те, кто перешел к старообрядцам из Греко-Российской Церкви.

Митрополит Платон ограничил общение православных с будущими единоверцами. То есть православному дозволялось у единоверческого священника причащаться лишь при крайней нужде, в смертном случае, если нельзя было найти священника православного. А вот единоверец мог причащаться у православного священника в любой ситуации.

О том, насколько важен был вопрос о единоверии для митрополита Платона, говорит тот факт, что священник Полубенский в 1807 году был возведен им в достоинство протопресвитера - очень редкая не только награда, но и должность для того времени. И этим была отмечена особая важность положения единоверческого священника не только в Москве, но и в Православной Церкви.

Митрополит тяжело переснес известие о вторжении в Россию армии Наполеона и умер, узнав о его отступлении, 11 (24) ноября 1812 г.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author