filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

Папа Римский Павел Пятый, "святой" распутник погубивший Галилея и Караваджо

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/a/ad/Pope_Paul_V.jpg/420px-Pope_Paul_V.jpg

Семья Боргезе, к которой принадлежал будущий Папа Павел Пятый  происходила из города Сиены, но переехала в Рим. Здесь 17 сентября 1552 у родителей  Маркантонио Боргезе и Фламинии Асталли родился Камилло Боргезе, будущий Папа Римский Павел Пятый. Он изучал право и, как священник, поступил на папскую службу. Папа Римский Климент VIII послал его с дипломатической миссией к Испанскому Королю  Филиппу II. Когда он вернулся, то в 44 года получил   кардинальскую шапку, епископство и был назначен викарием Рима.

16 мая 1605 года , 53 летний  Камилло Боргозе был избран Римским Папой, который принял имя Павел Пятый. После получения тиары Павел V назначил своего двадцатисемилетнего племянника кардиналом   и сменил его фамилию Каффарелли на Боргезе. Карьера рода Боргезе была, таким образом, обеспечена.

Почему же новый Папа так  возвысил своего племянника? Дело в том, что у Павла Пятого была родная сестра. Будущий Папа с ней сожительствовал и у неё от родного брата родился мальчик. Таким образом, кардинал Боргезе являлся для Папы сыном и племянником в одном лице. Он же стал и любовником Папы, с которым новый Папа продолжал сожительствовать. Кроме того, до своего Папства, Павел Пятый умудрился отравить  жену своего родного брата. И этот человек взошёл на святой Престол управлять Церковью.


Павел пятый так усердно обворовывал верующих, что оказался в состоянии истратить четыре миллиона экю на покупку земель для своего племянника кардинала Боргезе. За триста пятьдесят тысяч экю он купил поместье близ Рима, восемьсот тысяч экю он истратил только на постройки и сады в своём замке; его кабинет был полон редчайших произведений искусства.

Из каких источников добывал он средства? Ведь всему миру было известно, что перед избранием папы семья Боргезе дошла до полного обнищания.

Теперь же всё переменилось - хищения и воровство сделали Боргезе самыми богатыми синьорами Италии.

Боясь обнаружить собственное невежество, его святейшество не стремится окружать себя образованными и опытными людьми. Именно поэтому он раздаёт кардинальские шапки безмозглым пройдохам, олухам, лишённым мужества и разума, выполняющим только то, что им нашептывает на ухо папский племянник, ослам, которые пасутся на землях своих приходов, а доходы с них предоставляют кардиналу Боргезе.

Кардиналам Каппони, Барберини, Лотреку и Спиноле весьма затруднительно ответить, в каких городах они изучали литературу, ибо из всех произведений письменности им знакомы лишь векселя, выданные папскому племяннику.

Что касается остальных членов кардинальской коллегии, то лучше всего не спрашивать, чем они занимались до того, как их возвели в этот сан. Один служил органистом, получая ничтожное жалование, другой ухаживал за больными оспой, третий был попросту сутенером, а четвёртый возглавлял воровскую шайку и легко мог заработать виселицу за ночные грабежи.

Прежде чем облачиться в пурпур, все они принадлежали к обществу подонков Рима .

Восстанавливая прежние традиции римской церкви, он возродил старую идею полного подчинения итальянских земель. Сначала святой отец вмешался в дела Неаполитанского королевства, затем с присущей ему папской дерзостью запретил республикам Лукке, Генуе и Венеции, а также всем итальянским княжествам заключать без его согласия какие-либо договоры между собой и с иностранными государями. Заранее предупреждая протесты герцогов, он разразился буллой, грозившей отлучением от церкви за установление каких-либо взаимоотношений с иностранцами.

Поистине, несчастным правителям оставалось только держаться!

Видимо опасаясь гнева грозного папы, итальянские владыки подчинились неслыханным требованиям. Генуя даже отменила свои указы против чёрных мужей, разрешив им занимать как гражданские, так и военные должности. Иначе обстояло дело с венецианцами. Только Венеция не пожелала подчиниться сумасбродным требованиям Павла пятого. И началась борьба. В то время в Римской Католической Церкви творился большой разврат и Венеция с этим начала бороться. Совет десяти  приговорил к смерти монаха-августинца, виновного в посягательстве на непорочность и в насилии над десятилетней девочкой, которую он потом задушил. Одновременно проходил процесс каноника, обвинённого в том, что он изнасиловал свою родственницу, вторгшись ночью вместе с замаскированными людьми к ней в дом. Более того, венецианский дож осмелился своею властью заточить в тюрьму католического монаха , отравившего отца, брата и нескольких слуг и находившегося в кровосмесительной связи со своей сестрой (кроме того, почтенный  монах занимался грабежом на большой дороге и убил нескольких оскверненных им юношей).

Всё это не понравилось Павлу Пятому. Его святейшество заявил, что в силу их духовного звания преступники находятся под защитой закона Рима и республика Венеция нарушила неприкосновенность духовных лиц, предав их светскому суду. Правителю Венеции ,Дожу было приказано под страхом отлучения от церкви немедленно передать богобоязненного августинца, каноника и аббата в руки апостольского нунция. Воспользовавшись этим случаем, Павел пятый потребовал отмены закона, запрещавшего священникам приобретать недвижимое имущество без санкции Рима, а также продавать земли и дома, полученные в наследство от родственников.

Павел пятый заявил: "Все права, данные венецианцам его предшественниками, аннулируются".

Убедившись, что его угрозы не производят впечатления на отважную Венецианскую республику, первосвященник использовал и другие средства, стремясь подорвать промышленность и торговлю своих врагов. В конце концов он отлучил от церкви дожа и сенат и наложил интердикт как на город Венецию, так и на его владения на суше и островах в Адриатике.

Но республика Венеция пренебрегла папой и достойно ответила римскому двору, издав декрет, в котором говорилось: "Духовным лицам под страхом самого сурового наказания запрещается распространять закон  святого отца Павла Пятого и где-либо в церквах прекращать богослужение". Венецианское духовенство единодушно повиновалось указу, и только Изуиты последователи Лойолы заявили, "что их совесть не позволяет ослушаться приказаний папы и они просят выпустить их за пределы восставший против святого престола республики".

Разумеется, просьба была удовлетворена. Одновременно сенатор Кирино и писатель Паоло Сарпи повсюду распространяли сочинения, в которых осуждали светскую власть пап и призывали судить римский престол великим трибуналом наций.

Опасаясь последствий, папа поручил своим кардиналам ответить противникам. Но ловкие кардиналы, уклонившись от спора, ограничились принципиальным положением о том, "что деспотизм исходит от бога и что человечество должно без возражений подчиняться тем, кто облечён высшей властью". Громогласно объявив  : "Дух направляет и укрощает тело, поэтому светской власти недозволено возвыситься над духовной, так же как распоряжаться ею или подавлять её, что было бы равносильно мятежу и языческой тирании. Священнику надлежит судить императора, а не императору священника, ибо абсурдно утверждать, что овца направляет пастуха".

Кирино и Паоло Сарпи заявили в свою очередь, "что всякая власть от бога", а затем, основываясь на доктринах королевской власти во Франции, заключили: "Королевская власть имеет тот же источник, что и папская, и папа не имеет права вмешиваться в государственные дела . Папа, также имеет над народами высшую власть, но эта власть чисто духовная, как и та, которую установил сам Христос. Сын божий никогда в течение всей своей жизни не вершил земного суда и не мог завещать ни святому Петру, ни своим преемникам права, которого сам никогда не добивался".

Но честолюбивый Павел придерживался иного мнения и утверждал, вопреки заветам Иисуса, что его собственное владычество распространяется на все дела земные. Убедившись, что врагов невозможно заставить замолчать, он перешёл к военным действиям, надеясь, что оружие принесет ему больше удачи, чем перо, и угрожал уничтожить Венецианскую республику.

Какой бойкий вояка, этот святой отец!

Но,  его воинственного пыла хватило ненадолго, - то ли он боялся разгрома своей армии, что существенно подорвало бы его власть в Италии, то ли недоставало средств на содержание войска ... В конце концов он внял советам Короля Франции и Короля Испании  и принял посредничество для урегулирования конфликта с Венецианской республикой . Его святейшество потребовал было возвратить иезуитов, но дож Лудовико Донато заявил, что предпочтёт скорее продолжать войну, чем терпеть на территории республики хотя бы одного из последователей Игнатия Лойолы, которых он именовал пособниками сатаны. Мир был заключён, и иезуиты остались в изгнании.

Рим не одолел Венеции!

Самые известные писатели того времени сочли за честь стать на сторону теолога и, взявшись за перо, защищали справедливые доктрины. Один из них, Плесси-Морней, издал свой знаменитый труд, озаглавленный "Тайны беззакония", где не побоялся нападать на святой престол и разоблачать бесчисленные преступления и подлости, содеянные господами первосвященниками. В качестве заключения он писал: "Преемники святого Петра - уполномоченные Антихриста". На фронтисписе своего труда рядом с Вавилонской башней - эмблемой Ватикана - мужественный писатель поместил на переднем плане Павла пятого, шествующего в образе сатаны к завоеванию мира во главе монахов всех мастей.

Невозможно описать ярость папы, узнавшего о появлении убийственного произведения. Он обрушил сокрушительные громы и молнии на голову дерзкого Плесси-Морнея, потребовал запрета его труда во Французском королевстве.

Достойные папские прислужники, иезуиты, конечно, взяли на себя заботы о преследовании нечестивой книги. Их действия увенчались успехом, ибо судьи не постыдились произнести запрет, о котором ходатайствовал римский двор.

Обман ещё раз восторжествовал над истиной!

Был у Папы конфликт даже с таким кардиналом, как Французский Ришалье. Папа не прощал ни кому, кто не поддерживал его.

Труд против Церкви наделал столько шуму во Франции и в Италии, что напуганный Павел пятый тотчас же потребовал их осуждения теологическим факультетом. Затем он предложил автору анти-церковных трудов  кардинальскую шапку за отречение от тех мест книги, на которые ему будет указано. Прельстившись блестящими, но вероломными обещаниями, его преподобие де Доминис обнаружил трусость и принял это предложение, отрёкшись от тех мест, где подвергал критике священную особу папы. Затем он совершил роковую неосторожность, явившись к римскому двору, рассчитывая на достойное вознаграждение за своё позорное подчинение. Увы, несчастный не учёл права своего хозяина. Папа и не помышлял возвышать его, а повелел заточить в замке Святого ангела. Пресвятая инквизиция возбудила против Доминиса и его книги процесс, в результате которого сам автор и его труд были приговорены к сожжению на костре. 

Так кончил свои дни Марк Антуан Доминис, архиепископ Спалатро, виновный лишь в том, что посмел затронуть главу католической, апостольской и римской церкви.

Неудачным было вмешательство Павла Пятого и  в дела протестантской Англии, в результате которого наступило ухудшение положения католиков, особенно в Ирландии.

Папа заявлял, что такой государь, который откажется подчиниться Папе, должен быть убит.

Именно сын-племянник Папы Павла Пятого, кардинал Боргезе очень был дружен с Римским художником Караваджо и являлся покупателем и коллекционером его картин. Он и уговорил художника нарисовать портрет Папы.

Кардинал  Сципионе Боргезе, для которого Караваджо написал образ отшельника «Святого Иеронима», заметив бережное отношение Караваджо к пожилым людям, загорелся желанием сделать своему дяде — Папе Павлу V подарок к предстоящей годовщине его избрания на папский трон. Ему удалось уговорить папу позировать подающему большие надежды молодому художнику. Павел V согласился, но ограничил портретиста во времени — не более получаса на сеанс и всего два-три позирования.

Караваджо никак не мог унять внутреннюю дрожь. Ещё бы, ему впервые предстоит писать портрет самого папы!

Вот раздался звук колокольчика, и в зал вошёл Павел V со свитой. Протянув руку для поцелуя склонившемуся в поклоне художнику и даже не взглянув на него, папа занял место в кресле, указанном ему племянником. Остальные придворные сгрудились у противоположной стены, обитой красным штофом. Подавив волнение, Караваджо молча приступил к работе.

 С первого взгляда папа не произвёл на него впечатления — это был грузный пожилой человек с невыразительной пасмурной физиономией под стать погоде за окном. Отведённые для позирования полчаса пролетели как мгновение. Павел с трудом поднялся с кресла — подвели отекающие ноги — и, не попрощавшись, молча удалился. Церемониймейстер сообщил художнику, что следующий сеанс назначен на завтра в это же время, а подошедший кардинал Боргезе тихо промолвил:  Всё хорошо. Не робейте!


Павел V поднялся с кресла и подошёл к холсту, щуря близорукие глаза. На его лице не дрогнул ни один мускул, а тонкие губы по-прежнему были брезгливо опущены книзу. Во взгляде сквозили подозрительность и недоверие. Маленький рот и крючковатый нос придавали папе сходство с хищной птицей — единственная черта, говорящая об индивидуальности портретируемого, ибо в остальном на лице невозможно было уловить ни одной запоминающейся черты. Если бы не яркое папское облачение красно-белого цвета, написанное лёгкими полупрозрачными мазками, Павла V можно было бы принять за обычного чиновника ватиканской канцелярии с характерным для этой категории придворных постным выражением лица-маски, скрывающим истинную суть. Никто из папской свиты не проронил ни слова. По лицам нельзя было понять, каково мнение о портрете — все ждали, что скажет папа.

Как ни старался Караваджо понравиться понтифику, на сей раз он явно переусердствовал в своей приверженности натуре, добиваясь сходства. На холсте отразилась заурядная, безликая и ничем не примечательная посредственность. Вероятно, папа это понял, увидев себя, как в зеркале, с предательски выдающей возраст одутловатостью лица, мешками под глазами и недовольным брезгливым выражением. Вряд ли такое сходство было ему по душе, ибо он надеялся увидеть нечто совсем другое. Постояв немного перед портретом, он что-то тихо сказал племяннику и направился к выходу, так и не вымолвив ни слова об увиденном на холсте. Караваджо в недоумении проводил взглядом удаляющегося понтифика со свитой.

Поскольку своим подарком племянник не угодил дяде, вызвав у него раздражение, было дано распоряжение упрятать портрет подальше от глаз.

Именно Папа Павел Пятый позже не только отлучит этого художника от Церкви, а объявит его вне закона, что даст право любому желающему убить Караваджо и ещё за это получить вознаграждение. По этой причине художник убежит из Рима и будет долго скрываться и умрёт при загадочных обстоятельствах.

В 1616 декрет папской Конгрегации «Индекса запрещённых книг» осудил труд Николая Коперника «Об обращениях небесных сфер». По инициативе папы был начат также инквизиционный процесс против Галилео Галилея (15641642), самого выдающегося физика и астронома того периода, пропагандиста идей Николая Коперника. Папой Павлом Пятым апрещено было, в частности, пропагандировать тезис, что «Солнце не движется вокруг Земли и Земля не является центром Вселенной».

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/a/a1/Santa_maria_maggiore_051218-01.JPG/450px-Santa_maria_maggiore_051218-01.JPG

Всем известно, что в Ватикане не было тогда ни справедливости, ни чистоты, там не заботились даже о том, чтобы скрыть своё гнусное поведение. При свете дня прелаты, облаченные в епископские мантии, отправлялись к публичным девкам, не стесняясь убивали мужей и отцов похищенных жён и дочерей.

Что касается самого Павла пятого, то он только тешился распутством и, как истинный боров, купался в смердящей жиже прелюбодеяния, кровосмешения, мужеложества.


Неужто владыка-господь решил, что подобные чудовища должны руководить миром!

Неужели люди вечно будут склонять головы перед тиранами? Настанет такой день, когда народы устроят праведный суд над папами и королями и сотрут с лица земли всех деспотов и их соучастников - священников и знать!"

Нечего сказать, почтенная семейка у этого папы - кровосмесителя, мужеложца, грабителя и убийцы!

28 января 1621 года земля была, наконец, избавлена от Павла пятого, отдавшего после шестнадцатилетнего царствования свою гнусную душу сатане.

28 января 1621 года, 68 летний  Папа умер .
Похоронен в Паолинской капелле, называемой также капеллой Боргезе, находящейся в Санта-Мария-Маджоре.

Во времена Павла V развивались миссии — капуцинов в королевстве Конго, иезуитов — в Парагвае.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ИРКУТСК ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

    Иркутск - столица Иркутской области , Россия . Население 623 тыс. человек Иркутск, это большой город,, промышленный и торговый центр, военный…

  • ИОАНН ЛЕСТВИЧНИК - ПРИМЕР СОВРЕМЕННОМУ ХРИСТИАНСТВУ

    В прошедшее воскресенье и затем в понедельник, церковь праздновала День памяти Иоанна Лествичника. В то, что он в 20 лет принял монашеский…

  • НЕМЕЦКАЯ ОВЧАРКА

    Немецкая овчарка была получена в результате селекции и скрещивания некоторых разновидностей гуртовых собак Центральной и Южной Германии.…

Comments for this post were disabled by the author