filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

Праведник архиепископ Феофан (Быстров)

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/32/%D0%A4%D0%B5%D0%BE%D1%84%D0%B0%D0%BD_%28%D0%91%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2%29.jpg

Родился Василий (так в миру звали владыку Феофана) в последний день  1872 года в семье Дмитрия Николаевича Быстрова, священника Знаменской церкви села Подмошье Лужского уезда Санкт-Петербургской губернии (ныне Шимского р-на Новгородской области), и Марии Ивановны, урождённой Разумовской. Ещё у матери был вещий сон, она увидела Василия, который тогда был маленьким мальчиком, что он стоит в облачении епископа на кафедре в огромном соборе.

Окончил Александро-Невское духовное училище и Санкт-Петербургскую духовную семинарию. Во время учёбы в  семинарии, он помогал всем семинаристам выполнять задания и семинаристы отблагодарили его, собравшись купили ему большой величины золотой нагрудный крестик. Всю жизнь будущий владыка ценил этот подарок.

Василий очень любил читать труды святителя Игнатия Брянчанинова. Однако он не любил себя показывать большим молитвенником. Часто в храме он стоял скромно в уголке, иногда за печкой. И крестился он не на каждое прошение ектении, но не потому, что так хотел, а чтобы не показать перед теми студентами, кто редко крестится своё молитвенное "высокомерие" и не ввести их во искушение. Даже этим боялся затронуть или обидеть студентов.

В 1896 году окончил Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Оставлен при академии профессорским стипендиатом. 

Лично знал протоиерея Иоанна Кронштадтского, совершал с ним богослужения. Он говорил "Батюшку Иоанна Сергиева нужно не просто читать, его нужно изучать, как других святых отцов".

С 1897 года — исполняющий должность доцента академии по кафедре Библейской истории.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/ce/%D0%95%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BF_%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%28%D0%92%D0%B0%D0%B4%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%29.jpg

В 1898 году, в 26 лет ,пострижен в монашество и рукоположен в сан иеромонаха. Василий сам себе выбрал имя Феофан, в честь святого  Феофана Затворника. А постриг монашеский над ним совершил митрополит Антоний Вадковский (на фото вверху). Отец Феофан сразу стал вести такой строгий образ жизни, что поселился отдельно в маленькой комнатке при храме и в свою эту келью не впускал ни одну женщину, даже родную сестру, за исключением матери. Даже другие священники узнав это говорили: "Господи, какие ещё подвижники есть на этой земле".
Одна матушка священника подарила ему вышитый пояс на подрясник, отец Феофан принял, но подошёл к печи и бросил его в огонь. Он во всём любил простоту.

Говорил отец Феофан очень тихо, имел отменный слух, но в соборе ни когда сам не пел , однако у него  был особый дар, петь во сне. Сонный во время сна он мог пропеть полностью Символ веры.

Вся молодёжь очень любила отца Феофана. Он создал даже кружок для студентов, где в слух студенты читали поучения святых отцов. Священники этих студентов в шутку называли "Феофанитами".

В 1901 году возведён в сан архимандрита и назначен исполняющим должность инспектора Санкт-Петербургской духовной академии.

В 1905 году защитил магистерскую диссертацию «Тетраграмма или Ветхозаветное Божественное имя Иеговы», после чего был возведён в звание экстраординарного профессора и утверждён в должности инспектора Санкт-Петербургской духовной академии.

4 февраля 1909 года был назначен ректором Санкт-Петербургской духовной академии.

http://evroport.ru/content_files/user/image/russia/lavra5.jpg

22 февраля 1909 года, в 37 лет,  был хиротонисан во епископа Ямбургского, викария Санкт-Петербургской епархии. Хиротония была совершена в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием Храповицким и другими иерархами, среди которых были владыки Московский Владимир, Киевский Флавиан,  Волынский Антоний, Нижегородский Назарий,  Тамбовский Иннокентий,  Холмский Евлогий, Варшавский Николай и Финляндский Сергий (будущий Патриарх Московский).

Перед архиерейской хиротонией отец Феофан сказал: " Если такова о мне воля Божья, то да будет она благословенна. Я приемлю её. Приемлю со страхом и трепетом, но однако  - без смущения и боязни. Да не покажется кому нибудь это удивительным. Более чем кого-либо, знаю я свои немощи душевные и телесные, и своё ничтожество..." Далее было сказано такое богословское слово о святой Троице и что Бог для отца Феофана, это и жизнь и сила и радость, что даже ответная речь маститого архиерея митрополита Антония показалась всем на этом фоне скудной.

По некоторым сведениям, стал неофициальным духовником императорской семьи, но это известно не от самого владыки Феофана, ибо сам по скромности о своей жизни он ни чего не рассказывал.

Епископ Феофан был православным богословом и не признавал ни каких новшеств.  З прозаподные новшества он  не воспринимал учения таких писателей как  протоиерея Булгакова, протоиерея Светлова, известного отца Флоренского, философа Соловьёва, Бердяева и даже в том числе Фёдора Достоевского. Говорил, что эти христианские писатели не до конца православные.

Участвовал в работе учреждённой в 1892 году Священным Синодом специальной Петербургской комиссии по обмену мнениями со старокатоликами; в частности, председательствовал на её заседании 15 февраля 1910 года.

С 19 ноября 1910 года — владыка Феофан был определён епископом  Таврическим и Симферопольским, одновременно выбран почётным членом Санкт-Петербургской духовной академии.

http://www.tutkrim.ru/prav-sv/pic/simpheropol01-1.jpg

27 февраля 1911 года в Александро-Невском соборе в Симферополе отслужил литургии с преданием анафеме, посмертно, Льва Толстого. Описал это событие К. А. Тренёв в повести «Владыка» (1912 г.), где Феофан выступил прототипом архиерея Иннокентия . Сам Владыка Феофан очень переживал, каким его отобразил писатель и считал, что им двигала злость и не понимание аскетизма.

Надо отметить, что именно владыка Феофан сыграл решающую роль в переезде Г. Е. Распутина в Санкт-Петербург и стяжании им первоначальной популярности
.

Познакомившись с Григорием Ефимовичем Распутиным Владыка Феофан (тогда еще будучи в сане архимандрита) сначала отзывался о нем, как о человеке Божием, как о святом старце. Так свояченица епископа Феофана М. Белевская-Летягина вспоминала: «По словам о. Феофана этот старец был необыкновенной святости и прозорливости. «Такой молитвы я нигде не встречал [говорил о. Феофан]... Он знает все и читает по лицам прошлое и будущее каждого человека. Этого он достиг постами и молитвой»

Но уже в начале 1911 года предложил Святейшему Синоду выразить неудовольствие самой  императрице Александре Феодоровне в связи с поведением Распутина.

Впоследствии у Григория Распутина с епископом Феофаном вышли неприятности. Историки об этом пишут так... Последний ставил в вину Григорию Распутину то, что якобы ему одна какая-то женщина открыла на исповеди неблагопристойное поведение старца Григория. Епископ Феофан и здесь показал свою неопытность духовную, на слово поверил этой женщине, которая, впоследствии оказалась невинной; но это еще ничего: он доложил Царице, что ему на исповеди такая-то открыла нехорошее по отношению к поведению Григория. Каково же было глубоко верующей Императрице слышать от своего духовника то, что ему было открыто на исповеди! Значит, сегодня он будет говорить одно, завтра другое. Царице было известно каноническое постановление о строжайшем наказании духовников, которые дерзают нарушить тайну исповеди .

Этим своим поступком, недопустимым для духовника, он решительно оттолкнул от себя так преданную доселе духовную дочь - Царицу, которая чуть-чуть совершенно не потеряла веры в подобных епископов-духовников. Подобному доносу своего духовника Императрица не только не поверила, а сочла его поступок самым недостойными и преступным против церковных канонов.

И уж совсем ни в какие рамки не укладывается попытка владыки Феофана с помощью  тетрадки в котором анонимная женщина описала свою исповедь в парнографическом жанре, отвратить Государя Императора от своего Друга старца Григория. Вот как об этом пишет сам епископ: «Заручившись письменной исповедью, я написал бывшему императору второе письмо, где утверждал, что Распутин не только находится в состоянии духовной прелести, но является преступником в религиозном и нравственном смысле, ибо, как следовало из исповеди,   Григорий соблазнял свои жертвы».

С 25 июня 1912 года — епископу Феофану пришлось покинуть Крым, куда на кафедру назначили ныне святого Антония Абашидзе, мощи которого находятся в Киевской лавре. А владыка Феофан был переведён в Астрахань, где стал епископом Астраханским и Енотаевским. Причиной этого перемещения стало непонимание, возникшее между епископом Феофаном и членами царской семьи по поводу оценки личности Григория Распутина.

В Астрахани владыку Феофана очень все любили. На службе даже когда не служил, он старался быть каждую литургию. А когда сам служил, то ни когда не повышал голос на батюшек и службы шли без запинок и задоринок как по маслу. Священники говорили, что таких владык у них ещё не было.

Если владыка видел, что молодой монах или священник читает заумную духовную литературу и показывает себя большим постником  , он обычно говорил: "А всё же с этого Вы не начинайте. Изорвётесь, а пользы будет мало. Начинайте  - с главного. С молитвы и смирения!"

Однажды зайдя к одному священнику, будущему митрополиту, он увидел у него на столе деньги и сказал: "Уберите деньги, не нужно подавать соблазна даже келейнику. Кто-то украдёт, а грех будет на Вас за то, что ввели в соблазн выложив их на виду." Хотя самого владыку  позже неоднократно обворовывали. Крали деньги с его чемоданчика. Однако он не расстраивался и ни когда не замыкал его.

Владыка ни когда не подавал руки женщинам, если те протягивали руку первые для приветствия на улице, при приветствии он только слегка делал поклон и очень расстраивался если узнавал, что в доме у священника -монаха бывают женщины, таковых он не подпускал к причастию без исповеди и говорил :"Что такое монашество? Это общение с Богом! Бог и ты и ни кто больше! Монашество - это роза на груди христианства". Свою молитву Владыка не показывал ни где и не перед кем, он любил молиться тайно.

Если владыка не мог быть в Церкви, тогда дома он сам совершал литургию в одиночестве всё вычитывая и причащался. Часто он говорил "Я не могу жить без литургии" Батюшки говорили о нём: "Это святой жизни человек".

Были такие юноши, которые уходили в монастырь без благословение матери и владыка им говорил :" Знайте, что если мы делаем что-то ради Бога, то от этого не может быть зла, и даже само зло родительское, Господь обратит к добрым последствиям"

Иногда к себе он звал гостей, 2-3 батюшек и угощал чаем с вареньем. Сам он был такой постник, что порой его шатало от худабы телесной и  выглядел всегда очень бледно. У Владыки часто болела голова и он обвязывал её полотенцем. Он много переживал от людского неверия, о том, что люди откланяются от канонов православия, часто плакал по этому поводу. Он единственный мог в всю правду сказать в глаза главному Российскому митрополиту   Антонию. Однажды доктор посмотрел на владыку и сказал: "Это уже не человек, а мощи!"

В то время книги были дорогие. И вот студенты готовились к именинам владыки и спросили, какую бы книгу он хотел иметь у себя в доме. Владыка пошутил :" Мне бы пора уже и Библию читать! Я много занимался науками и святыми отцами, теперь духовно уже дошёл и до писания священного!".


Если у кого-то дома видел свой портрет или фотографию, как правящего архиерея строго говорил :"Немедленно уберите это и чтобы больше его не было здесь!"

Если Владыка не успевал приехать на престольный праздник в один из городов, то он мог приехать к 15.00 часов и служить литургию до 18.00 часов. Он строго вёл Церковь по стопам древних отцов и учителей, а не следовал традициям новых архиереев. В приёмные дни Владыка выслушивал всех посетителей, делал ту или иную резолюцию, часто вопреки учёным отцам. Маститые учёные отцы говорили "Этот Владыка по своему смирению распустит всё духовенство"

В Астрахани епископ Феофан получил изнурявшую его малярию. Приступы приходили неожиданно и начинались почти мгновенно, отчего владыке, если он был в то время на богослужении в соборе, приходилось прятаться от чужих глаз в угол, и дожидаться окончания приступа. Часто он в таком состоянии даже терял сознание. Служба же продолжалась, и никто из священнослужителей старался не показывать вида, что владыке плохо. Когда же кризис проходил, и владыка приходил в сознание, он, изможденный и обессиленный, все же поднимался и продолжал службу. Приступы бывали настолько сильными, что после них он едва мог двигаться. Обострилась и давнишняя болезнь — начался туберкулез горла.

В Астрахани с епископом Феофаном произошел такой случай. В день тезоименитства государя императора Николая Александровича Преосвященный Феофан вышел с духовенством для молебна о здравии государя императора на середину Успенского кафедрального собора. Но впереди архиерея, ближе к алтарю стоял какой-то, судя по одежде, магометанин, как выяснилось позже, персидский консул, в пышном наряде с орденами и саблей, с тюрбаном на голове. Архиерей, бледный, немощный и больной, через протодиакона Севастьянова попросил консула отойти в сторону или встать вместе с официальными лицами, с генералитетом за кафедрой архиерея. Также владыка предложил консулу снять свой тюрбан, так как в церкви не подобало находиться в головном уборе. Но консул никак не отреагировал на обе просьбы епископа и остался стоять на месте. Архиерей, подождав несколько минут, снова отправил теперь уже настоятеля собора протоиерея Николая Летницкого с просьбой не стоять между алтарем и архиереем с духовенством и отойти в сторону. Консул ни с места, продолжая стоять там же и с тюрбаном на голове. Архиерей также продолжал ждать, не начиная молебна. А в соборе собралось все начальство губернии и города во главе с генерал-губернатором Соколовским, английский и французский консулы, аккредитованные в Астрахани, множество военных в парадной форме. Все стояли и ждали, затаив дыхание, чем же закончится противостояние между епископом и персидским консулом.
Владыка снова попросил консула отойти в сторону. Вместо ответа консул, показав на часы, разъяренно заявил: «Передайте вашему архиерею, что уже давно пора начать молебен, как и указано в официальном расписании, молебен о благоденствии Государя Императора. За задержку он, ваш архиерей, и за свое упрямство будет отвечать. На целых полчаса задержал молебен!»
Когда епископу Феофану сообщили ответ консула, он попросил передать ему: «Молебен задерживаете Вы, а не я. И пока Вы не отойдете в сторону, молебен не будет начат». И только после того, как слова владыки передали консулу, тот демонстративно покинул собор. В это время архиерей со своего места слабым, болезненным голосом тихо произнес: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков!» Все находившиеся в соборе вздохнули с облегчением. Молебен начался, хор запел.
Персидский консул в ту пору был очень влиятельным при дворе лицом, так как наметился политический курс на сближение России с Персией. Он сразу же послал сообщение на «дерзкого архиерея, который сорвал молебен о благоденствии Государя Императора». Вскоре Преосвященный Феофан был переведен из Астрахани в Полтаву с повышением в звании:.

8 марта 1913 года — Владыка Феофан переехал в Полтаву (точнее сказать его перевели) и стал именоваться  епископ Полтавский и Переяславский. В Астрахани для него не подходил как бы сырой климат. Когда Владыка уезжал из Астрахани у него не было денег даже на поезд. Городское управление купило ему билет. Все свои деньги Владыка раздавал нищим. Не случайно весь город с таской его провожал. На вокзале собрались не только православные его чада, но и армяне , татары и даже евреи и все кланялись ему в ноги. Все слышали как перед отъездом он напутствовал одного священника благословляя его : "Будь смирен, молись и трудись неустанно!" В Полтаве Владыка дошёл до такого состояния молитвенности, что он видел видения и  видел бесов.

В 1917-1918 году в Москве участвовал в работе поместного собора. тогда при избрании Патриарха, Владыку тоже выдвинули кандидатом в Патриархи Московские. Отказаться было нельзя. Но Владыка Феофан обрадовался, узнав, что за него было отдано при голосовании всего 5 голосов . Тогда в  1918 году возведён в сан архиепископа.

Именно во время революции, Владыка Феофан раскаялся, что согрешил в помыслах против Григория Распутина. В те страшные годы   изгнания вновь признал Распутина старцем и по воспоминаниям келейника называл его уважительно «...лишь по имени и отчеству или «старец Григорий»

В Полтаве пережил большие неприятности при столкновении с петлюровцами. Захватив власть в Киеве в свои руки, Петлюра и его сторонники потребовали от полтавского архиерея отслужить торжественную панихиду по бывшему гетману Украины Ивану Мазепе, бывшему любимцем русского царя Петра Великого, но перешедшему на сторону шведского короля Карла XII и за это преданном Русской православной церковью анафеме. На требование петлюровцев архиепископ ответил отказом. За отказ совершить антиканоническое действие  петлюравцами был заключён в тюрьму, откуда вышел, когда «самостийные» власти сбежали из Полтавы при наступлении Добровольческой армии.

В 1920 в связи с наступлением Красной Армии эвакуировался в Крым. 22 марта (ст. ст.) 1920 вместе с епископом Вениамином (Федченковым) (будущим митрополитом Латвийским) поддержал избрание Петра Врангеля Главнокомандующим Вооружёнными силами Юга России.

В ноябре 1920 эмигрировал в Константинополь, затем в Сербию. В 1925 переехал в Болгарию.

Был постоянным членом Заграничного Синода до 1931 года.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/3/3f/Bishop_Pheofan_Bistrov.jpg/300px-Bishop_Pheofan_Bistrov.jpg


23 мая 1927 года Владыка Феофан писал письмо одной своей духовной дочери в Россию: " В настоящее время живу я не в Софии, а в Варне. Живу я слава Богу благополучно. Здоровьё моё всё более и более улучшается. Продолжаю своё лечение. Существую я не на средства Преосвященного Серафима, а на жертвы частных жертвователей. Митрополит Антоний предлагает мне место в Америке, (Калифорния и сан-Франциско), но у меня к Америке не лежит душа. Если поеду, то куда-нибудь в другое место, или в Бари, или в Палестину, или во Францию. В Сербии мне было бы устраиваться трудно после Болгарии. В Сербию я пока не собираюсь приезжать. В августе месяце будет собор в Карловцах, но я не знаю, приеду ли на него. Отталкивает меня от соборов возникающая и в них политика и тайные влияния различного рода партий.
Ваш искренний богомолец, архиепископ Феофан.


Письмо 11 ноября 1929 года: " В Иерусалим я ехать не решаюсь. Архиепископ Анастасий мне ни чего не обещает. И быть может поездка моя туда для него не совсем желательна. А главное, на содержание моё нужны средства, на которые я в настоящее время рассчитывать не могу. Да и не совсем теперь спокойно в Иерусалиме, церковное положение наше таково.
Говорят, у нас будет собор в этом году. Но у меня нет желания ехать на собор, даже если бы он и был, всё равно, соборные постановления не исполняются...


1926 году архиепископ Феофан и епископ Серафим (Соболев) выступили против своевольного толкования митрополитом Антонием (Храповицким) догмата об Искуплении. Они направили в Русский Архиерейский Заграничный Собор заявление, в котором назвали толкование митрополита Антония еретическим. Собор не поддержал их заявление, что привело архиепископа Феофана к полному разрыву с Синодом Русской Зарубежной Церкви. .

Однажды Владыку спросили в Болгарии, как он относится к Советской власти. Владыка ответил: "Признание безбожной Советской власти есть хула на Святого Духа" Владыка был против тех епископов , которые признавали Советскую власть и возвращались в СССР после эмиграции. Один из таковых был и митрополит Вениамин (Федчинков),  митрополит Рижский и Латвийский. С ним Владыка Феофан был хорошо знаком ещё по Астрахани. Когда у него спросили, как он относится к решению владыки Вениамина вернуться в СССР, архиепископ Феофан сказал :"Ну что ж? Епископ Вениамин ни кем не запрещён. И он один из немногих, кто сохранил православие. Пусть едет!".

16 (29) апреля 1931 года он переезжает во Францию, где поселяется в пригороде Кламар на улицу рю Паскаль, 2, в доме русских эмигрантов Пороховых.

Позже он переезжает в местечко Моун, близ города Амбуаз на Луаре, а в самом конце своей жизни поселяется в местечке Лимерэ, в доме бывшей полтавской помещицы Марии Васильевны Федченко. Ей принадлежали несколько расположенных рядом пещер, в одной из которых владыка устроил маленькую церковь, а в другой поселился сам, где вел образ жизни настоящего затворника и молился сам в уединении..

Скончался архиепископ Феофан 19  февраля 1940 года; погребён на общественном кладбище на окраине Лимерэ во Франции .

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/c6/Tombe_th%C3%A9ophane_Poltava.JPG/330px-Tombe_th%C3%A9ophane_Poltava.JPG

На похороны его никто из известных епископов не приехал, а митрополит Евлогий (Георгиевский) прислал телеграмму, в которой повелел хоронить архиепископа как простого инока. Но похоронили его всё же в архиерейском облачении.

Архиепископ Феофан (Быстров) . «Россия воскреснет из мертвых. И весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует... Великие старцы говорили, что Россия возродится, сам народ восстановит православную монархию. Самим Богом будет поставлен сильный царь на престоле»

“О, Россия, Россия!.. Как она страшно погрешила перед благостью Господней. Господь. Бог благоволил России дать то, чего ни одному народу на земле не давал. И этот народ оказался таким неблагодарным. Оставил Его, отрекся от Него и потому Господь предал его бесам на мучение. Бесы вселились в души людей и народ России стал одержимым, буквально бесноватым. И все то, что мы слышим ужасного о том, что творилось и творится в России: о всех кощунствах, о воинственном безбожии и богоборстве - все это происходит от одержимости бесами. Но одержимость эта пройдет по неизреченной милости Божией, народ исцелится. Народ обратится к покаянию, к вере. Произойдет то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мертвых и весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует. Но того Православия, что прежде было, уже не будет. Великие старцы говорили, что Россия возродится, сам народ восстановит Православную Монархию. Самим Богом будет поставлен сильный Царь на Престоле. Он будет большим реформатором и у него будет сильная Православная вера. Он низринет неверных иерархов Церкви, он сам будет выдающейся личностью, с чистой, святой душой. У него будет сильная воля. Он придет из Династии Романовых по линии матери. Он будет Божиим избранником, послушным Ему во всем. Он преобразит Сибирь. Но эта Россия просуществует недолго. Вскоре будет то, о чем говорит Апостол Иоанн в Апокалипсисе”

.“В последние времена,  в России будет монархия. Это вызовет во всем мире враждебную реакцию. Враги поползут на Россию яко прузи (саранча). “Разве это война? — вопрошал владыка Феофан. — Вот будет война, когда на Россию весь мир вооружится”.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author