filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

Усадьба Брянчаниновых. Дом в котором святитель Игнатий провёл свои первые 16 лет

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/6/6b/Vologda_Country_estates_Pokrovskoe_7.jpg/640px-Vologda_Country_estates_Pokrovskoe_7.jpg


В 20 километрах от Вологды и в 15 от Грязовца находится бывшее имение Брянчаниновых – Покровское.

Сегодня деревня Покровское имеет население всего 22 человека, всё население русское. В этой деревне, в этом доме и родился российский святитель Игнатий, будущий церковный писатель и епископ Кавказский и Черноморский, о котором была речь в прошлой теме.

Село Покровское было старинным дворянским гнездом. В прошлом столетии им владел отец святителя Игнатия, Александр Семенович Брянчанинов, один из наиболее уважаемых людей в губернии. Бывший камер-пажом при Императоре Павле, затем — другом Поздеева и других благочестивых масонов того времени, оставивший Петербург после 1812 года, он перенес и в северную глушь свои утонченные привычки. Село Покровское вероятно было пожаловано Брянчаниновым в качестве поместья за военные заслуги под Смоленском, где были разбиты поляки.

Тогда вместе с селом к нему перешло и 400 душ крепостных. Покровское было им устроено заново. Воля его и художественный вкус создали маленький Версаль с замком-домом, царственным садом и изящной церковью на бесплодной илухе глинистой русской горы.

В 1803 году имение наследовал Александр Семёнович Брянчанинов. который и решил рядом с фамильным кладбищем в Покровском построить новую усадьбу.

Строительство главного дома усадьбы было осуществлено в 1809—1810 годах по проекту местного архитектора Александра Сапожникова. В 1811 году на фамильном кладбище рода Брянчаниновых была возведена церковь Покрова Пресвятой Богородицы. В 1820 году усадьба была перестроена известным московским архитектором А.С.Кутеповым.

Все время жизни своей в с. Покровском Александр Семёнович  содержал постоянно на полном своем иждивении приходское двухклассное училище, в котором обучалось до 50 чел. крестьянских детей.


Обычно помещичьи дома строились тогда деревянные, четвероугольные, с большим рундуком и тесною прихожей, где всегда пахло аммиаком. В лакейской Покровского дома, как и в комнатах, стоял запах цветов, принесенных из оранжереи, или тонкого французского табака. Барин нюхал; курить считалось здесь дурным тоном. Служили барину не Осипы и Захары, а вышколенный, знающий свое дело камердинер; такими же были и прочие слуги, в особенности дядька и почтенная, хотя молодая еще, няня при детях.

У Александра Семеновича и жены его родилось шестнадцать человек детей; все они росли первые годы под надзором преданной душой и телом няни Ефимовны. В случаях тяжелой болезни которого-нибудь из детей, нянька являлась к барыне с докладом: «Матушка Софья Афанасьевна, пожалуйте благословить малютку, — трудятся». Мать шла, благословляла ребенка и спокойно возвращалась к своему долгу. А долг ее был — угождать мужу и поддерживать достоинство дворянской семьи. И так как никто не мешал детям болеть и умирать, то из шестнадцати человек осталось в живых девять. Старшим был Дмитрий Александрович, впоследствии известное духовное лицо, а младшею, дочь Марья Александровна…

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/e7/%D0%A3%D1%81%D0%B0%D0%B4%D1%8C%D0%B1%D0%B0_%D0%91%D1%80%D1%8F%D0%BD%D1%87%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D1%85.JPG/640px-%D0%A3%D1%81%D0%B0%D0%B4%D1%8C%D0%B1%D0%B0_%D0%91%D1%80%D1%8F%D0%BD%D1%87%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D1%85.JPG

Покровское было волшебной сказкой, воплощенной мечтой : высокие кусты роз в простенках между окон, синяя гостиная с штофной мебелью, круглая зала, обширная и светлая, где собирались внуки и дети большого барина для чинных обедов; балкон с белыми львами, душистые жасмины кругом; над балконом на каменной стене дома лепные украшения в виде рыцарских доспехов; внутри — широкая витая лестница наверх и антресоли вверху с таинственными чердаками. О, как таинственны были эти низкие, темные чердаки!  

В этом-то прекрасном доме, в этой воплощенной мечте вырастало молодое поколение Брянчаниновых. Среди детей само собою образовалось несколько дружных пар. Только старшая дочь, Александра Александровна, нелюбимая матерью, стояла одиноко. Дмитрий Александрович делил мысли и чувства с следующим за ним братом, Петром Александровичем. Веселый, румяный "Сашенька" Александр Александрович ладил со всеми. Средние — Семён Александрович и Елизавета Александровна, похожие друг на друга, — шалили вместе. Изящная София Александровна тянулась душой к Дмитрию и была им любима. Младшего же брата Михаила Александровича соединяла с моею матерью такая неразлучная дружба, что в семье прозвали их общим именем «Мишмашак».

Главным правилом воспитания считалась в Покровском неумолимая строгость. Странно уживались в барине такт и светлый ум, и образованность с деспотизмом, перещеголявшим заветы самого Домостроя.

Софья Афанасьевна нежно любила сына Дмитрия, но любовь к детям скрывалась здесь, как недостойная слабость. То было царство розги. Бывало детей тут в доме секли до обмороков. Михаил Александрович, мальчик самолюбивый, однажды прокусил себе до крови руку, стараясь не закричать во время экзекуции. Виной его было то, что, услышав в деревне разговор о мошенничествах старосты, он, с свойственною ему горячностью, прибежал рассказать об этом папеньке. Вмешался в дела взрослых, что, конечно, не допускалось.

Воспитание, которое получали молодые Брянчаниновы, было по тому времени блестящим. Каждый день свежая тройка привозила лучших учителей из города и отвозила обратно; два учителя и гувернантка жили постоянно в этом доме. Обращалось внимание на искусства; в даровитой семье у одних были склонности к музыке, у других — к литературе; у третьих — к живописи. Все эти таланты развивались. В то же время детей Брянчаниновского дома не только наказывали, но и держали впроголодь по утрам. Не из скупости, конечно: того требовала суровая система.

Ослепнув под старость, няня Ефимовна доживала свой век в доме. Дети, бегали по вечерам слушать, как она молится. Молилась она вслух, долго и слезно, за себя и за всех, кого она любила, причем с рыданиями умоляла Бога простить ей тот грех, что она однажды, рассердившись, хлопнула барышню Лизавету Александровну. Имея перед глазами каждодневное сеченье детей, эта чистая душа ставила себе в вину единственный, вероятно, легкий удар! Об этой няньке Петр Александрович — губернатор и старик — вспоминал, как о своей благодетельнице.

Те ломтики хлеба, что нам Ефимовна совала тайком, были ми-лос-ты-ней! — говорил он дрожавшим от волнения голосом.

Няня Ефимовна всегда старалась скрывать вины детей от господ-родителей: дядька Дормидонт Дмитриевич, напротив, верный цербер, не пропускал ни одной вины жаждав экзекуций.

Утро начиналось в Покровском докладами. 

Семь часов. Барин уже вышел из спальной и отправился в кабинет. Домочадцы с замиранием сердца слышали трубный звук его сморканья, означавший, что он гневен. Наверх, осторожно ступая в больших сапогах, прошел староста Матвей. Няня Ефимовна явилась в спальную с докладом о детях.

Спальная — просторная и прохладная комната с колоннами и единственным широким окном в сад. Напротив маленькая розовая уборная.

Мужская детская комната, в которой жили пять мальчиков, расписанная по штукатурке зелеными и белыми полосами, сходящимися на потолке наподобие шатра. Большое полукруглое окно открывает вид на церковь. Второе окно приходится против вершин старых лип сада, и лишь наклонясь, можно видеть у корней их, внизу, густо затененную почву и длинные гибкие скамьи — качалки.

Четырёх девочек в доме , под надзором гувернантки, стягивали корсетами и одевали в муслиновые платья декольте.

На большом учебном столе были поставлены чашки жидкого чая для детей, с парою пшеничных булок или сухарей при каждой чашке. После чая должны были начаться уроки (летних каникул не полагалось), и детям ничего не позволялось больше есть до обеда. Вот в это-то время нянька искала и находила возможность передать старшим где-нибудь в коридоре кусок черного хлеба, взятый ею для себя из кухни. Ничего другого нельзя было ей унести, не возбудив подозрения.

За младшими детьми надзор был слабее, и жилось им легче; мальчики между уроков успевали сбегать в сад нарвать яблоков и поделиться ими с сестрами; делалось это под страхом, но казалось тем веселее.

Не надо думать, что жизнь молодых Брянчаниновых была совсем безрадостна. От них многого требовали, но многое им и давали. Для них были устроены и качели, и превосходные зимние горы в саду; плоты на пруде, верховая езда; не только мальчикам, но и девочкам позволялось изредка сопровождать отца на охоту: то был дворянский обычай. Щедро пользовались они фруктами, ведь фрукты не продавались, конечно, а яблоки считали в Покровском мешками. Но и кроме всего этого, сколько счастья могла доставить этим тонко чувствовавшим детям природа: прогулки, впечатления прекрасного сада, широкого простора полей и лугов, красота Покровского, раскинутого на двух холмах, чистый воздух. И жаль, что к этим прекрасным, чистым радостям, уделу немногих счастливых, так часто примешивалось мучительное чувство страха.

Раз в Покровское приехал знакомый помещик с подростками-сыновьями. Вследствие этого уроки Митеньки и Петруши были прекращены: надо было занимать гостей. Мальчики ходили гулять очень степенно, без шалостей, так как уже не считали себя детьми. Полюбовались на фонтан, посидели в гроте и к чаю возвратились.

Для молодых господ чай был сервирован отдельно от взрослых. Прислуживал им дядька. К чаю были поданы сдобные сухари из белой муки — по адресу гостей, и другие, из домашней пшеничной, — для своих. Но Митенька и Петруша, среди разговора, взяли и себе по два белых сухаря, как брали их гости.

Дядька видел преступление и донес. По отъезде гостей обоих братьев поставили на три часа на колени, заставив их при этом держать по белому сухарю во рту. Все домочадцы ходили мимо и видели это.

Какая же огромная сила, какой избыток энергии бил ключом в этих молодых душах, если они при таком режиме не обезличились, не отупели, не выросли забитыми и безвольными! Что давало им эту силу?

Всегда надеяться, никогда не отчаиваться - таково свойство человека большой души. . Флор Луций Анней : LiveInternet - Российский

Отчасти — широта барской жизни и природа. Но больше, главнее всего — вера в Бога.  Настроение всей семьи покровских Брянчаниновых было глубоко православное и церковное.

Все дети вышли в люди.


Первою выдали замуж Елизавету Александровну, она приняла предложение заслуженного, но уже очень пожилого генерала, а через два месяца и Елизавета Александровна сделалась женою молодого соседнего помещика, человека безусловной честности и прямоты, но неравного ей по образованию и привычкам. Все птенцы старого дома разлетелись.

Разнообразною была их судьба.

Дмитрия Александровича ждала епископская кафедра, Петра Александровича — губернаторский пост. Александра Александровна, после тяжелых неприятностей и разлуки с мужем, впала в мрачное помешательство. Она жила одна с маленькой дочерью в глуши своей приданной деревеньки, где снег заметал крыльцо и волки выли под окнами. В положение девочки вошли тетки, поместили ее в институте; однако и эта девица, после оригинальной жизни, жизни журналистки Катковского лагеря, кончила в доме умалишенных.

Софья Александровна Боборыкина умерла на двадцать третьем году, оставив двух девочек, которые росли, как воспитанные и светские барышни, под надзором отца, — настолько умного и любящего, что он не только не подавлял их личностей, но, напротив, помогал им вырабатывать свою самостоятельность и серьезный взгляд на все окружающее.

Из братьев Брянчаниновых смерть подкосила Александра Александровича еще военным, в молодых и цветущих годах жизни, которою он слишком жадно пользовался. Но перед смертью он принял тайный постриг.

Михаил Александрович метался в Петербурге, оставив военную службу по недостатку средств. Благодаря связям брата, архимандрита Сергиевой пустыни, он получал несколько раз хорошие места, но не удерживался на них. И понятно: у человека целые миры в голове и сердце, а тут — канцелярщина, и главное, везде та или другая неправда, а этого он не выносил. Наконец, схватился за другое: купил в долг каретную фабрику; но ему ли было, — дворянину до мозга костей, — заниматься коммерческим делом? Женился он в Петербурге на достойной всякого уважения, но бедной и не знатной девушке, которую не захотели признать своей его гордые родственники. Прогорев на фабрике, Михаил Александрович счел для себя спасением то, что отец выделил его, великодушно дав ему большую и доходную усадьбу в северной глуши . Впрочем, он и там впоследствии прожился по своей непрактичности, хотя сам вел хозяйство и ездил наряду с рабочими, с топором и в армяке, за бревнами в лес. Жена долгое время была его ангелом-хранителем, жила безвыездно в глуши и умерла, оставив по себе светлую память во всех знавших ее.

http://www.yaroslavova.ru/images/news/2013/01/23/01.png
Святитель Игнатий будучи в священническом сане пару раз приезжал в село Покровское.

В Покровском ему была устроена торжественная встреча, «сообразная его положению». Конечно, съехались все родные и ходили около него с таким благоговением, точно он был заживо канонизован. Александр Семенович сам давал тон такого крайнего почета в своем отношении к сыну. В день приезда отец Игнатий был, конечно, на могиле матери; и оставался на кладбище еще долго после того как священник отслужил панихиду.

Назавтра было назначено торжественное богослужение в Покровской церкви. Приехали соседи, сошлись толпы крестьян посмотреть на архимандрита; наделись, что отец Игнатий если и не будет служить, то скажет, может быть речь…

Утром, когда все семейство собралось в угловой «бильярдной» в ожидании первого удара колокола, отец Игнатий сел на диван возле двух девочек Боборыкиных и сказал:

— Батюшка, я не пойду сегодня в церковь. Не очень здоров. Вы все идите, Бог вас благословит, а я останусь вот с ними, — показывает на детей.

Отец святителя был поражен, развел руками, но… возражать не решился.

Оставшись один, святитель Игнатий позвал своего келейника, вышел с детьми в сад и там, с помощью этого келейника, Николеньки, катал племянниц на горе все время, пока в церкви шла служба, — на той превосходно устроенной в саду горе, на которой сам он катался в детстве ].

Чего он желал, то и случилось: парада не вышло, и многие подумали: «Какой же это святой, если он играет с детьми вместо того, чтоб молиться в церкви?»

Святитель Игнатий недолго на этот раз пробыл в Покровском. 

Если я не ошибаюсь, после этого своего приезда, отец Игнатий еще только один раз был в Покровском и тоже на короткое время.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/6/6b/Vologda_Country_estates_Pokrovskoe_7.jpg/640px-Vologda_Country_estates_Pokrovskoe_7.jpg
Будущий святитель имел счастливую участь провести свое детство в уединении сельской жизни, в ближайшем соприкосновении с природой, которая, таким образом, явилась первой его наставницей. Она вселила в него наклонность к уединению: отрок часто любил оставаться под тенью вековых дерев обширного сада и там, одинокий, погружался в тихие думы, содержание которых, без сомнения, заимствовалось из окружающей природы.

Способности Димитрия Александровича были весьма многосторонни: кроме установленных занятий в науках, он с большим успехом упражнялся в каллиграфии, рисовании, нотном пении и даже музыке, притом, на самом трудном инструменте, какова скрипка.

В Покровском Святитель Игнатий жил до 16 летнего возраста, пока не уехал в Петербург.



http://img-fotki.yandex.ru/get/5408/boris-shubin.3c/0_54fe4_5302c137_L

Покровское принадлежало Брянчаниновым до 1918 года. Последними владельцами имения были Владимир и София Брянчаниновы, которые после Октябрьской революции вынуждены были покинуть Россию.

В 1924 году на территории усадьбы был организован санаторий «Октябрьские всходы», который размещался там до начала 90-х годов XX века. За этот период здание несколько раз перестраивалось. Покровская церковь была закрыта и переделана под склад. Тем не менее благодаря руководству санатория усадьба в целом сохранилась в историческом виде до 1960 года, когда она была взята под государственную охрану . В 90-е годы двадцатого века после закрытия санатория усадебный комплекс быстро пришёл в упадок.

В 1997 году на основании сохранившихся чертежей А. Сапожникова, зарисовок здания, ландшафтных планов, семейных архивов Брянчаниновых, а также фотографий и описаний искусствоведа Г. К. Лукомского под руководством архитектора С. Б. Куликова был разработан проект реставрации усадьбы. Ремонтно-реставрационные работы были завершены в 2009 году.

В настоящее время в усадьбе размещается культурно-просветительский и духовный центр «Усадьба Брянчаниновых» — филиал АУК ВО «Вологдареставрация». Здесь же размещена музейная экспозиция, повествующая о жизни села Покровское, о святителе Игнатии, других представителях рода Брянчаниновых, а также рассказывающая о научной реставрации усадебного комплекса.

Главный дом представляет собой прямоугольное в плане каменное двухэтажное здание размером 12x6 метров с мансардой на двух парах коринфских колонн и балюстрадой балкона. Дом объединен одноэтажными галереями с двумя флигелями.

http://www.votpusk.ru/gallery/large/25607.jpg

В мансарде располагались две комнаты для хозяев, второй этаж был отведен под детские комнаты, а на первом этаже находились гостиная, зал, кабинет, комнаты для гостей и столовая. Во флигелях размещались хозяйственные помещения и комнаты прислуги. Лепные украшения фасадов в виде шлемов, знамён, пик, конских голов дошли до наших дней в первоначальном виде, а из великолепного внутреннего убранства в подлинном виде сохранилась деревянная витая лестница на второй этаж. Помимо главного дома, усадебный комплекс включал в себя ряд построек. К востоку от дома располагается кирпичная церковь Покрова Пресвятой Богородицы, органично вписанная в единый архитектурный стиль усадьбы. Рядом расположен фамильный некрополь рода Брянчаниновых. Некогда площадь усадьбы составляла 1965 гектаров, на которых располагались многочисленные хозяйственные постройки. До наших дней сохранились деревянная конюшня, погреб, людская и существенно перестроенный дом священника .

Парк усадьбы Брянчаниновых — образец ландшафтного искусства XIX века. От южного фасада главного дома он тремя террасами спускается по склону холма. На верхней террасе располагаются липовые аллеи. Вторая терраса засажена преимущественно деревьями лиственных пород. Границей между террасами служит линия фруктовых деревьев. Нижняя терраса парка представляет собой луг. Главная аллея парка начинается от партерной клумбы у южного фасада главного дома и тянется через весь парк, упираясь в большой овальный пруд. Через пруд перекинут мостик, от которого дорожка ведёт в близлежащий лесной массив. Современный парк усадьбы воспроизводит парк Брянчаниновых частично. Многие его элементы утрачены безвозвратно. Тем не менее пройтись по старинному парку приятно в любое время года, но особенно здесь красиво в июле, когда распускаются садовые колокольчики, и осенью.

Subscribe

Comments for this post were disabled by the author