filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

Из интервью покойного митрополита - 2 часть

 

(Глава Российской Православной Автономной Церкви Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин)

- Какие причины заставили Вас уйти из РПЦ в 1990 году?

- Атмосфера предательства, лжи, коррупции и множество тех, далеко не церковных, явлений, которыми был пропитан весь воздух Московской Патриархии (МП). На протяжении многих лет мне казалось, что можно мелкими компромиссами, "малым злом", избегать соучастия в крупном зле сергианской лжи. Я старался сохранить главное - тот религиозный, церковный подъем, который начался у нас в городе, в моем приходе, где мы старались дать верующим возможность жить полноценной церковной жизнью. Но человеческие силы не беспредельны. Когда я оказался на заседании "Священного синода" МП, который разбирал мое "персональное дело", мне стало предельно ясно, что платой за любые внешние церковные успехи должно стать крупное предательство. Я должен был либо предать своих прихожан, променяв их на абстрактное требование "блага Церкви Божией", либо уйти.

Вот через это предательство я переступить не мог, не мог променять прихожан ни на какие ухищрения, а потому предложил своей пастве перейти вместе со мной в Зарубежную Церковь. Кроме того, конкретный эпизод, произошедший со мной, показал всю тотальную неправду МП - организации, построенной на тотальной лжи и предательстве. На лжи о том, что Новомученики Российские - политические преступники, что Церковь в Советском Союзе не подвергается религиозным гонениям, что безбожная власть - "от Бога".

Поэтому когда теперь я читаю оправдания сергианства в том, что оно было нужно ради сохранения Церкви для верующих, я могу только сокрушаться и скорбеть. Я служил в МП тридцать лет, видел сергианскую систему изнутри и знаю, что ради того, чтобы "сохранить" ее, требуется обязательно предать что-то очень важное для христианина. Сергианские архиереи предали верующих, и верующие, почувствовав это, ушли из Московской Патриархии. Я предавать наших верующих не смог, поэтому практически все, кто был со мной в 1990 году, остались и сейчас, и пришло еще много новых людей.

- Почему Ваше желание уйти из Русской Православной Церкви (РПЦ) осуществилось лишь в 1990 году?

- До 1990 года уходить было, в общем-то, некуда (приходы Зарубежной Церкви находились в глубоком подполье), а когда никакой альтернативы нет, то и думаешь, что уходить некуда, что можно еще как-то перетерпеть. В 1989-90 годах, в эпоху "гласности" и "перестройки", слава Богу, появилась возможность уйти из Патриархии так, чтобы сохранить легальное церковное бытие, и, более того, наполнить его подлинно благодатным содержанием. Поэтому я думаю, что и мои конфликты с начальством Патриархии возникли не случайно - Господь попросту вывел нас из "дома рабства". А раз мы ждали какого-то "более благоприятного" времени, то Он "вытолкнул" нас, поставил перед выбором: "или-или". Думаю, что тогда не у нас одних такое происходило. Процесс распада МП грозил охватить всю Россию. Перейдя в Русскую Православную Церковь Заграницей (РПЦЗ), я был назначен Экзархом российских приходов и хорошо помню - не было и одной недели, чтобы к нам не присоединялись приходы. Были даже такие времена, когда за одну неделю присоединялись по нескольку приходов: в Москве и Петербурге, в Прибалтике и на Украине, на Кавказе, в Сибири и на Дальнем Востоке. В этом общероссийском процессе мы видели тогда начало подлинного покаяния русского народа, очищения его от атеистической проказы и ее "церковной" разновидности - сергианства.
Или вспомните историю, когда Алексий II произнес явно еретическую речь перед раввинами Нью-Йорка, сказав, что иудаизм и христианство - это, в общем, одна религия (этой речи "зарубежники" даже выпустили изданную в Нью-Йорке в 1992 г. книгу "Речь Патриарха Алексия II перед раввинами 13 ноября 1991 г. и ересь жидовствующих" - М. Т.). Тогда многие священники МП перестали поминать его как Патриарха, но потом не решились на уход (тогда уже развернулись широкие гонения на нашу Церковь, и уход из МП означал потерю храма).

- В 1991-95 годах часть Зарубежной Церкви сотрудничала с "Памятью" Дмитрия Васильева. Как вы к этому относились?

- Резко отрицательно. Я и тогда так думал и открыто об этом говорил, и сейчас так думаю и вижу. История с "Памятью" была масштабной и хорошо продуманной провокацией против Церкви. В то время взоры многих верующих в МП уже были обращены на Зарубежную Церковь. Практически ежедневно я принимал новых священнослужителей и приходы. И вдруг появляется "Память", имевшая к тому моменту однозначно одиозную репутацию в обществе, и начинает у всех ассоциироваться с Зарубежной Церковью. В обществе возникает недоумение, "демократическая пресса" начинает отзываться о нас очень резко, Московская Патриархия бросает нам обвинения в политизированности. На меня люди из "Памяти" писали грязные доносы, старались всячески оклеветать, потому что я противостоял их планам и решительно возражал против контактов Зарубежной Церкви с ними. Не прошло и года, как РПЦЗ была "Памятью" скомпрометирована и процесс возвращения нашего народа в Истинное Православие был заторможен на годы. А когда дело было сделано, "Память" из РПЦЗ ушла со скандалом и хулиганскими сценами, передав захваченные ею храмы Московской Патриархии. Ту же самую провокационную роль "Память" сыграла и по отношению ко всякому здоровому патриотизму. Их стараниями слово это было так скомпрометировано, что многие любящие свой народ и свое Отечество люди одно время стеснялись называться патриотами. Сказано: "По плодам их узнаете их".

- Каковы были причины Вашего разрыва с РПЦЗ в 1995 г.?

- Главных причин было две. Первое - это чудовищная дезорганизация, которую вносили в жизнь Российской Церкви противоречивые решения Синода РПЦЗ, создававшая угрозу того, что Истинная Церковь просто прекратит легальное существование на Русской Земле, останется только в глубоких катакомбах. Второе - это отступления от Православия, от бескомпромиссной линии по отношению к ересям экуменизма и сергианства. Вообще-то, противоречивые указы Синода и были результатом этого отступления. Синод твердо не знал, что ему делать в России, - заниматься ли церковным строительством и развитием своих епархий и приходов, или вести переговоры об объединении с МП. Вот его и качало из стороны в сторону. Я много раз старался предупредить своих собратьев-архиереев о пагубности того, что они делают. Мудрейший старец Епископ Григорий (Граббе) также бил тревогу по поводу происходящего, но нас не только не слышали, но и поливали клеветой. Меня, по наветам "Памяти", отстранили от кафедры, запретили в священнослужении, потом, после моего ухода из РПЦЗ, в нарушение многих церковных канонов, "извергли из сана". Передо мной встал тот же выбор, что и в 1990-м - подчиниться всему этому, принять эту неправду и тем самым предать свою паству (которая к тому времени была уже не только в Суздале, но и по всей России), или выполнять свой долг епископа даже если ради него придется пренебречь формальной административной лояльностью. Деятельность Архиерейского Синода РПЦЗ была направлена на сворачивание нашей церковной жизни в России и наносила явный ущерб нашим епархиям и приходам. Поэтому-то мы - единомысленные между собой архиереи Российской Православной Церкви - и прервали административное подчинение РПЦЗ.

- Почему Вы выступаете против сближения РПЦЗ с РПЦ?

- Потому что для такого сближения не было и нет никаких оснований. Московская Патриархия - не Истинная Церковь, она перестала ею быть, когда приняла ереси сергианства и экуменизма, пошла на фактическое отступничество от Христа. За счет чего могло происходить сближение РПЦЗ и МП? Либо за счет покаянного изменения в умах иерархов Московской Патриархии, их просьбы к тем, кто сохранил Истину, наставить и научить. Такое сближение мы приветствуем. Либо за счет отступления Зарубежной Церкви от своей твердой позиции. Это мы считаем предательством. Первого не происходит, происходит второе. И я, как Епископ, долгом которого является хранение церковной Истины, никак не мог поддерживать такое одностороннее "сближение". Как показало дальнейшее развитие событий, "сближение" РПЦЗ и МП означает не очищение Патриархии, а полную капитуляцию Зарубежной Церкви, отказ ее от собственных идеалов и готовность к поглощению со стороны МП. Современные русские зарубежные иерархи честно признаются, что боятся остаться в меньшинстве, что они обольщены блеском "церковного возрождения" в России, храмом Христа Спасителя, дружбой патриарха и высших светских сановников, и хотят во всем этом участвовать. Я же считаю, что за последние 10 лет Московская Патриархия стала еще хуже. Потому что раньше ее ереси и грехи можно было оправдывать насилием безбожной власти. Сейчас же она свободна от всего этого, имеет возможность очиститься, но добровольно и вполне сознательно этого не делает.

Сейчас в РПЦЗ фактически произошел верхушечный переворот. Фракция архиереев, которая рвалась к власти много лет, которая в свое время сделала все для того, чтобы были забыты заветы великих Первоиерархов-Митрополитов Антония, Анастасия и Филарета (преставившегося в 1985 году). Сейчас они преодолели последнее препятствие в лице старца-Митрополита Виталия. Он делал немало ошибок, но всегда мыслил в общем православно, чем и был неудобен. Теперь над ним откровенно насмехаются, называют "выжившим из ума", и этим пытаются объяснить его стремление хранить строгое Православие. Действительно, для современного мира, органичной частью которого стремятся стать архиереи РПЦЗ, хранение Истинного Православия - своего рода юродство. Нынешние руководители РПЦЗ - это, в основном, "новое поколение" церковных бюрократов, лишенных сколько-нибудь ясных церковных, вероучительных, нравственных воззрений. Поэтому для них естественно слиться в единую структуру с такими же бюрократами из МП. А те, в свою очередь, заинтересованы в том, чтобы присвоить себе все наследие Зарубежной Церкви, присвоить не только здания храмов, но и право на имя, мощи святых. Дабы это великое и славное в прошлом имя и эти святые больше не "соблазняли" паству МП, обличая в неправде и отступлении ее иерархию.

- Как складывались в последние годы отношения РПАЦ с российскими властями?

- Нас старались не замечать, старались делать вид, что в России осталась только одна православная конфессия.

В отличие от начала 90-х годов, широкомасштабных гонений не было, но постоянно чинились мелкие препятствия - нам не дали возможности зарегистрировать название "Российская Православная Церковь", время от времени у нас пытались отбирать храмы, в том числе и с помощью ОМОНа. Существовал негласный запрет на публикации в прессе о нашей Церкви. Понятно, что никто формального циркуляра не издавал, но такие публикации "не одобрялись". Думаю, что это было вызвано не столько отрицательным отношением к нам, сколько услужливостью по отношению к МП. У наших чиновников вообще какой-то суеверный страх перед МП, который, кстати, ни на чем не основан. Конечно, мы всегда указывали и указываем на эти антиправовые действия и нарушения закона. Когда, с одной стороны, говорится о "диктатуре закона", а с другой - закон попирается, мы это приветствовать не можем. Но говорить о том, что все эти годы шло какое-то масштабное гонение было бы неправдой. Равно как и утверждать, что РПАЦ - это какая-то антигосударственная секта. Государство, согласно христианскому учению, должно быть основано на справедливости, должно наказывать злых и злодейство и поощрять добрых и добродетель, и если оно поступает так, то долг христианина -- сохранять к нему лояльность. Во Владимирской области у нас положение несколько иное, чем в других субъектах Российской Федерации. Во-первых, местная коммунистическая власть, как и в прежние времена, считает нас "политически неблагонадежными". Во-вторых, у нас во Владимирской области насчитывается не менее двух десятков храмов, поэтому "не заметить" нас невозможно. Вот и устраиваются всякие провокации, громкие статьи в прессе, попытки учинить внутренние расколы. "Компетентные органы" во Владимире, конечно, "работают" с нами более активно, чем в других местах.

- Летом 2001 г. во владимирской прессе был опубликован ряд статей, направленный против Вас и РПАЦ. В чем причина их появления и кто стоит за этими публикациями?

- Дело не ограничивается статьями. Владимирской прокуратурой на меня было заведено уголовное дело по клеветническим обвинениям, возведенным одним властолюбивым бывшим клириком, с которого мы сняли сан за антицерковную деятельность (имеется в виду бывший протоиерей РПАЦ Андрей Осетров - М. Т.). Кампания в прессе - это только "огневая поддержка" уголовного процесса, задача которого - убрать меня от руководства Церковью или, попросту, физически устранить. Причин тут может быть несколько. Прежде всего, это очевидные успехи в нашем церковном строительстве - присоединение новых приходов, в том числе и в США, укрепление организации, торжественное прославление Святителя Филарета, свидетельствующее о нашей духовной и идейной преемственности отРусской Зарубежной Церкви периода ее расцвета. РПАЦ, особенно после кризиса РПЦЗ, превратилась в главный источник притяжения всех взыскующих Истинного Православия в России и во многих других странах. Разумеется, многим это невыгодно. Не думаю, что против нас со стороны государства ведется политика уничтожения, но какая-то из группировок наверху явно заинтересована в том, чтобы РПАЦ исчезла. Возможно, эти люди связаны с МП, хотя та всячески открещивается от кампании против меня и говорит о своей незаинтересованности в этом деле. Почему на это пошли владимирские власти? Отчасти из-за каких-то старых, еще с советских времен, счетов со мной. Отчасти - из самоуправства, которого на местах предостаточно. Учиться жить по закону, учиться отличать клевету от правды - нелегкое дело. Проще попытаться использовать клеветников в своих интересах.

- Чем вы объясняете возросшее в последнее время внимание со стороны московских СМИ к Вашей Церкви?

- Я знаю, что многие связывают это с появлением у нашей Церкви каких-то "высоких покровителей" и все списывают на их "интриги". Я не буду оправдываться и говорить, что никаких влиятельных людей в нашей Церкви нет. Не буду по простой причине - почему-то когда государственные чиновники и олигархи покровительствуют МП, это считается правильным, а когда кто-то оказывает хотя бы небольшую поддержку нам - это скандал, и такой человек вынужден оправдываться или скрывать свое имя. Разве есть что-то преступное или безнравственное в том, чтобы поддерживать Истинную Церковь? Нет ничего удивительного в том, что именно к нашей Церкви обращаются взоры многих разочаровавшихся в МП людей. А среди политической элиты, сталкивающейся с иерархами МП в "неформальной" обстановке, таких разочаровавшихся может быть едва ли не больше, чем среди простого народа. Поэтому если кто-то из сильных мира сего в самом деле такую поддержку оказывает, то я искренне им за это благодарен. Обычно я даже не знаю - кто и что для нас сделал и стараюсь в это не влезать - помогли и слава Богу. Неправду Московской Патриархии многие чувствовали и чувствуют, но пока было ощущение, что страна катится в пропасть, состояние церковных дел воспринималось как "нормальное" - все у нас плохо и это плохо. А теперь в обществе появилось стремление к возрождению, к порядку и правде, а ситуация в МП осталась прежней " все та же ложь, корыстные интересы, безверие и цинизм иерархов и многих священников. Несоответствие ощущается все более остро, и люди начинают оглядываться по сторонам - нет ли где-то другой, истинной Церкви, соответствующей православному идеалу. Зарубежная Церковь все более катится "по наклонной" в лоно МП.

Скандал с избиением митрополита Виталия показал, что там и нравственно уже очень низко опустились. А потому взоры общественности обратились к нам - мы своей позиции никогда не скрывали и всегда заявляем о ней ясно и прямо. У нас в Церкви, слава Богу, немало талантливых, хорошо пишущих и говорящих, образованных людей, которые способны растолковать нашу позицию. Они умеют найти общий язык с умными светскими людьми и потому их усилия сегодня дают плоды. Мне же как Епископу остается только преподать Божие благословение на их старания и надеяться, что эти усилия приведут к увеличению числа спасаемых в Церкви.

- На 1 января 2001 г. в Минюсте РФ зарегистрировано 65 религиозных организаций РПАЦ. Сколько из них находится во Владимирской области и сколько в других регионах?

- Прежде всего, надо учитывать, что на самом деле приходов намного больше. Более половины приходов нашей Церкви составляют катакомбники, которые нигде официально не регистрируются и даже мы, в Архиерейском Синоде, не всегда знаем точное их местоположение, да и не стремимся знать. У нас есть несколько катакомбных иерархов, которые знают свою паству, добросовестно окормляют ее, и у нас нет причин вторгаться в их дела. Катакомбные приходы - очень органичная, важная и значимая часть нашей Церкви. Многие приходы в этом году присоединились к нам из Зарубежной Церкви, из Патриархии, так что на самом деле их сейчас гораздо больше. Кроме того, часть приходов РПАЦ числится в реестре Министерства юстиции под именем "Российской Православной Свободной Церкви" (принадлежащими к РПСЦ зарегистрированы на 1 января 2001 г. 29 религиозных организаций - М. Т.), а часть еще не перерегистрировалась или не сумела зарегистрироваться. Таким образом, не будет преувеличением сказать, что реальное число наших приходов превышает названное Вами в несколько раз. Естественно, больше всего наших приходов во Владимирской области - вокруг Суздаля, духовно-административного центра нашей Церкви. По две общины в каждой из столиц - в Москве и Санкт-Петербурге, где у нас есть свои храмы. Среди регионов, где есть наши приходы, могу выделить Московскую, Ленинградскую, Тверскую, Калужскую, Рязанскую, Ярославскую, Ивановскую, Тульскую, Брянскую, Кировскую, Ростовскую, Волгоградскую и Челябинскую области, Ставропольский, Краснодарский и Хабаровский края, Карачаево-Черкесию. Наши епархии, приходы и монастыри есть и в Латвии, Украине, Белоруссии, Абхазии, Великобритания и США.

- Если взять официально зарегистрированные организации, то у скольких из них есть храмы?

- Как правило, основной причиной регистрации наших общин является получение статуса юридического лица, необходимого для имущественных прав на храмовое здание. Поэтому свои храмы есть у большинства зарегистрированных общин.

- Недавно состоялся Ваш визит в США. Каковы его основные итоги, каких успехов Вам удалось добиться?

- Прежде всего, была возобновлена миссия Истинной Православной Церкви на американской земле. Первоначально Православие было проповедано в Америке именно русскими пастырями. В начале ХХ века Епископом Северо-Американским был будущий Святитель Патриарх Тихон. Но потом Православие в Америке постепенно пришло в упадок, было сильно "американизировано" по части строгости вероучения, нравственной жизни и норм поведения христианина. Только в 1960-х годах, когда в состоявшую из русских эмигрантов РПЦЗ потянулись американцы, вновь началась проповедь Истинного Православия в Америке. Я верю, что нашу миссию в США ждет большое будущее. К нам, в основном, перешли не эмигранты, а обратившиеся в Православие американцы, и они будут проповедовать не только "православным по рождению", но и всем своим согражданам. В ходе своего визита я принял под омофор РПАЦ несколько приходов и два монастыря, рукоположил троих священников и двоих диаконов, еще двоих клириков наградил. В монастырь в Колорадо, где я провел большую часть времени, ко мне приезжали и звонили верующие из 16 штатов Америки и из Канады, и мы с ними очень плодотворно пообщались. Настоятель монастыря, в котором я гостил, архимандрит Григорий (Абу-Ассаль), в начале декабря был рукоположен мною в Суздале во Епископа Денверского, викария Суздальской епархии. В завершение визита я посетил Нью-Йорк, где стал невольным свидетелем безобразной сцены удаления Первоиерарха РПЦЗ митрополита Виталия из Синода, мне довелось встретиться и побеседовать с ним. Я постарался оказать ему необходимую в такую минуту моральную поддержку. Если у владыки Виталия хватит сил, здоровья и мужества сохранять принципиальную, удаляющуюся от ереси, церковную линию, то я надеюсь, что эта встреча может стать началом сближения в Российской Церкви всех тех, кто стремится сохранить верность Истинному Православию.

- Каким образом РПАЦ собирается в будущем наращивать свое влияние в России?

- Как и всегда, Церковь старается наращивать свое влияние не силой и опорой на мирскую власть, а проповедью Истины. У нас есть печатные издания, у нас есть издания в Интернете - информационно-аналитическое "Вертоградъ" и просветительское "Церковность". В наших церковных и светских издательствах выходят десятки книг, наши клирики и прихожане, имеющие на это благословение, общаются и со светской прессой, привлекая общественное внимание к нашей проповеди, побуждая более глубоко людей заняться церковными проблемами. Мы не отвергаем ни одного из средств обращения к людям, если только эти средства не являются безнравственными сами по себе. В этом мы следуем словам святого Апостола Павла: "Я был всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых".

Михаил Тульский

- Как Вы оцениваете будущее Российской Православной (Автономной) Церкви в России и за ее пределами?

- Мы верим и надеемся, что русские люди, взыскующие истинного святоотеческого Православия, соберутся под омофор Российской Православной Церкви, и мы, с Божьей помощью, восстановим ее каноническую структуру и нормальную церковную жизнь в ней - пусть не сильной числом, но крепкой духом. Мы молимся Господу Богу и надеемся на Его помощь, что в нашем Отечестве прекратится антиправовой произвол в религиозных вопросах, когда одной конфессии предоставляются все преимущества, а на Российскую Православную Церковь, которая не согласна с МП по ряду вероучительных, нравственных и канонических вопросах, - обрушиваются преследования.

Мы возлагаем свои надежды на то, что в сегодняшней архисложной церковной ситуации, которые творятся не только в России, но и далеко за ее пределами, где практически все поместные Церкви участвуют в ереси экуменизма и тем самым разрушают здравый костяк Православия, мы сможем предоставить каноническое прибежище всем тем, кто хочет жить и исповедовать Православие, кто стремится не только сохранить его, но и исповедовать Православное вероучение не только словом, но и самой своей жизнью.

- Случится ли раскол в РПЦЗ?

- Полагаю, что большого раскола не случится, потому что там почти некому "раскалываться". Некоторые из тех, кто не согласен с решениями иерархов РПЦЗ, будут искать новые юрисдикции, а некоторые, относящие индифферентно к Православному вероучению, предоставят Зарубежному Синоду делать все то, что он пожелает. Надо не забывать, что большинство, у кого искренне теребила совесть по поводу происходящего в РПЦЗ, ушли в 1995 году, когда Зарубежным Синодом были противоканонично запрещены несколько Российских Преосвященных. Ведь тогдашний конфликт был конфликтом не из-за власти, а по важнейшему вопросу - о будущем Российской Церкви в России - станет ли она "разменной монетой" в игре тех сил в РПЦЗ, которые уже тогда стремились слиться с МП на наиболее выгодных для себя условиях, или же будет расти и крепнуть, становясь прибежищем для всех, ищущих чистого Святоотеческого Православия. Зарубежный Синод свой выбор сделал. Поэтому сейчас, когда зарубежные иерархи предали ту Церковь, которая анафематствовала экуменизм и канонизировала новомучеников, некоторые от них отошли, а остальные поспешат за своими архиереями в объятия "мирового православия".

- Что же, по-вашему, должно произойти в Русской Православной Церкви Московского Патриархата, чтобы Ваша юрисдикция вошла с ней в общение?

- Это весьма гипотетический вопрос. Московская Патриархия с момента ее создания митрополитом Сергием с одной стороны и тираном Иосифом Сталиным с другой стороны, весьма глубоко увязла в различных отступлениях канонических и нравственных неправдах. Рассчитывать на ее "самоисцеление" нет никакой надежды, поскольку МП возникла как организованная неправда, а исправление означало бы ее фактическое самоупразднение. Здесь можно надеяться только на чудо Божие. Случалось в церковной истории так, что казалось бы, совсем уже изгнанное из мира Православие восстанавливалось, еретики - изгонялись, а прежние гонители Православия склоняли свои головы и сердца перед Истиной. Что можно было бы посоветовать и что для этого нужно сделать, трудно даже предположить. Если бы какой-нибудь способ существовал, то, наверное, кто-то попробовал бы его осуществить, однако пока что всем, кто не хочет обманывать более свою совесть и стремится жить по совести, по заповедям святого Евангелия, по советам Святых Отцов, приходилось покидать МП, а не производить в ней изменения.

- Какие у Вас отношения со старостильниками?

- Мы относимся с любовью ко всем православным христианам, как и заповедано Господом нашим Иисусом Христом, но отвергаем всякое нарушение Апостольских правил, Вселенских и Поместных Соборов. Мы сочувствуем борьбе Старостильников против экуменизма, ведения нового стиля и проч.

К великому сожалению, надо заметить, что у греков-старостильников много разных групп - матфеевская, хризостомовская, каллиникитская, бостонская, которые переживают до сих пор период дезорганизации, поэтому мы пока считаем за лучшее следовать решению Архиерейского Собора Зарубежной Церкви 1975 г. под председательством Святителя Филарета (Вознесенского) о том, чтобы воздерживаться от установления общения с ними пока они не объединятся между собой или хотя бы не установят общения друг с другом. Предложения об общении были, но мы не торопимся с ответом, в надежде на то, что настанет более благоприятный момент, когда мы сможем общаться с единой Греческой Истинно-Православной Церковью, а не с отдельными группами. Но это временное воздержание от общения носит чисто церковно-административный характер.

- Не жалеете ли Вы о Вашем уходе из РПЦ МП в 1990 году?

- Жалели ли евреи о том, что ушли из "дома рабства" - Египта? Те, кто привыкли к египетским мясам - жалели. Те, кто ревновали о Господе - конечно же нет!

- Считаете ли Вы, что иного выхода у Вас не было, и если да, то почему?

- Во время моего пребывания в МП я стремился служить Церкви Божией по мере своих сил, хотя я вырос в среде катакомбных монахинь "тихоновцев", которые учили меня рассматривать всю машину МП изнутри, со всеми ее винтиками, а рассматривая МП, я почти всегда видел то, что она основана на лжи и презрении "пастырей" к пастве. Московская патриархия на сегодняшний день - это государственная религия. К моему стыду и великому сожалению, мне приходилось идти на некоторые мучительные для совести компромиссы, иной раз - отказываться видеть и замечать то, что бросалось в глаза, и было непримиримо с нормальной православной жизнью. Старался оправдывать архиереев МП, что им при коммунистах, под дулом пистолета, иначе нельзя дать людям возможность молиться в храмах и поучаться в слове Божием.

Началась перестройка, пистолет исчез, а чудовищность той неправды, с которой предлагалось смириться, "не замечать", она еще с большей силой возрастала. Рано или поздно чаша терпения переполнялась. Почти никому не удавалось покинуть МП без труда и искушений, всегда существуют какие-то зацепки, которые держат даже тогда, когда совести все ясно. У кого-то человеческие привязанности, у кого-то высокое положение, у кого-то какие-то лукавые расчеты, но Господь помогает, Он освобождает от этих зацепок, иной раз, - проводя через суровые испытания.

О всех своих грехах, совершенных будучи в МП, я неоднократно приносил покаяние в храме при всем честном народе, которые простили меня. А ныне каждодневно молюсь Господу Богу и прошу Его не помянуть беззакония моя и продлить мое служение Церкви Божией, Православию, России и православному народу, сущему не только в России, но и далеко за ее пределами, не за страх, а за совесть.

- Когда Вы служили в юрисдикции Московского Патриархата, что Вы знали о Зарубежной Церкви?

- В детстве я воспитывался в лоне Катакомбной Церкви, где за богослужениями поминалось имя митрополита Анастасия - Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. Потом моим духовным отцом стал Митрополит Нестор, знаменитый Камчатский миссионер, долгие годы служивший в Зарубежной Церкви в Китае, а после войны приехавший в СССР, поверив обещаниям представителей МП, постоянно твердивших, что на Родине гонения на Церковь кончились. Он поплатился за свою доверчивость десятью годами лагерей. От него я тоже немало узнал о жизни Зарубежной Церкви.

В монашество меня постригал архимандрит Серафим (Смыков, бывший пастырь Зарубежной Церкви) - рукоположенный в свое время Митрополитом Антонием (Храповицким) и приехавший в годы войны в Россию из Югославии, чтобы возрождать веру в русском народе, когда при немцах начали открываться храмы. В частности он открыл Свято-Екатериновский собор в г. Краснодаре. Так что из моих детских и юношеских впечатлений я немало знал о Русской Зарубежной Церкви, хотя понятно, что мое представление было несколько идеализированное, и мне суждено было застать Зарубежную Церковь не в лучший ее период, пережив немало разочарований.

Мне суждено было общаться с таким великим иерархом, как Епископ Григорий (Граббе), управлявший делами РПЦЗ в течении 50-ти лет, а последние годы почти в одиночку сражавшийся с отступничеством ее иерархов. Перед самой своей смертью он настоял, чтобы его привезли в Суздаль - уже в инвалидном кресле он молился и служил с нами, и как бы передал нам лучшие заветы Зарубежной Церкви.

Российская Православная Церковь не есть простое продолжение Зарубежной Церкви, - в ней собрались и те многочисленные катакомбники, и те, кто был в РПЦЗ, и те, кто вышел из МП, осознав ее неправду, чтобы восстанавливать истинную Православную Российскую Церковь, исповедующую святоотеческую веру и строго хранящую каноны и уставы Православия.

- Каково Ваше отношение к тому, что свт. Иоанн Шанхайский поминал на проскомидии Патриарха Алексия I (Симанского)?

- Я думаю, что это - дезинформация. Такое утверждение основано на словах не так давно скончавшегося епископа Американской митрополии Василия (Родзянко). Он всю жизнь прилагал усилия к тому, чтобы доказать, что Зарубежная Церковь и Московская Патриархия сохраняли добрые отношения, что только "экстремисты" в РПЦЗ выступали против МП. И я думаю, что на старости лет он, скорее всего, просто преувеличил, стараясь выставить святителя Иоанна другом Московской Патриархии.

Если святитель Иоанн считал возможным поминать патриарха Алексия I на проскомидии, то почему же он в 1945 так решительно разорвал с этим патриархом, когда ненадолго оказался в его юрисдикции? Почему он, рискуя жизнью, старался вывести свою паству из пределов юрисдикции этого патриарха в коммунистическом Китае? Почему его подпись стоит на многих обличающих патриархию документах Зарубежных Соборов? На сегодняшний день положение еще хуже. Когда святитель Иоанн почил о Господе, экуменизм только зарождался, была надежда на то, что иерархи МП придерживаются сергианского курса только из страха за свою жизнь. В настоящее время экуменизм разрушил уже практически все православные поместные Церкви, а Московская патриархия на своем "юбилейном соборе" приняла откровенно экуменическую "доктрину об отношении к инославным", прямо противоречащую святоотеческому учению, да и на предыдущих своих соборах принимала ереси, например, в 1994 году МП соборно постановила возможность молитв с инославными, а ведь это запрещено правилами Соборов и Святых Отцов.

Прошло десять лет с тех пор, как для иерархов МП исчезла всякая угроза от коммунистических властей, однако они упорно настаивают на сергианском курсе, усугубляя его. И когда мы думаем о Святителе Иоанне и задаем себе вопрос: мог ли он быть в числе тех иерархов РПЦЗ, которые прошлой осенью выражали стремление соединиться с МП? И ответ нам ясен - нет, не мог.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author