January 16th, 2012

Памяти Митрополита

"МНОГО БО НА ЗЕМЛИ ПОСТРАДАЛ ЕСИ...". Окончился земной путь Митрополита Суздальского и Владимирского Валентина (Русанцова). Он прожил тяжелую, порой мучительную жизнь, не лишенную противоречий. Теперь его душа - достояние вечности, а дела - истории...

Утром 16 января, в предпразднество Богоявления, на 73-м году жизни в Москве скончался первоиерарх Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов).


 

Валенти́н (в миру Анатолий Петрович Русанцов) (1939 - 2012) — митрополит и первоиерарх (предстоятель) Российской Православной Автономной Церкви. До 7 апреля 1990 был клириком Московского Патриархата, затем РПЦЗ; 10 февраля 1991 был рукоположён во епископа архиереями РПЦЗ с титулом «Суздальский и Владимирский», назначен Экзархом Архиерейского Синода РПЦЗ на территории СССР, автор статей, книг по истории Суздаля, архитектуры.

Ещё до окончательного разрыва с РПЦЗ, в марте 1994, создал Высшее Церковное Управление Российской Православной Церкви. В 1995 был запрещён Синодом РПЦЗ; прещений не признал и объявил себя главой Российской Православной Свободной Церкви. 19 февраля 1997 Архиерейским Собором Русской православной церкви был извержен из сана. 15 марта 2001 решением Архиерейского Синода РПАЦ возведён в сан митрополита, признан Первоиерархом Российской Православной Автономной Церкви.

Он родился 3 марта 1939 года в Белореченске Краснодарского Края. Отец умер от фронтовых ран, мать тяжело заболела, и Анатолий был отдан в детский дом. В 1947 году его взяла на воспитание прихожанка катакомбной церкви Екатерина Буряк, проживавшая в Майкопе. В 1952 году во время паломничества по святым местам Грузии Анатолий общался со старцами.

В 1956 году Анатолий возвратился в Белореченск, а затем уехал в Одессу, в Свято-Успенский мужской монастырь, где встретился с митрополитом Нестором (Анисимовым), управлявшим одной из дальневосточных епархий Русской Зарубежной Церкви. Совместно с митрополитом Нестором уехал в Новосибирскую епархию, где был назначен псаломщиком в селе Большой Улуй, Аченского района Красноярского края.

По просьбе Анатолия митрополит Нестор в 1957 году направил его в Свято-Духов монастырь Вильнюса, назначив его перед тем иподиаконом. В этом монастыре Анатолий был пострижен в рясофор.
В 1958 инок Анатолий пострижен с именем Валентин. Пострижение совершил архимандрит Серафим (Смыков). Архиепископ Ставропольский и Бакинский Антоний (Романовский) рукоположил инока Валентина в сан иеродиакона, а затем в 1960 году — в сан иеромонаха. Последующее служение проходило в Ставропольской и Владимирской епархиях - он состоял на должности настоятеля Успенского храма в Махачкале. В 1970 году получил диплом исторического факультета Дагестанского университета. В 1973 году заочно окончил Московскую духовную семинарию, а в 1979 году — Московскую духовную академию.

В 1973 году прибыл в Суздаль на должность настоятеля Казанского храма, где не было священника в течение пяти лет, и приход обслуживался духовенством из Владимира. В 1977 году власти передали общине вместо тесного храма, находящегося в самом центре города, на Торговой площади, зимний и летний храмы Цареконстантиновского прихода. В 1988 году за высказывания об отсутствии религиозной свободы в СССР во время поездки с лекциями по Америке был переведён указом архиепископа Валентина (Мищука) в город Покров, а затем был уволен за штат за отказ подчиниться.

7 апреля 1990 года архимандрит Валентин и члены суздальской общины официально объявили о выходе из Московского Патриархата. 11 апреля они были приняты в юрисдикцию Русской Православной Церкви Заграницей. 4 октября архимандрит Валентин был назначен экзархом Архиерейского Синода РПЦЗ на территории СССР. 10 февраля 1991 года в храме преподобного Иова Многострадального в Брюсселе состоялась хиротония архимандрита Валентина во епископа Суздальского и Владимирского; хиротонию совершили архиепископ Антоний (Бартошевич), Архиепископ Марк (Арндт), епископ Варнава (Прокофьев) и епископ Григорий (Граббе).

В марте 1994 года создал «высшее церковное управление Российской Православной Церкви». Зимой 1994 года состоялось временное примирение с Синодом РПЦЗ на Соборе в Лесненской обители. Перемирие продлилось недолго и в феврале 1995 на Русанцова были наложены прещения. В связи с этим в июне 1995 года он восстанавил Временное Высшее Церковное Управление Российской Церкви под руководством Архиепископа Лазаря (Журбенко).

Решением ВВЦУ под председательством Архиепископа Лазаря (Журбенко) епископ Валентин был возведён в сан Архиепископа. В 1996 году был создан Архиерейский Синод Российской Православной Церкви. В 2001 году, решением Архиерейского Синода РПАЦ Архиепископ Валентин возведен в сан митрополита с правом ношения двух панагий и признан Первоиерархом Российской Православной Церкви.

В апреле 2004 года в штате Колорадо в Кардиологическом центре ему была сделана операция аортокоронарного шунтирования. Накануне вечером, 15 января, Митрополит Валентин прибыл в столицу, чтобы пройти очередное обследование по поводу сахарного диабета, которым первоиерарх РПАЦ страдал более 20 лет. Он остановился на квартире своих духовных чад и друзей семейства Штильмарков в московском районе Орехово-Борисово, где и был обнаружен скончавшимся утром следующего дня.

Официальные причины смерти пока не определены, однако известно, что, помимо диабета, Митрополит Валентин страдал сердечной недостаточностью - он перенес несколько операций на сердце, которое работало от кардиостимулятора. Возможные дата и место погребения первоиерарха РПАЦ будут объявлены позже. Почивший хотел быть погребенным в подклете построенного им храма Новомучеников и Исповедников Российских в Суздале.

Старшим по хиротонии иерархом РПАЦ после Митрополита Валентина и управляющим делами Архиерейского Синода этой Церкви является архиепископ Отрадненский и Северо-Кавказский Феодор (Гинеевский).

Сайт религиозных новостей "Портал-Credo.Ru" сообщил печальную весть: сегодня, 16 января, в Москве скончался Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов), первоиерарх РПАЦ.

Мы, Истинно-Православная Церковь, вместе с братиями РПАЦ скорбим и молимся об упокоении души сего верного воина Христова во Царствии Его.

Печалование наше о разделении Истинного Православия первым услышал и первым откликнулся именно он, Митрополит Валентин. Именно он благословил первое совместное деяние, которое дало почву для реального сближения разделенных истинно-православных: совместное издание единого для всех ИПЦ календаря с полностью восстановленными именами святых (по состоянию на 1917 год) и внесением имен новомучеников, канонизированных братскими Церквами.

К великому сожалению, тяжкие болезни не давали возможности владыке Валентину уделять столько времени, сколько он жаждал уделять, трудам по уврачеванию проблем в Истинном Православии. Однако, всегда был готов к диалогу, в том числе с благодарностью и любовию о Господе нашем Иисусе Христе воспринимал все обращенные к нему вопросы и предложения, а также гостей из иных Истинно-Православных Церквей.

Мы молились о выздоровлении Митрополита Валентина, уповая на то, что совместные труды первоиерархов станут добрым примером для других, еще пребывающих в сомнениях и раздумиях. Однако, Господь призвал к Себе верного Своего служителя.

Волею Христовою да придет продолжить дело Владыки Валентина столь же достойный преемник, который сумеет воплотить в жизнь чаяния успшего брата своего Валентина об укреплении и возрастании Святой Церкви Христовой.

Паства Истинно-Православной Церкви


Сегодня пришла новость о кончине Митрополита Валентина — Вашего правящего архиерея и первоиерарха Вашей Церкви. Насколько хорошо Вы его знали?

Протоиерей Михаил Ардов: Это весьма прискорбное, но, увы, ожидаемое событие. Владыка Валентин долго и очень серьезно болел. Достаточно сказать, что более двадцати лет у него был тяжелейший диабет и другие серьезные недомогания — не буду я все это перечислять.

Я помню, как когда-то давно — а я нахожусь под его омофором девятнадцатый год — я на торжестве по случаю его тезоименитства в Суздале произносил приветственное слово и сказал, что он воплощает слова, которые приводит апостол Павел, "сила в немощи совершается". Потому что, будучи тяжелобольным человеком, он осуществлял руководство, противостоял гонителям и всегда вел себя мужественно и достойно.

У меня было четыре правящих архиерея. И я могу сравнить владыку Валентина с владыкой из РПЦ МП Иоанном (Венландом) — в частности, по его бескорыстию, по его абсолютному нежеланию и неумению тянуть с приходов и попов деньги. Это, как мы понимаем, в России и Советском Союзе ценное качество.

Я мог бы еще много говорить о нем. У нас достаточное количество архиереев. Будет, я надеюсь, Собор. И будет выбран другой первоиерарх. Но владыка Валентин — это целая эпоха. Еще с покойным владыкой Григорием (Граббе) мы говорили, что владыка Валентин был самородок.

Он проявил невероятное мужество тогда, когда первым из российских клириков выступил против чудовищной антиканонической практики, которая до сих пор существует в патриархии. Когда по желанию архиереев — а в те времена по желанию уполномоченных и тайных властителей — священников перебрасывают с прихода на приход с циничной формулировкой "для пользы Церкви". Канонически это преступление. Когда его попытались таким же образом лишить его прихожан и его любимого Суздаля, то он первым из нас перешел под юрисдикцию Зарубежного Синода и снискал там архиерейский сан.

Это был настоящий поступок человека мужественного и канонически грамотного. В Суздале не хотели его отпускать — были демонстрации и тому подобное. Тогда он и его паства решились на этот мужественный поступок.

- Он стал основателем новой Церкви?

- Так получилось. Естественно, он не хотел основывать никакую Церковь. Он хотел присоединиться к Истинному Православию, которое в большой мере было свойственно Зарубежной Церкви в конце 80-х – начале 90-х годов.

Но потом — мы все это почувствовали, а он в первую очередь — советское ГБ прихватило верхушку Зарубежной Церкви. Они только дождались смерти старейших архиереев: Антония Женевского, Антония Лос-Анжелосского и Антония Сан-Францисского. Затем вытолкали на покой Митрополита Виталия. И дальше был "зеленый свет" для подчинения патриархии.

В 1994 году это было ясно для нас. К тому времени мы уже рукоположили других архиереев. И нам пришлось отделиться от Зарубежной Церкви. И они были рады от нас избавиться. В те времена мы были для них совершенно ненужным привеском. Они были уже, можно сказать, в патриархии мысленно. И они понимали, что мы никогда не вернемся в патриархию.

- Когда, по Вашему мнению, должен состояться Собор?

- Не знаю пока — сегодня только первый день. Еще с похоронами ничего непонятно — канун праздника Крещения, освящение воды и так далее. Я думаю, что в ближайшие дни все это выяснится.

Думаю, что это все довольно скоро произойдет. Я полагаю, что все архиереи нашей Церкви приедут на похороны первоиерарха. А затем им никто не помешает решить этот вопрос.

- Где сейчас находится тело Митрополита?

- Он скончался сегодня утром и при этом в Москве. Поэтому его должны отвезти в московский морг. Потом его будут из этого морга выдавать и повезут в Суздаль. Как это все будет организационно, сейчас просто невозможно сказать.

- А у кого какие перспективы быть избранным на пост первоиерарха?

- Может быть, у владыки Феодора — его ближайшего помощника. Может быть, у другого помощника — владыки Иринарха.

- Как кончина Митрополита Валентина скажется на общем положении Церкви в России?

- Я думаю, что особенно никак не скажется. Сейчас кажется, что в связи с этими брожениями и митингами власти не до наших "осколков" — маленьких Церквей. Я думаю, что это обстоятельство на какое-то время облегчит наше существование.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"

Епископ Андрей (США): Мы только недавно услышали о его кончине, узнали об этом глубокой ночью, и у нас просто времени не было, чтобы собрать мысли. Горюем, конечно, что Митрополит с нами больше не находится. Но можно было этого ожидать, его состояние здоровья всегда было таким, что мы постоянно жили с такой мыслью: в любой момент Господь может его забрать. Так что нельзя сказать, что это большой сюрприз, но даже когда человек знает, что смерть приходит, все-таки когда она по-настоящему приходит, это шок, это трудно пережить и принять, это большая скорбь для нас всех.

Это большая утрата для нашей Церкви, он наш отец, главный защитник и наставник. Мы чувствуем себя осиротевшими и молимся о его упокоении.

- Вы лично с ним хорошо были знакомы?

- Да. Я помню владыку как борца за правду, как подвижника через болезни. Он постоянно болел, кажется. И я особенно помню, когда он приехал в Америку в 2004 году, когда я первый раз с ним встретился. Он приехал в Колорадо и из-за высоты получил сердечный припадок. Я поехал с ним в больницу и был с ним последующие два месяца, день и ночь я видел, как этот человек страдал и как он мужественно переносил все эти испытания, как он был при смерти, как он с достоинством держал себя, с верою ждал волю Божию. Просто было удивительно, как он переносил эти все страдания.

Это был особенный человек. Даже когда он лежал, как нам казалось тогда,на смертном одре, все постоянно звонили ему со всякими проблемами, не зная, что делать и как решить. И он, несмотря на свое собственное положение, уделял всем время, поддерживал, учил, наставлял. Это было потрясающе.

- Как Вы думаете, кто теперь возглавит Церковь?

- Наверное, владыка Федор. Это человек глубокой духовности, мудрости, терпения, тоже мужественный, я бы сказал, молитвенник, подвижник.

- Кто-нибудь из Америки собирается приехать на похороны Митрополита Валентина?

- Это еще неизвестно. Нам надо получить визу, это не так быстро делается.

Беседовал Феликс Шведовский,

"Портал-Credo.Ru"


Протоиерей  Глеб Якунин (Украина): Владыка Валентин Суздальский был в определенном смысле пионером. Он первый широко известный священнослужитель, который дерзнул выйти из церковной империи – из Русской Православной Церкви Московского патриархата. Это случилось на заре нашей демократии, в 1990 году, я в то время был заместителем председателя Комитета свободы совести и вероисповедания Верховного совета РСФСР. И когда мы услышали о поступке Валентина, я примерно на третий день был командирован Советом в Суздаль.

Приехав, я увидел необыкновенное, огромное количество народа в храме и около храма, и вообще много суздальчан было на улице, и это все воспринималось как тревожный, но все-таки великий праздник. А произошло это потому, что тогдашний назначенный епископ по указанию патриархии перевел владыку Валентина на другой приход. И это был первый случай, когда верующие так демонстративно встали на защиту своего любимого пастыря, а он был очень популярный в Суздале. И он, отвечая на чувства верующих, отказался переходить в другой храм.

И когда я уезжал от Валентина, то обратил внимание, что на улице, в стороне чуть-чуть, стояла такая представительная комиссия из высших работников Совета по делам религий, которые туда приехали из областного управления. И областное начальство, и районное. Они так на меня посмотрели внимательно, были очень встревожены, поздоровались со мной, я к ним не подошел – пошел дальше.

Конечно, в тех условиях, когда демократия еще только зарождалась в России, они побоялись что-либо с ним делать. И Валентин вскоре после того, как он вышел из подчинения Московской патриархии, перешел в Зарубежную Церковь, и началась его деятельность. В РПЦЗ он получил правильную епископскую хиротонию.

- После 1990 года, когда Вы его впервые увидели в Суздале, Вы потом общались с ним?

- Да, общался, и очень часто. Почитательницей его была активная общественная деятельница и писательница, ныне покойная, Зоя Крахмальникова, жена писателя Феликса Светова, дочка их сейчас известная журналистка – Зоя Светова. Мы часто ездили с Зоей Крахмальниковой к Валентину. Просто наши пути с ним потом несколько разошлись, поскольку мы были настроены либерально-реформаторски. Но я всегда относился с уважением к владыке Валентину, учитывая то, что он внял желаниям своего прихода и встал на путь свободы и строительства новой независимой церковной организации.

- Сейчас РПЦ МП пытается расправиться с РПАЦ…

- Да, пару лет назад это началось. Патриарх Алексий, по-видимому, не решался с ним расправляться, а Кирилл испытывает, по-видимому, личную неприязнь к Валентину. И он начал эту кампанию, которая сейчас временно приостановилась, но боюсь, что в этих условиях она продолжится.

У владыки Валентина уже было несколько десятков зарегистрированных храмов, и не только во Владимирской области, и было несколько десятков незарегистрированных, как бы подпольных храмов, – и вот началась кампания против него, и наши послушные суды штамповали отнятие у него как в Суздале многих храмов, так и вовне. К тому же его стали обвинять в педофилии. Я могу поручиться, что это гнусная клевета!

- А кто обвинял его в педофилии?

- Я сейчас не помню имена. Юридически оформленного обвинения не было, но слухи распространяли. Особенно бывший его, по-моему, секретарь или помощник.

- Какая перспектива у РПАЦ без Митрополита Валентина?

- Они проведут Собор, епископов у них достаточное количество, выберут нового епископа. Но со стороны РПЦ МП будет попытка, конечно, разгромить полностью его церковную организацию. Когда произошла переориентация Кирилла (Гундяева) на предполагаемую победу Владимира Путина, началось ужесточение вообще политики Московской патриархии к иным Церквам, и, думаю, что это произойдет и в отношении Церкви Митрополита Валентина, они попытаются полностью ее ликвидировать.

- Разве РПАЦ – это Церковь Митрополита Валентина, и там нет достойных иерархов, которые сменят его?

- Нет, конечно, там есть достойные священники молодые, и, самое главное, у них будет свободное волеизъявление, это будет подлинный народный Собор, чего, к сожалению, в Московской патриархии давно нет. И сам Митрополит Валентин был избран свободным волеизъявлением. Он был такой лидер, который вел всю Церковь свою за собой.

Я думаю, Собор будет в скором времени, они откладывать не будут. Может быть, даже не будут ждать сорокового дня, быстро проведут Собор и выберут достойного преемника.

Другое дело, что в РПЦ МП еще нет окончательной уверенности для того, чтобы начать разгром Церковь владыки Валентина. Сам Патриарх Кирилл находится под дамокловым мечом. Будет ли у него время на травлю РПАЦ в условиях переориентировки с действующего как бы либерального президента Медведева на Путина с его жесткой политикой? Проблема заключается еще и в том, что совершенно неожиданные профашистские выпады Всеволода Чаплина вызывают фантастические протесты в Украине. И дамоклов меч в каком-то смысле находится в руках Украины. Борясь с РПАЦ, Кирилл одновременно может потерять всю Украинскую Православную Церковь Московской патриархии. Напрямую Валентин и Украина не связаны, но, по крайней мере, может быть обострение ситуации между РПЦ МП и УПЦ МП, и Кириллу будет не до того, чтобы разбираться с Автономной Церковью.

Беседовал Феликс Шведовский,
"Портал-Credo.Ru"

Из интервью покойного митрополита - 2 часть

 

(Глава Российской Православной Автономной Церкви Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин)

- Какие причины заставили Вас уйти из РПЦ в 1990 году?

- Атмосфера предательства, лжи, коррупции и множество тех, далеко не церковных, явлений, которыми был пропитан весь воздух Московской Патриархии (МП). На протяжении многих лет мне казалось, что можно мелкими компромиссами, "малым злом", избегать соучастия в крупном зле сергианской лжи. Я старался сохранить главное - тот религиозный, церковный подъем, который начался у нас в городе, в моем приходе, где мы старались дать верующим возможность жить полноценной церковной жизнью. Но человеческие силы не беспредельны. Когда я оказался на заседании "Священного синода" МП, который разбирал мое "персональное дело", мне стало предельно ясно, что платой за любые внешние церковные успехи должно стать крупное предательство. Я должен был либо предать своих прихожан, променяв их на абстрактное требование "блага Церкви Божией", либо уйти.

Вот через это предательство я переступить не мог, не мог променять прихожан ни на какие ухищрения, а потому предложил своей пастве перейти вместе со мной в Зарубежную Церковь. Кроме того, конкретный эпизод, произошедший со мной, показал всю тотальную неправду МП - организации, построенной на тотальной лжи и предательстве. На лжи о том, что Новомученики Российские - политические преступники, что Церковь в Советском Союзе не подвергается религиозным гонениям, что безбожная власть - "от Бога".

Поэтому когда теперь я читаю оправдания сергианства в том, что оно было нужно ради сохранения Церкви для верующих, я могу только сокрушаться и скорбеть. Я служил в МП тридцать лет, видел сергианскую систему изнутри и знаю, что ради того, чтобы "сохранить" ее, требуется обязательно предать что-то очень важное для христианина. Сергианские архиереи предали верующих, и верующие, почувствовав это, ушли из Московской Патриархии. Я предавать наших верующих не смог, поэтому практически все, кто был со мной в 1990 году, остались и сейчас, и пришло еще много новых людей.

- Почему Ваше желание уйти из Русской Православной Церкви (РПЦ) осуществилось лишь в 1990 году?

- До 1990 года уходить было, в общем-то, некуда (приходы Зарубежной Церкви находились в глубоком подполье), а когда никакой альтернативы нет, то и думаешь, что уходить некуда, что можно еще как-то перетерпеть. В 1989-90 годах, в эпоху "гласности" и "перестройки", слава Богу, появилась возможность уйти из Патриархии так, чтобы сохранить легальное церковное бытие, и, более того, наполнить его подлинно благодатным содержанием. Поэтому я думаю, что и мои конфликты с начальством Патриархии возникли не случайно - Господь попросту вывел нас из "дома рабства". А раз мы ждали какого-то "более благоприятного" времени, то Он "вытолкнул" нас, поставил перед выбором: "или-или". Думаю, что тогда не у нас одних такое происходило. Процесс распада МП грозил охватить всю Россию. Перейдя в Русскую Православную Церковь Заграницей (РПЦЗ), я был назначен Экзархом российских приходов и хорошо помню - не было и одной недели, чтобы к нам не присоединялись приходы. Были даже такие времена, когда за одну неделю присоединялись по нескольку приходов: в Москве и Петербурге, в Прибалтике и на Украине, на Кавказе, в Сибири и на Дальнем Востоке. В этом общероссийском процессе мы видели тогда начало подлинного покаяния русского народа, очищения его от атеистической проказы и ее "церковной" разновидности - сергианства.
Или вспомните историю, когда Алексий II произнес явно еретическую речь перед раввинами Нью-Йорка, сказав, что иудаизм и христианство - это, в общем, одна религия (этой речи "зарубежники" даже выпустили изданную в Нью-Йорке в 1992 г. книгу "Речь Патриарха Алексия II перед раввинами 13 ноября 1991 г. и ересь жидовствующих" - М. Т.). Тогда многие священники МП перестали поминать его как Патриарха, но потом не решились на уход (тогда уже развернулись широкие гонения на нашу Церковь, и уход из МП означал потерю храма).

- В 1991-95 годах часть Зарубежной Церкви сотрудничала с "Памятью" Дмитрия Васильева. Как вы к этому относились?

- Резко отрицательно. Я и тогда так думал и открыто об этом говорил, и сейчас так думаю и вижу. История с "Памятью" была масштабной и хорошо продуманной провокацией против Церкви. В то время взоры многих верующих в МП уже были обращены на Зарубежную Церковь. Практически ежедневно я принимал новых священнослужителей и приходы. И вдруг появляется "Память", имевшая к тому моменту однозначно одиозную репутацию в обществе, и начинает у всех ассоциироваться с Зарубежной Церковью. В обществе возникает недоумение, "демократическая пресса" начинает отзываться о нас очень резко, Московская Патриархия бросает нам обвинения в политизированности. На меня люди из "Памяти" писали грязные доносы, старались всячески оклеветать, потому что я противостоял их планам и решительно возражал против контактов Зарубежной Церкви с ними. Не прошло и года, как РПЦЗ была "Памятью" скомпрометирована и процесс возвращения нашего народа в Истинное Православие был заторможен на годы. А когда дело было сделано, "Память" из РПЦЗ ушла со скандалом и хулиганскими сценами, передав захваченные ею храмы Московской Патриархии. Ту же самую провокационную роль "Память" сыграла и по отношению ко всякому здоровому патриотизму. Их стараниями слово это было так скомпрометировано, что многие любящие свой народ и свое Отечество люди одно время стеснялись называться патриотами. Сказано: "По плодам их узнаете их".

- Каковы были причины Вашего разрыва с РПЦЗ в 1995 г.?

- Главных причин было две. Первое - это чудовищная дезорганизация, которую вносили в жизнь Российской Церкви противоречивые решения Синода РПЦЗ, создававшая угрозу того, что Истинная Церковь просто прекратит легальное существование на Русской Земле, останется только в глубоких катакомбах. Второе - это отступления от Православия, от бескомпромиссной линии по отношению к ересям экуменизма и сергианства. Вообще-то, противоречивые указы Синода и были результатом этого отступления. Синод твердо не знал, что ему делать в России, - заниматься ли церковным строительством и развитием своих епархий и приходов, или вести переговоры об объединении с МП. Вот его и качало из стороны в сторону. Я много раз старался предупредить своих собратьев-архиереев о пагубности того, что они делают. Мудрейший старец Епископ Григорий (Граббе) также бил тревогу по поводу происходящего, но нас не только не слышали, но и поливали клеветой. Меня, по наветам "Памяти", отстранили от кафедры, запретили в священнослужении, потом, после моего ухода из РПЦЗ, в нарушение многих церковных канонов, "извергли из сана". Передо мной встал тот же выбор, что и в 1990-м - подчиниться всему этому, принять эту неправду и тем самым предать свою паству (которая к тому времени была уже не только в Суздале, но и по всей России), или выполнять свой долг епископа даже если ради него придется пренебречь формальной административной лояльностью. Деятельность Архиерейского Синода РПЦЗ была направлена на сворачивание нашей церковной жизни в России и наносила явный ущерб нашим епархиям и приходам. Поэтому-то мы - единомысленные между собой архиереи Российской Православной Церкви - и прервали административное подчинение РПЦЗ.

- Почему Вы выступаете против сближения РПЦЗ с РПЦ?

- Потому что для такого сближения не было и нет никаких оснований. Московская Патриархия - не Истинная Церковь, она перестала ею быть, когда приняла ереси сергианства и экуменизма, пошла на фактическое отступничество от Христа. За счет чего могло происходить сближение РПЦЗ и МП? Либо за счет покаянного изменения в умах иерархов Московской Патриархии, их просьбы к тем, кто сохранил Истину, наставить и научить. Такое сближение мы приветствуем. Либо за счет отступления Зарубежной Церкви от своей твердой позиции. Это мы считаем предательством. Первого не происходит, происходит второе. И я, как Епископ, долгом которого является хранение церковной Истины, никак не мог поддерживать такое одностороннее "сближение". Как показало дальнейшее развитие событий, "сближение" РПЦЗ и МП означает не очищение Патриархии, а полную капитуляцию Зарубежной Церкви, отказ ее от собственных идеалов и готовность к поглощению со стороны МП. Современные русские зарубежные иерархи честно признаются, что боятся остаться в меньшинстве, что они обольщены блеском "церковного возрождения" в России, храмом Христа Спасителя, дружбой патриарха и высших светских сановников, и хотят во всем этом участвовать. Я же считаю, что за последние 10 лет Московская Патриархия стала еще хуже. Потому что раньше ее ереси и грехи можно было оправдывать насилием безбожной власти. Сейчас же она свободна от всего этого, имеет возможность очиститься, но добровольно и вполне сознательно этого не делает.

Сейчас в РПЦЗ фактически произошел верхушечный переворот. Фракция архиереев, которая рвалась к власти много лет, которая в свое время сделала все для того, чтобы были забыты заветы великих Первоиерархов-Митрополитов Антония, Анастасия и Филарета (преставившегося в 1985 году). Сейчас они преодолели последнее препятствие в лице старца-Митрополита Виталия. Он делал немало ошибок, но всегда мыслил в общем православно, чем и был неудобен. Теперь над ним откровенно насмехаются, называют "выжившим из ума", и этим пытаются объяснить его стремление хранить строгое Православие. Действительно, для современного мира, органичной частью которого стремятся стать архиереи РПЦЗ, хранение Истинного Православия - своего рода юродство. Нынешние руководители РПЦЗ - это, в основном, "новое поколение" церковных бюрократов, лишенных сколько-нибудь ясных церковных, вероучительных, нравственных воззрений. Поэтому для них естественно слиться в единую структуру с такими же бюрократами из МП. А те, в свою очередь, заинтересованы в том, чтобы присвоить себе все наследие Зарубежной Церкви, присвоить не только здания храмов, но и право на имя, мощи святых. Дабы это великое и славное в прошлом имя и эти святые больше не "соблазняли" паству МП, обличая в неправде и отступлении ее иерархию.

- Как складывались в последние годы отношения РПАЦ с российскими властями?

- Нас старались не замечать, старались делать вид, что в России осталась только одна православная конфессия.

В отличие от начала 90-х годов, широкомасштабных гонений не было, но постоянно чинились мелкие препятствия - нам не дали возможности зарегистрировать название "Российская Православная Церковь", время от времени у нас пытались отбирать храмы, в том числе и с помощью ОМОНа. Существовал негласный запрет на публикации в прессе о нашей Церкви. Понятно, что никто формального циркуляра не издавал, но такие публикации "не одобрялись". Думаю, что это было вызвано не столько отрицательным отношением к нам, сколько услужливостью по отношению к МП. У наших чиновников вообще какой-то суеверный страх перед МП, который, кстати, ни на чем не основан. Конечно, мы всегда указывали и указываем на эти антиправовые действия и нарушения закона. Когда, с одной стороны, говорится о "диктатуре закона", а с другой - закон попирается, мы это приветствовать не можем. Но говорить о том, что все эти годы шло какое-то масштабное гонение было бы неправдой. Равно как и утверждать, что РПАЦ - это какая-то антигосударственная секта. Государство, согласно христианскому учению, должно быть основано на справедливости, должно наказывать злых и злодейство и поощрять добрых и добродетель, и если оно поступает так, то долг христианина -- сохранять к нему лояльность. Во Владимирской области у нас положение несколько иное, чем в других субъектах Российской Федерации. Во-первых, местная коммунистическая власть, как и в прежние времена, считает нас "политически неблагонадежными". Во-вторых, у нас во Владимирской области насчитывается не менее двух десятков храмов, поэтому "не заметить" нас невозможно. Вот и устраиваются всякие провокации, громкие статьи в прессе, попытки учинить внутренние расколы. "Компетентные органы" во Владимире, конечно, "работают" с нами более активно, чем в других местах.

- Летом 2001 г. во владимирской прессе был опубликован ряд статей, направленный против Вас и РПАЦ. В чем причина их появления и кто стоит за этими публикациями?

- Дело не ограничивается статьями. Владимирской прокуратурой на меня было заведено уголовное дело по клеветническим обвинениям, возведенным одним властолюбивым бывшим клириком, с которого мы сняли сан за антицерковную деятельность (имеется в виду бывший протоиерей РПАЦ Андрей Осетров - М. Т.). Кампания в прессе - это только "огневая поддержка" уголовного процесса, задача которого - убрать меня от руководства Церковью или, попросту, физически устранить. Причин тут может быть несколько. Прежде всего, это очевидные успехи в нашем церковном строительстве - присоединение новых приходов, в том числе и в США, укрепление организации, торжественное прославление Святителя Филарета, свидетельствующее о нашей духовной и идейной преемственности отРусской Зарубежной Церкви периода ее расцвета. РПАЦ, особенно после кризиса РПЦЗ, превратилась в главный источник притяжения всех взыскующих Истинного Православия в России и во многих других странах. Разумеется, многим это невыгодно. Не думаю, что против нас со стороны государства ведется политика уничтожения, но какая-то из группировок наверху явно заинтересована в том, чтобы РПАЦ исчезла. Возможно, эти люди связаны с МП, хотя та всячески открещивается от кампании против меня и говорит о своей незаинтересованности в этом деле. Почему на это пошли владимирские власти? Отчасти из-за каких-то старых, еще с советских времен, счетов со мной. Отчасти - из самоуправства, которого на местах предостаточно. Учиться жить по закону, учиться отличать клевету от правды - нелегкое дело. Проще попытаться использовать клеветников в своих интересах.

- Чем вы объясняете возросшее в последнее время внимание со стороны московских СМИ к Вашей Церкви?

- Я знаю, что многие связывают это с появлением у нашей Церкви каких-то "высоких покровителей" и все списывают на их "интриги". Я не буду оправдываться и говорить, что никаких влиятельных людей в нашей Церкви нет. Не буду по простой причине - почему-то когда государственные чиновники и олигархи покровительствуют МП, это считается правильным, а когда кто-то оказывает хотя бы небольшую поддержку нам - это скандал, и такой человек вынужден оправдываться или скрывать свое имя. Разве есть что-то преступное или безнравственное в том, чтобы поддерживать Истинную Церковь? Нет ничего удивительного в том, что именно к нашей Церкви обращаются взоры многих разочаровавшихся в МП людей. А среди политической элиты, сталкивающейся с иерархами МП в "неформальной" обстановке, таких разочаровавшихся может быть едва ли не больше, чем среди простого народа. Поэтому если кто-то из сильных мира сего в самом деле такую поддержку оказывает, то я искренне им за это благодарен. Обычно я даже не знаю - кто и что для нас сделал и стараюсь в это не влезать - помогли и слава Богу. Неправду Московской Патриархии многие чувствовали и чувствуют, но пока было ощущение, что страна катится в пропасть, состояние церковных дел воспринималось как "нормальное" - все у нас плохо и это плохо. А теперь в обществе появилось стремление к возрождению, к порядку и правде, а ситуация в МП осталась прежней " все та же ложь, корыстные интересы, безверие и цинизм иерархов и многих священников. Несоответствие ощущается все более остро, и люди начинают оглядываться по сторонам - нет ли где-то другой, истинной Церкви, соответствующей православному идеалу. Зарубежная Церковь все более катится "по наклонной" в лоно МП.

Скандал с избиением митрополита Виталия показал, что там и нравственно уже очень низко опустились. А потому взоры общественности обратились к нам - мы своей позиции никогда не скрывали и всегда заявляем о ней ясно и прямо. У нас в Церкви, слава Богу, немало талантливых, хорошо пишущих и говорящих, образованных людей, которые способны растолковать нашу позицию. Они умеют найти общий язык с умными светскими людьми и потому их усилия сегодня дают плоды. Мне же как Епископу остается только преподать Божие благословение на их старания и надеяться, что эти усилия приведут к увеличению числа спасаемых в Церкви.

- На 1 января 2001 г. в Минюсте РФ зарегистрировано 65 религиозных организаций РПАЦ. Сколько из них находится во Владимирской области и сколько в других регионах?

- Прежде всего, надо учитывать, что на самом деле приходов намного больше. Более половины приходов нашей Церкви составляют катакомбники, которые нигде официально не регистрируются и даже мы, в Архиерейском Синоде, не всегда знаем точное их местоположение, да и не стремимся знать. У нас есть несколько катакомбных иерархов, которые знают свою паству, добросовестно окормляют ее, и у нас нет причин вторгаться в их дела. Катакомбные приходы - очень органичная, важная и значимая часть нашей Церкви. Многие приходы в этом году присоединились к нам из Зарубежной Церкви, из Патриархии, так что на самом деле их сейчас гораздо больше. Кроме того, часть приходов РПАЦ числится в реестре Министерства юстиции под именем "Российской Православной Свободной Церкви" (принадлежащими к РПСЦ зарегистрированы на 1 января 2001 г. 29 религиозных организаций - М. Т.), а часть еще не перерегистрировалась или не сумела зарегистрироваться. Таким образом, не будет преувеличением сказать, что реальное число наших приходов превышает названное Вами в несколько раз. Естественно, больше всего наших приходов во Владимирской области - вокруг Суздаля, духовно-административного центра нашей Церкви. По две общины в каждой из столиц - в Москве и Санкт-Петербурге, где у нас есть свои храмы. Среди регионов, где есть наши приходы, могу выделить Московскую, Ленинградскую, Тверскую, Калужскую, Рязанскую, Ярославскую, Ивановскую, Тульскую, Брянскую, Кировскую, Ростовскую, Волгоградскую и Челябинскую области, Ставропольский, Краснодарский и Хабаровский края, Карачаево-Черкесию. Наши епархии, приходы и монастыри есть и в Латвии, Украине, Белоруссии, Абхазии, Великобритания и США.

- Если взять официально зарегистрированные организации, то у скольких из них есть храмы?

- Как правило, основной причиной регистрации наших общин является получение статуса юридического лица, необходимого для имущественных прав на храмовое здание. Поэтому свои храмы есть у большинства зарегистрированных общин.

- Недавно состоялся Ваш визит в США. Каковы его основные итоги, каких успехов Вам удалось добиться?

- Прежде всего, была возобновлена миссия Истинной Православной Церкви на американской земле. Первоначально Православие было проповедано в Америке именно русскими пастырями. В начале ХХ века Епископом Северо-Американским был будущий Святитель Патриарх Тихон. Но потом Православие в Америке постепенно пришло в упадок, было сильно "американизировано" по части строгости вероучения, нравственной жизни и норм поведения христианина. Только в 1960-х годах, когда в состоявшую из русских эмигрантов РПЦЗ потянулись американцы, вновь началась проповедь Истинного Православия в Америке. Я верю, что нашу миссию в США ждет большое будущее. К нам, в основном, перешли не эмигранты, а обратившиеся в Православие американцы, и они будут проповедовать не только "православным по рождению", но и всем своим согражданам. В ходе своего визита я принял под омофор РПАЦ несколько приходов и два монастыря, рукоположил троих священников и двоих диаконов, еще двоих клириков наградил. В монастырь в Колорадо, где я провел большую часть времени, ко мне приезжали и звонили верующие из 16 штатов Америки и из Канады, и мы с ними очень плодотворно пообщались. Настоятель монастыря, в котором я гостил, архимандрит Григорий (Абу-Ассаль), в начале декабря был рукоположен мною в Суздале во Епископа Денверского, викария Суздальской епархии. В завершение визита я посетил Нью-Йорк, где стал невольным свидетелем безобразной сцены удаления Первоиерарха РПЦЗ митрополита Виталия из Синода, мне довелось встретиться и побеседовать с ним. Я постарался оказать ему необходимую в такую минуту моральную поддержку. Если у владыки Виталия хватит сил, здоровья и мужества сохранять принципиальную, удаляющуюся от ереси, церковную линию, то я надеюсь, что эта встреча может стать началом сближения в Российской Церкви всех тех, кто стремится сохранить верность Истинному Православию.

- Каким образом РПАЦ собирается в будущем наращивать свое влияние в России?

- Как и всегда, Церковь старается наращивать свое влияние не силой и опорой на мирскую власть, а проповедью Истины. У нас есть печатные издания, у нас есть издания в Интернете - информационно-аналитическое "Вертоградъ" и просветительское "Церковность". В наших церковных и светских издательствах выходят десятки книг, наши клирики и прихожане, имеющие на это благословение, общаются и со светской прессой, привлекая общественное внимание к нашей проповеди, побуждая более глубоко людей заняться церковными проблемами. Мы не отвергаем ни одного из средств обращения к людям, если только эти средства не являются безнравственными сами по себе. В этом мы следуем словам святого Апостола Павла: "Я был всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых".

Михаил Тульский

- Как Вы оцениваете будущее Российской Православной (Автономной) Церкви в России и за ее пределами?

- Мы верим и надеемся, что русские люди, взыскующие истинного святоотеческого Православия, соберутся под омофор Российской Православной Церкви, и мы, с Божьей помощью, восстановим ее каноническую структуру и нормальную церковную жизнь в ней - пусть не сильной числом, но крепкой духом. Мы молимся Господу Богу и надеемся на Его помощь, что в нашем Отечестве прекратится антиправовой произвол в религиозных вопросах, когда одной конфессии предоставляются все преимущества, а на Российскую Православную Церковь, которая не согласна с МП по ряду вероучительных, нравственных и канонических вопросах, - обрушиваются преследования.

Мы возлагаем свои надежды на то, что в сегодняшней архисложной церковной ситуации, которые творятся не только в России, но и далеко за ее пределами, где практически все поместные Церкви участвуют в ереси экуменизма и тем самым разрушают здравый костяк Православия, мы сможем предоставить каноническое прибежище всем тем, кто хочет жить и исповедовать Православие, кто стремится не только сохранить его, но и исповедовать Православное вероучение не только словом, но и самой своей жизнью.

- Случится ли раскол в РПЦЗ?

- Полагаю, что большого раскола не случится, потому что там почти некому "раскалываться". Некоторые из тех, кто не согласен с решениями иерархов РПЦЗ, будут искать новые юрисдикции, а некоторые, относящие индифферентно к Православному вероучению, предоставят Зарубежному Синоду делать все то, что он пожелает. Надо не забывать, что большинство, у кого искренне теребила совесть по поводу происходящего в РПЦЗ, ушли в 1995 году, когда Зарубежным Синодом были противоканонично запрещены несколько Российских Преосвященных. Ведь тогдашний конфликт был конфликтом не из-за власти, а по важнейшему вопросу - о будущем Российской Церкви в России - станет ли она "разменной монетой" в игре тех сил в РПЦЗ, которые уже тогда стремились слиться с МП на наиболее выгодных для себя условиях, или же будет расти и крепнуть, становясь прибежищем для всех, ищущих чистого Святоотеческого Православия. Зарубежный Синод свой выбор сделал. Поэтому сейчас, когда зарубежные иерархи предали ту Церковь, которая анафематствовала экуменизм и канонизировала новомучеников, некоторые от них отошли, а остальные поспешат за своими архиереями в объятия "мирового православия".

- Что же, по-вашему, должно произойти в Русской Православной Церкви Московского Патриархата, чтобы Ваша юрисдикция вошла с ней в общение?

- Это весьма гипотетический вопрос. Московская Патриархия с момента ее создания митрополитом Сергием с одной стороны и тираном Иосифом Сталиным с другой стороны, весьма глубоко увязла в различных отступлениях канонических и нравственных неправдах. Рассчитывать на ее "самоисцеление" нет никакой надежды, поскольку МП возникла как организованная неправда, а исправление означало бы ее фактическое самоупразднение. Здесь можно надеяться только на чудо Божие. Случалось в церковной истории так, что казалось бы, совсем уже изгнанное из мира Православие восстанавливалось, еретики - изгонялись, а прежние гонители Православия склоняли свои головы и сердца перед Истиной. Что можно было бы посоветовать и что для этого нужно сделать, трудно даже предположить. Если бы какой-нибудь способ существовал, то, наверное, кто-то попробовал бы его осуществить, однако пока что всем, кто не хочет обманывать более свою совесть и стремится жить по совести, по заповедям святого Евангелия, по советам Святых Отцов, приходилось покидать МП, а не производить в ней изменения.

- Какие у Вас отношения со старостильниками?

- Мы относимся с любовью ко всем православным христианам, как и заповедано Господом нашим Иисусом Христом, но отвергаем всякое нарушение Апостольских правил, Вселенских и Поместных Соборов. Мы сочувствуем борьбе Старостильников против экуменизма, ведения нового стиля и проч.

К великому сожалению, надо заметить, что у греков-старостильников много разных групп - матфеевская, хризостомовская, каллиникитская, бостонская, которые переживают до сих пор период дезорганизации, поэтому мы пока считаем за лучшее следовать решению Архиерейского Собора Зарубежной Церкви 1975 г. под председательством Святителя Филарета (Вознесенского) о том, чтобы воздерживаться от установления общения с ними пока они не объединятся между собой или хотя бы не установят общения друг с другом. Предложения об общении были, но мы не торопимся с ответом, в надежде на то, что настанет более благоприятный момент, когда мы сможем общаться с единой Греческой Истинно-Православной Церковью, а не с отдельными группами. Но это временное воздержание от общения носит чисто церковно-административный характер.

- Не жалеете ли Вы о Вашем уходе из РПЦ МП в 1990 году?

- Жалели ли евреи о том, что ушли из "дома рабства" - Египта? Те, кто привыкли к египетским мясам - жалели. Те, кто ревновали о Господе - конечно же нет!

- Считаете ли Вы, что иного выхода у Вас не было, и если да, то почему?

- Во время моего пребывания в МП я стремился служить Церкви Божией по мере своих сил, хотя я вырос в среде катакомбных монахинь "тихоновцев", которые учили меня рассматривать всю машину МП изнутри, со всеми ее винтиками, а рассматривая МП, я почти всегда видел то, что она основана на лжи и презрении "пастырей" к пастве. Московская патриархия на сегодняшний день - это государственная религия. К моему стыду и великому сожалению, мне приходилось идти на некоторые мучительные для совести компромиссы, иной раз - отказываться видеть и замечать то, что бросалось в глаза, и было непримиримо с нормальной православной жизнью. Старался оправдывать архиереев МП, что им при коммунистах, под дулом пистолета, иначе нельзя дать людям возможность молиться в храмах и поучаться в слове Божием.

Началась перестройка, пистолет исчез, а чудовищность той неправды, с которой предлагалось смириться, "не замечать", она еще с большей силой возрастала. Рано или поздно чаша терпения переполнялась. Почти никому не удавалось покинуть МП без труда и искушений, всегда существуют какие-то зацепки, которые держат даже тогда, когда совести все ясно. У кого-то человеческие привязанности, у кого-то высокое положение, у кого-то какие-то лукавые расчеты, но Господь помогает, Он освобождает от этих зацепок, иной раз, - проводя через суровые испытания.

О всех своих грехах, совершенных будучи в МП, я неоднократно приносил покаяние в храме при всем честном народе, которые простили меня. А ныне каждодневно молюсь Господу Богу и прошу Его не помянуть беззакония моя и продлить мое служение Церкви Божией, Православию, России и православному народу, сущему не только в России, но и далеко за ее пределами, не за страх, а за совесть.

- Когда Вы служили в юрисдикции Московского Патриархата, что Вы знали о Зарубежной Церкви?

- В детстве я воспитывался в лоне Катакомбной Церкви, где за богослужениями поминалось имя митрополита Анастасия - Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. Потом моим духовным отцом стал Митрополит Нестор, знаменитый Камчатский миссионер, долгие годы служивший в Зарубежной Церкви в Китае, а после войны приехавший в СССР, поверив обещаниям представителей МП, постоянно твердивших, что на Родине гонения на Церковь кончились. Он поплатился за свою доверчивость десятью годами лагерей. От него я тоже немало узнал о жизни Зарубежной Церкви.

В монашество меня постригал архимандрит Серафим (Смыков, бывший пастырь Зарубежной Церкви) - рукоположенный в свое время Митрополитом Антонием (Храповицким) и приехавший в годы войны в Россию из Югославии, чтобы возрождать веру в русском народе, когда при немцах начали открываться храмы. В частности он открыл Свято-Екатериновский собор в г. Краснодаре. Так что из моих детских и юношеских впечатлений я немало знал о Русской Зарубежной Церкви, хотя понятно, что мое представление было несколько идеализированное, и мне суждено было застать Зарубежную Церковь не в лучший ее период, пережив немало разочарований.

Мне суждено было общаться с таким великим иерархом, как Епископ Григорий (Граббе), управлявший делами РПЦЗ в течении 50-ти лет, а последние годы почти в одиночку сражавшийся с отступничеством ее иерархов. Перед самой своей смертью он настоял, чтобы его привезли в Суздаль - уже в инвалидном кресле он молился и служил с нами, и как бы передал нам лучшие заветы Зарубежной Церкви.

Российская Православная Церковь не есть простое продолжение Зарубежной Церкви, - в ней собрались и те многочисленные катакомбники, и те, кто был в РПЦЗ, и те, кто вышел из МП, осознав ее неправду, чтобы восстанавливать истинную Православную Российскую Церковь, исповедующую святоотеческую веру и строго хранящую каноны и уставы Православия.

- Каково Ваше отношение к тому, что свт. Иоанн Шанхайский поминал на проскомидии Патриарха Алексия I (Симанского)?

- Я думаю, что это - дезинформация. Такое утверждение основано на словах не так давно скончавшегося епископа Американской митрополии Василия (Родзянко). Он всю жизнь прилагал усилия к тому, чтобы доказать, что Зарубежная Церковь и Московская Патриархия сохраняли добрые отношения, что только "экстремисты" в РПЦЗ выступали против МП. И я думаю, что на старости лет он, скорее всего, просто преувеличил, стараясь выставить святителя Иоанна другом Московской Патриархии.

Если святитель Иоанн считал возможным поминать патриарха Алексия I на проскомидии, то почему же он в 1945 так решительно разорвал с этим патриархом, когда ненадолго оказался в его юрисдикции? Почему он, рискуя жизнью, старался вывести свою паству из пределов юрисдикции этого патриарха в коммунистическом Китае? Почему его подпись стоит на многих обличающих патриархию документах Зарубежных Соборов? На сегодняшний день положение еще хуже. Когда святитель Иоанн почил о Господе, экуменизм только зарождался, была надежда на то, что иерархи МП придерживаются сергианского курса только из страха за свою жизнь. В настоящее время экуменизм разрушил уже практически все православные поместные Церкви, а Московская патриархия на своем "юбилейном соборе" приняла откровенно экуменическую "доктрину об отношении к инославным", прямо противоречащую святоотеческому учению, да и на предыдущих своих соборах принимала ереси, например, в 1994 году МП соборно постановила возможность молитв с инославными, а ведь это запрещено правилами Соборов и Святых Отцов.

Прошло десять лет с тех пор, как для иерархов МП исчезла всякая угроза от коммунистических властей, однако они упорно настаивают на сергианском курсе, усугубляя его. И когда мы думаем о Святителе Иоанне и задаем себе вопрос: мог ли он быть в числе тех иерархов РПЦЗ, которые прошлой осенью выражали стремление соединиться с МП? И ответ нам ясен - нет, не мог.

Из интервью покойного митрополита - 1 часть




ГУЛАГ. Сегодня это слово используется не только для характеристики репрессивной системы. Это понятие стало нарицательным символом нарушения прав человека и обозначает систему мест лишения свободы, где тирания и угнетение – норма.

На воротах Соловецкого лагеря в 30-х годах висел лозунг "Загоним всех железным кулаком в светлое будущее!" В начале третьего тысячелетия о нём с тревогой вспоминают православные верующие российских городов в своём обращении к правозащитным организациям: "… так и сегодня чиновники хотят насильственно загнать всех в храмы Московской патриархии, "законно" и незаконно, всеми средствами расправляясь с теми, кто имеет мужество ей не подчиняться и от неё не зависеть… Вся надежда осталась только на Господа Бога и на Вас".

Открытые гонения и преследования православных верующих начались в начале 90-х, когда с помощью омоновских дубинок и слезоточивого газа органами местной власти были отобраны и переданы Московской Патриархии храмы, принадлежащие религиозным общинам Российской Православной Автономной Церкви.

В настоящее время в арбитражном суде рассматриваются дела по "отчуждению" ещё пятнадцати храмов РПАЦ в г. Суздале Владимирской области.

Нарушение законов, Конституции РФ и норм международного права, открытая враждебность властей и угрозы в прессе, судебное преследование духовенства, бездействие и равнодушие чиновников, установленные факты провокаций и поджогов, избиений и угроз. Это признаки религиозного экстремизма и проводимой преступной политики геноцида по отношению к православным верующим, – утверждает правозащитник Владимир Степанов.

В настоящее время рассматривается вопрос о возбуждении уголовных дел по факту данных преступлений и о возможности ликвидации Московского патриархата.

Сможет ли Следственный комитет при Генеральной прокуратуре и Верховный Суд РФ рассмотреть эти дела по существу – это самый большой вызов, который бросает нам "светлое будущее"? Но на самом деле, хорошо бы узнать, есть ли у нас вообще какое-то будущее?!

Председатель Архиерейского Синода РПАЦ, Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов)

Корр.: Владыка, скажите пожалуйста, а что нас всех может спасти?

Митрополит Валентин: Я думаю, что нас всех спасёт любовь к Богу, доброта и не просто на словах, а проявление её в своей жизни. Вот только это может нас спасти.

Корр.: А как Вы к Богу пришли?

Митрополит Валентин: Я с 7 лет воспитывался у катакомбных монахинь. В 17 лет поступил в монастырь и сейчас уже почти 70 лет служу Богу и Святой Руси.

Корр.: Для начала, расскажите о традиции РОССИЙСКОЙ Православной Церкви, которую Вы представляете. Чем она отличает от традиции РУССКОЙ Православной Церкви с Патриархом Алексием Вторым во главе.

Митрополит Валентин: Традиция одна – православная. Абсолютно всё то же – это чисто организационные моменты. Московская Патриархия Русской Православной Церкви (РПЦ МП) была создана в 1943 году, её учредителями были и церковные служители и государственные. Светскую власть там представляли первые лица страны – Сталин, Молотов, Берия, Карпов и другие товарищи.

В 90-х годах мы отошли от Московской патриархии РПЦ и зарегистрировали свою общину, сначала она называлась Российской Православной Свободной Церковью. Мы взяли то название, которое было у Православной Церкви Российской империи до революции – Российская Православная Церковь. Сначала мы находились под юрисдикцией Зарубежной Церкви, но когда она начала опираться на фашистскую организацию, во главе которой был Дмитрий Васильев… я тогда запротестовал, поехал в Нью-Йорк в Зарубежный Архиерейский Синод и сказал, что я не могу позволить, чтобы наша Церковь опиралась на эту организацию.

Меня тогда там отговаривали, говорили, что наоборот, эта партия поможет Вашей Церкви. Я говорю нет, достаточно – Московскую Патриархию "спасала" КПСС, а теперь и мы ещё будем на фашистов опираться… То есть мы отошли от Зарубежной Церкви и зарегистрировались как Российская Православная Свободная Церковь, уже не зарубежной юрисдикции, а просто Свободная.

В 1997 г. у нас в стране был принят новый Закон о свободе совести и меня вызывали в Министерство Юстиции и говорят, что надо перерегистрироваться. Название "Православная Свободная Церковь" мы не можем Вам дать, потому что у старообрядцев похожая аббревиатура, выбирайте другое название. Мы решили взять название Автономная.

Сейчас у нас около ста общин в Российской Федерации, есть общины и духовенство в Америке, в Аргентине, в Швейцарии, во Франции, в Израиле, в Украине… Это верующие и духовенство, которые находятся под юрисдикцией Российской Православной Автономной Церкви.

Корр.: Владыка, а с чего начались все эти имущественные споры?

Митрополит Валентин: Два года тому назад к нам прислали комиссию с проверкой. Проверили, написали отчёт, что храмы находятся в хорошем состоянии, все довольные остались. Не знаю, кому это не понравилось, во всяком случае, следом направили вторую комиссию, а та уже более сдержанная, уже начала говорить, вроде что-то неладно с документами. Подключили прокурора, состояние дел оценили как удовлетворительное. И следом появляется работник из ФСБ и требует у Владимирского Госцентра по охране памятников все документы о Храмах, которые находятся у нас. А через некоторое время пришло письмо из Владимирского Территориального управления Росимущества, в котором говорилось, что есть какие-то документы о том, что наши храмы надо изъять.

Храмы эти, которые нами были сохранены от гибели и реставрированы за счёт верующих, изымаются у нас в пользу Московского патриархата. У нас уже десятки храмов отобраны – в г. Обояне Белгородской области, Волгограде, Нижнем Новгороде, Каинске Новосибирской области, Уссурийске, г. Ногинске Московской области, в Санкт-Петербурге, Рязани, Суздале, Железноводске, Воткинске, Трубчевске и многих других городах.

Несколько раз ко мне приходили из Московской Патриархии, предлагали воссоединиться. В последнее время от нас требуют немедленного присоединения к МП РПЦ, а я отказываюсь. Силовики пришли к епископу Евлогию и сказали, чтобы принимались радикальные меры в отношении Валентина, что надо забрать все храмы, а Валентина изгнать…

Корр.: У Вас есть документальное подтверждение этому?

Митрополит Валентин: Да, об этом писали даже в областной газете "Призыв", что мне пулю в лоб надо пустить и мораторий на смертную казнь отменить ради меня надо, есть много чего…

Недавно опять прислали делегацию из Владимира – давайте соединяйтесь. Так как я отказался, пошёл новый "накат". Теперь вот Росимущество требует 15 храмов.

Корр.: Чем аргументирует Росимущество свои действия?

Митрополит Валентин: Росимущество говорит, что мы должны вернуть эти церкви, потому что мы ими якобы незаконно владеем. У нас все документы есть и все в порядке, всё в соответствии с установленным действующим законодательством. Кому вернуть – Государству? Мы должны вернуть всё в государственную казну. А что государство с ними будет делать с этими церквями? Как известно, государственные органы действуют сегодня в интересах Русской Православной Церкви Московского патриархата. Несмотря на то, что Церковь у нас отделена от государства. Это закреплено Конституцией.

Корр.: А на каком основании государство у одной общины имущество забирает, а другой передаёт?

Митрополит Валентин: А им и основание никакое не нужно, они это делают и всё, в нарушение всех законов. Это даже не скрывается. Я хочу сказать, что Московская Патриархия стала уже государственной религией. В храмах проводятся светские мероприятия, там чиновники обсуждают то торги, то золото, то нефть … ну не хотим мы быть участниками всего этого. Мы ушли оттуда, потому что это нам претит. Это внутреннее наше убеждение.

Мы считаем, что РПЦ МП осуществляет деятельность, которая противоречит целям её создания.

Корр.: Всё-таки, можно немного подробнее рассказать о взаимоотношениях с представителями Московской патриархии.

Митрополит Валентин: Я отошёл от Московской патриархии после некоторых событий драматического, исторического и канонического порядка. Около 30 лет я служил в Московской патриархии. Был настоятелем и благочинным церквей Владимирского округа, у меня было множество всевозможных почётных грамот от Патриархии, восточных патриархатов и светских властей, был награжден пятью медалями Фонда мира, серебряными и золотыми, всего вручено 27 церковных и светских наград…

Самый лучший был священник. И как только я ушёл из Московской патриархии – я стал самый плохой. Писали про меня всякое: что за доллары продался зарубежной церкви, которая сотрудничала с Гитлером, много чего писали. Когда это не помогло, меня начали шантажировать, запугивать, сфальсифицировали дело, судили и т.д. хотели одного, чтобы я вернулся в лоно РПЦ. Даже один архиерей Московской патриархии – митрополит Серапион как-то сказал: "Большую мы ошибку сделали, что потеряли Валентина". Я им несколько раз говорил: "А зачем Вам нужно меня возвращать в Московскую патриархию, если я такой плохой? Я подборку им газетную сделал – зачем Вам нужен такой плохой человек?" Они мне говорят: "Да Вы только вернитесь, и все прещения против Вас будут сняты. Вы ведь знаете церковную историю…".

И когда я категорически отказался возвращаться в Московскую патриархию – сразу началась череда непрекращающихся проблем.

Член Архиерейского Синода РПАЦ, Архиепископ Феодор (Гинеевский)

Мы ушли из Патриархии в 1990 году. Сразу начались преследования. Нас называли раскольниками, нам подбрасывали револьверы, патроны… Вот как при Сталине ставили клеймо "враг народа", а нас "раскольниками" называли. Постоянно провокации устраивали. Во время службы врывается какая-нибудь женщина и кричит: "На Колыме будете своего Валентина поминать…" или ещё что-нибудь в этом духе.

Покушения были, нападения… Как-то прихожу со службы – Владыка избит, завернули его в ковёр, кляп во рту… Хорошо, что я пришёл на час раньше. Написали тогда заявление в милицию, как это полагается и через 2 или 3 недели отписка – "состава преступления нет". Потом, когда уже прихожане писать начали, то вроде бы приняли заявления о возбуждении уголовного дела, но потом написали, что "лица не установлены"…

И если в период с 1990 по 2000 год были местные, локальные гонения со стороны местных властей, со стороны Московской Патриархии, то с 2000 года это уже какая-то система государственного гонения началась, это не просто гонения каких-то отдельных чиновников, а начались именно системные преследования. Каждый месяц, каждый год что-то случается…

В газетах клеветническая кампания против Митрополита началась с призывами "физически уничтожить", местная газета "Призыв" открыто призывала: "отца Валентина надо стрелять. Ради него временно забыть про мораторий на смертную казнь, пустить ему пулю в затылок, а процедуру показать по центральному телевидению". В газете "Русский вестник" писали: "отвернуть этой скотине голову", "довести дело до конца и очистить землю Суздальскую". Все эти угрозы убийством, провокации, поджоги, религиозный экстремизм, унижение чести и достоинства, – всё это так и осталось безнаказанным…

Корр.: Владыка Феодор, а что это за религия такая, при которой в душе мира нет?

Архиепископ Феодор: Вопрос, видимо, в том, что не совсем тем занимаются священнослужители, чем следовало бы им заниматься. Открывают монастыри, там чего только не разводят… Получаются, что монастыри – это большие трудовые колонии или большие фермерские хозяйства. А ведь когда, к примеру, основывался монастырь преподобного Сергия Радонежского, он же не думал, что будет там какая-то большая лавра, он думал о спасении душ.

Когда мы уходили из Московской Патриархии, Святейший Патриарх – ныне покойный Пимен и его Синод, потребовали от Митрополита Валентина (тогда он был Архимандритом) письменное отречение от своей паствы. Спрашивается, как это можно было сделать? Что он напишет? Я отрекаюсь от своей паствы и считаю, что они не православные христиане? Мы не могли на это пойти.

Поэтому здесь стоит вопрос не только догматический, канонический, а стоит ещё вопрос совести, нравственности. Я помню, тогда спросил настоятельницу Покровского монастыря мать Софию: "Если от Вас, ради святого послушания, ради блага церкви, потребуют написать отречение от Ваших сестёр, то Вы написали бы такое отречение?" Она в ответ промолчала.

А чиновники действуют по упрощённой схеме, они думают, что если они откроют церковь, откроют семинарии, будут покровительствовать духовенству, митрополитам, если обеспечат Церковь строениями, материальными благами, то сразу же поднимется нравственность. Время показывает, что несмотря на то, что у нас вроде как открылись храмы, монастыри… общество лучше не стало.

Если на тебе монашеская ряса, это ведь ещё совсем не значит, что ты человек духовный, нравственный или религиозный… Меня, к примеру, всегда возмущает отношение патриархийного "священноначалия" к людям. Не буду называть имя, но один из тех, кто уговаривал Митрополита Валентина отречься от своих прихожан, говорил, что люди – это "быдло". Сегодня говорит, они Вас защищают, а через два месяца Вас забудут, а через полгода эти все Ваши "божьи одуванчики" к другому батюшке будут ходить. Вот такое отношение к верующим людям.

У нас так не произошло. Все прихожане встали на защиту Митрополита, народ уважает его. Может быть поэтому ещё и стараются его убрать, потому что люди к нему тянутся. А Московская патриархия никогда не давала возможности священникам служить долго на приходах, существует система перевода священников с прихода на приход.

Корр.: С чем связана такая практика?

Архиепископ Феодор: Раньше, когда был институт советской власти, это делалось для того, чтобы люди не сплачивались в духе своём, чтобы не было единства – "разори духовную жизнь прихода", "разделяй и властвуй"… вот этими принципами многие "начальники православные" до сих пор руководствуются. Одного батюшку направят, потом второго, третьего…

Было такое, что священники Московской патриархии говорили: "Вот Валентин там создал свою вотчину и на этой вотчине командует". А там не было вотчины, там был приход и люди жили при нём нормальной приходской жизнью.

Митрополит Валентин ведь очень много сделал для города, благодаря его связям Суздаль стал городом-побратимом с немецким городом Ротенбургом-на Таубере, сам Митрополит – почётным гражданином Суздаля стал…, а потом когда начались гонения, его и этого звания лишили. Даже те горожане, которые не ходили в церковь, удивлялись, как так?

Я приехал в Суздаль в 19 лет, был псаломщиком, сейчас мне за 50. При мне организовалась община, храмы восстанавливались, первые церковные хоры собирались… Тогда ещё были люди, которые сохранили и несли в себе эту православную культуру – 1900 года рождения и даже 1888 года. Теперь их уже нет, но традицию они передали своим детям. Мы всё это восстанавливали – и храмы, и традиции, и православную культуру.

Поэтому мне очень хорошо понятно, почему Московская Патриархия и власти заинтересованы были в том, чтобы священников постоянно меняли. Тогда при Царе Духовенство и Святейший Правительствующий Синод были заинтересованы в том, чтобы священники как можно дольше сидели на приходах, были целые поколения священников. И никто не думал переводить с места на место священников, отрывать их от родины и родной земли. А сегодня они как челноки, как напёрстки меняются на пальцах, как перчатки...

В Суздале вместе с храмами Русской Православной Церкви стоят храмы нашей Церкви – Российской Православной. Верующие поделены – одни ходят к нам, другие к ним.

Обратите внимание — им нужны храмы. А что будет с людьми? Вот наши верующие пошли к чиновникам, а те им: а чего вы так переживаете? Храмы у вас останутся в Суздале, их никто не унесёт, они будут открыты, вы в них будете ходить. Ну, начальство поменяется, так какая вам разница? То есть чиновник не понимает, что он действует по упрощённой схеме. Вот дали вам храм, надели узду, позолотили, нашли вам спонсоров богатых, открыли его, идите молитесь… А что там на душе у человека – никому нет дела.

Есть люди, которые ходят в силу своей привычки в определённый храм, но большинство ходят по своим сугубо религиозным убеждениям. И вот теперь эти люди будут лишены этой возможности, потому что прийти в храм Московской патриархии для наших верующих, значит переступить через свою совесть, особенно после тех гонений, которые Московская патриархия вместе с чиновниками нам устроила.

Председатель Архиерейского Синода РПАЦ, Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов)

Когда стали всяких званий лишать, я думал Бог с ними. Если все эти должности для священников — Благочинный, Архимандрит – имеют какую-то значимость, то для прихожан батюшка, да батюшка… Но когда меня с настоятельства убрали, тогда уже народ встал, митинги мы устраивали, с плакатами ходили, но нас не слушали, не удовлетворяли наши просьбы…

Когда меня вызывали на совещание в Московскую Патриархию, там был покойный ныне патриарх Пимен и митрополит Алексий, нынешний патриарх, архиепископ Кирилл – ныне митрополит. Кирилл мне тогда говорил: "Отрекись от этих неформалов, сделай так, как Владыка Архиепископ Псковский Владимир (Котляров) сделал. Вот он отказался от Краснодара и сейчас в таком почёте. Сделай так и ты будешь потом Архиереем".

Я говорю: "Владыка, простите, я не могу от этого отказаться, я не могу плюнуть людям в душу". И вот этот Кирилл говорит: "Батенька мой, о какой ты душе говоришь? Ты всю христианскую этику перевернул с ног на голову".

Когда я услышал такое, то в ответ сказал: "Если Вы Владыка не знаете, о какой я душе говорю, тогда мне с Вами больше и говорить не о чем".

Корр.: Что стоит за этим конфликтом, по большому счёту, как Вы считаете?

Митрополит Валентин: Мы проповедуем, чтобы Церковь жила по Евангелию, чтобы люди жили по совести, по заповедям Христа, чтобы не было людской грязи. Я не только архиерей, но я и человек. Я не только член Церкви, но и гражданин своей страны. Я против того, чтобы духовенство, Церковь вмешивалась в дела светские. У нас одна должна политика быть – церковная. Политика того, чтобы спастись, чтобы людей привести к Богу, чтобы удержать людей от греха, чтобы людей сохранить в этой первозданной вере, которую Христос нам завещал. Вот задача.

Московская Патриархия у нас занимается всем, чем угодно, только не исполнением заповедей Христовых, только не работой над собой занимается, не нравственностью…

Вы посмотрите, что происходит. Какие бы там мероприятия светские не происходили, они туда священника, сюда священника, им ведь некогда молиться, некогда самим спасаться и других спасать. Мы не хотим участвовать в этом. Мы говорим: "Оставьте нас в покое. Дайте нам свободно молиться. Дайте нам спокойно исполнять евангельские заповеди и не отрывайте нас от своей родины, дайте нам исполнять свои обязанности перед Богом и своими прихожанами добросовестно и разумно, в соответствии с учением Православной Церкви!!

Мы православные христиане, но мы и сыновья нашей любимой Родины.

Корр.: Владыка Валентин, как Вы считаете, в этом преследовании задействованы спецслужбы?

Митрополит Валентин: Я не могу точно сказать, но уверен на 99%, что это дело их рук. Только они действуют под покровительством государственных чиновников.

Перед празднованием 1000-летия Крещения Руси в 1988 году вызывают меня в милицию областную. Там были двое в милицейской форме, двое в штатском. Беседовали со мной. Говорят, там будет много иностранцев, давайте принимать участие. Я отказался, понял, что вербовали. Тогда они мне папку показывают – вот досье на тебя, тут на тебя написали, и тут… Либо ты с нами, либо ты не доживёшь до этого тысячелетия.

Я понял это дело и сразу на следующий день всё своим прихожанам рассказал, что меня вызывали и что там было. Специально это сделал, знаю, что они болтунов не любят, чтобы отстали от меня и чтобы больше меня не вызывали. Они не вызывали, но с того времени собственно всё и пошло…

Вы спрашиваете, замешена ли ФСБ? Вот тот протокол разговора, когда меня вызывали, был опубликован потом в областной газете, когда они уже клеветническую компанию начали. Эта информация хранилась в ФСБ. Потом в Госцентре по охране памятников нам говорили, что приезжали из ФСБ и требовали документы. То есть везде они наследили и их почерк прослеживается.

Правда, тогда юбилейные торжества они дали мне провести. Их проводили в Москве, в Ленинграде, в Киеве и во Владимире. Я был тогда назначен начальником штаба по проведению праздника. Тогда они были вынуждены смириться, ведь приезжали разные иностранные делегации, у нас города-побратимы, храмы отреставрированы, приходилось принимать гостей по 3-4 делегации в день, короче, был на виду…

И вот дали мне провести это Тысячелетие, а следом сразу начались притеснения, начали снимать с одной должности, с другой, а теперь храмы отбирать стали…

Член Архиерейского Синода РПАЦ, Архиепископ Феодор (Гинеевский)

Года три назад была статья в нашей газете, про то, как Архиепископ Евлогий вручал председателю УФСБ орден за то, что он оказал содействие в передаче имущества от "раскольников". Это для нас был такой анонс для предстоящих событий. Хотя потом, когда у нас был первый суд по имущественному вопросу, то судья Любимцева вынесла решение суда в нашу пользу. Газеты тогда писали, что на законных основаниях мы выиграли суд.

Тогда на суде интересы Московской Патриархии представлял подполковник ФСБ Борис Николаевич Нескородов. Когда мы, возмущённые этим написали в ФСБ жалобу, что не имеют они права представлять на судах интересы Церкви, которая, между прочим, отделена от государства, то нам ответили, что сотрудники ФСБ в свободное от работы время бескорыстно и бесплатно могут оказывать такие юридические услуги. У нас есть в архивах это письмо. Не каждая судья, когда видит подполковника ФСБ, может оставаться независимой. Хоть 200 раз она будет независимой, но она сделает всё возможное и невозможное и пойдёт на все нарушения, чтобы вынести решение в его пользу.

Нам очень часто говорят: "Мы Вам сочувствуем, мы Вас понимаем, нам Вас жалко, но если мы сделаем что-то в Вашу защиту, мы тут же лишимся работы". Начиная с 2000 года мы многократно обращались к федеральной власти, в правоохранительные органы разных уровней в связи с преступной политикой геноцида в отношении нас, однако, должностные лица проявляют полное бездействие в выполнении законов и Конституции РФ.

ФСБ действует в связке с администрацией, которая сегодня состоит из бывших работников спецслужб. И почерк у них уже просматривается. К примеру, формальным поводом для начала имущественных споров по отчуждению храмов у нашей Церкви якобы стали обращения Суздальцев. Мы говорим: "Ну покажите, где это письмо?" Они сказали: "Если Вы очень хотите, то завтра Вам сделаем письмо". Они всё могут сделать.

Председатель Архиерейского Синода РПАЦ, Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов):

Наш древний город Суздаль считают сердцем Золотого кольца, он имеет давнюю историю и глубокие православные корни. В таком маленьком городке было когда-то 17 монастырей и 70 храмов, а перед революцией было 4 монастыря и 47 храмов. В 1918 году государство национализировало эти памятники архитектуры – храмы, монастыри со святынями, с живописью, с иконами …, а потом от всего этого ничего не осталось ни святынь, ни иконостасов и неизвестно куда всё подевалось – мы получили руины.

Я приехал в Суздаль по приглашению управделами Патриархии митрополита Алексия (Ридигера) почти 30 лет назад. Он мне говорил: "Если тебе монаху, не нужна Церковь, то кому она тогда нужна? Поезжай в Суздаль, восстанавливай храмы и делай там свой приход"… Вот я приехал.

Трудно было – новое место, церкви бесхозные, без окон, без дверей, а где вообще без крыш, и стены развалены… Я в таких условиях три года жил, всё добивался, чтобы отреставрировали, деньги искал… По моему мнению, если мы допускаем, что храмы разрушаются, то нам не простит Бог, нам не простит история, нам не простят наши потомки того, что мы это допустили.

Приход мы подняли. Я трижды избирался в городской Совет, меня там все знали и знают, как строителя. И я всю свою жизнь посвятил тому, чтобы сохранить все эти памятники архитектуры. Все это знают. В то время мне говорили: "Берите храмы, берите сколько можете, только сохраните".

Митрополит Валентин: Тогда в стране начались экономические реформы, перестройка. С финансами было трудно, зарплату не выдавали. Я изыскивал самые разные возможности и в зарубежные церкви ездил, ходил, просил, дайте деньги, чтобы хоть как-то сохранить эти памятники. Мне помогали. Наши верующие тоже помогали. Мы сами, своими руками эти кирпичи носили, мусор выбрасывали, грязь всю вытаскивали… Тогда никто на эти церкви не претендовал ни Московская патриархия, никто… Государство не выделило на это ни единой копейки.

Действующий ныне Цареконстантиновский храм г. Суздаля после реставрации.

Митрополит Валентин: Мы в 17 храмах сделали реставрацию и сейчас вдруг… Росимущество, через суд стремится отсудить у нас восстановленные нами из руин, 15 храмов, нарушая при этом все наши права. В прошлом 2007 году 18 декабря они подали в суд. И вот только в феврале мы получаем иски на истребование имущества, на храмы и прочее и прочее. На нашей стороне закон, все уставные и юридические документы, которые однозначно подтверждают наше право на безвозмездное пользование этим имуществом.

Корр.: В данной ситуации, что Вы предпринимаете?

Митрополит Валентин: Просили юристов, чтобы защитили нас, но мало кто в этом деле разбирается, это раз. И второе, там неимоверные деньги требуют с нас. В СМИ три дня тому назад обратился, говорю, что у меня есть бумага и что её надо опубликовать и что наш адвокат хочет ответить на вопросы корреспондента. Мне сказали: "20 тысяч давайте, тогда опубликуем".

Мы просим всех помочь восстановить справедливость. То есть эти храмы принадлежат нам законно, мы их из руин спасли, восстановили. Приезжайте в Суздаль, спросите любого жителя, в каком они состоянии были и как мы всем миром их поднимали. То есть мы вложили туда и жизнь, и энергию, и деньги и всё… Сейчас вдруг, нас всего этого лишают.

Вся эта ситуация вынудила нас обратиться к Президенту РФ, Генеральному прокурору, Министру юстиции, в Следственный Комитет при Генеральной прокуратуре, а также в правозащитную организацию ООД "За права человека" поддержать наше предложение и внести заявление о ликвидации религиозной организации Русской Православной Церкви Московского патриархата. Потому что, ещё раз повторяю, за всеми этим обстоятельствами и преступными действиями со стороны чиновников в отношении нас всегда угадывалась рука Московской патриархии.

 ...


"За последние 10 лет Московская Патриархия стала еще хуже. А Зарубежная Церковь все более катится "по наклонной" в лоно Московской Патриархии"