November 19th, 2012

Антисоветская партизанская война в Латвии в 1944 – 1945 гг.

В июле – октябре 1944 г. Красная армия заняла большую часть (за исключением Курляндии) территории Латвии. В лесах начали скрываться жители республики, выступившие на стороне германских оккупационных властей: полицейские, чиновники администрации, солдаты и офицеры латышских формирований СС.

В это же время германская военная разведка из отступивших в Курляндию, Восточную Пруссию и Померанию латышских военнослужащих вермахта и СС начали готовить агентов, предназначенных для ведения диверсионной и партизанской войны на территории Латвии.

С сентября по декабрь 1944 г. в северных районах Латвии действовало около 50 диверсионных групп, заброшенных сюда из Германии. Для них было оборудовано около 100 тайных хранилищ оружия и взрывчатки. В Курляндии с октября 1944 г. по май 1945 г. германская разведка подготовила около 2000 диверсантов-латышей.

В начале осени того же года агенты германской разведки и разного рода «окруженцы» в Восточной и Северной Латвии начали объединяться в партизанские отряды (50 отрядов), получившие название «лесные братья» (meža brāļi). В их состав начали вливаться уклоняющиеся (в основном сельская молодежь) от мобилизации в Красную армию. Сначала «лесные братья» объединялись в отряды по 100 и более человек. Однако ввиду того, что большие отряды оказались недостаточно маневренными и легко обнаруживаемыми во время контрпартизанских операций частей Красной армии и войск НКВД, латышские «лесные братья» перешли к менее многолюдным объединениям – по 20 – 40 человек.



«Лесные братья» жили в лесу в основном в бункерах или палаточных лагерях. Бункеры часто располагались вблизи хуторов.

Латышские «лесные братья» были обмундированы в основном в форму латвийской армии, вермахта и войск СС. Со временем они начали сочетать ее с различными элементами гражданской одежды. На вооружении состояло в основном стрелковое оружие германского образца. Отряды и группы имели радиосвязь, систему шифров и кодов.

«Лесные братья» использовали тактику внезапных атак на воинские патрули и волостные центры, где уничтожали представителей администрации, коммунистов, комсомольцев и активистов-общественников.

С 20 октября 1944 г. в Эстонии и Латвии была расквартирована 5-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД под командованием генерал-майора Петра Алексеевича Леонтьева, в основные задачи которой была поставлена борьба с антисоветским партизанским движением в данных республиках. В войне против «лесных братьев» в Латвии принимали участие и латышские истребительные батальоны (16 000 человек).

10 декабря 1944 г. из разрозненных отрядов и групп было сформировано Объединение национальных партизан Латвии (Latvijas Nacionālo partizānu apvienība). В подпольных условиях начала издаваться газета «Серебряное солнце» («Sudrabotā saule»).



2 марта 1945 г. в Абренском районе на востоке Латвии части 5-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД уничтожили крупный лагерь «лесных братьев» (20 бункеров, 300 человек). В бою были убиты 28 латышских повстанцев. Потери войск НКВД – 30 убитых и раненых.

С мая 1945 г. после капитуляции германских войск в Курляндии в отряды латышских «лесных братьев» влилось более 4000 солдат и офицеров 19-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС, а также остатки отрядов «курелистов» (kureliesi).

В июле 1945 г. «лесные братья» Курляндии объединились со структурами Объединения национальных партизан Латвии. В результате была сформирована Латвийская национальная партизанская организация (Latvijas Nacionālo partizānu organizācija). По численности на территории Латвии «лесные братья» распределились следующим образом – в Курляндии 4000 человек, в Латгалии – около 10 000 человек, в северной и центральной Латвии – 6000 человек.

Отряды латышских «лесных братьев» действовали активно во всех областях Латвии – Курляндии (прежде всего в Дундаге, Валдемарпилсе, Талсах, Кабиле), Видземе (прежде всего в Валке, Алое, Лимбажи, Цесисе), Латгалии (прежде всего в Виляке, Балвах, Резекне, Лудзе, Прейли, Крустпилсе) и Земгалии (прежде всего в Екабпилсе и Бауске).

Также латышские «лесные братья» периодически заходили в сопредельные районы Псковской области, где нападали на сельсоветы и отделения милиции, захватывали различное имущество в колхозах и государственных складах. За 1944 – 1945 гг. войсками НКВД в Псковской области были уничтожены 9 отрядов латышских «лесных братьев». При это было убито 16 человек, взято в плен 68 человек и явились с повинной – 31 человек.

В Латвии органами госбезопасности с июля 1944 г. по август 1945 г. было убито 672 «лесных брата», задержано и арестовано 10 285 человек. При этом было изъято 85 пулеметов, 278 автоматов, 914 винтовок, 159 револьверов, 718 гранат, 384 мины, 110 992 патронов, 23 кг взрывчатых веществ.

Прочесывание лесов проводили созданные при управлениях НКВД латышские истребительные батальоны.

Антисоветская партизанская война в Латвии продолжалась до 1956 г. и приняла форму гражданского конфликта. На стороне сил госбезопасности СССР выступали латышские истребительные батальоны. За это время через отряд «лесных братьев» прошло более 20 000 человек. Различную помощь им оказывали до 80 000 человек. В более чем 3000 боях и террористических актах погибли 1 1070 советских, коммунистических и комсомольских активиста, 259 военнослужащих Советской армии, МВД и МГБ и 386 бойцов латышских истребительных батальонов. В этих же боях погибли в общей сложности 2442 «лесных брата», а 7342 взяты в плен и 4293 явились с повинной. За пределы Латвийской ССР на поселение в Сибирь и в районы Крайнего Севера было выслано 57 000 человек.

Фашистские партии и движения в Латвии 1930 – 1945 гг.

В Латвии с 1920-х гг. начало формироваться фашистское движение, которое включало в себя в основном студентов, бывших и действующих военнослужащих, ветеранов гражданской войны в Латвии 1918 – 1919 гг. В силу культурных особенностей страны (лютеранство, постоянное присутствие немецкого городского населения) идеи и стиль (даже при развитости антинемецких настроений) заимствовался из Германии. Профашистски настроенные студенты устраивали дискуссионные клубы, где вели пропаганду антисемитизма и «арийского превосходства». Самым популярным являлся основанный в 1922 г. Латышский национальный клуб, члены которого не только произносили националистические и антисемитские речи, но были замешаны в политических убийствах, а также совершали нападения на штаб-квартиры левых организаций и устраивали уличные беспорядки. В 1925 г. Латышский национальный клуб был реорганизован в Клуб латышских националистов (Latvju nacionālistu kluba).

С 1930 г. правые радикалы стали объединяться вокруг журнала «Щит народа» («Tautas Vairogs»), призывавшего сохранить культурную и расовую уникальность латышского народа.

В ноябре 1931 г. появилась первая заметная фашистская партия – «Огненный крест» (Ugunskrusts). В латышской традиции так обозначался знак свастики. Организация включала в свою программу пропаганду радикального латышского национализма, антисемитизма и антикоммунизма.

Учредители партии «Огненный крест». 1932 г.


В апреле 1933 г. эта партия была запрещена латвийскими властями.

Эмблема «Огненного креста»

В 1932 г. была сформирована Объединенная латвийская национал-социалистическая партия (Apvienotā Latvijas nacionālsociālistiskā partija). Эта организация полностью соответствовала германским нацистским образцам. В мае 1935 г. она была запрещена латвийскими властями.

С 1933 г. в Риге действовал филиал Российской фашистской партии, штаб-квартира которой находилась в Китае, в Харбине. В нее входили в основном молодые представители русской эмиграции в Латвии. Они издавали листок «Завтра», где призывали к национальной революции в России и к борьбе с советской властью.

Эмблема Российской фашистской партии

Нацистские взгляды также были характерны для различных немецких землячеств в Латвии. Здесь распространялась нацистская литература и пресса. Многие члены немецкой общины в Латвии входили в различные организации «Третьего рейха». Весной 1933 г. в Риге была образована крупнейшая нацистская партия латвийских немцев «Движение» (Bewegung) во главе с доктором Эрхардом Кройгером (Erhard Kroeger). В 1939 – 1941 гг. большинство латвийских немцев были репатриированы в Германию. В период Второй мировой войны 1939 – 1945 г. Эрхард Кройгер дослужился до оберфюрера СС (чин между званиями полковника и генерал-майора).

Эрхард Кройгер (второй справа) на приёме у Йозефа Геббельса


В мае 1933 г. была сформирована новая латышская фашистская партия – «Громовой крест» (Pērkonkrusts – так в латышском языке назывался знак свастики) во главе со служащим Министерства финансов Латвии, бывшим лейтенантом Густавсом Целминьшем (Gustavs Celmiņš). Партия издавала газету «Громовой крест» тиражом 20 000 экземпляров.

«Громовой крест» организовал для своих соратников подготовку в военно-спортивных лагерях. Основным лозунгом этой организации являлся призыв: «Латвия для латышей – хлеб и работа для латышей!» («Latviju latviešiem– latviešiem darbu un maizi!»). Члены партии приветствовали друг друга «римским салютом» и возгласом «Готов к бою!» («Cīņai sveiks»). Униформой были серая рубашка, чёрный берет, чёрные брюки и сапоги.

Густавс Целминьш

В ряды «Громового креста» вступили до 15 000 человек. Их деятельность была настолько радикальной (требования объявления бойкота латвийским евреям и повсеместной раздачи оружия латышам), что уже в январе 1934 г. данная организация была запрещена, а ее руководство арестовано.

Боевики из «Громового креста»


Некоторые члены (102 человека) этой партии были заключены в тюрьмы и концентрационные лагеря. В дальнейшем (до лета 1941 г.) «Громовой крест» действовал в подполье. Его штаб-квартира располагалась в этот период в Финляндии, в Хельсинки.

С 1936 г. сама власть латвийского государства взяла на вооружение многие черты фашизма – президент Карлис Улманис (Kārlis Augusts Vilhelms Ulmanis) был объявлен «Великим Сеятелем» (Lielo Sējēju), сберегавшим «истинно латышские, крестьянские» ценности. Государственной идеологией стал латышский национализм. Режим Улманиса в латышском обществе опирался на ополченческие военизированные формирования «Защитников» (Aizsargi). На июнь 1940 г. в этой организации числилось 68 000 человек.

Латышские ополченцы на параде 15 мая 1936 г.


Таким образом, государство само взяло на себя роль распространителя фашистских идей в латвийском обществе.

С присоединением Латвии к Советскому Союзу летом 1940 г. все фашистские организации на ее территории были запрещены, а их члены репрессированы.

4 июля 1941 г в Шауляе члены «Громового креста», всегда отличавшиеся особым упорством и крайней жесткостью, сожгли около 500 евреев в здании местной синагоги. В августе 1941 г. германские власти официально запретили эту партию, но ее члены активно приняли участие в работе коллаборационистских органов управления, вступали в полицейские батальоны и войска СС.

Глава «Громового креста» Густавс Целминьш, который проживал в эмиграции в Финляндии и участвовал добровольцем в советско-финляндской войне 1939 – 1940 гг., возглавил Комитет по организации латвийских добровольцев (Latviešu brīvprātīgo organizācijas komiteja). Основной задачей комитета было формирование латышских полицейских батальонов для борьбы с партизанами на территории России и Белоруссии. Разочаровавшись в союзе с Германией, Целминьш выпустил несколько антигерманских прокламаций, за что был арестован гестапо и заключен в концентрационный лагерь Флоссенбург в Баварии, откуда его в апреле 1945 г. освободила армия США.

В период освобождения Латвии Красной армией в 1944 – 1945 гг. бывшие члены латышских фашистских организаций влились в состав антисоветского партизанского движения (Meža brāļi) и продолжали вооружённую борьбу до середины 1950-х гг.

В 1995 г. в Латвии «Громовой крест» был восстановлен.

Демонстрация «Громового креста» в центре Риги. 1996 г.


В 2000 г. партия «Громовой крест» была опять официально запрещена латвийскими властями.

Латышские формирования в составе вермахта, полиции и СС

История отношений латышей и немцев всегда была достаточно противоречивой. С одной стороны, латыши в период доминирования немцев в Прибалтике (XIII – начало ХХ вв.) подвергались жёсткой дискриминации (во многом смягчаемой в XVIII – начале ХХ вв. правительством Российской империи), но с другой стороны, латыши очень много восприняли из северогерманской (немецкой и шведской) культуры и организации общественных отношений.

В 1905 – 1907 гг. немцы и латыши пережили вооружённый конфликт, когда латышские повстанцы разоряли немецкие усадьбы и фермы, часто уничтожая их жителей. В период войн 1918 – 1920 гг. латышские Вооружённые силы вели боевые действия против Корпуса германских добровольцев и ополчения (Landsver) латвийских немцев. В 1920 – 1940 гг. уже немецкое население Латвии порой чувствовало на себе дискриминационную политику латвийского правительства и неприязненное отношение части латышского населения.

С началом войны с СССР Германия использует широко распространившиеся среди латышей антисоветские, антирусские и антисемитские настроения. Самих латышей расовая доктрина «Третьего рейха» относила к «арийским народам», не тождественным, но близким по своим характеристикам к «нордической расе». Поэтому на период войны против СССР нацисты рассматривали латышей в качестве союзников и предоставляли им возможность служить в Вооружённых силах Германии.

 

Латыши в вермахте и военной полиции

Ещё до нападения Германии на Советский Союз, в мае 1941 г., в Латвийской ССР в виде подпольной организации было воссоздано латышское ополчение «Защитники» (Aizsargi).

Латышские добровольцы вспомогательной полиции. Июль 1941 г.

22 июня 1941 г. в Латвии развернулось антисоветское партизанское движение. 129 отрядов «защитников» совершали нападения на отступающие части Красной армии и чинили расправу над местными сторонниками Советской власти, а также над евреями (за июнь убито около 6000 человек).

Германское командование с конца июля 1941 г. начало формировать из отрядов «защитников» полицейские батальоны(Schutzmannschaft). Первый батальон возглавил бывший офицер латвийской армии Вольдемарас Вейсс (Voldemārs Veiss).

Штандартенфюрер СС Вольдемарас Вейсс. 1944 г.

Латышские полицейские формирования (45 батальонов – номера с 16-го по 28-й, с 266-го по 283-й, с 311-го по 322-й) численностью в 15 000 человек несли охранную службу в тыловых районах, главным образом по обеспечению безопасности путей снабжения германской армии. Некоторые из них направлялись для борьбы с партизанами и охраны военных и хозяйственных объектов на территорию Украины и Белоруссии. Часть батальонов действовала на фронте в полосе германской группы армий Nord.

В июле 1941 г. был сформирован латышский полицейский специальный отряд «Арайс» (Sonderkommando Arajs) под командованием бывшего лейтенанта латвийской криминальной полиции Виктора Арайса (Victors Arājs). В отряд входило около 500 человек. Его задачей являлось уничтожение еврейского населения Латвии. В ходе карательных акций отряд уничтожил 26 000 человек.

В 1942 г. латышский полицейский специальный отряд «Арайс» увеличил свою численность до 1500 человек и принял участие в боевых действиях против партизан на территории Белоруссии. Виктор Арайс получил чин штандартенфюрера СС.

Штандартенфюрер СС Виктор Арайс

1 августа 1943 г. германское командование из четырёх латышских батальонов (277-го, 278-го, 312-го и 276-го) сформировало 1-й Латвийский добровольческий полицейский полк Riga.

В начале ноября 1943 г. 1-й Латвийский добровольческий полицейский полк Riga был отправлен на советско-германский фронт в район Невеля, где в течение четырёх месяцев участвовал в боях против Красной армии.

В феврале – марте 1944 г. германское командование из 7 латышских батальонов (22-й, 25-й, 313-й, 316-й, 317-й, 318-й и 321-й) сформировало 2-й Латвийский добровольческий полицейский полк Libau и 3-й Латвийский добровольческий полицейский полк.

Зимой – ранней весной 1944 г. в ходе антипартизанских операций латышские полицейские батальоны сожгли в Витебской области Белоруссии 138 деревень и уничтожили 17 000 человек.

Служащие 21-го латвийского полицейского батальона собирают на пляже вблизи Лиепаи группу евреев для казни. 15 декабря 1941 г.

В феврале 1944 г. германским командованием были сформированы шесть латышских пограничных полков 4-батальонного состава общей численностью 16 200 человек. Они вели боевые действия против партизан и частей Красной армии 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов.

В марте 1944 г. из-за нехватки вооружения 1-й и 2-й латышские пограничные полки были расформированы, а их личный состав направлен на пополнение других частей.

В том же месяце понесший большие потери 1-й Латвийский добровольческий полицейский полк Riga был отправлен в Латвию для отдыха и восстановления. За заслуги его личный состав получил от германского командования право носить нарукавные ленты с наименованием полка.

В марте же 1944 г. было сформировано четыре Латгальских (Латгалия – область на востоке Латвии, населенная в основном латышами-католиками и русскими.) полицейских батальона (номера с 325-го по 328-й).

В апреле 1944 г. было сформировано четыре Латвийских строительных отряда (Lettische Bau‑Abteilungen) (номера с 1-го по 4-й).

В мае 1944 г. четыре Латгальских полицейских батальона были переданы в состав вермахта как сапёрные батальоны.

Летом 1944 г. 2-й Латвийский добровольческий полицейский полк Libau и 3-й Латвийский добровольческий полицейский полк были приданы боевой группе СС Jeckeln, действовавшей против партизан и советских войск 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов.

Летом 1944 г. латышский полицейский специальный отряд «Арайс» под командованием штандартенфюрера СС Виктора Арайса был расформирован, а его личный состав включён в Латвийский легион СС.

В июле 1944 г. германским командованием был расформирован 3-й латышский пограничный полк, а его личный состав включён в 19-ю латвийскую дивизию СС.

В августе 1944 г. 2-й Латвийский добровольческий полицейский полк Libau и 3-й Латвийский добровольческий полицейский полк понесли большие потери. Они были выведены на территорию Латвии и расформированы.

16 сентября 1944 г. началось формирование 2-го Латвийского полицейского полка Kurland.

К октябрю 1944 г., ввиду больших потерь, все латышские пограничные полки были расформированы, а их личный состав направлен на пополнение латвийских частей войск СС.

В том же месяце 2-й Латвийский полицейский полк Kurland был эвакуирован морем из Либавы в Данциг, а оттуда в Торунь, где был расформирован, а его личный состав передан на пополнение 15-й латвийской дивизии СС.

К декабрю 1944 г. все латвийские сапёрные части, эвакуированные из Курляндии в Померанию, были расформированы, а их личный состав передан в 15-ю Латвийскую дивизию СС.

 

Группенфюрер СС Рудольф Бангерскис


Штандартенфюрер СС Генрих Шульдт


Бригадефюрер СС Петер Хансен

Латвийский легион СС

В 1942 г. в состав 2-й пехотной бригады СС были включены три латышских полицейских батальона (Libau, Kurland, Latgale).

В феврале 1943 г. германские оккупационные власти санкционировали создание Латвийского легиона СС (Lettische SS-Freiwilligen-Legion), куда вошли латышские батальоны 2-й пехотной бригады СС и 1000 латышских добровольцев. Командиром Легиона был назначен латыш – бывший военный министр Латвии, бывший генерал латвийской армии, группенфюрер СС Рудольф Бангерскис (Rūdolfs Bangerskis).

В мае 1943 г. на основе шести латышских полицейских батальонов (16-го, 18-го, 19-го, 21-го, 24-го и 26-го), действовавших в составе германской группы армий Nord, была сформирована 2-я Латвийская добровольческая бригада войск СС в составе 1-го и 2-го латвийских добровольческих полков СС под командованием немца штандартенфюрера СС Генриха Шульдта (Hinrich Schuldt). Бригада была включена в Латвийский легион СС. В течение 1943 г. она вела бои против советских войск Волховского фронта в районе Теремца, Спасской Полисти и Долгова. Затем она отступила и закрепилась на западном берегу реки Луга.

В июне 1943 г. была сформирована 15-я Латвийская добровольческая дивизия войск СС во главе с немцем бригадефюрером СС Петером Хансеном (Peter Adolf Caeser Hansen) в составе 3-го, 4-го и 5-го латвийских добровольческих полков СС.

15-я Латвийская добровольческая дивизия войск СС была включена в Латвийский легион СС.

Эмблемы 15-й Латвийской добровольческой дивизии войск СС

С ноября 1943 г. 15-я Латвийская добровольческая дивизия войск СС вела боевые действия против советских войск Волховского фронта (с февраля 1944 г. – 2-го Прибалтийского фронта).

Латышские эсэсовцы на параде в Риге. Ноябрь 1943 г.

В начале января 1944 г. 15-я Латвийская добровольческая дивизия войск СС заняла позиции на фронте в районе Старой Руссы.

В конце января на основе 2-й Латвийской добровольческой бригады войск СС была сформирована 19-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС под командованием штандартенфюрера СС Генриха Шульдта.

Эмблемы 19-й Латвийской добровольческой дивизии войск СС


Штандартенфюрер СС Николаус Хейлманн

Формирование дивизии проходило в тылу германской группы армий Nord. Закончив формирование, дивизия прибыла на Нарвский участок фронта и заняла позиции между Островом и Опочкой.

В феврале 1944 г. для подготовки призывников 15-й Латвийской добровольческой дивизии войск СС на основе учебно-запасного батальона была развёрнута 15-я учебно-запасная бригада 3-полкового состава.

17 февраля командиром 15-й Латвийской добровольческой дивизии войск СС стал немец штандартенфюрер СС Николаус Хейлманн (Nikolas Heilmann).

К концу февраля 15-я Латвийская добровольческая дивизия войск СС и 19-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС отступили на западный берег реки Великая.

Обершарфюреры (фельдфебели) из 15-й Латвийской дивизии СС. 1944 г.


Группенфюрер СС Вальтер Крюгер (1-й слева) и группенфюрер СС Рудольф Бангерскис (в центре). 1944 г.


Штандартенфюрер СС Фридрих-Вильгельм Бок


Группенфюрер СС Бруно Штреккенбах


Латышский агитационный плакат: «К оружию! Защитим родину, народ и семью от большевизма!»


Оберфюрер СС Герберт фон Обвурцер

2 марта 1944 г. германское командование сформировало 6-й Латвийский добровольческий корпус войск СС под командованием немца обер-группенфюрера СС Вальтера Крюгера (Walter Krüger). В состав корпуса вошли две дивизии: 15-я Латвийская добровольческая (ставшая с этого времени гренадерской) дивизия войск СС (32, 33 и 34-й полки СС) и 19-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС (42, 43 и 44-й полки СС). Их численность по состоянию на 30 июня 1944 г. составляла: в первой дивизии 18 412 человек, во второй – 10 592 человека. Было также запланировано создание и третьей, 36-й Латвийской танково-гренадерской дивизии войск СС. Однако её формированию помешала обстановка на фронте, требовавшая немедленного использования всех имевшихся сил для защиты границ Латвии. В результате 240 молодых латышей из состава Имперской службы трудовой повинности, прошедшие в Арнеме (Нидерланды) подготовку в качестве унтер-офицеров танково-гренадерских частей и прибывшие в Латвию в июне 1944 г., были направлены на фронт и включены в состав 19-й гренадерской дивизии войск СС.

15 марта в бою под Невелем погиб командир 19-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС оберфюрер СС Генрих Шульдт. Его пост занял немец штандартенфюрер СС Фридрих-Вильгельм Бок (Friedrich-Wilhelm Bock).

В мае – июне 1944 г. 6-й Латвийский добровольческий корпус войск СС вёл бои против советских войск на Невельском направлении.

26 мая 1944 г. командиром 19-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС стал немец – группенфюрер СС Бруно Штреккенбах (Bruno Streckenbach).

В июне 1944 г. был тяжёло ранен командир 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС оберфюрер СС Николаус Хейлманн.

В июле 1944 г. 6-й Латвийский добровольческий корпус войск СС, прикрывавший отступление 16-й армии вермахта, понёс в боях против советских войск 2-го Прибалтийского фронта значительные потери – 3367 убитых, 2417 пропавших без вести и 7305 раненых. Так, в бою 15 июля в районе Острова 32-й Латвийский гренадерский полк СС потерял из 800 солдат и офицеров убитыми 788 человек.

20 июля 6-й Латвийский добровольческий корпус войск СС был выведен с фронта и отведён в Курляндию.

27 июля командиром 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС был назначен австриец – оберфюрер СС Герберт фон Обвурцер (Herbert vonObwurzer).

В октябре 1944 г. из расформированных 2-го и 5-го Латвийских пограничных полков был создан 106-й Латвийский гренадерский полк СС. Этот полк участвовал в боях против советских войск в Курляндии и был расформирован в декабре 1944 г.

20 августа 1944 г. германское командование отправило 15-ю Латвийскую гренадерскую дивизию войск СС из Риги морем в Западную Пруссию (полигон Цемпельберг), куда также прибыли три батальона 1-го Латвийского полицейского полка Riga и остатки 2-го Латвийского полицейского полка Kurland.

В то же время 19-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС была сведена в три боевых группы. Они понесли большие потери в боях под Цесвайне, Любаны, Айвесте и Нитауре.

В сентябре 1944 г. 19-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС заняла оборонительную позицию на фронте в районе Сигулды.

В октябре 1944 г. 19-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС отступила в Курляндию, где вместе с группировкой германских войск была блокирована Красной армией до мая 1945 г.

В том же месяце из личного состава 2-го и 5-го латышских пограничных полков был сформирован 106-й Латвийский гренадерский полк СС. Полк состоял из трёх батальонов.

Жители Риги приветствуют бронетехнику Латвийского легиона СС. Май 1944 г.


Солдаты Латвийского легиона СС


Оберфюрер СС Адольф Акс


Оберфюрер СС Карл Брук


Штандартенфюрер СС Виллис Янумс

На 16 декабря 1944 г. 15-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС насчитывала 16 870 человек личного состава.

К 25 декабря после боёв в Курляндии от 106-го Латвийского гренадерского полка СС осталось всего 170 человек.

В январе 1945 г. в 19-ю Латвийскую гренадерскую дивизию войск СС были переданы около 4000 солдат и офицеров из 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС. Численность 19-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС достигла 16 000 человек.

В середине января 1945 г. 15-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС заняла позиции на фронте в районе Накеля (Западная Пруссия).

25 января был убит командир 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС оберфюрер СС Герберт фон Обвурцер.

26 января командиром 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС был назначен фламандецоберфюрер СС Адольф Акс (Adolf Ax).

31 января 15-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС была окружена советскими войсками 1-го Белорусского фронта в районе Ястрова.

2 февраля 1945 г. у деревни Подгайце солдаты 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС сожгли заживо 32 пленных солдата Войска Польского.

3 февраля 15-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС с боем вышла из окружения.

15 февраля командиром 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС был назначен немецоберфюрер СС Карл Брук (Karl Burk).

В марте 1945 г. 15-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС в составе германского корпуса Tettau была окружена советскими войсками 1-го Белорусского фронта.

12 марта 15-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС с боем вышла из окружения в районе Диевенова и была отведена в тыл. За время боев против советских войск 1-го Белорусского фронта она потеряла около половины своего личного состава.

В конце марта из 2-х батальонов 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС была сформирована боевая группа во главе с латышом штандартенфюрером СС Виллисом Янумсом (Vilis Janums).

Боевой группе была поставлена цель противодействовать советским танкам во время её наступления на Берлин. Однако латышская боевая группа самостоятельно снялась с позиций и 27 апреля 1945 г. у Гюттерглюка на Эльбе сдалась (824 человека) в плен американским войскам.

Другая боевая группа латышских эсэсовцев во главе с латышом оберштурмбанфюрером СС Николаусом Русманисом (Nikolajs Rusmanis) была переправлена морем в Курляндию и вошла в состав 19-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС.

В марте 1945 г. в ходе боёв в Курляндии 19-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС потеряла 3500 человек.

Латышский пулемётчик в Курляндии. Апрель 1945 г.
<

В апреле 1945 г. пехотный батальон из 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС во главе с латышом оберштурмфюрером СС Атисом Нейландсом (Atis Neilands) принял участие в обороне Берлина и 3 мая 1945 г. капитулировал в районе Министерства воздушного транспорта Германии.

2 мая 1945 г. остатки 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС (5000 человек) сдались американским и канадским войскам в районе Шверина.

8 мая 1945 г. в Курляндии капитулировала 19-я Латвийская гренадерская дивизия войск СС. Из 16 000 её солдат и офицеров в плен сдались около 1500 человек. Остальные рассеялись по лесам, примкнув к отрядам «лесных братьев», или бежали морем в Швецию, откуда впоследствии многие (около 2000 человек) были выданы СССР.

Всего за период боев с Красной армией и партизанами Латвийский легион СС потерял убитыми около 40 000 человек.

Пленные латышские эсэсовцы не относились советским командованием к числу военнопленных и автоматически получали 25 лет лагерей как «предатели Родины». Совершившие военные преступления приговаривались советскими судами к смертной казни.

 

Латыши в ВВС Германии

В июле 1943 г. бывший подполковник латвийских ВВС Янис Русельс (Jānis Rucels) предложил командованию 1-го воздушного флота ВВС Германии (Luftwaffe) создать Латвийский воздушный легион.

Янис Русельс

К сентябрю 1943 г. в Латвийский воздушный легион вступило около 1200 добровольцев, подготовка которых осуществлялась на территории Латвии. Со своей стороны германские ВВС предоставили инструкторов и обеспечили материальную часть – 20 самолетов Ar66 и Go145. Организационно латышская лётная часть входила в Латвийский легион СС и номинально подчинялась его командующему – группенфюреру СС Рудольфу Бангерскису.

К марту 1944 г. были сформированы две эскадрильи, объединённые в 12-ю группу ночных бомбардировщиков.

Эмблема Латвийского воздушного легиона

10 августа 1944 г. командиром Латвийского воздушного легиона был утверждён подполковник Янис Русельс. Все чины легиона, за исключением одного немецкого офицера связи, одного квартирмейстера и трёх унтер-офицеров, были латышами.

В сентябре 1944 г. Латвийский воздушный легион был эвакуирован в Восточную Пруссию.

В октябре 1944 г. Латвийский воздушный легион был расформирован из-за недостатка горючего и запчастей. Его личный состав был распределён среди других частей ВВС Германии. Самая большая группа была отправлена в Данию и объединена с остатками расформированной 11-й (эстонской) группы ночных бомбардировщиков. Большинство латышей попали в зенитные части, и лишь немногие продолжали служить в составе лётных экипажей. В лётной школе г. Бромберга лучшие пилоты прошли переподготовку на истребителях Fw190 и после окончания учебного курса были включены в состав 54-й истребительной авиагруппы ВВС Германии под Ригой.

В октябре 1944 г. латышских лётчиков перебросили в район Штеттина. Позже они участвовали в обороне Берлина в составе 1-й истребительной эскадры ВВС Германии.

Несколько латышских пилотов сражались в ВВС США и Великобритании. В ходе воздушных боёв на Западном фронте были сбиты четыре латыша.

Также некоторое количество латышей служило в парашютных дивизиях (Fallschirmjäger-Divisionen) ВВС Германии, которые использовались в конце войны в качестве пехоты. Среди них оказались главным образом те, кто был призван в ходе тотальной мобилизации в июле – августе 1944 г. и эвакуирован морем в Германию.

Особую категорию латвийских добровольцев ВВС Германии составляли призванные летом 1944 г. «помощники ВВС» (Luftwaffen Helfernen) – 4000 юношей и 1000 девушек 1928 г. рождения. Большая их часть проходила подготовку в учебном лагере СС в Эгере (Судетская область).

Латышские зенитчики

В апреле 1945 г. 60 латышских «помощников ВВС» были переведены в Аусзиг (Судетская область), где из них сформировали роту истребителей танков Riga. В боях рота не участвовала.

6 мая 1945 г. рота Riga сдалась в плен войскам США.

 

Латыши во вспомогательных службах германских
Вооружённых сил

Во время оккупации Латвии некоторое количество молодых латышей вступили в Имперскую службу трудовой повинности (Reichsarbeitsdienst), которая занималась строительством различных стратегически важных объектов (дорог, укреплений, аэродромов, доков и так далее). Служба в этой организации давала право молодым латышам поступать в университеты Германии.

С началом 1943 г. латышские юноши, а чуть позднее и девушки призывались в Имперскую службу трудовой повинности и партиями направлялись в военизированные лагеря на территории Германии.

В январе 1944 г. латыши – члены Имперской службы трудовой повинности были отозваны на родину, где использовались на строительстве оборонительных линий вдоль бывшей границы Латвии с СССР.

Летом 1944 г. все латыши – члены Имперской службы трудовой повинности были зачислены в 19-ю Латвийскую гренадерскую дивизию войск СС и разделили её судьбу в Курляндии.

Антигерманское Сопротивление в Латвии в 1941 – 1945 гг.

1. Антигерманское Сопротивление латышских националистов

Значительная часть латвийского общества в 1941 г. питала надежды на то, что Германия восстановит государственность Латвии. Однако Германия отложила данный вопрос до окончания войны с СССР. Это с 1942 г. вызвало недовольство и у латышских националистов, и у латышских демократов. Последних также не устраивали диктаторские методы управления германской оккупационной властью, а также массовые репрессии против различных групп населения и, в частности, против евреев.

С декабря 1941 г. в Латвии среди латышской интеллигенции и особенно среди студентов возникли подпольные группы, которые ставили своей задачей борьбу за восстановление независимого Латвийского государства. Основным своим противником они видели Советский Союз. Германию относили к меньшему злу. С февраля 1942 г. среди подпольных групп широкую популярность получили сын 1-го президента Латвии Яниса Чаксте (Jānis Čakste), преподаватель Латвийского университета Константин Чаксте (Konstantīns Čakste) и бывший капитан латвийской полиции Криштапс Упельниекс (Kristaps Krišs Upelnieks). Они представили последовательную программу восстановления латвийской государственности, которая могла возродиться благодаря поражению Германии и ослаблению в войне Советского Союза, что должно было обеспечить доминирование в послевоенном мире США и Великобритании. Политические взгляды последователей Чаксте и Упельниекса сочетали принципы социал-демократии и умеренного латышского национализма.

В марте 1943 г. с данными подпольным группам наладили контакт бывшие послы Латвии в США и Швеции, которые помогли им установить связи с разведками США, Великобритании и Швеции.

13 августа 1943 г. в Латвии бывшими членами либеральных и демократических партий создан Латвийский Центральный Совет (Latvijas Centrālā Padome), ориентированный на США и Великобританию во главе с преподавателем Латвийского университета Константином Чаксте. Данный Совет выступал за восстановление Латвийской Республики на основе Конституции 1922 г. и не возражал против сотрудничества в этих целях с органами латвийского самоуправления. По отношению к германским оккупационным властям Латвийский Центральный Совет придерживался политики нейтралитета.

С 10 марта 1944 г. в Елгаве начала выходить газета «Новая Латвия» («Jaunā Latvija») тиражом в 1000 экземпляров, которые затем копировались в других городах. В газете печатались программные документы Латвийского Центрального Совета и информация о международной обстановке. Также из Швеции поступала печатаемая там газета на латышском языке «Независимая Латвия» (Neatkarīgā Latvija) тиражом в 700 экземпляров.

Газета «Независимая Латвия»

В том же месяце среди членов подпольных групп, входивших в структуры Латвийского Центрального Совета, проводился сбор подписей под списком предложений для разработки декларации ООН. Основным посылом была реализация права нации на самоопределение и восстановление утраченной государственности.

29 апреля 1944 г. гестапо арестовало руководство Латвийского Центрального Совета и заключило его в концентрационный лагерь Куртенгоф возле Саласпилса. Затем узники были переправлены по морю в концлагерь Штутгофф под Данцигом, где 21 февраля 1945 г. умер председатель Совета Константин Чаксте. В то же время Латвийский Центральный Совет продолжил свою деятельность. Он наладил отправку преследуемых гестапо людей в Швецию. Всего было переправлено 2141 человек.

В августе 1944 г. Латвийский Центральный Совет начал формирование антигерманского и антисоветского партизанского движения. Из рижских полицейских было создано 26 вооруженных отрядов во главе с генералом латвийской армии Янисом Курелисом (Janis Kurelis) и капитаном Криштапсом Упельниексом (начальник штаба). Члены данных отрядов (1800 человек) получили название «курелисты» (kureliesi). Они были обмундированы в форму вермахта, но со знаками отличия латвийской армии. Руководством «курелистов» была установлена и поддерживалась связь с военной разведкой Швеции.

Криштапс Упельниекс

В сентябре 1944 г. отряды «курелистов», которые увеличили свое число за счет дезертиров из латышских формирований СС до 3000 человек, расположили свои базы в Курляндии.

После освобождения Риги Красной армией 16 октября 1944 г. Латвийский Центральный Совет перевел свои структуры в Курляндию, где продолжил свою деятельность.

В течение осени 1944 г. – весны 1945 г. активисты Латвийского Центрального Совета постепенно эвакуировались в Швецию и Германию. Последняя группа перебралась в Стокгольм 13 июня 1945 г.

В ноябре 1944 г. в Курляндии германские войска, получив отказ на требование передачи им дезертиров из латвийских формирований СС, атаковали отряды «курелистов» частично взяв их в плен, а частично истребив.

Роберт Рубенис


Янис Курелис

Особо упорное сопротивление германским войскам оказал батальон «курелистов» (450 человек) под командованием лейтенанта Роберта Рубениса (Robert Rubenis). Он вел бои с подразделениями СС с 14 ноября по 9 декабря 1944 г. Батальон понес большие потери. Погиб и Роберт Рубенис.

Другие отряды (около 500 человек) также продолжали сопротивление до середины декабря 1944 г. Генерал Янис Курелис был арестован, офицеры его штаба расстреляны, включая капитана Криштапса Упельниекса. Генерал Янис Курелис был отправлен в Данциг.

После капитуляции германских войск в Курляндии 8 мая 1945 г. органами госбезопасности СССР были арестованы 118 активистов Латвийского Центрального Совета. Большинство из них были осуждены на 25 лет лагерей, а некоторые к смертной казни.

Часть «курелистов» влилась в отряды латышских «лесных братьев» (meža brāļi).

  2. Антигерманское Сопротивление, ориентированное на СССР, в Латвии 1941 – 1944 гг.

 

Включение Латвии в состав СССР и проведение на ее территории социальных и экономических реформ разделили латвийское общество на два противоборствующих лагеря. Нападение Германии на СССР 22 июня 1941 г. придало противостоянию в латвийском обществе форму гражданской войны. Антисоветски настроенное большинство открыто поддержало германское вторжение, а сторонники Советской власти активно ему противодействовали. Значительная часть лояльных Советской власти жителей Латвии отступила вместе с частями Красной армии (всего 53 000 человек). В советский тыл эвакуировались и республиканские партийные органы, которые взяли на себя роль организаторов антифашистского Сопротивления в Латвии.

Другая часть лояльных Советской власти жителей Латвии подверглась преследованию и истреблению как со стороны германских карательных органов, так и со стороны антисоветски настроенных соотечественников. Лишь небольшому числу латвийских сторонников Советской власти удалось скрыться. Часть из них выбрала для себя активную подпольную борьбу.

Основным препятствием для разворачивания партизанского и подпольного движения коммунистического направления были широко распространенные антисоветские настроения среди латышского населения и особенно среди крестьян.

В начале июля 1941 г. в Риге была организована подпольная комсомольская группа (100 человек) во главе с Янисом Антоном (JānisAntons). Также возникли подпольные группы в Лиепае и Даугавпилсе.

В августе 1941 г. латышская полиция арестовала всех участников рижской подпольной комсомольской организации.

3 августа 1941 г. Государственный комитет обороны СССР поручил ЦК КП(б) Латвии и СНК Латвийской ССР «приступить к формированию партизанских отрядов и групп для действий в тылу врага». В Москве начала выходить предназначенная для распространения в Латвии газета «Par Padomju Latviju» («За Свободную Латвию»). До марта 1942 г. советская авиация над территорией Латвии разбросала 774 000 экземпляров газеты и различных агитационных листовок.

Расстрел арестованных подпольщиков. Сентябрь 1941 г.


В начале августа 1941 г. из Ленинграда на подводных лодках был послан отряд латышских комсомольцев (30 человек) для действий в Рижском уезде.

Осенью 1941 – весной 1942 гг. в Латвии периодически возникали подпольные коммунистические и комсомольские группы, но их быстро обнаруживало гестапо и латышская полиция, а их участники уничтожались. Всего было арестовано более 400 человек.

1 марта 1942 г. бюро ЦК КП(б) Латвии приняло решение о развертывании централизованного партизанского и подпольного движения на территории Латвии. В Москве начали специальную диверсионную подготовку около 700 латвийских коммунистов и комсомольцев. Впоследствии они должны были составить основу партизанского и подпольного движения в Латвии.

В июле 1942 г. в Латвию была заброшена советская диверсионная группа под командованием Эрнеста Саулитиса (Ernests Saulītis). Она образовала Рижский подпольный центр, куда вошла местная комсомольская группа во главе с Арвидом Редниексом (Arvīds Rendinieks). Данный Центр должен был координировать деятельность подпольных групп на территории Латвии.

Арвид Редниекс

7 июля 1942 г. бойцы Рижского подпольного центра взорвали 9000 тонн боеприпасов на военном складе в Цекуле.

5 сентября 1942 г. бойцы Рижского подпольного центра подожгли военный склад в Риге на улице Цитаделес.

16 сентября 1942 г. бойцы Рижского подпольного центра взорвали эшелон с боеприпасами на станции Югла.

28 сентября 1942 г. вышло постановление бюро ЦК компартии Латвии о создании в Москве Латвийского штаба партизанского движения, который возглавил Участник Гражданской войны и событий в Испании в 1936 – 1937 гг., начальник диверсионной школы, полковник Артур Спрогис (Arturs Sproģis). Деятельность партизанских отрядов развернулась в Восточной Латвии (Латгалии), населенной в основном русскими, поляками и белорусами. Сюда из сопредельных районов Витебской области Белоруссии и Псковской области РСФСР заходили отряды советских партизан.

Артур Спрогис с женой Еленой Паршиной

3 октября 1942 г. бойцы Рижского подпольного центра сожгли военный склад в Чиекуркалнсе.

5 ноября 1942 г. бойцы Рижского подпольного центра подложили взрывчатку в здание редакции газеты «Tevija» («Отчизна»).

В середине ноября 1942 г. руководство Рижского подпольного центра (Эрнест Саулитис, Арвид Редниекс и другие) приняло решение уйти на советскую сторону, но 21 ноября было арестовано при попытке перейти линию фронта у Великих Лук.

Осенью 1942 г. в Риге был создан Комитет комсомола Латвии во главе с бывшим секретарем Лиепайского уездного комитета ВЛКСМ Имантом Судмалисом (Imants Sudmalis).

Имант Судмалис

В 1943 г. в Москве для распространения на территории Латвии ЦК КП(б) Латвии и ЦК ЛКСМ Латвии начали издавать газеты «Par Dzimteni» («За Родину» и «Jaunais Latvietis» («Молодой латыш»).

13 января 1943 г. советские партизаны из Калининской области во время своего рейда по тылам противника захватили в Восточной Латвии волостной центр Вецлабад, уничтожив полицейский пост, волостное правление, почту, телеграф и склад с зерном.

В начале 1943 г. возникла подпольная группа «Народные мстители» во главе с бежавшим из плена бывшим актером ленинградского ТЮЗа Иваном Константиновичем Машировым. В нее вошли 170 человек: бежавшие советские военнопленные, латышские коммунисты и комсомольцы. Своей задачей они ставили организацию саботажа на производстве и транспорте, а также антифашистскую агитацию.

В марте 1943 г. в Освейском районе Белоруссии на базе партизанского отряда под командованием Вилиса Самсонса (Vilis Samsons) была сформирована 1-я Латвийская партизанская бригада (400 человек). Из Белоруссии бригада начала проводить рейды по Восточной Латвии (Валкский и Абренский уезды). Возглавил 1-ю Латвийскую партизанскую бригаду Вильгельм Лайвиньш (Vilhelms Laiviņš).

Вилис Самсонс

В марте 1943 г. в Абренском уезде был создан партизанский отряд «Liesma» («Пламя») во главе с Федором Ларионовым (70 человек).

6 мая 1943 г. были расстреляны 100 арестованных подпольщиков, включая Эрнеста Саулитиса и Арвида Редниекса.

7 июля 1943 г. в Восточную Латвию вошел сформированный за линией фронта Латышский партизанский полк «За Советскую Латвию» (400 человек) под командованием Вильгельма Лайвиньша, но в бою под Карсавой с частями вермахта и латышскими полицейскими батальонами потерпел поражение и был рассеян.

14 июля 1943 г. латышская полиция совместно с гестапо арестовала всех членов подпольной группы «Народные мстители», которые затем (осенью 1943 г. и весной 1944 г.) были расстреляны.

13 ноября 1943 г. студент член Комитета комсомола Латвии Джемс Банкович (Džems Bankovičs) взорвал бомбу на Домской площади в Риге, что сорвало проведение демонстрации членов цеховых профсоюзовпротив решений Московской конференции министров иностранных дел стран Антигитлеровской коалиции. Погибли три человека и два были ранены.

Осенью 1943 г. в Риге студенты Латвийской академии художеств организовали подпольную группу «Борьба» («Cīņa») во главе с театральным режиссером Леонидом Лейманисом (Leonīds Leimanis). Эта группа занималась печатаньем и распространением антифашистских листовок (всего 13 воззваний тиражом до 2800 эксемпляров).

18 февраля 1944 г. Джемс Банкович и Имант Судмалис были арестованы латышской полицией, а затем повешены.

Латышские партизаны. Зима 1944 г.


Весной 1944 г. в Видземском уезде действовало 283 подпольные группы (около 3000 человек), в Риге – 56 групп (около 1000 человек).

В апреле 1944 г. была сформирована 2-я Латвийская партизанская бригада (1500 человек) под командованием Петериса Ратиня (Peteris Ratiņš), которая начала действовать в центральной части Латвии, и 3-я бригада (500 человек) под командованием Отомарса Ошкалнса (Otomārs kalns), вошедшая в северные районы Латвии.

Отомарс Ошкалнс

24 сентября 1944 г. рижские подпольщики: профессор Пауль Галиенекс и рабочий Олег Тихоновский – устроили засаду на шоссе Балдоне – Кекава и убили 30 чиновников оккупационной администрации.

За 1941 – 1944 гг. (в основном в 1944 г.) советские партизаны и диверсионные группы (всего около 20 000 человек) в Латвии пустили под откос 279 воинских эшелонов, сбили шесть самолетов, взорвали 53 моста, уничтожили около 30 000 солдат и офицеров вермахта и СС, а также латышских полицейских и бойцов сельских отрядов «самообороны».

За время германской оккупации Латвии было убито и казнено 6000 латвийских партизан и подпольщиков.

В октябре 1944 г. советское партизанское движение в Латвии (12 000 человек) было расформировано. Латвийские партизаны влились в состав регулярных частей Красной армии и войск НКВД.

Вооружённые силы Латвии 1939-1940 гг.

Знамя Вооружённых сил Латвии. 1918 – 1940 гг.

Латвийские вооружённые силы (Latvijas Bruņotie spēki) начали формироваться в ноябре 1918 г. на добровольных началах и состояли на тот период из восьми латвийских, пяти немецких и трёх русских стрелковых рот. В 1919 г. в Латвии была объявлена всеобщая воинская повинность. Командный состав формировался из бывших офицеров российской и германской армий.

В 1918 – 1920 гг. латвийская армия вела боевые действия против Красной армии Латвийской ССР, Красной армии РСФСР, белой Западной добровольческой армии (русские и немецкие добровольцы) генерал-майора Павла Рафаиловича Бермонд-Авалова и немецкой Железной дивизии (немецкие добровольцы) генерала графа Рюдигера фон дер Гольца (Rüdiger Graf von der Goltz).

В течение последующих 20 лет латвийская армия не участвовала в военных действиях.

На 1940 г. в Вооружённых силах Латвии числилось 30 843 человека – 2013 офицеров, 27 655 солдат, а также 1275 гражданских служащих.

Для рядового состава срок действительной службы составлял 10,5 месяца, после чего рядовые зачислялись в резерв. В 1940 г. срок службы был увеличен до 18 месяцев.

Офицерский корпус в 1920-е гг. представляли в основном командиры, получившие военное образование в Российской империи и Германии. В латвийской армии служили также офицеры-волонтёры из Великобритании, США и Швеции.

Курсант офицерского училища. 1930 г.


Кристьянис Беркис

Структура Вооружённых сил Латвии была следующей:

Высшее военное управление. Верховным главнокомандующим Вооружённых сил Латвии являлся президент Республики Карлис Ульманис (Kārlis Augusts Vilhelms Ulmanis). Бюджет армии и ее экономическая сфера находились в компетенции Министерства обороны, возглавляемого генералом Кристьянисом Беркисом (Krišjānis Berķis).

Начальником Генерального штаба являлся генерал Мартиньш Хартманис (Mārtiņš Hartmanis).

Местное военное управление. Территория Латвии была разделена на четыре военных округа: Курземский, Видземский, Латгальский и Земгальский, которым соответствовали четыре пехотные дивизии. Командиры дивизий являлись и командующими военно-территориальных округов.

Сухопутная армия. Пехотные части латвийской армии были объединены в четыре дивизии. В 1-ю Курземскую дивизию входило четыре пехотных и один артиллерийский полк. В три другие – три пехотных и один артиллерийский полки. В 4-ю Земгальскую дивизию был включён ещё и один кавалерийский полк.

Латвийская пехота. 1936 г.

В свою очередь, каждый пехотный полк состоял из четырёх батальонов.

На вооружении латвийской армии состояли 129 951 винтовок, 11 241 пистолетов и револьверов, 2611 ручных и 1196 станковых пулеметов.

В артиллерийских полках числилось по 16 орудий.

В начале 1930-х гг. Латвия попыталась оснастить свою армию современными танками. В результате в 1935 г. у британской фирмы Vickers она закупила 18 легких танков, шесть из которых были вооружены 40-мм пушками, а остальные – пулемётами. К лету 1940 г. вся бронетехника Латвийской армии входила в состав Технической дивизии, которой командовал генерал Янис Курелис (Jānis Kurelis) и куда входили:

– танковый полк (520 человек) – два танка Мк.V, два танка Мк.В, шесть танков Fiat 3000B», 18 танков Vickers-Carden-Loyd M.1936/1937, одна танкетка Vickers Carden-Loyd, бронеавтомобили – Ford-Vairogs «Zemgalietis», Pierce-Arrow «Viesturs», Sheffield-Simplex «Imanta», 2 Putilov-Garford M1916 «Kurzemnieks» и «Lāčplēsis», два Fiat-Ижорский «Staburags», 12 грузовиков Albion, 18 грузовиков Ford-Vairogs, 15 мотоциклов и 10 легковых машин;

Моторизованные части латвийской армии. 1939 г.

– полк тяжёлой артиллерии (446 человек) – две 114,3-мм гаубицы, четыре 106,7-мм орудия Schneider, четыре 83,8-мм пушки Vickers, две 150-мм гаубицы обр. 1913 г., две 152,4-мм гаубицы Vickers, восемь 76,2-мм пушки обр. 1902 г., четыре 75-мм пушки, шесть 119-мм гаубиц обр. 1920 г., четыре 40-мм пушки Bofors;
– сапёрный полк (717 человек);
– батальон связи (286 человек);
– зенитно-артиллерийский полк (420 человек) – 74 орудия, в том числе 30 40-мм пушек Bofors;
– полк береговой артиллерии (363 человек) – 4 76,2-мм пушки обр. 1902 г., 12 152,4-мм гаубиц Canet-Schneider, 4 107-мм пушки обр. 1877 г., четыре бронепоезда (393 человека).

Латвийский бронепоезд. 1938 г.

В Даугавпилсе располагалась единственная в Латвии регулярная кавалерийская часть – Первый Латвийский кавалерийский полк (1376 человек) под командованием полковника Альбертса Лиепиньша (Alberts Fricis Liepiņš). Организационно он входил в 4-ю Земгальскую пехотную дивизию.

Латвийские кавалеристы на построении

Военно-воздушные силы. Военная авиация Латвии была сведена в авиационный полк (796 человек), куда входили самолеты различных конструкций и стран-производителей – 25 Gloster Gladiator Mk.I, шесть Bristol Bulldog Mk.IIA, 12 DH89A, три Hawker Hind, 10 Letov S.16L Smolik, 10 S.V.5, один He-4, один SA-10 «Piraten», пять Fairey Seal, а также авиационной школы (один Miles Magister, шесть «Udet(AS) U-12B Flamingo».

Латвийский Gloster Gladiator Mk.I. 1937 г.

Командующим ВВС Латвии являлся генерал Иосиф Станиславович Башко. Непосредственно полком командовал полковник Рудольфс Кандис (Rudolfs Kandis).

Военно-морские силы. 10 августа 1919 г. при Главном штабе латвийской армией был учреждён Морской отдел. Эта дата официально считается днём основания Военно-морских сил Латвии, которые с 1924 г. назывались Эскадрой морской береговой охраны. В 1938 г. эскадру обороны переименовали в Латвийский военно-морской флот. Командующим флотом был назначен адмирал Теодор Спаде (Teodors Spāde).

Теодор Спаде

К 1940 г. военно-морской флот Латвии включал: сторожевой корабль Virsaitis, два тральщика – Viesturs и Imanta, две подводные лодки – Spidola и Ronis, четыре ледокола – Krisjanis Valdemars, Lacplesis, Perkons и Zibens.

Комплектование. Набор на военную службу проходил в соответствии с законом о всеобщей воинской обязанности со сроком службы в 15–18 месяцев. В соответствии с планами мобилизации на конец 1930-х гг. в строй могли встать 160 000 обученных резервистов, включая 17 000 инструкторов и 4000 офицеров резерва.

Латвийская подлодка. 1940 г.

Военизированные формирования. Бригада пограничной охраны (robežsargu brigāde) состояла из пяти батальонов (100 офицеров и 1200 солдат). Она подчинялась министерству внутренних дел Латвии, её возглавлял генерал Людвиг Болштайнис (Ludvigs Bolšteins).

Генерал Болштайнис на смотре пограничной бригады

Военизированное ополчение «Защитники» (Aizsargi) было сформировано по территориальному принципу в 19 полков (по числу уездов).

Мобильное подразделение латвийских ополченцев. 1930 г.

Его члены имели свои кавалерийские, авиационные и мотоциклетные части, систематически проходили военно-спортивную и идеологическую подготовку. Ополченцы привлекались к полицейским акциям. В 1934 г. из данной организации были удалены все не латыши. На 1 января 1940 г. в организации числилось 31 874 мужчин, 14 810 женщин и 14 000 подростков.

На вооружении ополченцев находились 30 831 винтовка 33 пулемета и 290 ручных пулемётов. От них армия Латвии по мобилизации планировала получить четыре велосипедных (разведывательных) батальона и три отдельных кавалерийских эскадрона.

После присоединения Латвии к СССР 17 августа 1940 г. латвийская армия была сокращена и переформирована в 24-й Латвийский территориальный стрелковый корпус (181-я и 183-я стрелковые дивизии с отдельным артиллерийским полком и авиаотрядом) под командованием генерал-лейтенанта Роберта Клявиньша (Roberts Jura Kļaviņš).

22 июня 1941 г. генерал-лейтенант Клявиньш был арестован органами НКВД по обвинению в шпионаже. Его должность занял генерал-майор Кузьма Максимович Качанов. В связи с массовым дезертирством военнослужащих-латышей 24-й Латвийский территориальный стрелковый корпус 1 сентября 1941 г. был расформирован.

Латвия в составе СССР в 1940 – 1941 гг.


     

Вступление Латвии в состав Советского Союза было законодательно закреплено постановлением Верховного Совета СССР от 5 августа 1940 г. Латвия получила статус и полномочия союзной республики и с этого момента называлась Латвийской Советской Социалистической Республикой (Latvijas Padomju Sociālistiskā Republika).

Статья в газете «Правда», приветствующая Латвию в составе СССР

Следующим шагом советского руководства стала нейтрализация латвийской армии и её интеграция в систему Вооружённых сил СССР. 17 августа латвийская армия была сокращена и переформирована в 24-й территориальный стрелковый корпус под командованием генерала Роберта Клявиньша (Roberts Jura Kļaviņš).

25 августа Сейм Латвии принял Конституцию Латвийской ССР, составленную по образцу Конституции СССР 1936 г.

Демонстрация в Риге, посвящённая вступлению Латвии в СССР. Август 1940 г.

В тот же день латвийский Сейм объявил себя временным Верховным Советом Латвийской ССР во главе с профессором Аугустом Кирхенштейном (Augusts Kirhenšteins), было сформировано правительство республики – Совет народных комиссаров во главе с писателем Вилисом Лацисом (Vilis Lācis).

Вилис Лацис

8 октября 1940 г. Коммунистическая партия Латвии (Latvijas Komunistiskā partija) вошла в состав Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) Советского Союза ВКП(б). Затем 16 октября последовала перерегистрация членов партии, что являлось скрытой чисткой партийных рядов, так как часть латвийских коммунистов вновь не приняли.

Таким образом, латвийское законодательство и партийная система также были интегрированы в идеологическом и правовом поле Советского Союза.

В ноябре произошли изменения в системе местного самоуправления. 27 ноября 1940 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета Латвийской ССР «Об образовании временных исполнительных комитетов», которым ликвидировались прежние органы местного самоуправления. Затем 10 декабря того же года вышел новый Указ, по которому руководители и сотрудники органов местного самоуправления назначались главой правительства республики. Советское руководство приняло решение не менять сложившуюся еще при режиме Карлиса Ульманиса (Kārlis Augusts Vilhelms Ulmani) систему замещения должностей в органах местного самоуправления, где они также не избирались, а назначались. Реальную власть часто осуществляли различного рода «уполномоченные» и «инспекторы» вышестоящих организаций или партийных органов.

Осенью 1940 г. начались реформы в экономике республики. Советским руководством были списаны различные долги крестьянских хозяйств на сумму более 350 млн. латов. Зарплата рабочим повысилась на 40 – 60%, но в то же время в тарификационных сетках квалификация была снижена на 1–2 разряда, что привело к недовольству, так как повышение зарплаты становилось фиктивным.

Также на национализированных предприятиях было введено трудовое законодательство СССР 1938 г., по которому работник не имел права уволиться с работы или поменять ее без разрешения – за это грозило тюремное наказание. Менее суровые наказания полагались за опоздание и несоблюдение трудовой дисциплины, что квалифицировалось как сознательный подрыв экономики Советского Союза.

Латышские крестьяне. 1940 г.

В октябре – ноябре прошла кампания по национализации крупных жилых домов. Только в Риге в собственность государства перешло свыше 4400 многоэтажных домов, а по всей Латвии – 13 200 домов. Были также национализированы больницы, аптеки, кинотеатры, гостиницы. 25 ноября 1940 г. советский рубль наряду с латом был объявлен в Латвийской ССР платёжным средством (курс: 1 лат = 1 рубль). Если учесть, что до этого момента 1 лат = 10 советским рублям, то изменение курса привело к быстрому истощению товарных запасов. Например, в ноябре 1940 г. 1 кг сливочного масла в Латвии стоил семь рублей, 1 кг говядины – три рубля, а в Москве соответственно 28 и 12 рублей. В связи с этим продовольственные и промышленные товары скупались оптом и в розницу для перепродажи их в других регионах Советского Союза.



 
Признак новой жизни – журнал «Трудовая женщина»

Однако «стремительная национализация» в некоторых отраслях привела к резкому падению производства. Поэтому 16 декабря 1940 г. руководством Латвийской ССР была проведена денационализация ранее национализированных 10 кооперативных товариществ по переработке молока. Тем самым признавалась ошибочность сплошной национализации мелких предприятий при отсутствии у новой власти опыта руководства производством.

В начале 1941 г. программа национализации собственности продолжилась. В собственность государства перешло уже около 700 предприятий с более чем 86 000 работающих. В то же время частный сектор насчитывал 48 000 производственных единиц, где было занято 80 000 человек. Мелкие производители давали, в частности, 60 – 70% от общего объема производства обуви, швейных изделий и мебели. Сочетание различных форм собственности: государственной, кооперативной и частной – позволило решить проблему занятости (в середине лета 1940 г. в Латвии насчитывалось 12 500 безработных). Уже к февралю были национализированы и конфискованы мелкие предприятия, на которых работало более пяти рабочих. 25 марта 1941 г. лат был изъят из оборота и единственным платёжным средством стал советский рубль. На счетах вкладчиков в банках оставляли не более 1000 рублей. Остальная сумма была конфискована.

14 мая 1941 г. было принято постановление ЦК КП(б) Латвийской ССР и советского правительства о создании 18 совхозов за счёт ликвидации многочисленных крестьянских хозяйств (отчуждению подверглись не менее 134 хозяйств, но завершить выполнение постановления помешало вторжение Германии).

Данные меры сразу же привели к заметным дефектам в системе производства и распределения. В апреле 1941 г. из назначенных 140 директоров национализированных предприятий 65 ранее были рабочими, 22 – служащими, 27 – инженерно-техническими работниками, 26 – бывшими владельцами предприятий. Налицо была нехватка руководящих кадров, которые устраивали бы новую власть и соответствовали интересам производства. Важным негативным фактором являлся отток такой квалифицированной части населения Латвии, как остзейские немцы: к лету 1941 г. из 62 000 местных немцев выехало 55 000 человек. В конечном счёте из-за роста дефицита с 15 мая 1941 г. в Латвии было введено нормирование продуктов питания.

Рижские школьники. 1 мая 1941 г.

Население Латвии на меры властей отвечало ростом недовольства. В мае 1941 г. в Латвийской ССР в виде подпольной организации было воссоздано латышское ополчение «Защитники» (Aizsargi), которое ставило своей задачей формирование боевых отрядов, а целью – свержение советской власти в Латвии и восстановление ее независимости. 13 мая 1941 г. прошла крупнейшая антисоветская акция – было распространено около 5000 антисоветских листовок и воззваний.

Рост недовольства и попытки создания организованных сил Сопротивления заставили руководство СССР предпринять ряд организационных и карательных мер. В начале мая была распущена созданная 2 июля 1940 г. Рабочая гвардия (10 000 человек). Таким образом, все полномочия по надзору за правопорядком были окончательно переданы органам НКВД СССР. 14 мая 1941 г. ЦК ВКП (б) и правительство СССР приняли решение о массовых депортациях «неблагонадёжных» жителей республики.

Первый удар был нанесён по латвийским национальным формированиям в составе Красной армии. 10 июня 1941 г. почти все офицеры из высшего командного состава 24-го территориального (латвийского) стрелкового корпуса были отстранены от должностей и отправлены на курсы в Москву, где некоторое время спустя они (за редким исключением) были арестованы.

Через три дня прошли массовые аресты латышских офицеров в летнем армейском лагере в Литене, осуществлённые под предлогом полевых штабных учений. Часть из них была расстреляна на месте, а большинство вывезено в отдалённые районы СССР. В середине июня в 24-м корпусе осталось только около 3000 латышских военнослужащих. Его личный состав был пополнен военнослужащими из других (нелатышских) формирований Прибалтийского особого военного округа. Всего органы НКВД арестовали около 800 латвийских офицеров и военных специалистов (среди них, 19 генералов, 1 адмирал, 44 полковника, 109 подполковников, 195 капитанов, 145 старших лейтенантов, 142 лейтенанта – расстреляно 682 человека) и 4665 солдат.

Солдаты 24-го территориального стрелкового корпуса. Ноябрь 1940 г.

На следующую ночь (на 14 июня) в отдалённые районы СССР в товарных вагонах было вывезено 5520 семей (9926 человек). Одновременно было арестовано 4550 человек. В целом эта акция охватила 14 476 жителей Латвии. Критерии депортации были следующие: «активные борцы против советской власти в 1918 – 1919 гг.; бывшие служащие полиции и тюремной администрации, включая бывших царских жандармов; руководители и активисты бывших буржуазных партий, а также участники антисоветских националистических и белогвардейских организаций; лица, принадлежащие к дворянству, фабрикантам, крупным торговцам и домовладельцам, а также бывшие высшие служащие государственного аппарата; уголовные преступники, рецидивисты и проститутки». Всего за один день в Латвии было репрессировано 15 171 человек (арестовано 5664 человека, выселено 10 187 человек).

Сразу же после бомбовых ударов германских ВВС утром 22 июня по Вентспилсу и Лиепае в Латвии началось всеобщее восстание. Наиболее активными были выступления в окрестностях Смилтене, Гулбене, Мадоны, Лимбажи, Алуксне и Тервете. Повстанцы объединились в 129 отрядов «самообороны» и начали совершать нападения на части Красной армии, одиночных советских военнослужащих и чинить расправу над местными сторонниками Советской власти, а также над евреями – за время июньского восстания ими было убито около 6000 человек.

Заместитель наркома ВД Латвийской ССР Симон Шустин

23 июня 1941 г. ЦК КП(б) Латвийской ССР и правительство республики выступили с обращением к населению, в котором призвали собрать все силы на отпор германским войскам. Была восстановлена распущенная в мае латышская Рабочая гвардия, но под названием «истребительных батальонов». Также началась массовая эвакуация материальных ценностей и лояльного Советской власти населения. Всего в советский тыл было эвакуировано 53 000 жителей Латвии.

25 июня германские войска начали стремительное продвижение по территории Латвийской ССР: 26 июня был захвачен Даугавпилс, 29 июня – Лиепая, 1 июля советские войска оставили Ригу. Повсеместно германская армия встречалась с дружелюбно настроенными отрядами восставших, которые передали ей 1500 пленённых советских военнослужащих.

Высокие темпы наступления германских войск и активные действия латышских повстанцев заставили заместителя наркома ВД Латвийской ССР Симона Шустина издать 26 июня 1941 г. приказ о расстреле «социально опасных» 78 заключённых Центральной тюрьмы.

 
Эксгумация тел расстрелянных органами НКВД в июне 1941 г.



Эксгумация тел расстрелянных органами НКВД в июне 1941 г.


Избиение еврея в Риге. 4 июля 1941 г.

Также при отступлении в Бабитском и Улброкском лесах были расстреляны, по меньшей мере, 129 заключённых.

Уже 1 июля 1941 г. в Риге бывшие государственные и общественные деятели Латвийской республики создали Латвийский организационный центр, который ставил цель восстановить латвийскую государственность. На улицах были вывешены флаги Латвийской Республики.

4 июля латышские отряды «самообороны» сожгли Рижскую хоральную синагогу вместе с согнанными в нее 600 евреями. В тот же день в Риге было разгромлено более 20 синагог. Погибло около 2000 человек.

В ночь с 4 на 5 июля 1941 г. правительство Латвийской ССР покинуло территорию Латвии. 7 июля латышские отряды «самообороны» расстреляли в Даугавпилсе 1150 евреев, а уже 8 июля германскими войсками была оккупирована вся территория Латвии.

После 13 октября 1944 г., когда советские войска вновь вошли в Ригу, центральные органы власти Латвийской ССР были восстановлены.

Спустя 47 лет Латвия окончательно вышла из состава СССР. 21 августа 1991 г. был принят закон о её государственной независимости, которую 6 сентября того же года признало и правительство Советского Союза.

Рижанки встречают германских солдат. 1 июля 1941 г.

Латвийские формирования в составе Красной армии в 1940 – 1945 гг.

 

После вхождения Латвии в состав СССР 17 августа 1940 г. латвийская армия была сокращена и переформирована в 24-й Латвийский территориальный стрелковый корпус (181-я и 183-я стрелковые дивизии, 613-й корпусной артиллерийский полк, 20-й отдельный кавалерийский полк, 24-й авиаотряд (10 самолетов-разведчиков Stampe SV-5) – 14 500 человек) под командованием генерала Роберта Клявиньша (Roberts Jura Kļaviņš). К корпусу также относилось Рижское пехотное училище (на 1941 г. – 400 курсантов).

В начале 1941 г. в корпусе были созданы партийные и комсомольские организации (384 человек). Латышей среди них мало. Коммунистов в корпусе – около 300 человек и почти все они – командиры и политработники, направленные из других частей РККА.

В начале мая 1941 г. 20-й отдельный кавалерийский полк был расформирован. Причиной послужил инцидент, произошедший 23 февраля 1941 г.: полковое знамя перед торжественным построением было изрезано неизвестными на полосы.

Пехота 24-го Латвийского стрелкового корпуса 7 ноября 1940 г.


В мае 1941 г. из корпуса было демобилизовано более 2700 бывших граждан бывшей Латвийской республики. Кроме того, к началу июня с воинской службы были уволены около 800 офицеров и около 900 сверхсрочно служащих младших командиров до старшин включительно. Из других частей РККА прибыло около 300 средних командиров, из которых не более 10 человек владели латышским языком.

10 июня 1941 г. почти все офицеры-латыши из высшего командного состава 24-го Латвийского территориального стрелкового корпуса были отстранены от должностей и отправлены на курсы в Москву, где некоторое время спустя они (за редким исключением) были арестованы. Через три дня прошли массовые аресты латышских офицеров в летнем армейском лагере в Литене, осуществленные под предлогом полевых штабных учений. Часть из них были расстреляны на месте, а большинство вывезены в отдаленные районы СССР. В середине июня в Корпусе осталось только около 3000 латышских военнослужащих. Его личный состав был пополнен военнослужащими из других (нелатышских) формирований Прибалтийского особого военного округа. Всего органы НКВД арестовали около 800 латвийских офицеров и военных специалистов (среди них 19 генералов, один адмирал, 44 полковника, 109 подполковников, 195 капитанов, 145 старших лейтенантов, 142 лейтенанта – расстреляно 682 человека) и 4665 солдат.

20 июня в корпус прибыло около 2000 новобранцев из Московского округа.

22 июня германские ВВС нанесли бомбовые удары по территории Латвийской ССР. В Москве был арестован командующий 24-м Латвийским территориальным стрелковым корпусом генерал-лейтенант Роберт Клявиньш (расстрелян 16 октября 1941 г.).

23 июня командованием РККА из латвийских партийных и комсомольских активистов были созданы ополченческие формирования – латышские Истребительные батальоны, которые были сведены в 1-й Латышский добровольческий рабочий (истребительный) полк (900 человек) под командованием начальника Тукушсской уездной милиции Августа Жунса и 2-й Латышский добровольческий (истребительный) полк (1200 человек) под командованием проректора сельскохозяйственной Академии Латвийской ССР Карлиса Ульпса. 1-й полк отступил на территорию Эстонии, принял участие в обороне Таллинна, понес большие потери и был расформирован в Петергофе, а 2-й полк отступил к Ленинграду, где участвовал в боевых действиях до 22 октября, понес большие потери и был расформирован в январе 1942 г.

23 июня 1941 г. ЦК КП(б) Латвийской ССР и правительство республики выступили с обращением к населению, в котором призвали собрать все силы на отпор германским войскам. Ими было восстановлена распущенная в мае латышская Рабочая гвардия, но теперь под названием «истребительных батальонов». Также началась массовая эвакуация материальных ценностей и лояльного Советской власти населения. Всего в советский тыл было эвакуировано 53 000 жителей Латвии (беженцы и мобилизованные), которые в скором будущем станут основным контингентом для мобилизации в новые латвийские формирования в составе РККА.

Рядовой 201-й Латышской стрелковой дивизии Вейстур Зултерс (Viesturs Zulters).
Осень 1941 г.

3 августа 1941 г. Государственный комитет обороны (ГКО) постановил начать формирование в составе Красной армии 201-й Латышской стрелковой дивизии: «…приступить к формированию Латвийской стрелковой дивизии из состава бойцов бывшей рабочей гвардии, милиции, партийно-советских работников и других граждан Латвийской ССР, эвакуированных на территорию РСФСР». В дивизию также призывались и латыши – уроженцы других регионов СССР (прежде всего из Сибири). 90% личного состава дивизии (51% латыши, 26% русские, 17% евреи) являлось бывшими гражданами Латвии. Командиром дивизии был назначен полковник Ян Вейкин (Jānis Veikins). Младший командирский состав комплектовался из выпускников Рижского пехотного училища, располагавшегося после эвакуации в городе Стерлитамак (Башкирская АССР).

16 августа 24-й Латышский территориальный стрелковый корпус выведен из состава РККА и вскоре (1 сентября 1941 г.) расформирован. Причины – высокие потери и массовое дезертирство военнослужащих-латышей.

19 декабря 1941 г. 201-я Латышская стрелковая дивизия заняла боевые позиции на фронте в районе Нарофоминска.

Статья «Латыши идут на врага» в газете «Правда» от 23 декабря 1941 г.

21 декабря командир дивизии полковник Ян Вейкин был ранен. Его сменил полковник Генрих Паэгле (Henrihs Paegle).

15 января 1942 г. понесшая большие потери (55%) 201-я Латышская стрелковая дивизия была выведена в тыл.

13 февраля 1942 г. 201-я Латышская стрелковая дивизия после пополнения (теперь бывшими гражданами Латвии являлось 60% личного состава) заняла боевые позиции на фронте в районе города Демьянск.

В феврале 1942 г. приказом командования Московского военного округа в Гороховецких лагерях (Владимирская область) был на базе Латвийского запасного батальона сформирован 1-й отдельный запасный Латвийский стрелковый полк. За 1942 – 1944 г. в нем было подготовлено 33 000 человек, которые пополнили латышские формирования РККА на фронте.

4 марта 1942 г. 201-ю Латышскую стрелковую дивизию возглавил полковник Алексей Степанович Фролов.

14 июня 1942 г. после 4-месячных боев 201-я Латышская стрелковая дивизия была отведена в тыл. За счет новых подкреплений доля бывших граждан в ее составе достигла 80%.

Солдаты 201-й Латышской стрелковой дивизии в блиндаже. Лето 1942 г.

20 мая 1942 г. 201-я Латышская стрелковая дивизия была введена в бои севернее Демьянска.

10 сентября 1942 г. дивизия была отведена в тыл.

5 октября 1942 г. 201-я Латышская стрелковая дивизия получила статус гвардейской и стала наименоваться 43-й гвардейской стрелковой дивизией. Ее командиром стал генерал-майор Ян Вейкин.

С ноября 1942 г. дивизия принимала участие в наступательных боях на Северо-Западном фронте.

2 января 1943 г. командиром 43-й гвардейской стрелковой дивизии стал генерал-майор Детлав Бранткалн (Detlavs Brantkalns).

Командир 43-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор Детлав Бранткалн

11 января понеся большие потери, 43-я гвардейская стрелковая дивизия была отведена в тыл.

С 16 января дивизия приняла участие в оборонительных боях.

25 января 43-я гвардейская стрелковая дивизия из-за больших потерь отведена в тыл.

В феврале – апреле 1943 г. 43-я гвардейская стрелковая дивизия участвовала в наступательных боях в районе Старой Русы.

15 мая 1943 г. в составе ВВС СССР была сформирована 24-я латышская эскадрилья (50% бывших граждан Латвии) под командованием майора Карлиса Кирша (Kirsch Karlis).

В июне 1943 г. личный состав 43-й гвардейской стрелковой дивизии включал 43,7% русских, 38,8% латышей, 9% евреев.

Солдаты 43-й гвардейской стрелковой дивизии на политзанятиях. 21 сентября 1943 г.

3 июля 1943 г. в составе ВВС СССР был сформирован 1-й Латышский бомбардировочный авиационный полк (32 самолета По-2).

С октября 1943 г. 1-й Латышский бомбардировочный авиационный полк воевал на Северо-Западном фронте в составе 242-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии.

С 14 – 17 января 1944 г. 43-я гвардейская стрелковая дивизия принимала участие в наступлении Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов, деблокировавшего Ленинград.

5 июня 1944 г. в составе РККА был сформирован 130-й Латышский стрелковый корпус (16 000 человек) под командованием генерал-майора Детлава Бранткална. В него вошли 43-я гвардейская стрелковая дивизия и только что сформированная 308-я Латышская стрелковая дивизия (командир – генерал-майор Вольдемар Дамбергс (Voldemar Dambergs)).

16 июля 1944 г. части Красной армии вошли на территорию Латвии.

18 июля 130-й Латышский стрелковый корпус вступил на территорию Латвии.

24 июля 1-й Латышский бомбардировочный авиационный полк начал базироваться на территории Латвии.

С 27 июля на освобожденной территории Латвии началась мобилизация в Красную армию. Всего до конца войны было призвано 50 000 человек. Из них дезертировало 2 214 человек и отдано под трибунал 1529 человек.

В июле – августе 1944 г. 130-й Латышский стрелковый корпус в составе войск 2-го Прибалтийского фронта вел боевые действия в Восточной Латвии – Латгалии.

14 сентября 1944 г. 130-й Латышский стрелковый корпус в составе войск 2-го Прибалтийского фронта завязал бои на подступах к Риге.

13 октября 1944 г. 130-й Латышский стрелковый корпус принял участие в боях в Риге.

14 октября 130-й Латышский стрелковый корпус был выведен в тыл.

Солдаты 130-го Латышского стрелкового корпуса вступают в Ригу. 15 октября 1944 г.

15 октября 130-й Латышский стрелковый корпус торжественно вошел в Ригу.

С 23 декабря 1944 г. 130-й Латышский стрелковый корпус принял участие в боях в Курляндии.

23 марта 1945 г. 130-й Латышский стрелковый корпус в связи с большими потерями был отведен в тыл.

Весной 1945 г. личный состав 130-го Латышского стрелкового корпуса состоял на 83,4% из латышей, 8,7% из русских и на 5,6% из евреев.

9 – 12 мая 1945 г. 130-й Латышский стрелковый корпус принимал участие в разоружении 24-й саксонской пехотной дивизии вермахта и 19-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС.

22 мая 130-й Латышский стрелковый корпус выступил в Ригу.

Парад 130-го Латышского стрелкового корпуса в Риге. 22 июня 1945 г.

Всего с июня 1944 г. 130-й Латышский стрелковый корпус находился в соприкосновении с противником 119 дней, из которых 74 дня вел наступательные бои на главных направлениях ударов советских войск на территории Латвийской ССР.

Латвия в период германской оккупации 1941 – 1945 гг.

В предвоенной Латвии были широко распространены антисоветские настроения, вызванные социально-экономическими и культурными реформами Советской власти в 1940 – 1941 гг. и массовыми репрессиями со стороны органов госбезопасности СССР. Поэтому значительная часть населения Латвии отнеслась позитивно к самому факту вторжения германских войск на территорию Советского Союза. Уже 22 июня 1941 г. начались атаки латышских повстанцев на расположения частей Красной армии. Стремительное наступление германских войск, которые 25 июня вошли на территорию Латвийской ССР, развивалось параллельно с охватившим Латвию антисоветским восстанием.

26 июня германские войска заняли Восточную Латвию и захватили Даугавпилс.

29 июня германские войска после ожесточённых боёв захватили Лиепаю.

1 июля 1941 г. советские войска оставили Ригу. С территории Латвии было эвакуировано 53 000 человек (беженцы и мобилизованные).

 Бывшие государственные и общественные деятели Латвийской республики создали в Риге Латвийский организационный центр (Latviešu organizāciju centrs) во главе с бывшим министром транспорта Латвийской республики Бернхардсом Айнбергсом (Bernhards Einbergs). Целью Центра было восстановление латвийской государственности. Возобновили работу некоторые прежние учреждения, на которых были вывешены флаги Латвийской республики. Скопления народа на улицах превращались в патриотические демонстрации. К памятнику Свободы, где был выставлен почётный караул, торжественно возлагались цветы.

В тот же день в Ригу вошли германские войска. Многие рижане радостно встречали их как освободителей.

 Многие населённые пункты Латвии ещё до вступления в них германских войск были захвачены отрядами латышских повстанцев (в немецкой терминологии отряды «самообороны» (Selbstschutz). Повсеместно они организовывали структуры самоуправления и создавали полицейские формирования, которые проводили «акции возмездия».

Всего за конец июня и начало июля 1941 г. в различных районах Латвии ими было убито более 6000 бывших советских работников, членов их семей и различного рода активистов. Истреблению также подвергалось еврейское население: к сентябрю 1941 г. было убито около 30 000 человек.

2 июля вышло постановление германского командования о переводе времени на час назад, что соответствовало часовому поясу Германии.

3 июля во дворе Рижской тюрьмы были обнаружены тела 98 узников, расстрелянных при отступлении Красной армии. Тела были изуродованы пытками.

4 июля в Риге члены латышской праворадикальной партии «Громовой крест» (Pērkonkrusts) в здании Рижской хоральной синагоги сожгли около 600 евреев. Всего в этот и ближайшие дни латышскими «отрядами самообороны» в городе было убито около 2000 человек (в основном коммунисты и евреи).

6 июля в Латвии было возобновлено движение поездов, а в Риге – городского транспорта. Здесь с целью компенсировать недостачу транспортных средств, конфискованных отступающими частями Красной армии, было решено использовать в большем объёме гужевой транспорт.

8 июля германское командование объявило о роспуске латышских «отрядов самообороны», сдаче их личным составом оружия и о запрете ношения униформы бывшей латвийской армии.

В городах и сёлах Латвии германским командованием создавалась сеть военных комендатур и Службы безопасности (Sicherheitsdienst). Им были подчинены местные латышские самоуправления и структуры поддержания порядка.

С 25 июля 1941 г. началось формирование из личного состава латышских «отрядов самообороны» полицейских батальонов (Schutzpolizei). К 1943 г. было сформировано 45 латвийских батальонов (15 000 человек), которые привлекались к карательным акциям на территории России (Ленинградская, Псковская и Новгородская области), Белоруссии, Украины и Польши («генерал-губернаторство»).

7 августа 1941 г. состоялось торжественное музыкально-театрализованное действо «Избранный концерт в Верманском парке». Рижская газета Tevija в статье о нём писала: «Вновь свободно дышит грудь, свободно льются песни, свободно звучит музыка. Как злой бред, ушёл год красного террора, и мы благодаря Богу опять европейцы…».

15 августа германские оккупационные власти выпустили распоряжение о регистрации всего взрослого населения Латвии (от 14 лет и за исключением занятых в сельском хозяйстве) для выполнения трудовой повинности.

18 августа было опубликовано распоряжение германских оккупационных властей, по которому вся собственность, принадлежавшая СССР на 20 июня 1941 г., перешла в собственность Германии. Официальным языком во всех учреждениях стал немецкий. Латышский язык имел вспомогательное значение.

В сентябре 1941 г. в Латвии германские оккупационные власти отменили результаты советской аграрной реформы 1940 – 1941 гг. Процесс передачи земли должен был проходить несколькими этапами – в течение двух лет.

В том же месяце военную администрацию сменило немецкое гражданское управление.

1 сентября Латвия была включена в рейхскомиссариат «Остланд» (Reichskommissariat Ostland), а в Риге разместился центр всего рейхскомиссариата и генерального округа «Латвия» (Generalkommissariat Lettland). Генеральный округ «Латвия» возглавлял бывший бургомистр Любека Отто-Генрих Дрехслер (Otto-Heinrich Drechsler).

В ведении германской оккупационной администрации находились органы самоуправления Латвии. Главой Земельного правительства Латвии был назначен бывший генерал латвийской армии Оскарс Якебс Данкерс (Oskars Jēkabs Dankers), которому подчинялись латвийские органы самоуправления.

Оскарс Якебс Данкер

В компетенцию латышского самоуправления входили: местное администрирование, охрана правопорядка, транспорт, здравоохранение, образование и прочие социальные службы, а также мероприятия по мобилизации жителей Латвии в войска СС и вермахт.

Органы самоуправления курировали работу высших учебных заведений. В Рижском университете был восстановлен факультет теологии. Во всех учебных заведениях Латвии русский язык был заменен немецким языком. В качестве отдельных предметов преподавались немецкая история и немецкая география.

В октябре 1941 г. возле города Саласпилс был открыт концентрационный лагерь Куртенгоф, где, по данным Чрезвычайной республиканской комиссии 1944 г., до конца сентября 1944 г. умерло и было убито 100 000 человек (53 600 гражданских лиц, включая 7000 детей, и 47 400 советских военнопленных).

21 октября в Риге германскими властями было организовано гетто: место массового заключения евреев, представлявшее собой часть городской застройки в Латгальском предместье, обнесённую колючей проволокой, – там находилось около 30 000 человек.

 

29 ноября – 8 декабря 1941 г. в Румбульском лесу в пригороде Риги были расстреляны 27 000 латвийских евреев (в том числе 800 детей в возрасте до 10 лет). После чего в рижское гетто стали направлять евреев из стран Европы: Германии, Австрии, Чехословакии и т.д. Всего в Ригу было депортировано 25 000 европейских евреев.

С осени 1941 г. при въезде в города Латвии появились плакаты: «В городе евреев нет».

С осени 1941 г. в Латвии начало выпускаться большое количество различных пропагандистских изданий – книг, брошюр, листовок, плакатов, кинохроники, которые носили антисоветский и антисемитский характер. В 1942 г. вышла книга «Страшный год», где описывались преступления органов НКВД на территории Латвии в 1940 – 1941 гг. Эта книга получила широкое распространение и в следующем году была переведена на немецкий язык.

Поздней осенью 1941 года была создана благотворительная организация Народная помощь (Tautas palidziba), которая объединила восстановленные организации Латвийской республики (Красный Крест Латвии, Латвийский Женский корпус помощи и другие). Народная помощь содержала сеть больниц, санаториев, детских садов и летних детских лагерей. Она материально поддерживала пострадавших в 1940 – 1941 гг., а также оказывала помощь латышским солдатам на фронте и многодетным семьям.

В декабре 1941 г. в Латвии появились первые группы Сопротивления, которые не были связаны с Советским Союзом и ставили перед собой задачу бороться за восстановление независимого Латвийского государства как с Германией, так и с СССР. Представители этого направления ориентировались на поражение Германии и ослабление в войне Советского Союза, что должно было обеспечить доминирование в послевоенном мире США и Великобритании. Поддержку этим группам оказывали бывшие послы Латвии в США и Швеции, которые помогли им установить связи с разведками США, Великобритании и Швеции.

В конце декабря 1941 г. германские оккупационные власти в Латвии объявили о денационализации предприятий с числом работающих до 20 человек.

28 декабря латвийские батальоны приняли участие в боях против Красной армии.

С 1942 г. германские власти начали набор молодых латышей на военизированную вспомогательную Государственную трудовую службу (Reicharbeitsdienst).

С 1942 г. в Латвии выходило 11 наименований русскоязычных периодических изданий: газеты «Правда», «За Родину», «Двинский вестник» и другие.

В январе 1942 г. в Риге начал свою работу Драматический театр.

15 января 1942 г. вышло постановление бюро ЦК компартии Латвии о создании Латвийского штаба партизанского движения, который возглавил участник Гражданской войны и событий в Испании в 1936 – 1937 гг. начальник диверсионной школы полковник Артур Карлович Спрогис. Партизанские отряды развернулись в Восточной Латвии (Латгалии), населённой в основном русскими, поляками и белорусами.


В августе 1942 г. в Риге был учреждён Институт медицинской зоологии при государственном комиссаре восточных областей. Институт занимался различными вопросами биологии животных и человека, в том числе и так называемыми «расовыми исследованиями». Им были разработаны методы «расового отбора» среди населения Восточной Европы.

В октябре 1942 г. в Риге был создан Институт гигиены СС. В нём исследовались и отрабатывались методы борьбы с эпидемиями. При этом систематически производились опыты над людьми (евреями из гетто), которые заканчивались их гибелью.

В феврале 1943 г. германские оккупационные власти объявили о возвращении крестьянам национализированной Советской властью в 1940 – 1941 гг. земли и санкционировали создание Латвийского легиона СС (Lettische SS-Freiwilligen-Legion). Командиром легиона был назначен бывший военный министр Латвии бригаденфюрер СС Рудольф Бангерскис (Rūdolfs Bangerskis). Началось формирование 15-й Латвийской гренадерской дивизии войск СС (15.Waffen-Grenadier-Division der SS (lettische Nr. 1).

 

В том же месяце подпольно была восстановлена Латвийская рабочая социал-демократическая партия (Latvijas Sociāldemokrātiskā Strādnieku partija).

18 февраля в Латвии по распоряжению германских оккупационных властей была возвращена прежним хозяевам вся национализированная в 1940 – 1941 гг. собственность. Исключением стали стратегически важные для Германии предприятия.

На август 1943 г. общая численность латвийских полицейских, вспомогательных и строительных частей в составе вермахта и СС составила 37 200 человек.

13 августа в Латвии бывшими членами либеральных и демократических партий создан Латвийский центральный совет (Latvijas Centrālā Padome), ориентированный на США и Великобританию во главе с преподавателем Латвийского университета Константином Цаксте (Konstantīns Čakste). Совет выступал за восстановление Латвийской Республики на основе Конституции 1922 г. и не возражал против сотрудничества в этих целях с органами латвийского самоуправления. По отношению к германским оккупационным властям Латвийский центральный совет придерживался политики нейтралитета.

До 1944 г. около 20 000 жителей Латвии были вывезены на работы в Германию.

К 1944 г. значительно возросли поставки в Германию латвийской сельскохозяйственной продукции. Если в 1941 г. было отправлено 93 500 голов крупного рогатого скота и 74 500 свиней, то в 1943 г. соответственно – 144 700 и 135 600. Данные поставки являлись не конфискацией, а торговыми операциями, при которых латвийские крестьяне получали за свою продукцию плату. Вместо 30 000 латышей, завербованных на работу в Германию, в Латвию было принудительно направленно 155 000 работников из Белоруссии и оккупированных областей России.

В феврале 1944 г. началось формирование 19-й Латышской гренадерской дивизии СС (19.Waffen-Grenadier-Division der SS (lettische Nr.2). В это время 15-я Латышская гренадерская дивизия СС во время антипартизанской операции в Витебской области Белоруссии сожгла 138 деревень и убила 17 000 местных жителей.

15 марта 1944 года в церкви Святой Гертруды в Риге прозвучала патриотическая молитва-кантата поэта Андрейса Эглитиса (Andrejs Eglītis) и композитора Луции Гаруты (Lūcija Garūta) «Боже, твоя земля горит!» (Dievs, Tava zeme deg!). Это произведение воспринималось как призыв защитить Латвию от наступления Красной армии.

С 16 марта 1944 г. латышские дивизии СС под городом Остров Псковской области приняли участие в боевых действиях против советских войск.

В апреле 1944 г. 19-я Латвийская гренадерская дивизия СС в Псковской области России сожгла 23 деревни и уничтожила 1300 местных жителей.

29 апреля гестапо арестовало руководство Латвийского центрального совета и заключило его в концентрационный лагерь Куртенгоф возле Саласпилса. Затем узники были переправлены по морю в концлагерь под Данцигом, где 21 февраля 1945 г. умер председатель Совета Константин Цаксте. В то же время Латвийский центральный совет продолжил свою деятельность.

На июнь 1944 г. общая численность латвийских полицейских, вспомогательных и строительных частей в составе вермахта и СС составила 55 000 человек. Из 15-й Латвийской гренадерской дивизии СС (18 412 человек) и 19-й Латвийской гренадерской дивизии СС (10 592 человека) был сформирован 6-й Латвийский добровольческий корпус СС под командованием обер-группенфюрера Вальтера Крюгера (Walter Krüger).

18 июля 1944 г. советские войска вошли на территорию Латвийской ССР.

До середины 1944 г. экономика Латвии работала с полной нагрузкой и внесла значительный вклад в формирование военно-экономического потенциала Германии. Закупочные цены товаров для нужд вермахта были на 40 – 50% дешевле, чем в самой Германии.

17 июля 1944 г. вышел приказ германского командования о мобилизации городского населения Латвии от 16 до 55 лет на строительство оборонительных укреплений.

В августе 1944 г. 15-я Латвийская гренадерская дивизия СС была эвакуирована в Восточную Пруссию.

В том же месяце Латвийский центральный совет начал формирование антигерманского и антисоветского партизанского движения. Из рижских полицейских было создано 26 вооружённых отрядов во главе с бывшим генералом латвийской армии Янисом Курелисом (Janis Kurelis). Члены этих отрядов (1800 человек) получили название «курелисты» (kureliesi). Руководством «курелистов» была установлена и поддерживалась связь с военной разведкой Швеции.

К сентябрю 1944 г. 5000 человек, в том числе 1000 девушек – членов организации «Молодежь Латвии» (Latviešu jaunieši), вступили в ВВС Германии в качестве «добровольных помощников ПВО». Всего к данному времени в различных соединениях и частях Вооружённых сил Германии служило 115 000 жителей Латвии.

В сентябре 1944 г. отряды «курелистов», которые увеличили свое число за счёт дезертиров из латышских формирований СС до 3000 человек, расположили свои базы в Курляндии.

10 октября 1944 г. группировка германских войск (200 000 человек) в Курляндии была блокирована советскими войсками.

В тот же день отступающие германские войска сожгли все постройки концентрационного лагеря Куртенгоф возле Саласпилса.

12 октября отступающие германские войска взорвали в Риге все мосты через Даугаву.

 

13 – 14 октября советские войска полностью заняли Ригу, где были восстановлены центральные органы власти Латвийской ССР. В центре Риги был проведён парад частей Красной армии. Многие рижане радостно встречали их как своих освободителей.

 

С 16 по 31 октября советские войска безуспешно пытались ликвидировать группировку германских войск в Курляндии. В «Курляндском котле» вместе с германскими войсками находилось около 230 000 местных жителей, 150 000 беженцев из других районов Латвии, а также около 35 000 беженцев из других регионов СССР.

22 – 23 октября 1944 г. при огневой поддержке с моря тяжёлыми крейсерами Prinz Eugen, Admiral Scheer и Lutzow с полуострова Сворбе эвакуировано 18 195 немецких солдат и латышских беженцев. Всего до мая 1945 г. из Курляндии в Германию и Швецию бежало 280 000 жителей Латвии.

В ноябре 1944 г. в Курляндии германские войска, получив отказ на требование передачи им дезертиров из латвийских формирований СС, атаковали отряды «курелистов» частично взяв их в плен, а частично истребив. Отдельные отряды (около 500 человек) продолжали сопротивление до декабря 1944 г. Генерал Янис Курелис был арестован, офицеры его штаба расстреляны, а он отправлен в Данциг.

20 февраля в Германии в Потсдаме было сформировано правительство «латвийской автономии» – Латвийский национальный комитет (Latvijas Nacionālā komiteja) во главе с группенфюрером СС Рудольфом Бангерскисом.

19 марта 1945 г. Латвийский национальный комитет прибыл в Курляндию, но, встретив саботаж со стороны германского военного командования Курляндской группировки, в начале апреля 1945 г. вернулся в Германию.

2 мая 1945 г. в Курляндии провозглашена Латвийская республика во главе с представителем Латвийского народного комитета агрономом Янисом Андерсонсом (Jānis Andersons). Новое правительство безуспешно пыталось наладить связь с Великобританией и вскоре бежало в Швецию.

3 мая в Германии, в Потсдаме, Латвийский национальный комитет принимает решение о самоликвидации. Создаётся новое правительство «латвийской автономии» во главе с командиром полицейского полка Riga полковником Робертом Осисом (Roberts Osis), которое рассчитывает на возможное заключение перемирия между Германией и западными союзниками и на совместное продолжение ими военных действий против Красной армии.

8 мая правительство «латышской автономии» эвакуировалось морем в Германию.

9 мая германские войска, включая 19-ю Латвийскую гренадерскую дивизию СС, капитулировали в Курляндии. Большинству латышских эсэсовцев удалось уйти в леса и присоединиться к партизанским формированиям – «лесным братьям» (Meža brāļi), которые до 1953 г. вели вооружённую борьбу против Советской власти.

К маю 1945 г. на территории Латвии было уничтожено 70 000 латвийских евреев (80% от довоенной численности) и 20 000 европейских евреев. Также тотальному уничтожению подверглись цыгане и душевнобольные. Германскими оккупационными властями и латвийскими органами самоуправления в тюрьмы и концентрационные лагеря были отправлены около 125 000 граждан Латвии.

Архивная пресса. 1943 год

Статья в рижской газете Tevija от 3 июля 1943 г., посвященная двухлетию латышской вспомогательной полиции безопасности и СД



Номер рижской газеты Tevija
Дата создания: 20 мая 1943 г.

от 3 июля 1943 года

ДВА ГОДА В БОРЬБЕ ЗА НАРОДНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ

 

Награждения и повышения в Латышском отделе безопасности

Уже в первый день после изгнания большевистских банд из Риги – 1 июля 1941 года, начала организовываться полиция безопасности в Латвии. В день памяти освобождения Риги латышский отдел Латвийской полиции безопасности и службы безопасности праздновал свою вторую годовщину.

Многие подразделения на фронте ведут борьбу против большевиков, а те, которые в настоящее время находятся в Риге, сгруппировались для праздничного парада.

Закаленные в боях воины сердечно приветствовали командира Латвийской полиции безопасности и службы безопасности штурмбаннфюрера СС д-р. Ланге, который в сопровождении заведующего Латышским отделом безопасности майора В. Арайса принимал парад и наблюдал за дисциплинированным строем юношей. Штурмбаннфюрер СС д-р. Ланге поздравил воинов отдела безопасности со 2-ой годовщиной. Он сказал, что сперва следует вспомнить смелых боевых товарищей, которые погибли на фронте против большевистского врага. Эти воины, будучи верными в исполнении данной присяги, свои жизни положили в залог победы над большевизмом и, вместе с тем, за счастливое будущее своей родины. Когда командир призван почтить память павших и все офицеры вытянули руку для приветствия, оркестр исполнил песню о верном боевом товарище. Затем к своим смелым борцам обратился майор Арайс. Он среди прочего сказал: «Два года прошли в ожесточенных боях в различных секторах фронта. Из крестьян, рабочих, студентов и учеников выросли солдаты, которые смело стояли в борьбе против разрушителя европейской культуры – большевизма. Грудь многих уже украшают знаки чести и геройства. Многие из тех, с кем мы вместе воевали, с востока больше не вернулись, но эти могилки, которые находятся вдали от родины, навеки останутся символом латышского героизма.

Мы были первыми, кто надел серую форму и вместе с немецкими солдатами грудью встали против великого врага. В этой работе нам не могли помешать даже величайшие враги народа – большевистские провокаторы, которые скрывались под маской патриотов.

В свои ряды мы включили лучших латышских юношей. Наш народ гордится этими своими сыновьями, которые безбоязненно взяли в руки оружие. Эта дружба по оружию с немецкими солдатами навеки останется непоколебимой.

Затем к воинам полиции безопасности в праздничный день обратился начальник Латвийской полиции безопасности и службы безопасности, штурмбаннфюрер СС д-р. Ланге. Он восхвалял юношей, которые из партизан и добровольческих борцов выросли в героических и образцовых солдат. Немецкая армия освободила латышскую землю от опасности большевизма и теперь уже 2 года мы можем жить в безопасности. Латышские юноши встали рядом с немецкими солдатами, чтобы нанести последний смертельный удар большевизму, что ознаменует новую эпоху в жизни европейских народов.

В конце обращения, которое воины отдела безопасности восприняли с огромным воодушевлением к дальнейшим боям, штурмбаннфюрер СС д-р. Ланге многим офицерам, заместителям офицеров и солдатам за образцовое выполнение заданий и героизм присвоил очередные служебные звания. В завершении последовало награждение.

Призыв о выдаче военнослужащих Красной армии оккупационным властям

Перевод заметки из газеты «Тевия» № 36 с призывом о выдаче военнослужащих Красной армии оккупационным властям от 11 августа 1941 г.

Советские военнопленные в концентрационном лагере Куртенгоф (Саласпилс).

Перевод заметки из газеты «Тевия» № 36 с призывом о выдаче военнослужащих Красной армии оккупационным властям
от 11 августа 1941 г.

Красноармейцы все еще находятся в захваченных и освобожденных победоносной германской армией областях. Вместе с местными коммунистами они в отдельности или в бандах прячутся в лесах.

С этим они призываются немедленно сдаваться и явиться в ближайшие германские учреждения или войсковые части, сдавая свое оружие.

Кто до 20 августа 1941 года добровольно сдастся, те будут рассматриваться как военнопленные и им обеспечено хорошее обращение с хорошим питанием.
Кого захватят после 20 августа 1941 года, тот будет рассматриваться как партизан, разбойник и бандит и по законам военного времени будет расстрелян!

С этим население в последний раз предупреждается, что за каждый случай оказания помощи и поддержку красноармейцев и коммунистов будет судимо по законам военного времени.

Доносившим полезные сведения о местонахождении красноармейцев и коммунистов предусмотрена премия в размере 3000 рублей.

Сведения могут быть переданы в каждом военном учреждении.

Республика Латвия

    

На 1 сентября 1939 г. по своей конституции Латвия являлась унитарной республикой, где президент назначал кабинет министров, включая премьер-министра. Парламент (Saeima) осуществлял законодательную власть и избирал высшую судебную власть страны. Однако 15 мая в результате государственного переворота (бескровного) в Латвии было приостановлено действие конституции 1922 г., распущен парламент, запрещены все политические партии, расформированы 103 местных органов власти и установлен авторитарный режим члена партии Крестьянский союз Латвии (Latvijas Zemnieku savieniba), премьер-министра Карлиса Улманиса (Karlis Augusts Vilhelms Ulmanis). В концентрационные лагеря было отправлено около 2000 человек – в основном членов Латвийской социал-демократической рабочей партии (Latvijas Socialdemokratiska Stradnieku partija) и праворадикальной партии «Громовой крест» (Perkonkrusts).

11 апреля 1936 г. Улманис назначил себя президентом и премьер-министром Латвии.

Карлис Улманис

В стране пропагандировался культ «отца нации», в котором Улманис именовался «Великий Сеятель» (Lielo Sejeju), сберегавший «истинно латышские, крестьянские» ценности. Государственной идеологией стал латышский национализм. В экономической сфере немецкие, русские и еврейские граждане Латвии ограничивались в своих правах.

В целом с 1934 г. резко ужесточилась государственная политика по отношению к национальным меньшинствам. Были распущены их общественные организации, закрыто большинство национальных школ. Даже этнически родственные латышам латгалы (22% населения) лишились возможности пользоваться латгальским языком в местных учреждениях и обучаться на нем в школах.

Помимо армии и полиции режим Карлиса Улманиса опирался на военизированные ополченческие формирования «Защитники» (Aizsargi). Его члены были вооружены стрелковым оружием, имели свои кавалерийские, авиационные и мотоциклетные части, систематически проходили военно-спортивную и идеологическую подготовку. Ополченцы привлекались к полицейским акциям. В 1934 г. из данной организации были удалены все не латыши. На 1 января 1940 г. в организации числились 31 874 мужчин, 14 810 женщин и 14 000 подростков.

Парад ополченцев Aizsargi

Отношения с СССР в 1920-х – 1930-х гг. определялись Рижским мирным договором от 11 августа 1920 г. На нем строились все двусторонние договоры того периода.

22 сентября 1921 г. Латвия была принята в Лигу наций.

Летом 1933 г. СССР подписал с Эстонией, Латвией, Польшей, Румынией, Турцией, Персией и Афганистаном Декларацию об определении агрессора, где утверждалось, что никакое соображение политического, военного, экономического или иного порядка «не может служить извинением или оправданием агрессии».

Заключив 12 сентября 1934 г. пакт о сотрудничестве, согласии и взаимной помощи, Латвия объединилась с Эстонией и Литвой в военно-политический союз («Прибалтийская Антанта»).

7 июня 1939 г. между Латвией и Германией был заключен договор о ненападении, предусматривавший неприменение силы в отношении друг друга в течение 10 лет.

Министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп и министр иностранных дел Латвии Вильгельм Николаевич Мунтерс подписывают договор о ненападении.

1 октября 1939 г. советские войска сосредоточились на границе с Латвией. Советские ВВС начали воздушную разведку ее территории.

5 октября в Москве был подписан договор о ненападении между СССР и Латвией, одним из условий которого стало размещение частей Красной армии на латвийской территории.

29 ноября 1939 г. части Красной армии начали размещаться в Латвии.

К 1 января 1940 г. в Латвии было дислоцировано около 20 000 советских военнослужащих.

15 июня 1940 г. советские пограничники совершили рейды по сопредельной территории Латвии, в результате которых погибло четыре латвийских пограничника.

16 июня советские войска сосредоточились на границе с Латвией. В тот же день в Москве послу Латвии Фрицису Коциньшу (Fricis Kocins) был вручен ультиматум, в котором содержалось требование сформировать просоветские правительства, допустить размещение дополнительных войск Красной армии. Президент Латвии Карлис Улманис обратился к послу Германии Гансу Ульриху фон Котце (Hans Ulrich von Kotze) с просьбой разрешить правительству и армии эвакуироваться в Восточную Пруссию, но получил отказ. Посол Латвии в СССР Коциньш сообщил советскому руководству о согласии своего правительства удовлетворить советские требования.

17 июня советские войска перешли границу с Латвией.

Советские войска входят в Ригу. 17 июня 1940 г.


Аугуст Кирхенштейн


Янис Калнберзиньш

20 июня было сформировано новое правительство Латвии во главе с премьер-министром профессором Аугустом Кирхенштейном (Augusts Kirhensteins).

2 июля 1940 г. секретариат ЦК Коммунистической партии Латвии (Latvijas Komunistiska partija) принял решение о создании Рабочей гвардии.

14 июля 1940 г. в Латвии прошли выборы в парламент. Явка составила 94,8%. За единственный избирательный список, допущенный к выборам, – Блок трудового народа – было отдано 97,8% голосов избирателей. Правительство возглавил 1-й секретарь ЦК Коммунистической партии Латвии Янис Калнберзиньш (Janis Kalnberzins)

20 июля латвийская полиция совместно с агентами НКВД провела аресты среди русской эмиграции.

21 июля президент Латвии Карлис Улманис ушел в отставку.

22 июля парламент принял закон о национализации всех форм земельной собственности и конфискации в сельском хозяйстве земельных излишков, т.е. свыше 30 гектаров. Земельные наделы в 30 гектаров и меньше оставлялись в частной собственности землевладельцев. По этому закону дополнительную землю получили 22 900 малоземельных крестьян и 28 400 арендаторов. В тот же день бывшего президента Латвии Карлиса Улманиса  высылают в Ворошиловск (Ставрополь).

30 июля в Москву отправилась делегация из 20 депутатов парламента с просьбой принять Латвию в состав СССР.

К 3 августа 1940 г. была проведена национализация банков, кредитных учреждений, крупных и средних торговых, промышленных и транспортных предприятий.

5 августа Латвия вошла в состав СССР в статусе союзной республики – Латвийской Советской Социалистической Республики (Latvijas Padomju Socialistiska Republika).

        

17 августа латвийская армия была сокращена и переформирована в 24-й территориальный стрелковый корпус под командованием генерала Роберта Клявиньша (Roberts Jura Klavins). В 1940 – 1941 гг. органы НКВД арестовали около 800 латвийских офицеров и военных специалистов (среди них, 19 генералов, 1 адмирал, 44 полковников , 109 подполковников, 195 капитанов, 145 старших лейтенанта, 142 лейтенанта – расстреляно 682 человека) и 4665 солдат.

Генерал Роберт Клявиньш

25 ноября 1940 г.   советский рубль наряду с латом был объявлен в Латвийской ССР платежным средством (курс: 1 лат = 1 рубль), а 25 марта 1941 г. лат был изъят из оборота.

В январе 1941 г. продолжилась, начавшаяся осенью 1939 г., репатриация латвийских немцев в Германию. Всего к лету 1941 г. из 62 000 немцев Латвии выехало 55 000 человек.

В феврале 1941 г. в Латвийской ССР были национализированы и конфискованы мелкие предприятия, на которых работало более пяти рабочих.

В мае 1941 г. в Латвийской ССР в виде подпольной организации было воссоздано латышское ополчение «Защитники» (Aizsargi). Его участники поставили своей целью путем вооруженной борьбы восстановление латвийской государственности.

15 мая 1941 г. в Латвийской ССР было введено нормирование продуктов питания.

14 июня 1941 г. органами НКВД из Латвии во внутренние районы СССР депортировано около 15 000 человек «неблагонадежных».

Депортация 14 июня 1941 г.

22 июня, в первый день войны Германии с СССР, германские ВВС нанесли бомбовые удары по Вентспилсу и Лиепае. В Москве был арестован командующий 24-м Латышским территориальным стрелковым корпусом генерал-лейтенант Роберт Клявиньш. В Латвии начинается антисоветское партизанское движение: 129 отрядов «самообороны» нападают на отступающие части Красной армии и расправляются с местными сторонниками Советской власти, а также евреями (за июнь убито около 6000 человек).

23 июня командованием РККА созданы латышские Истребительные отряды.

25 июня германские войска вошли на территорию Латвийской ССР, 26-го захватили Даугавпилс, а 29-го – Лиепаю.

1 июля 1941 г. советские войска оставили Ригу. С территории Латвии было эвакуировано 53 000 человек (беженцы и мобилизованные). Бывшие государственные и общественные деятели Латвийской республики создали Латвийский организационный центр, целью которого было восстановление латвийской государственности.

Жители Риги встречают германские войска. 1 июля 1941 г.

4 июля в Риге члены латышской праворадикальной партии «Громовой крест» в здании Рижской хоральной синагоги сожгли около 600 евреев. В тот же день в Ворошиловске (Ставрополе) был арестован бывший президент Латвии Карлис Улманис.

Горящее здание Рижской хоральной синагоги, в котором погибли около 600 человек. 4 июля 1941 г.

28 июля в Москве по обвинению в антисоветской деятельности был расстрелян бывший посол Латвии в СССР Фрицис Коциньш.

Фрицис Коциньш

3 августа 1941 г. в Горьком началось формирование в составе Красной армии 201-й Латышской стрелковой дивизии под командованием полковника Яна Вейкина, которая с декабря 1941 г. приняла участие в боевых действиях.

16 августа 24-й Латышский территориальный стрелковый корпус выведен из состава РККА и вскоре (1 сентября 1941 г.) расформирован по причине высоких потерь и массового дезертирства солдат-латышей.

18 августа 1941 г. было опубликовано распоряжение германских оккупационных властей, по которому вся собственность, принадлежавшая СССР на 20 июня 1941 г., перешла в собственность Германии. Официальным языком во всех учреждениях стал немецкий. Латышский язык становился вспомогательным.

К сентябрю 1941 г. отрядами латышской самообороны было уничтожено около 30 000 евреев. Германское командование с конца июля 1941 г. начинает формировать из личного состава этих отрядов полицейские батальоны. К 1943 г. было сформировано 45 батальонов (15 000 человек), которые привлекались к карательным акциям на территории Белоруссии и Украины.

Оскарс Данкерс

1 сентября Латвия была включена в Рейхскомиссариат Остланд, а в Риге разместился центр Рейхскомиссариата. Главой Земельного правительства Латвии назначен бывший генерал латвийской армии Оскарс Якебс Данкерс (Oskars Jekabs Dankers), которому подчинялись латвийские органы самоуправления. В их компетенцию входили – местное администрирование, охрана правопорядка, транспорт, здравоохранение, образование и прочие социальные службы, а также проведение мероприятий по мобилизации жителей Латвии в войска СС и вермахт.

В октябре 1941 г. возле города Саласпилс был открыт концентрационный лагерь Куртенгоф, где, по данным Чрезвычайной республиканской комиссии 1944 г., до конца сентября 1944 г. умерло и было убито 100 000 человек (53 000 гражданских (включая 7000 детей) и 47 000 военнопленных).

Лагерь Куртенгоф в Саласпилсе

16 октября 1941 г. под Москвой, в поселке Коммунарка, были расстреляны видные государственные и общественные деятели Латвии – командующий 24-м Латышским корпусом РККА Роберт Клявиньш, командир Земгальской дивизии генерал Жанис Бахс, помощник командира Латгальской дивизии генерал Рудолфс Клинсонс, главком ВВС Латвии генерал Янис Инданс, военный атташе посольства Латвии в Москве Янис Залитис, генералы Артур Даннебергс, Артурс Далбергс, Андрейс Крустиньш, Робертс Клявиньш, Вилис Спандегс, полковники Карлис Лейиньш, Александрс Кристовскис, Рудолфс Цеплитис, Янис Пуксис, Юлийс Розенталс, писатель и журналист Ото Зелтиньш-Голдфелдс, работник МИД Латвии Хуго Целминьш, художник и карикатурист Сергейс Цивинскис-Цивис и другие.

21 октября в Риге германские власти организовали еврейское гетто.

29 ноября – 8 декабря 1941 г. в Румбульском лесу в пригороде Риги были расстреляны 27 000 латвийских евреев. После чего в рижское гетто стали направлять евреев из стран Европы: Германии, Австрии, Чехословакии и т.д. Всего в Ригу было депортировано 25 000 европейских евреев.

В конце декабря германские оккупационные власти в Латвии объявили о денационализации предприятий с числом работающих до 20 человек.

20 июня 1942 г. латышский полк (сформированный Ленинградским штабом партизанского движения) и две ленинградские партизанские бригады вышли в рейд к Судомской возвышенности для дальнейшего развертывания действий на территории Латвии.

20 сентября 1942 г. бывший президент Латвии Карлис Улманис умер на этапе от дизентерии.

15 января 1943 г. постановление бюро ЦК компартии Латвии о создании Латвийского штаба партизанского движения, который возглавил Участник Гражданской войны и событий в Испании в 1936 – 1937 гг., начальник диверсионной школы, полковник Артур Карлович Спрогис. Деятельность партизанских отрядов развернулась в Восточной Латвии (Латгалии), населенной в основном русскими, поляками и белорусами.

В феврале 1943 г. германские оккупационные власти объявили о возвращении крестьянам национализированной в 1940 – 1941 гг. земли и санкционировали создание Латвийского легиона СС (Lettische SS-Freiwilligen-Legion). Командиром легиона был назначен бывший военный министр Латвии генерал Рудольф Бангерскис (Rudolfs Bangerskis). Началось формирование 15-й латышской гренадерской дивизии войск СС (15 Waffen-Grenadier-Division der SS (lettische Nr. 1)).

Рудольф Бангерскис и латышские новобранцы СС

15 мая 1943 г. в составе ВВС СССР была сформирована 24-я латышская эскадрилья под командованием майора Карлиса Кирша, а 3 июля 1943 г. – 1-й Латышский бомбардировочный авиационный полк (32 самолета По-2).

В вермахте и СС на август 1943 г. общая численность латвийских полицейских, вспомогательных и строительных частей составила 37 200 человек.

13 августа в Латвии создан Латвийский центральный совет, ориентированный на западных союзников во главе с Константином Цаксте (Konstantins Cakste).

К 1944 г. значительно возросли поставки в Германию латвийской сельскохозяйственной продукции – если в 1941 г. было отправлено 93 500 голов крупного рогатого скота и 74 500 свиней, то в 1943 г. соответственно – 144 700 и 135 600. Данные поставки являлись не конфискацией, а торговыми операциями, при которых латвийские крестьяне получали за свою продукцию плату. Вместо 30 000 латышей, завербованных на работу в Германию в Латвию, было принудительно направленно 155 000 работников из Белоруссии и оккупированных областей России.

В феврале 1944 г. началось формирование 19-й Латышской гренадерской дивизии СС (19 Waffen-Grenadier-Division der SS (lettische Nr 2). В это же время в результате антипартизанской операции 15-й Латышской гренадерской дивизии СС в Витебской области Белоруссии было сожжено 138 деревень и убито 17 000 местных жителей.

16 марта 1944 г. латышские дивизии СС под городом Остров Псковской области приняли участие в боевых действиях против советских войск.

В апреле 1944 г. 19-я Латышская гренадерская дивизия СС в Псковской области России сожгла 23 деревни и убила 1300 местных жителей.

На июнь 1944 г. общая численность латвийских полицейских, вспомогательных и строительных частей в составе вермахта и СС составила 55 000 человек. Из 15-й Латышской гренадерской дивизии СС (18 412 человек) и 19-й Латышской гренадерской дивизии СС (10 592 человек) был сформирован 6-й Латвийский добровольческий корпус СС под командованием обер-группенфюрера Вальтера Крюгера (Walter Kruger).

Обер-группенфюрер Вальтер Крюгер. 1943 г.

5 июня в составе РККА был сформирован 130-й Латышский стрелковый корпус (16 000 человек) под командованием генерал-майора Детлава Бранткална (Detlavs Brantkalns).

18 июля 1944 г. советские войска вошли на территорию Латвийской ССР.

До середины 1944 г. экономика Латвии работала с полной нагрузкой и  вносила значительный вклад в формирование военно-экономического потенциала Германии.

В августе 1944 г. 15-я Латышская гренадерская дивизия СС была эвакуирована в Восточную Пруссию.

К сентябрю 1944 г. 5000 человек, в том числе 1000 девушек – членов молодежной организации «Молодежь Латвии» – вступили в ВВС Германии в качестве «добровольных помощников ПВО». Всего к данному времени в различных соединениях и частях Вооруженных сил Германии служило 115 000 жителей Латвии.

10 октября 1944 г. группировка германских войск (200 000 человек) в Курляндии была блокирована советскими войсками.

13 октября советские войска вошли в Ригу, где были восстановлены центральные органы власти Латвийской ССР.

Парад советских войск в освобожденной Риге. 16 октября 1944 г.

С 16 по 31 октября советские войска безуспешно пытались ликвидировать группировку германских войск в Курляндии.

22 – 23 октября 1944 г. при огневой поддержке с моря крейсерами «Принц Евгений», «Шеер» и «Лютцов» с полуострова Сворбе эвакуировано 18 195 немецких солдат и латышских беженцев. Всего до мая 1945 г. из Курляндии в Германию и Швецию бежало 280 000 жителей Латвии.

С января 1945 г. 15-я Латышская гренадерская дивизия СС, доукомплектованная до 19 000 человек, вела бои против Красной армии и Войска Польского в Восточной Пруссии и Померании.

19 марта 1945 г. в Курляндии провозглашено Автономное государство Латвия под германским протекторатом. Ее правительство – Латвийский национальный совет – возглавил бывший глава Земельного правительства Латвии Оскарс Данкерс. Вскоре данное правительство было эвакуировано морем в Германию.

Янис Андерсонс

2 мая 1945 г. в Курляндии провозглашена Латвийская республика во главе с председателем Латвийского народного совета Янисом Андерсонсом (Janis Andersons). Новое правительство безуспешно пытается наладить связь с Великобританией и вскоре бежит в Швецию. В тот же день 15-я Латышская гренадерская дивизия СС сдалась войскам США в Шверине.

9 мая германские войска, включая 19-ю Латышскую гренадерскую дивизию СС, капитулировали в Курляндии. Большинству латышских эсэсовцев удалось уйти в леса и присоединиться к партизанским формированиям – «лесным братьям» (Meza brali), которые до 1953 г. вели вооруженную борьбу против Советской власти.

Лесные братья<

В 1945 г. началась новая аграрная реформа. Вновь были национализированы крупные хозяйства. Бывшим партизанам и демобилизованным красноармейцам было выделено по 15 гектаров земли. Коллективизация сельского хозяйства Латвии была запланирована на 1946 г.

К маю 1945 г. на территории Латвии было уничтожено 70 000 латвийских евреев (80% от довоенной численности) и 20 000 европейских евреев. Также тотальному уничтожению подверглись цыгане и душевнобольные.

В 1944 – 1945 гг. в боях на территории Латвии погибло 150 000 советских солдат и 40 000 латвийских военнослужащих вермахта и СС.

Телеграмма Адольфу Гитлеру от Собрания народных представителей Латвии


Текст телеграммы Адольфу Гитлеру от Собрания народных представителей Латвии
Дата создания: 11 июля 1941 г.

Фюреру и рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру, главная ставка.

11 июля 1941 года во вновь освобожденной Латвии впервые собрались представители различных слоев и профессий, чтобы выразить признательность всего латышского народа славной немецкой армии и всем немцам, участвовавшим в освобождении Латвии, и особенно – великому, победоносному предводителю немецкого народа и всех индогерманских народов Адольфу Гитлеру.

Надежды всего латышского народа участвовать в освободительной борьбе Европы мы возлагаем на решение Адольфа Гитлера.

Латышский народ полон решимости участвовать в строительстве новой Европы и с покорностью ждет соответствующего решения Адольфа Гитлера.

Альфред Валдманис, руководитель делегации;
полковник-лейтенант Виктор Деглавс, делегат;
Густав Целминьш, делегат

LVVA (Государственный исторический архив Латвии) R (P) 69-1-1

Из сообщения Секретарю ЦК КП(б) Латвии т. Калнберзиню о положении в оккупированной немцами Латвии

 soobsheni_karberzinu_1943

Подавляющее большинство латышского народа в момент немецкого вторжения в Латвию было настроено враждебно против немцев. Однако были группы и организации, которые ожидали немцев. Таковы были, во-первых, те небольшие нелегальные группировки, которые работали во времена Советской Латвии и которые не были окончательно ликвидированы нашими учреждениями госбезопасности. Кроме того, немцев ожидала часть «айзсаргов», бывшие члены корпораций, часть учеников средних школ и часть промышленников. Несмотря на то, что общее число группировок этих людей не было большим, они были довольно активны. Во-первых, из их среды были те, которые местами посылали выстрелы представителям Советской власти. В дальнейшем они надеялись и пробовали внушить и остальному населению, что вместе с приходом немцев оформится независимая буржуазная Латвия.

От этих людей немцы требовали помощь и довольно часто вместо немцев заставляли выполнять «очищение Латвии от большевиков и жидов». Это «очищение» выполняли и сами немцы; 

В Риге расстреливали каждого, который не нравился, на которого был подан донос или просто вел себя на улице не так, как это нравилось бы фрицам. В первую очередь расстреливали тех, которые при Советской власти занимали какую-либо должность, а также стахановцев и евреев. Расстреливали в квартирах и на улицах. При расстреле евреев собирали разный сброд под руководством фрицев, спаивали его, выдавали каждому бандиту по три патрона, вытаскивали из квартир евреев, отводили их к набережной Даугавы, ставили у берега и расстреливали; когда же не хватало патронов, оставшихся в живых кололи штыками.

Подобные картины были также в других городах и деревнях. В Риге, в районе гетто, вместе с евреями, вывезенными из-за границы в декабре месяце 1941 года, оставалось только 30 000 евреев. В других местах евреев не было больше совсем. Так, в Даугавпилсе, Резекне, Лудзе и др. городах Латвии, где раньше было много евреев, теперь их больше нет.

Оккупированная немцами Латвия подчинена рейхсминистру Восточной области Альфреду Розенбергу и государственному комиссару Гейнриху Лозе. Генерал-комиссаром самой Латвии является д-р Дрекслер, которому непосредственно подчинено так называемое «самоуправление» Латвией.

Вся Латвия разделена на 6 округов, которым управляет комиссар округа: 

Комиссар Рижского городского округа – Витрок,
сельского округа – Фуст,
Латгальского – Н. Ризкен,
Видземского – Ханзен,
Земгальского – фон Медем,
Курземского – Алнор.

Этим комиссарам округов непосредственно подчинены городские управы и волостные управы, которые все распоряжения получают от комиссаров округов. Выполнение своих распоряжений немецкие комиссары достигают с помощью комендатур, немецкой и латышской полиции.

Оккупационная власть в Латвии образовала численно большую полицию, которая разделена на разные категории. Дела граждан немецкой национальности решает только немецкая полиция; латышские полицейские не смеют прикасаться к немцам.

Немецкая полиция сорганизовала
в Даугавпилсе специальную школу шпионов и диверсантов. Прошлой зимой 1942 - 43 гг. эта школа выпустила подростков, задачей которых было убивать командиров и комиссаров партизан. Но это вовремя разоблачили, и у немцев ничего не вышло. Некоторые бригадиры разоблачили немецких шпионов, которые там завелись. Иногда немцы вербуют для шпионажа родных партизан и старух.

 Полиция для охраны порядка состоит из трех групп: А, В и С. В группу « А» зачислены те полицейские, которые постоянно действуют в каком-либо городе или волости. В группу «В» зачислены те полицейские, которые командуют каким-либо объектом или охраняют границу.

Эти обе группы получают жалованье.

Третья группа «С» состоит из лиц, которые не получают жалованье, работают в своем доме и которым выдано также оружие. Их вызывают по телефону или по специально сорганизованной цепи связи в специальных случаях для борьбы с партизанами и т. п.

Полиция в большинстве своем состоит из латышей. Каким образом это случилось? Во-первых, в полицию поступили те, которые вначале принимали участие в зверствах немцев и которые не получили другого места в учреждениях немецкой оккупации. Но этих людей было мало. Тогда стали вербовать новых. Эта вербовка удалась в связи с тем, что усиленным порядком стали посылать латышей на работу в Германию и Эстонию. Этих работ все страшатся как смерти. Поэтому многие с целью уклонения от посылки в Германию записались в полицию. К этому подстрекало и то обстоятельство, что полицейским легче достать кое-что из продуктов промышленности. Но бегство от немцев, как это думали некоторые, не удалось. Ибо, во-первых, время от времени из числа полицейских составляли так называемые «добровольческие» батальоны, вернее батальоны полицейских, и посылали их или против партизан, или на фронт. Среди полицейских наблюдается рост противонемецких настроений. Так, в конце декабря прошлого года в 12-м полицейском участке, в Риге, по улице Бикерниеку был устроен вечер смычки немцев с латышами. Некая латышская девица танцевала с немцами. Когда был дамский вальс, она пригласила латышского полицейского, но он ответил: «Смой руки от немецкого навоза». Это слышал какой-то местный немец. Начался спор и перестрелка. 2 немцев застрелили. Всех латышских полицейских этого участка потом арестовали.

В феврале сего года в ресторане «Темпо» в отдельном кабинете сидели немецкие матросы. Им давали пиво, но латышским шуцманам надо было ожидать. Начались ругательства латышей с немцами. Одному латышскому шуцману сильно разбили голову, а двух немецких матросов избили до бессознания. Разгромили весь ресторан.

Вначале немцы сильно преследовали тех, у кого были советские паспорта.

у сосен Чуйбе расстреляно 80 000 человек. В расстреле принимали участие под немецким руководством главным образом латыши – мальчишки со школьной скамьи и разный сброд из полицейских. Во время этих убийств даже сторонники немцев были недовольны и говорили, что латышам не следовало бы по желанию немцев быть палачами населения чужих стран.

Эти расстрелы продолжаются и сейчас.

Недавно 500–700 евреев вывезли к Саласпилсу и расстреляли за то, что у них будто бы была организация, которая исходатайствовала паспорта подданных Испании или местных русских.

Подобные убийства совершались и в других местах. В Лудзе расстреливали в лесу Гарба, в Карсаве на горе падали Майту Калнс, в Резекне на горе Анчупана.

В Резекне, на площади рынка, расстреляли 300 человек из сел Аудрини и Барсуки. Население села Барсуки расстреляли за то, что в этом селе скрывался советский работник Прощенко.

В волости Пилда в селе Платачи сожгли со всем домом семейство Мейран. Они не ходили в церковь, и священник выдал его за коммуниста и укрывателя оружия. Другие люди думали, что в доме просто случился пожар, и побежали тушить. Их арестовали, но позже все-таки освободили.

В июле 1942 года в волости Лиелварде двое пленных, которые работали у волостного старосты, убили некоторых жителей, взяли оружие и бежали. При поимке одного из них застрелили, а другой сдался в плен и рассказал немцам, что сельхозрабочие в своей среде вели разговоры о том, что скоро придет Красная Армия. В связи с этим во всей волости собрали 14 сельхозрабочих и вместе с этим пленным (т.е. 15 человек) публично повесили в Лиелварде. При повешении должны были присутствовать в обязательном порядке все жители и пленные из Лиелвардеской и ближайших волостей. Повешенные висели три дня.

В волости Бебри летом 1942 года пленный, работающий у хозяина Озолина, сказал, чтобы ему после тяжелой работы, в продолжение недели, разрешили бы отдохнуть и не гнали бы пасти скот. За это его арестовали, в волостной управе избили и после этого расстреляли.

В Извалтесской волости немцы сожгли село Злотово за то, что летом 1941 года во время боев с одной частью Красной Армии у этого села были убиты 8 фрицев.

В апреле 1943 года немцы сожгли село Ловушко в волости Бриги, а жителей выселили за то, что это село было связано с партизанами.

Все латвийские тюрьмы переполнены.

В центральной тюрьме из знакомых работников, между прочим, сидели или сидят следующие: проф. Кузнецов с сыном Леоном, профессор освобожден; Аузиньш – инспектор милиции, позже работал в банке; Гайлис – работал в таможне в г. Валке; Лангенфельд С., автомеханик с Взморья, кажется, расстрелян; Луциньш, пожилой мужчина, бывший летчик во время Гражданской войны; Упманис Валфридс, в тюрьме говорил против СССР, переведен в концентрационный лагерь; Будзинский, в тюрьме выражал ненависть к СССР, освобожден; Зиедарс из Вольмарского уезда, освобожден; Ростокс Янис, милиционер, освобожден; Ратиньш, пожилой мужчина; Сотниекс – работал у «Варонис», гвардист, выпущен из тюрьмы, а потом снова арестован; Канзанс Антонс из строительной конторы; Руткинс – участник так называемых боев за свободу Латвии, офицер, колпаковец, переведен в концентрационный лагерь; Гейданс, из объединения патриотов; Петкевич, полицейский при Ульманисе, при нас руководитель кооператива, расстрелян; Кмитс – оружейный мастер, расстрелян; Кницис и Биезайс – парашютисты, освобождены, наверное предатели; депутат Верховного Совета СССР Колтанс, который, судя по всем приметам, теперь расстрелян. Ручаться за это дело все-таки не могу.

Еще сидели: бывш. социал-демократ Август Озодиньш; отец председателя Исполкома Московского района г. Риги Манзуров, комсомолец Трупиньш; зам. директора треста овощеводства Август Калниньш (еще сидит); Лиеде Артурс, обучавшийся в высшей школе, адвокат (еще сидит); Альфред Полис – работник Кулдигского уезда; Яков Берзиньш – работник треста парикмахеров (теперь переведен в концлагерь); Стинкулс – банковский работник /освобожден/; Альфред Дауча – комсомолец – переведен в концлагерь; Эдуард Блинс из Осоавиахима (освобожден); Тилля – кулдигский, работник, расстрелян; Фельдманис из Добеле, расстрелян; Гришкевич, из поляков /еще сидит/.

Кто еще сидит или расстрелян из более знакомых работников, трудно узнать, так как их держат в «клетках».

Концентрационный лагерь находится в Саласпилсе.

Немцы преследуют и служителей культа. Зимой 1941–1942 г. немцы расстреляли пробста прихода Цибла Александра Турка, а в декабре 1942 г. арестовали и увезли в Германию известного в Латгалии воспитателя, директора Аглонской гимназии, ксендза декана Алоиза Брока.

Латгальцев признают за отчужденную часть латышей, которых поэтому необходимо приблизить к остальным. Поэтому обе латгальские газеты печатаются на латышском языке. Взаимоотношения латгальцев с латышами продолжают поддерживать не совсем дружественные. Латгалец в остальной Латвии лишь сельскохозяйственный рабочий. Однако в самой Латгалии временами латгальцев восхваляют с целью выжать из них побольше.

Почти нигде, говоря о латышах, не пишут откровенно о том, что они принадлежат к низшей «расе». Часто этот вопрос замалчивают. Однако фактически к ним относятся как к низшей «расе».

Во-первых, подчеркивают, что латыши это лишь крестьянский народ. Потом, латышская полиция не смеет затронуть немцев, латышам недоступны все те магазины, которые доступны немцам. Латышам предоставляются работы похуже и менее ответственные. Латышский язык везде на последнем месте. Латышские названия местностей переделываются в немецкие.

Так называемые батальоны «добровольцев» вербуются из полицейских. Вначале в полицию поступали добровольно. Позже поступали с целью уклониться от увоза в Германию или чтобы получить себе кое-какие привилегии. При поступлении в полицию необходимо давать следующее обещание: «Этим я обязуюсь служить в полиции. Обязуюсь без возражений выполнять приказы всех немецких властей и начальников полицейской службы. Обещаюсь быть послушным, верным и храбрым».

После того как полицейские обучены, они дают следующую присягу: «Как принадлежащий к полиции, клянусь быть верным, храбрым и послушным и свои служебные обязанности, в особенности в борьбе с палачами народов – большевиками, выполнять сознательно. За эту клятву я готов отдать свою жизнь. Пусть бог мне поможет».

Приведенных таким образом к присяге и обученных к строю полицейских зачисляют в батальоны, которые называют добровольными легионами латышских полицейских.

Народ называет добровольцев слабоумными. 267 батальон народ стал называть Краславским батальоном нищих, потому что им нечего было кушать и они ходили по окрестности и попрошайничали. Одну из рот 173 батальона называли «железной» ротой в ироническом смысле, так как зимой она жила полуголой.

Свидетельством тому служат частые столкновения между добровольцами и немцами. Частично эти столкновения возникают на почве ненависти к немцам, частично из-за ненависти немцев к латышам. Вот некоторые характерные столкновения: в 1942 году с 13 на 14 октября в поезде, который следовал из Риги в Зилупе, ехала группа немцев и добровольцев на отдых. В этом вагоне сидел какой-то русский старичок. Один немец наполнил стакан водкой и подал его добровольцу. Сидевший рядом немец вырвал стакан и сказал: «Не давай пить предательской латышской свинье, они дрались против нас в 1917 году и теперь готовятся драться с нами. Дай выпить русскому человеку, представителю великого русского народа». Водку дали русскому старичку. Среди латышей возникло большое недовольство немцами.

В конце октября 1942 года возникло столкновение в студенческой столовой в Риге между немцами и добровольцами. Это армейская столовая. В эту столовую вошла группа добровольцев, но немцы их выгнали, сказав: «Куда идешь, свинья? Предательская шкура!» После этого возникла стрельба между немцами и добровольцами.

Такие столкновения бывают и на фронте. На каком-то секторе группа латышских добровольцев, захватившая населенный пункт, подняла на нем латвийское национальное знамя. Немцы, увидев это, сняли его и подняли свое знамя. Латышам это не понравилось, и они стали стрелять в немцев. Бои продолжались три дня. Тогда вмешалось высшее немецкое командование, и спор разрешили в пользу латышей, объяснив, что каждый борется за свое знамя.

В начале апреля 1943 года, когда добровольцы и немцы вернулись из карательной экспедиции против партизан и разместились в Лудзе и ее окрестностях, среди них возник спор. Латыши упрекали немцев за то, что немцы гонят вперед латышей и литовцев, а сами следуют за ними. Также латыши везде должны идти пешком, а немцы разъезжают в автомашинах. Спор кончился взаимной перестрелкой.

В марте мес. текущего года на судне, шедшем по направлению к Ильгюциему, ехали немцы и добровольцы. Возник спор и ругань. Какой-то немец спросил у добровольца документы, но тот не показывал, разорвал и бросил в Даугаву, ударил фрица так сильно, что тот чуть не упал в Даугаву. Обе стороны выхватили пистолеты. Капитан судна спросил, кто виноват. Частные лица отвечали, что немцы. Когда судно подошло к берегу, немцы вызвали автомашину, чтобы арестовать и увезти латышей. Но капитан судна спрятал латышей, и их не нашли.

На одной вечеринке в Риге шуцманы и добровольцы хвалились: «Когда немцы будут отступать, тогда мы на них еще больше обрушим пуль, чем на Красную Армию», «У нас довольно оружия, нет только пушек. На селе нет никакого недостатка в оружии» и т. д.

Теперь в Шкауне размещены добровольцы, которые при встрече немецкого офицера не приветствуют его.

Как же немцы подготовляли мобилизацию, чтобы она имела успех?

  Во-первых, они создали так называемый латышский добровольческий легион «СС», чтобы у латышей было свое войско и таким образом создалась бы известная национальная заинтересованность. Немцам хорошо известны стремления национально настроенных латышей за самостоятельную Латвию. Такой легион латыши смогли бы рассматривать как шаг к самостоятельности. Это немного подчеркивали и при мобилизации.

О создании латышского легиона Гитлер издал приказ в первой половине февраля, но этот приказ опубликован только 27 февраля. В этом приказе сказано, что в легион вступают добровольно в возрасте с 17 до 45 лет. Сразу приступили к вербовке, но никаких серьезных результатов не получилось, и потому легион создали из существующих батальонов полицейских. Формирование первых частей этого легиона длилось довольно долго. Только в середине марта были созданы первые части (как известно, один полк). После этого формирование пошло быстрее.

Командиром первого полка был полковник Апсит. О командире легиона говорили, что будет латышский генерал, но кто именно, вначале не было известно. Только 20 марта сообщили, что приказом рейхсфюрера «СС» Гиммлера командиром дивизии легиона «СС» латышских добровольцев назначен генерал Рудольф Бангерский, с присвоением ему звания генерал-майора, а первым офицером генерального штаба легиона, вернее начальником штаба, назначен полковник Артур Силгайлис.

В это же самое время узнали, что командующим латышским легионом назначен руководитель бригады «СС» – Ганзен (немец).

Присягу легионеры давали в Риге 28 марта. В церемонии присяги участвовала лишь часть легионеров, которые были в Риге. Текст присяги следующий: «Именем бога я торжественно обещаю в борьбе против большевизма неограниченное послушание главнокомандующему немецких вооруженных сил Адольфу Гитлеру, и за это обещание я, как храбрый воин, готов отдать свою жизнь».

В первой половине апреля произошли серьезные изменения в руководстве легионом. В Ригу явились для оформления в легион те батальоны, которые участвовали в боях против партизан. В это время произошло столкновение между немцами и легионерами. Говорят, что столкновение было довольно большое. На место происшествия приехал ген. Данкерс. Многие легионеры удрали вместе с оружием. Сейчас организованы их поиски.

Но среди легионеров, в печати и по радио стали усиленно говорить о хороших отношениях с немцами. Как можно предполагать, в связи с этими событиями произвели следующие изменения в легионе.

Вначале легион был задуман как дивизия, командиром которой был назначен Бангерский. Теперь сообщили о том, что Бангерский – командир бригады легиона; очевидно, легион преобразован в бригаду. Но 8 апреля стало известно, что ген. Бангерский теперь стал генерал-инспектором легиона «СС» латышских добровольцев, а Силгайлис – стандартфюрером. 8 апреля сообщили также о том, что командирами полков в легионе назначены: полковник Август Апситис, полковник Виллис Янумс, полковник Арвид Крипенс, полк. Вольдемар Скайстла-укс, полк. лейтенант Карлис Лобе, полк. лейтенант Вольдемар Вейсс.

Как известно, части легиона теперь посылают не вместе, а по разным секторам фронта. Имеются случаи бегства легионеров по пути к лагерям. Так, 15 марта из эшелона, следовавшего с невооруженными легионерами из Елгавы по направлению к Новосокольникам, выскочило из вагона около 15 человек. Один из них попал к нам и сейчас находится у нас.

Легионерам говорили, что их будут обучать ежедневно два часа, а остальное время необходимо будет работать.

Легионеров везли в сопровождении полицейских. В каждом вагоне было по два пьяных полицейских.

Таким образом, выяснилось, что легион был основан для того, чтобы удалась мобилизация, а с другой стороны, мобилизация дала людей легиону.
В Литве и Эстонии легионы были организованы раньше, чем в Латвии.

Для подготовки мобилизации немцы распустили слухи о том, что будет основана самостоятельная Латвия и выберут президента. Это в сильной мере внесло смятение в умы так называемых патриотов. После мобилизации обо всем этом ничего больше не слышно.

Родившихся в 1919, 1920, 1921, 1922, 1923, 1924 г г. начали мобилизовывать 22 марта, т. е. комиссия начала работать 22 марта и продолжалась несколько дней. Начиная с 29 марта к назначенным станциям должны были бы явиться те, которые мобилизованы для военной промышленности и в помощь немецкой армии. Мобилизованным в легион нужно было идти домой и ожидать, когда предложат явиться. Некоторым было сказано устно, что должны пойти домой на месяц, некоторым – на два месяца. Их еще не призвали.

Условия призыва были следующие: тех, у которых рост начиная со 170 см, зачисляют в легион, а меньшего роста – в военную промышленность и в услужение немецкой армии. Однако во многих комиссиях спрашивали, куда хотят, и в таких случаях на рост не обращали внимания.

До комиссии ко всем обращались с агитацией: фрицы – за вступление в услужение /помощники/ немецкой армии, латышские офицеры – за вступление в легион, примерно следующими словами: «Мы все будем бороться в пользу великой Германии, но все-таки лучше вступить в легион, ибо тогда мы сможем что-нибудь сделать в пользу своей родины».

Теперь готовят новую мобилизацию. Во второй половине апреля регистрируют всех 1912, 1913, 1914, 1915, 1916, 1917, 1918 годов рождения. Во время мобилизации было много случаев бегства.

О том, что более выгодный выход из мобилизации это бегство, думают и шуцманы (полицейские). Так, один хозяин – шуцман в волости Малпилс сказал: «Скоро будет весна, и тогда каждый кустик будет скрывать легионеров от войны».

В Зилупе и в других местах мобилизованные пели советские песни. В Лудзе мобилизованные имели столкновения с полицией. Но о более значительных фактах я уже Вам сообщил по рации.

Из 4 латгальских уездов около 500 мобилизованных в помощь немецкой армии отвезли в Даугавпилс и одели в форму. До 10 апреля, когда их с эшелоном отправили в Ригу, успели убежать свыше 70 чел., 4 из них прибежали к нам. По дороге у Крустпилса еще убежало 30 чел. В Риге оставшимся дали опять другие мундиры и говорили, что пошлют в Псков.

Никто из этих помощников не хотел ехать. Если кто-нибудь из них высказывался в пользу немцев, то его самого добровольцы избивали. Многих из этих помощников полиция после комиссии насильно отвезла в Даугавпилс, так как они намеревались убежать.

Если мы берем полицейских и батальоны полицейских, которые составляются из разных социальных групп, выходцев из «айзсаргов», бывших полицейских, из бывших воинов латвийской армии или из людей, раньше никогда нигде не организованных, то необходимо сказать, что они все еще определенно борются против нас, и притом борются со злостью. Если батальоны полицейских посылают в карательную экспедицию против партизан, то они лезут во все леса. Полицейские из группы «СС», если их зовут ловить партизан, проявляют при этом большую активность. И так как по волостям очень много полицейских групп «СС», то именно из-за них чрезвычайно трудно передвигаться по Латвии и где-нибудь расположиться.

Настоящих гитлеровцев немного. Большинство народа не верит, что немцы останутся в Латвии. Те слои, которые были недовольны Советской властью, надеются на возвращение старой Латвии. Каким путем это случится – на то имеются разные мнения. Так называемая английская ориентация в этом вопросе, сколько нам известно, не очень широко распространена. Это, возможно, последствия немецкой агитации, которая англичан выдает за большевиков, говоря, что англичане Латвию продали большевикам и т. д. Более широко распространена шведская ориентация. Выразители этой мысли говорят, что в войне все государства станут слабыми и к концу войны Швеция высадит в Латвии десант и поможет установить старую Латвию. Имеются еще такие, которые говорят, что теперь другой 1918 год и сейчас необходимо бороться как с большевиками, так и с немцами. Эти люди частично думают, что может помочь Швеция, но больше склоняются к тому, что это сделает легион и добровольцы. При этом, когда в Риге было столкновение между легионерами и немцами, они выразились, что легионеры начали борьбу слишком рано, так как не все еще вооружены.

Имеются еще такие люди, которые ожидают возвращение Ульманиса. Они рассказывают, что Ульманис живой и находится в Англии.

Имеются указания, что в Риге и Даугавпилсе существуют противонемецкие организации польских патриотов

Жители сильно недовольны теми хищениями, которые иногда бывают со стороны партизан.

В самом народе создаются организации для борьбы против немцев. В Латгалии такие организации были в волостях Каунате, Резна, Пилда, Зирдзене и Даугавпилсе.

Говоря об увеличении советского настроения, необходимо сказать, что этот советский патриотизм необходимо дифференцировать; многие желают возвращения Советской власти, потому что это для них лучшая власть. Но много и таких, которые ожидают Красную армию, потому что ненавидят немцев. Вопрос Советского строя их не интересует. Имеются и такие, которые, ненавидя немцев, ожидают Красную армию и надеются, что того, что им при Советской власти не понравилось, после войны больше не будет и Советская власть будет так действовать, как им понравится. Но имеются такие, которые ожидают Красную Армию, но в то же время немного побаиваются. Они боятся, не рассчитаются ли с ними за то, что они служили немцам. Другие боятся, что за расстрел евреев отомстят расстрелом всех христиан. Третьи боятся вообще, потому что в расстрелах евреев и советских людей участвовали латыши и теперь возможно отмщение со стороны красных и в результате этого возможно, что латышский народ совсем исчезнет.

Самое лучшее настроение в Латгалии, за исключением нескольких волостей, и в Риге. Дальше, по благоприятному настроению, следует Видземе, потом Земгале, и, как кажется, наихудшее настроение по отношению к нам в Курземе.


Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 69. Оп. 1. Д. 450. Л. 2 – 27.
.

Пакт о взаимопомощи между СССР и Латвией от 5 октября 1939 г. и конфиденциальный протокол к нему.

lat_pakt_1939

Нарком иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов подписывает Договор о дружбе и взаимопомощи между СССР и Латвийской республикой

Пакт о взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Латвийской Республикой

5 октября 1939 г.

Президиум Верховного Совета СССР, с одной стороны, и Президент Латвийской Республики, с другой стороны, в целях развития установленных мирным договором от 11 августа 1920 года дружественных отношений, основанных на признании независимой государственности и невмешательства во внутренние дела другой Стороны;

признавая, что мирный договор от 11 августа 1920 года и договор о ненападении и мирном разрешении конфликтов от 5 февраля 1932 года по-прежнему являются прочной основой их взаимных отношений и обязательств;

убежденные, что интересам обеих Договаривающихся Сторон соответствует определение точных условий обеспечения взаимной безопасности,

признали необходимым заключить между собой нижеследующий пакт о взаимопомощи и назначили для этой цели своими уполномоченными

Президиум Верховного Совета СССР:

В. М. Молотова, Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел,

Президент Латвийской Республики:

Вильгельма Мунтерса, Министра Иностранных Дел,

каковые уполномоченные, по взаимном предъявлении своих полномочий, найденных составленными в должной форме и надлежащем порядке, согласились о нижеследующем:

Статья I

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае возникновения прямого нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы по отношению морских границ Договаривающихся Сторон в Балтийском море или сухопутных их границ через территорию Эстонской или Литовской Республик, а равно и указанных в статье III баз.

Статья II

Советский Союз обязуется оказывать Латвийской армии помощь на льготных условиях вооружением и прочими военными материалами.

Статья III

Латвийская Республика, в целях обеспечения безопасности СССР и укрепления своей собственной независимости, предоставляет Союзу право иметь в городах Лиепая (Либава) и Вентспилс (Виндава) базы военно-морского флота и несколько аэродромов для авиации, на правах аренды по сходной цене. Точные места для баз и аэродромов отводятся и их границы определяются по взаимному соглашению.

В целях охраны Ирбенского пролива Советскому Союзу предоставляется право, на тех же условиях, соорудить базу береговой артиллерии на побережье между Вентспилс и Питрагс.

В целях охраны морских баз, аэродромов и базы береговой артиллерии Советский Союз имеет право держать в участках, отведенных под базы и аэродромы, за свой счет строго ограниченное количество советских наземных и воздушных вооруженных сил, максимальная численность которых определяется особым соглашением.

Статья IV

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против одной из Договаривающихся Сторон.

Статья V

Проведение в жизнь настоящего пакта ни в какой мере не должно затрагивать суверенных прав Договаривающихся Сторон, в частности их государственного устройства, экономической и социальной системы и военных мероприятий.

Участки, отводимые под базы и аэродромы (ст. III), остаются территорией Латвийской Республики.

Статья VI

Настоящий пакт вступает в силу с обменом актов о ратификации. Обмен актов будет произведен в городе Риге в течение шести дней со дня подписания настоящего пакта.

Срок действия настоящего пакта десять лет, причем, если одна из Договаривающихся Сторон не признает необходимым денонсировать настоящий пакт за год до истечения срока, последний автоматически продолжает свое действие на следующие десять лет.

В удостоверение чего поименованные выше уполномоченные подписали настоящий пакт и приложили к нему свои печати.

Учинено в г. Москве в двух оригиналах, на русском и латышском языках, 5 октября 1939 года.

В. Молотов
В. Мунтерс

ПРИЛОЖЕНИЕ

Конфиденциальный протокол

5 октября 1939 г.

I
Условлено, что, в целях предупреждения и пресечения попыток втянуть Договаривающиеся Стороны в происходящую ныне в Европе войну, СССР имеет право, на время этой войны, держать на отведенных под аэродромы и базы участках (ст. III Пакта) отдельными гарнизонами в общей сложности до двадцати пяти тысяч человек наземных и воздушных вооруженных сил.

II
Обусловленная в ст. I Пакта помощь оказывается по изъявленному желанию другой стороны, причем с обоюдного согласия сторона, обязанная к оказанию помощи, может, в случае войны другой стороны с третьей державой, остаться нейтральной.

III
Для наблюдения за проведением в жизнь настоящего Пакта и разрешения возникающих при этом вопросов образуется Смешанная Комиссия на паритетных началах, которая выработает правила своего делопроизводства.

В случае возникновения разногласий при определении мест и границ баз и аэродромов и вообще в работе Смешанной Паритетной Комиссии спорные вопросы разрешаются дипломатическим путем или непосредственными переговорами между Правительствами.

IV
Настоящий конфиденциальный протокол является приложением к Пакту о взаимопомощи между СССР и Латвией, заключенному 5 октября 1939 года. Москва, 5 октября 1939 г.

В. Молотов
В. Mунтерс

Архив Внешней Политики РФ. Ф. 03а. Д. 139 – Латвия

Сообщение командира взвода кадета Петерсона командиру батальона Пликауссу

Сообщение командира взвода 2-й роты 25-го латышского полицейского батальона кадета Петерсона командиру батальона Пликауссу об участии подразделения в боевой операции против партизан в районе дд. Беляки и Скородное (Белоруссия)

soobshenye_petersona_1942

полицейские во время контрпартизанской операции в Белоруссии

г. Овруч 16 августа 1942 г.

11.8.1942 г. в 14.00 я получил приказ выступить со своим взводом из Ельска в Скородное для усиления находящейся там жандармерии и участия в акции против банд.

Так как в мою задачу входило только сопровождение автомашин, а не участие в бою, то жандармерией мне было выдано 1 ручной пулемет, 2 полуавтоматические винтовки и 3 000 патронов.

В Скородное я прибыл 12.8.1942 в 3.00. Здесь я был усилен 2 полицейскими Ельского латышского полицейского взвода и 2 ручными пулеметами.

Обер-лейтенант Маар, командир кавалерийского эскадрона, ввел нас в курс нашей задачи, которая заключалась в поиске убитых во время нападения бандитов жандармов и возможное нападение на находящийся там бандитский лагерь. В 3.30 мы выступили из Скородное в направлении д. Беляки в следующей последовательности:
1 взвод жандармерии,
1 группа станковых пулеметов словацкой дивизии,

Основная группа:

1 группа тяжелых пулеметов словацкой дивизии,
1 взвод тяжелых минометов,
1 усиленный литовский взвод, 1 Ѕ взвода 2-й латышской роты.

Резерв: 3-я рота 25-го латышского батальона.

На опушке леса, 300 м юго-восточнее 1.101 обер-лейтенант Маар и я заметили в углу леса (примерно 800 м восточнее пункта 110) дым.

Нам стало ясно, что это мог быть только бандитский лагерь. Мы продолжали движение по опушке леса. Примерно в 400 м южнее пункта 110 на краю (опушке Н в направлении на восток, чтобы таким путем окружить противника). Примерно 800 м юго-восточнее пункта 110 головной взвод подвергся ружейному и пулеметному обстрелу из засевших там в дзотах и на деревьях бандитов с расстояния 30 м. Немецкие жандармы вынуждены были по приказу обер-лейтенанта Маара без выстрелов отступить. Наступила короткая огневая пауза. Банда, воспользовавшись паузой, сменила позицию и подверглась сильному обстрелу из артиллерии, при этом обер-лейтенант Маар был убит. После этого бандиты бежали в северо-восточном направлении.

Командование взял на себя словацкий обер-лейтенант.

Мне была поставлена задача в обход слева атаковать банду в направлении расположения через реку, в то время как обер-лейтенант продолжал наступление в прежнем направлении.

Мое продвижение поддерживали станковый пулемет и тяжелый миномет с направленным огнем на опушку леса 8 950 м с пункта 110.

После переправы через реку я подвергся сильному ружейному и автоматному огню с северо-восточного и восточного направлений. Ответным огнем из пулемета я заставил противника замолчать 2. Огневую точку 3, которую я захватил, я использовал для продолжения наступления на противника и заставил банду отступать на восток и северо-восток через лес, взяв под обстрел отступающего противника.

11 литовцам я отдал приказ охватывающим наступлением отрезать банде путь отступления. Но этот замысел из-за недопонимания сорвался.

При обыске бандитского лагеря мы обнаружили жилые помещения и огневые точки, а также остатки различного продовольствия.

Результат: 12 убитых бандитов, примерно 8 – 10 унесенных бандитами и примерно 20 раненых. Отсюда получается, что, в лагере располагалось примерно 50 чел.

Трофеи: трофеи были распределены следующим образом:

3 (немецких) автомата, принадлежащие убитым немецким жандармам. 1 станковый пулемет получили жандармы.

17 пистолетов получили словаки,

2 винтовки переданы словакам,

1 станковый пулемет с 5 полными пулеметными лентами переданы латышам.

Бой начался около 7.00 и закончился в 8.50. В 9.10 мы продолжили продвижение, мой взвод во главе, на Беляки.

Примерно 200 м южнее д. Беляки мы обнаружили на месте недалеко от дороги 5 убитых человек. Это были 4 убитых жандарма и 1 украинский полицейский. Немцы были раздеты, убиты несколькими выстрелами, сильно избитыми, изуродованы, их неоднократно клали на поваленные деревья, в результате чего хребты были сломаны.

В 10.30 возвращение в Скородное, куда прибыли в 15.50. Место расквартирования охраняли полицейские посты. Так как у убитого украинского полицейского была обнаружена записка, в которой банда сообщала о нападении на гарнизон и об уничтожении кавалерийского эскадрона, лейтенант Дауернфейнд потребовал дополнительные силы поддержки.

12.8.1942 г. в 23.00 опушка леса была освещена прожектором, который был расстрелян бандитами. После этого обстреливали в течение 15 минут наши оборонительные и огневые позиции. При этом банда использовала ручные гранаты. В это время прибыли затребованные силы подкрепления. После этого банда исчезла, услышав шум приближающихся автомашин.

13.8.42 г. в 8.00 мы прочесали лес в радиусе примерно 3 км. В прочесывании приняли участие 70 латышей, 35 словаков, 25 немцев и 15 украинских полицейских. Но безрезультатно. В 14.00 мы возвратились обратно.

14.8.42 г. 4 убитых немецких жандарма были похоронены в Ельске. В похоронах принял участие я с 4 полицейскими и возложил венок.

15.8.42 г. я со своим взводом без потерь возвратился в Овруч согласно приказу, чтобы 17.8.42 г. передислоцироваться в Лельчицы.

Из трофеев мною были взяты 1 русский ручной пулемет с 3-мя дисками и 4 ручные немецкие гранаты.

Подписал кадет Петерсон

Национальный Архив Республики Беларусь. Ф. 1450. Оп. 2. Д. 1393. Л. 4 – 8.
Перевод с немецкого.

Сообщение ГУКР «Смерш» НКО СССР № 562/А

Сообщение ГУКР «Смерш» НКО СССР № 562/А в ГКО с изложением текста телеграммы УКР «Смерш» 3-го Прибалтийского фронта о результатах борьбы с подрывной деятельностью националистической организации «Айсарги» на освобожденной территории Латвийской ССР



soobshenye_o_sargah_1942

Бойцы латышских ополченческих формирований «Айсарги»
 

Октябрь 1944 г.

Докладываю телеграмму начальника Управления «Смерш» 3-го Прибалтийского фронта генерал-лейтенанта Белкина о работе, проведенной органами «Смерш» фронта по ликвидации антисоветской националистической организации «Айзсарги» на территории Латвийской ССР:

«Контрразведывательными мероприятиями, проведенными органами «Смерш» фронта на освобожденной от противника территории Латвии, установлена известная военно-фашистская организация «Айзсарги», которая при отходе немцев из Латвии получила приказ немецкого командования и своего центра подготовить своих участников к переходу на нелегальное положение и создать базы оружия, боеприпасов и продовольствия для борьбы с советской властью.

Выполняя данный приказ, члены волостных организаций «Айзсарги» с приходом Красной Армии в Латвию в значительной своей части перешли на нелегальное положение, образовав хорошо вооруженные группы по 5 – 10 человек с задачей проведения повстанческой, диверсионной и террористической деятельности в тылу Красной Армии.

Органами «Смерш» фронта установлены и частично ликвидированы 33 волостные организации «Айзсарги», а также 10 шпионских и диверсионных групп из числа членов этой антисоветской организации.

По состоянию на 11 октября с.г. арестовано 13 волостных руководителей и 125 активных членов организаций.

У арестованных изъято: 2 пулемета, 104 автомата, винтовки и пистолета, 1148 мин и гранат, около 2000 ракет, более 14 000 патронов и 1 радиостанция.

В числе арестованных полковник латвийской армии Пурнис, руководители волостных организаций «Айзсарги» – Вистуцис, Бош, Аблинш, руководители диверсионных групп Дамис, Гайлис, Архипов, Аболинш Г. и другие.

Разыскана и изъята инструкция центра фашистской организации «Айзсарги» о переходе ее членов на нелегальное положение для проведения подрывной деятельности в тылу Красной Армии.

По показаниям арестованных и обнаруженным документам, выявлено дополнительно к уже ликвидированным организациям еще 14 волостных организаций «Айзсарги» с наличием значительного числа их участников, к розыску и аресту которых приняты меры.

По делам арестованных участников «Айзсарги» ведется следствие».

 

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР
комиссар госбезопасности 2 ранга
Абакумов

Центральный Архив ФСБ России

Участие Даугавпилчан в шестой Пражской конференции РСДРП

В.И.Ленин и И.В. Сталин на VIII съезде РКП(б). Фотография 1919 года

1912 год. 18 января (5 января ст.ст.) началась шестая Пражская конференция РСДРП

 

«Шестая (Пражская) Всероссийская конференция РСДРП, состоялась 5—17 (18—30) января 1912 в Праге. Присутствовали с решающим голосом представители свыше 20 партийных организаций от крупных центров рабочего движения в России [Петербург, Москва, Центрально-промышленная область, Казань, Саратов, Тбилиси, Баку, Николаев, Киев, Екатеринослав (Днепропетровск), Двинск (Даугавпилс), Вильнюс]. С совещательным голосом — представители редакций ЦО партии газеты «Социал-демократ», редакции «Рабочей газеты», «Комитета заграничных организаций РСДРП». Состав делегатов, за исключением 2 меньшевиков-партийцев, был большевистским. Не прибыли по различным причинам избранные делегаты Ростова-на-Дону, Самары (Куйбышев), Н. Новгорода (Горький), Сормова, Луганска (Ворошиловград) и Урала. Приглашенные руководители заграничных групп и национальных организаций не явились. Конференция конституировалась как общепартийная конференция РСДРП, являвшаяся верховным органом партии и имела значение съезда. Порядок дня: 1) Доклады [Российской организационной комиссии по созыву конференции (РОК), с мест, ЦО и т.д.]; 2) Конституирование конференции; 3) Современный момент и задачи партии; 4) Выборы в 4-ю Государственную думу; 5) Думская фракция; 6) Государственное страхование рабочих; 7) Стачечное движение в профессиональные союзы (этот пункт был соединён с пунктом 12-м, и по ним вынесена общая резолюция —«О характере и организационных формах партийной работы»; 8) «Петиционная кампания»; 9) О ликвидаторстве; 10) Задачи социал-демократии в борьбе с голодом; 11) Партийная литература; 12) Организационные вопросы; 13) Партийная работа за границей; 14) Выборы; 15) Разное. Конференция проходила под руководством В. И. Ленина, представлявшего на ней редакцию «Социал-демократа». Он выступил с докладом о современном моменте и задачах партии, о конституировании конференции, о Международном социалистическом бюро и по другим вопросам. Проекты резолюций и резолюции, принятые конференцией, были составлены Лениным. По отчёту Г. К. Орджоникидзе о работе РОК была принята резолюция, отмечавшая громадную важность проделанной РОК работы по восстановлению и укреплению партийных организаций в ходе подготовки конференции. В резолюции по отчётам с мест указывалось, что везде ведётся энергичная работа по укреплению нелегальных парт. организаций и групп, всюду признано и осуществляется на практике сочетание нелегальной работы с работой в различных легальных обществах. Конференция констатировала начало нового революционного подъёма, свидетельствовавшего, что в России по-прежнему стоял на очереди буржуазно-демократический переворот. Главными лозунгами партии оставались требования программы-минимум РСДРП: демократическая республика, 8-часовой рабочий день, конфискация помещичьей земли, с которыми партия должна была участвовать в кампании по выборам в 4-ю Государственную думу. Обсудив вопрос о задачах социал-демократии в борьбе с голодом, конференция указала на необходимость разъяснения населению связи голода с провалом аграрной политики царизма, а недовольство в народных массах, вызванное голодом, использовать для проведения демонстраций, митингов против самодержавия. Конференция отмечала, что законопроект государственного страхования рабочих, принятый 3-й Государственной думой в январе 1912, является издевательством над насущными интересами рабочих, и призвала вести против него широкую агитацию в массах. Решительно осудив организованную меньшевиками-ликвидаторами и троцкистами «петиционную кампанию» с требованиями свободы коалиций, конференция поставила задачу разъяснять рабочим, что это требование не осуществимо без свержения самодержавия. Конференция определила, что строительство партии в условиях революционного подъёма должно идти по линии укрепления нелегальных партийных организаций и создания вокруг них широкой сети легальных опорных пунктов по работе в массах. Важнейшим вопросом было очищение партии от оппортунистов. Ленин требовал решительной борьбы против разрушителей партии — ликвидаторов и троцкистов. В резолюции «О ликвидаторстве и о группе ликвидаторов» конференция заявила, что они окончательно поставили себя вне партии. Это решение означало полное торжество ленинской линии на окончательный разрыв с оппортунистами. Конференция подчеркнула, что заграничные группы, не подчиняющиеся ЦК, не могут пользоваться именем РСДРП. Конференция одобрила работу редакции ЦО — «Социал-демократа», а также «Рабочей газеты», которую объявила официальным органом ЦК; было принято решение об издании ежедневной легальной газеты. Конференция рассмотрела международные вопросы. В резолюции «О китайской революции» конференция поддержала борьбу китайского народа, подчеркнула её огромное значение для освобождения Азии. Конференция заклеймила захватническую политику английского империализма и русского царизма в Персии; выразила полную солидарность с Финляндской социал-демократической партией, боровшейся против российского самодержавия; послала приветствие Германской социал-демократической партии в связи с её победой на выборах в рейхстаг. Конференцией был избран ЦК партии во главе с Лениным; в числе избранных были Ф. И. Голощёкин, Г. К. Орджоникидзе, С. С. Спандарян, Д. М. Шварцман и др. ЦК было предоставлено право кооптации новых членов. В дни работы конференции были кооптированы в состав ЦК И. С. Белостоцкий и И. В. Сталин. На случай ареста кого-либо из членов ЦК кандидатами для кооптации в члены ЦК были намечены А. С. Бубнов, М. И. Калинин, А. П. Смирнов, Е. Д. Стасова, С. Г. Шаумян. Для практического руководства партийной работой в России было создано Русское бюро ЦК РСДРП. Представителем РСДРП в Международном социалистическом бюро был избран В. И. Ленин».
Цитируется по: Большая советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1970-1977

О том как и почему Даугавпилс назывался Борисоглебов

1656 год. 12 октября (2 октября ст.ст.) после удачной вылазки шведов русские войска были вынуждены снять осаду Риги

«Сам царь Алексей торжественно въехал в Полоцк и 15 июля выступил с полками против шведов в Ливонию. В ночь на 31 июля 3400 русских ратников пошли на штурм крепости Динабург (с 1893 г. Двинск, с 1917 г. Даугавпилс). К утру крепость и цитадель оказались в руках русских. Гарнизон крепости был почти полностью истреблен. Царь немедленно велел построить в Динабурге церковь святых Бориса и Глеба и город назвать Борисоглебовом. Затем русские войска взяли Кокенгаузен  (Кокнесе). Этот старинный русский город Кукейнос был переименован в "Царевичев Дмитриев город". О нем царь писал сестрам: "Крепок безмерно, ров глубокий, меньшой брат нашему кремлевскому рву, а крепостию сын Смоленску граду; ей, чрез меру крепок. А побито наших 67, да ранено 430".

23 августа русское войско под командованием царя осадило Ригу. 1 сентября шесть мощных осадных батарей открыли по городу стрельбу, которая не прекращалась даже ночью. Но 2 октября рижский губернатор граф Магнус Делагарди сделал вылазку и нанес большой урон осаждающим. Эта вылазка, шайки крестьян, нападавшие на русских фуражиров, и слухи о подходе большого шведского войска с самим Карлом X Густавом во главе заставили царя снять осаду Риги и отступить в Полоцк. Дерпт сдался русским, но этим и кончились приобретения в Ливонии.


Цитируется по: Широкорад А.Б. Северные войны России

Заключённый Двинской крепости

 Николай Александрович Морозов
Морозов Николай Александрович
Годы жизни: 1854 — 1946


Из воспоминаний...  В 1911 г. меня привлекли на суд Московской судебной палаты с сословными представителями за напечатание книги стихотворений "Звездные песни" и посадили на год в Двинскую крепость. Я воспользовался этим случаем, чтоб подучиться древнееврейскому языку для целесообразной разработки старозаветной библии, и написал там четыре тома "Повестей моей жизни", которые я довел до основания Народной Воли, так как на этом месте окончился срок моего заточения. Еще ранее этого я увлекся научным воздухоплаванием и авиацией и, поступив в аэроклуб, стал читать в его авиационной школе лекции о культурном и научном значении воздухоплавания и летанья и совершил ряд научных полетов, описанных в моей книге "Среди облаков".
В то же время я был избран членом совета биологической лаборатории Лесгафта и профессором астрономии на открытых при ней Высших Курсах Лесгафта, стал членом многих ученых обществ, а потом был приглашен прочесть курс "Мировой Химии" в Психо-Неврологическом институте, который и продолжал вплоть до революции 1917 г.


Морозов Николай Александрович

русский политический деятель. Род. в середине 1850-х гг.; из 6 класса гимназии уволен за политическую пропаганду во время движения в народ; в начале 1870-х гг. работал на фабриках в Москве; с 1874 по 1878 г. просидел в тюрьме; судился по процессу 193-х (1877—78); оправдан. В тюрьме начал писать стихотворения; многие из них помещены в сборнике "Из-за решетки", изданном Лопатиным в Париже в 1878 г. Поэтическая деятельность его продолжалась и по выходе из тюрьмы. Стихотворения М. принадлежат к наиболее выдающимся поэтическим произведениям революционного народничества и народовольчества. Выйдя из тюрьмы, М. перешел на нелегальное положение и был одним из главных деятелей партии Земли и Воли. В начале 1879 г. в "Листках Земли и Воли" он отстаивал террор, как орудие политической борьбы. Летом 1879 г. участвовал в Липецком съезде и сделался членом партии Народной Воли. Был редактором первых №№ журнала "Народная Воля". В ноябре 1879 г. принял участие в устройстве подкопа под железной дорогой близ Москвы. Арестованный в конце того же года, бежал за границу; сотрудничал в женевском "Общем Деле"; напечатал брошюру: "Террористическая борьба" (Женева, 1880), где требовал усиления террора. В начале 1881 г М. вернулся в Россию, но на границе был арестован; судился по делу о 20 народовольцах в 1882 г. и приговорен к пожизненным каторжным работам; заключен в Шлиссельбургскую крепость, откуда вышел лишь в ноябре 1905 г. "Листки Земли и Воли" изданные М., перепечатаны в сборнике Базилевского: "Революционная журналистика 1870-х годов" (Париж, 1905). Процесс 20 народовольцев см. в "Былом" (СПб., 1906, № 1).

Биография М.: В. Б., "Н. А. Морозов" ("Наша Жизнь", 1905, № 333).