December 16th, 2012

Император Павел Первый, гений или самодур?

 http://www.nemiga.info/peterburg/peterburg/pavel-1.jpg


Павел Первый в истории России является самым непредсказуемым и противодворянским императором России правящей империей 4 года, 4 месяца и 4 дня.

Особенно черной краской в истории России рисуется царствование императора Павла I. Все описание периода его царствования (6.11.1796 -12.3.1801) сводится к двум моментам:

1) Он был самодур, негодяй, издевался над людьми, карал за незначительные провинности или вовсе ни за что; все в его царствование было плохо;
2) Слава Богу, что русские патриоты его убили и он не успел причинить много несчастий русскому народу.

Но, что настораживает:

1.Вступил на престол в возрасте 42 года, т.е. достаточно пожившим и знающим человеком.

2. Едва ли не первый законно занявший русский престол император.

3. Ни один закон, ни одно положение установленное Павлом I не было отменено его сыном Александром I, а большинство законов разработанных Павлом и им введенных просуществовало вплоть до 1917 года.

 Почему никто не обращает никакого внимания на сложившийся при Екатерине II обычай записывать новорожденных дворянских сыновей солдатами в гвардейские полки. Эти недоросли, не служа ни единого дня в строю, к 16-17 годам получали звания гвардейских поручиков?

Что же изменил в армии Павел I ?

Все - ли, что сделал он, пошло во вред армии и России? Вот только несколько неоспоримых фактов, говорящих об ином.

1.Павел ввел реальную дисциплинарную и уголовную ответственность офицеров за сохранение жизни и здоровья солдат.

2. Ввел понятие "беспорочная служба" для нижних чинов. За беспорочную выслугу 20 лет нижние чины навсегда освобождались от телесных наказаний.

3. Регламентировал телесные наказания нижних чинов, особо отметив что "…оные допускать в крайних случаях, памятуя, что служат для исправления нерадивых солдат, а отнюдь не для их калечения".

4. Ввел впервые в Европе награждение нижних чинов знаками отличия орденов "св.Анны" и "донатом ордена св.Иоанна Иерусалимского".

5. Уволил со службы всех нижних чинов из дворян, числившихся при полках, но находящихся в длительных отпусках.

6. Приказал - все вновь открывающиеся офицерские вакансии занимать только выпускниками военно-учебных заведений или опытными унтер-офицерами из дворян, сдавших экзамены на грамотность и знание устава.

7. Запретил офицерам и генералам отпуска более одного месяца в году.

8. Ввел отпуска нижним чинам по 28 дней в году.

9. Ввел для нижних чинов как предмет формы суконную шинель с рукавами для зимнего и холодного времени (до этого времени солдаты имели на все сезоны только мундир, под который они поддевали кто, что мог). Этот  предмет военной одежды солдаты носят и по сей день!

10. Ввел для зимнего времени для часовых караульные овчинные шубы и валенки, причем в караульном помещении валенок должно быть столько, сколько требуется для того, чтобы каждая смена часовых надевала сухие валенки. Это правило караульной службы существует и сегодня!!

11.Уволил со службы 333 генерала и 2261 офицера, не сумевших ответить на элементарно простые вопросы по военному делу.

12. Приказал, чтобы лекарями в полк допускались только лица, сдавшие лекарский экзамен в Медицинской коллегии.

13. Под страхом каторги запретил делать удержания из солдатской зарплаты и под страхом смерти невыдачу солдатского жалования.

14.Учредил лазареты при каждом полку.

15. Ввел для отставленных от службы из-за увечий или прослуживших более 25 лет солдат пенсии с содержанием таких солдат в подвижных или гарнизонных инвалидных ротах.

16. Приказал умерших и погибших солдат хоронить с воинскими почестями, могилы передавать на присмотрение инвалидным гарнизонным ротам.

17.Запретил производство в унтер-офицерские чины неграмотных.

18. Запретил использовать солдат в качестве рабочей силы в офицерских или генеральских имениях.

При Павле солдат, безусловно, больше гоняли на плацу, строже наказывали, но в тоже время их наконец стали регулярно кормить и тепло одевать зимой, что принесло императору небывалую популярность в войсках. Но больше всего офицеров возмутило введение телесных наказаний. Не вообще солдатам, а конкретно для благородного сословия. Это пахло нездоровым сословным равенством.

Между тем общее налоговое бремя облегчилось.

В рамках борьбы с инфляцией дворцовые расходы сокращались в 10 (!) раз, значительная часть серебряных дворцовых сервизов была перелита на монету, пущенную в оборот. Параллельно из обращения за государственный счет была выведена необеспеченная масса бумажных денег. На Дворцовой площади сожгли свыше пяти миллионов рублей ассигнациями.

Чиновничество также было в страхе. Взятки (при Екатерине дававшиеся открыто) искоренялись беспощадно. Особенно это касалось столичного аппарата, который сотрясали постоянные проверки. Неслыханное дело: служащие должны не опаздывать и весь рабочий день находиться на своем месте! Сам император вставал в 5 утра, слушал текущие доклады и новости, а потом вместе с наследниками отправлялся ревизовать столичные учреждения и гвардейские части. Сократилось количество губерний и уездов, а стало быть, и количество бюрократов, необходимых для заполнения соответствующих мест.

Церковь тоже получила определенные надежды на религиозное возрождение. Император был очень верующим человеком, однако с одинаковой заботой он относился, не только к Православной, но и Католической Церкви. Павел Первый стал первым в истории Российским Императором, кто встретился с Римским Папой. Он был одержим идеей объединить Православную и Католическую Церковь. С этой миссией он прибыл в Ватикан на встречу с Папой и пробыл там 2 недели трижды встретившись с Папой. Когда Французская Армия захватила Рим, Павел Первый пригласил Папу переселится в Россию. Не секрет, что сам Павел Первый хотел стать так же главой Ватикана. Однако не получив ожидаемых результатов, он объявил сам себя главой Русской Церкви. На равных со священниками он служил литургию и даже исповедовал.


Вообще Павел – первый император, смягчивший в своей политике линию Петра I на ущемление прав Церкви во имя государственных интересов. Он прежде всего стремился к тому, чтобы священство имело более «соответственные важности сана своего образ и состояние». Так, когда Святейший Синод сделал представление об избавлении священников и диаконов от телесных наказаний, император утвердил его (оно не успело вступить в законную силу до 1801 года), продолжая придерживаться практики восстановления подобных наказаний для дворян-офицеров.

Предпринимались меры к улучшению быта белого духовенства: состоящим на штатном жаловании были увеличены оклады, а там, где не было установлено жалование, на прихожан возложили заботу по обработке священнических наделов, которую можно было заменить соответствующим хлебным взносом натурой или денежной суммой. В 1797 и 1799 годах штатные оклады из казны на духовное ведомство по годовым государственным сметам были увеличены вдвое против прежнего. Казенные дотации духовенству, таким образом, достигли почти одного миллиона рублей. Кроме того, в 1797 году были удвоены участки земли для архиерейских домов. Дополнительно (впервые со времен екатерининской секуляризации!) архиереям и монастырям были отведены мельницы, рыбные ловли и другие угодья. Впервые в истории России были узаконены меры для обеспечения вдов и сирот духовного сословия.

По личному почину государя был учрежден и наградной наперсный крест. До революции на обратной стороне всех синодальных крестов стояла буква «П» – инициал Павла Петровича. При нем были также учреждены духовные академии в Петербурге и в Казани и несколько новых семинарий.

Все это, правда, не помешало Павлу принять титул главы католического Мальтийского ордена. Однако сделано это было не только по политическим соображениям. Это была попытка воскресить в рамках ордена (кстати, никогда до этого не подчинявшегося папе Римскому) древнее византийское братство святого Иоанна Предтечи, из которого и возникли когда-то иерусалимские «госпитальеры». Кроме того, стоит отметить, что Мальтийский орден в целях самосохранения сам отдал себя под покровительство России и императора Павла. 12 октября 1799 года в Гатчину торжественно были принесены святыни ордена: десница святого Иоанна Крестителя, частица Креста Господня и Филермская икона Божией Матери. Всеми этими сокровищами Россия обладала вплоть до 1917 года.  Император стал единственным в истории главой католического монашеского ордена будучи православным и ещё женатым человеком. Орденом Мальтийских рыцарей он даже награждал православного митрополита Гавриила, но тот отказался от такой награды и не принял её.

Впервые при Павле были введены церковные ордена и награды. Император лично наградил орденом святой Анны митрополита   Платона, который слёзно умолял императора дать возможность ему умереть архиереем Церкви, а не кавалером ордена, но император заставил митрополита принять орден.

Павел Первый запретил всем работать в воскресный день, а барщину ограничил тремя днями. Крестьяне теперь работали на барина не 7 дней в неделю, а три дня на барина и три на себя, а в воскресенье отдыхали.

"В России велик только тот человек с кем я говорю, и только в то время, пока я с ним говорю" - говорил император. Ни кто не имел права заговорить с кем либо при императоре, ни во дворцах, ни на прогулках, ни даже за обеденным столом, это касалось так же жены и детей. Однако император мог во время обеда бросать по комнате на пол торты и пироженые, которые прислуги были обязанные поднимать и съедать как угощения от императора.. 

Неожиданно получил часть гражданских прав и такой большой слой российского общества‚ как староверы, которых однозначно в России называли раскольниками. Государь впервые пошел на компромисс в этом вопросе и позволил лояльно настроенным старообрядцам иметь свои молельные дома и служить в них по древнему обычаю. Старообрядцы (разумеется, далеко не все), в свою очередь, готовы были признать синодальную Церковь и принять от нее священников. В 1800 году окончательно было утверждено положение о единоверческих церквях.

Никому из наследников Павла и в голову не пришло отменять важнейший из принятых им государственных актов – закон 5 апреля 1797 года о престолонаследии. Этим законом была наконец закрыта роковая брешь‚ пробитая Петровским указом 1722 года. Отныне наследование престола (только по мужской линии!) приобретало четкий юридический характер‚ и никакая Екатерина или Анна не могли уже претендовать на него самочинно. Значение закона столь велико‚ что Ключевский‚ к примеру‚ назвал его «первым положительным основным законом в нашем законодательстве»‚ ведь он, укрепляя самодержавие как институт власти‚ ограничивал произвол и амбиции отдельных личностей, служил своеобразной профилактикой возможных переворотов и заговоров.

И все же самые преданные ему люди жили в той же постоянной тревоге за свое будущее, что и записные придворные негодяи. Но Павла Первого боялись совершенно не так, как его деда Петра Первого. Да и Россия была уже не та, что при Петре: тогда она покорно сбривала бороды, теперь возмущалась запрещением носить круглые шляпы и фраки. Вместе с тем Павел Первый установил в стране абсолютную монархию. 


Новый деспот, вместе со всеми отбивавший шаг на публичных церемониях, простер свою “заботу” и на гражданских лиц: он заставил стричь волосы, удлинить слишком короткое платье, запретил жилеты, напоминавшие ему о ненавистной Французской революции. Все — мужчины и женщины— должны были немедленно выходить из своих карет, когда им выпадала невиданная честь встретить Его Царское Величество, и приветствовать Его в глубоком поклоне, стоя хоть в грязи, хоть в луже, хоть в снегу. И горе непослушным или рассеянным — полиция хватала их и сурово наказывала. Вскоре улицы столицы стали пустеть в час царской прогулки. А вот солдатам стали чаще раздавать хлеб, мясо, водку, деньги. Наказания, порка, аресты и даже ссылки били главным образом по офицерам; для этого достаточно было тусклой пуговицы, не в лад поднятой при маршировке ноги!

Как настоящий театральный режиссер, Павел I руководил многочисленными репетициями официальных церемоний. В то же время в целях экономии он отменил балы и приказал заменить во дворцах люстры свечами. Дабы порядок был совсем уж безупречным, он прибег к светским талантам и опыту своего слуги-брадобрея, возведя его в графское достоинство и назначив личным советником, а затем и обер-шталмейстером! Во время редких приемов при дворе деспот показывал язык тому, кто ему не нравился, посылал маршала, офицера или лакея передать ему оскорбительное ругательство. Однажды он “любезно” сообщил министру Баварии, что тот “скотина”! Наказания сыпались градом. Тех, кто осмеливался защищаться, ждала отставка, изгнание, ссылка в Сибирь...

Число сосланных увеличивалось с пугающей быстротой, везде — при дворе, в городах, в армии, в самых отдаленных уголках Империи — царил страх. Никто не знал, что его ждет завтра. Сибирь заселялась незаурядными людьми. Федор Головкин писал, что Павел ссылал не тех, кто более всего провинился — никто и не думал стать ослушником, — а самых спокойных, наименее раболепных. Через несколько лет в Петербурге не нашлось бы ни одного человека, ни одной семьи в том состоянии, в котором оставила их, умирая, Екатерина.



В столице царил страх. В 9 часов вечера бил сигнал тушить огонь, и главные улицы перекрывались рогатками. Властитель страны никому не доверял и боялся ночи.

Доходило до маразма, вся империя должна была просыпаться в 5 часов утра вместе с императором и в час дня обедать вместе с императором. Иностранцам было запрещено въезжать в Россию, а поданным России выезжать за рубеж.

. В 1800 году Павел заключил с Наполеоном выгодный для России антианглийский союз. Франция предложила России Константинополь и полный раздел Турции. Балтийский и Черноморский флоты были приведены в полную боевую готовность. В то же самое время с одобрения Наполеона 30-тысячный казачий корпус Орлова двигался на Индию через казахские степи. Англия оказалась перед лицом самой страшной со времен Елизаветы I угрозы.  Этого Англия допустить не могла и посол Англии в России Витовт разработал заговор против Павла Первого, втянув в его сына императора Александра, который дал согласие на арест отца, но только на арест.

Гнев же императора был так же страшен‚ как и скоротечен‚ поэтому Павел оказался неспособен на сколько-нибудь последовательные репрессии. Его мягкий характер не подходил для той политической системы‚ которую он сам пытался ввести.

В результате, когда после полуночи 11 марта 1801 года заговорщики ворвались в Михайловский дворец, там не нашлось ни одного офицера, способного встать на защиту императора. Главной заботой заговорщиков было не допустить во дворец солдат. 

Между тем заговорщики уже действовали. Михайловский дворец, где располагался император, в эту ночь охраняли войска, верные Александру. Почему-то Павел сам удалил от своих дверей верный ему конногвардейский караул во главе с полковником Саблуковым. В заговоре участвовал даже полковой адъютант Павла I, который и провел во дворец группу заговорщиков. Среди них были лица, занимавшие высшие посты в государстве,- граф Пален, князь Зубов, его брат граф Зубов, князь Волконский, граф Бенигсен и генерал Уваров. Поначалу они якобы намеревались ограничиться арестом Павла с тем, чтобы заставить его отречься от престола в пользу старшего сына.

По дороге в апартаменты императора кто-то из офицеров наткнулся на лакея и ударил его тростью по голове. Лакей поднял крик. Павел, услышав шум, поднятый заговорщиками, попытался скрыться через двери, которые вели в покои императрицы, но они оказались запертыми. Тогда он бросился к окну и спрятался за занавеской. Заговорщики, не найдя императора в постели, на мгновение растерялись. Им показалось, что заговор раскрыт и что это ловушка. Но граф Пален, самый хладнокровный из них, приблизился к постели и, потрогав простыни рукой, воскликнул: "Гнездо еще тепло, птица не может быть далеко". Заговорщики обыскали комнату и обнаружили спрятавшегося императора. Павел стоял беззащитный в ночной рубашке перед заговорщиками, в руках которых сверкали шпаги. Кто-то из присутствующих сказал:
- Государь, вы перестали царствовать. Император - Александр. По приказу императора мы вас арестуем.
Павел повернулся к Зубову и сказал ему: - Что вы делаете, Платон Александрович? В это время в комнату вошел офицер и шепнул Зубову на ухо, что его присутствие необходимо внизу, где опасались гвардии. Зубов ушел, но вместо него вошли еще заговорщики. - Вы арестованы, ваше величество,- повторил кто-то. - Арестован, что это значит - арестован? - в каком-то оцепенении спросил император.
Один из офицеров с ненавистью отвечал ему:
- Еще четыре года тому назад с тобой следовало бы покончить!

 На это Павел возразил:

- Что я сделал? Платон Зубов отвечал, что деспотизм его сделался настолько тяжелым для нации, что они пришли требовать его отречения от престола.
В описании дальнейших событий мемуаристы расходятся. Один пишет, что император "вступил с Зубовым в спор, который длился около получаса и который, в конце концов, принял бурный характер. В это время те из заговорщиков, которые слишком много выпили шампанского, стали выражать нетерпение, тогда как император, в свою очередь, говорил все громче и начал сильно жестикулировать.
В это время шталмейстер граф Николай Зубов, человек громадного проста и необыкновенной силы, будучи совершенно пьян, ударил Павла по руке и сказал: "Что ты так кричишь!"
При этом оскорблении император с негодованием оттолкнул левую руку Зубова, на что последний, сжимая в кулаке массивную золотую табакерку, со всего размаху нанес правою рукою удар в левый висок императора, вследствие чего тот без чувств повалился на пол. В ту же минуту француз-камердинер Зубова вскочил с ногами на живот императора, а Скарятин, офицер Измайловского полка, сняв висевший над кроватью шарф императора, задушил его им.

 Около часа ночи, получив известие об успешных действиях заговорщиков, Пален вошел в комнату Александра и разбудил цесаревича (спавшего на кровати — но почему-то в сапогах и одетым?). Он объявил, что Павел только что сличался от сильнейшего апоплексического удара! Александр расплакался, но генерал прервал его и жестко сказал: “Хватит ребячества! Благополучие миллионов людей зависит сейчас от Вашей твердости. Идите и покажитесь солдатам!..”. Александр повиновался. С балкона он произнес краткую речь: “Мой батюшка скончался апоплексическим ударом. Все при моем царствовании будет делаться по принципам и по сердцу моей любимой бабушки, императрицы Екатерины!”.

Солдаты ответили ему радостными возгласами и, взломав погреба дворца, стали пить за здоровье нового царя и руководителей заговора. Чарторыйский считал, что радость заговорщиков была оскорбительной, бесстыдной, без меры и приличия. Разбуженная криками “ура”, появилась наспех одетая вдова императора. В отчаянии и ярости она прокричала офицерам: “Теперь я, и только я, ваша императрица! За мной!..”. Однако сильный немецкий акцент ее подвел; никто ей не подчинился, а Пален с Беннигсеном заставили ее вернуться в комнаты.

Весть о смерти Павла вызвала у жителей Санкт-Петербурга бурную радость. Когда Александр перебирался из Михайловского замка в Зимний дворец, народ громко его приветствовал, его обнимали на улицах. Булгарин написал в те дни, что у самого Тацита не нашлось бы достаточно красок, чтобы описать всеобщее ликование, наполнившее сердца при известии о воцарении великого князя.

Какова же была роль Александра в только что происшедшей драме? Попробуем разобраться в этом щекотливом и довольно запутанном вопросе... Как мы знаем, во время царствования Екатерины II он лавировал между бабушкой, которая его обожала, и отцом, который его совсем не любил. Павла злило такое осторожное поведение; неприязнь, недоверие к старшему сыну и обида на него усиливались и в полной мере проявились после смерти Екатерины. Он не скрывал намерения лишить сына права на трон в пользу специально вызванного из Германии молодого принца Евгения Вюртембергского. Незадолго до трагедии он приказал царевичу покинуть апартаменты в Зимнем дворце и переселиться в промозглый Михайловский замок; он редко общался с Александром, зато несколько раз без причины подвергал его аресту. За несколько дней до смерти он подписал указ об аресте своей жены и двух старших сыновей. Был ли это первый шаг к повторению мученического пути Алексея, сына Петра Великого, историю которого Павел I приказал напомнить Александру?

Александр прекрасно отдавал себе отчет в сложившейся к тому времени ситуации: отец оттолкнул от себя армию и народ, недовольство им росло с каждой неделей, разрыв с Англией создавал серьезную опасность для России, внезапная экспедиция в Туркестан была безумием. Отречение Павла напрашивалось само собой в интересах страны — другого выхода не было.

Александр долго колебался, не зная, что делать после того, как Пален сказал ему о заговоре. В чем состоял его долг? Пойти к отцу? Выдать всех? Обмануть тем самым доверие заговорщиков? Что же тогда произойдет? Не осложнит ли положение страны безжалостная расправа, которая за этим последует? А если сообщение о заговоре лишь усилит недоверие к нему отца, его враждебность к императрице и двум сыновьям? Одним словом, донос имел бы самые серьезные последствия для России, для царской семьи и для самих заговорщиков... В конце концов раздираемый противоречивыми чувствами Александр поддался на красноречивые уговоры и согласился наследовать отцу, но при непременном условии, что ни один волос не упадет с головы царя.
Пален дважды ему в том поклялся и подтвердил впоследствии французскому эмигранту, графу Ланжерону, что царевич Александр ни на что не соглашался, пока не взял с него самую крепкую клятву, что жизнь его отца не подвергнется опасности.

Доверившись “самой крепкой клятве” высокопоставленного генерала, которого очень уважал, Александр предоставил ему свободу действий. Можно ли вслед за Палеологом делать из этого вывод, что “соучастие Александра в убийстве своего отца не вызывает никакого сомнения” ? Или, как Валишевский, считать, что царевич “не остановился перед самым отвратительным актом насилия” ?. Или же думать, как Александров и другие, что он “замешан в этом убийстве” ? Можно ли видеть в Александре отцеубийцу? Нет! Рассматривать его вслед за Герценом как “коронованного Гамлета” — значит быть к нему явно несправедливым.

В 1916 году в околоцерковных кругах даже началось движение по канонизации невинно убиенного императора. По крайней мере, его могила в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга считалась среди простого народа чудотворной и была постоянно усыпана свежими цветами. В соборе даже существовала специальная книга, куда записывались чудеса, произошедшие по молитвам у этой могилы.

Как и прославленный недавно государь-мученик Николай Александрович, Павел Петрович был прежде всего человеком очень трагической судьбы. Еще в 1776 году он писал в частном письме: «Для меня не существует ни партий, ни интересов, кроме интересов государства, а при моем характере мне тяжело видеть, что дела идут вкривь и вкось и что причиною тому небрежность и личные виды. Я желаю лучше быть ненавидимым за правое дело, чем любимым за дело неправое». Но окружавшие его люди‚ как правило‚ не хотели даже понять причин его поведения. Что же касается посмертной репутации‚ то она до недавнего времени была самой ужасной после Ивана Грозного. Конечно‚ легче объяснить нелогичные с нашей точки зрения поступки человека‚ назвав его идиотом или злодеем. Однако это вряд ли будет верно. Поэтому мне хотелось бы закончить эту статью цитатой из размышлений поэта Владислава Ходасевича: «Когда русское общество говорит‚ что смерть Павла была расплатой за его притеснения‚ оно забывает‚ что он теснил тех‚ кто раскинулся слишком широко‚ тех сильных и многоправных‚ кто должен быть стеснен и обуздан ради бесправных и слабых. Может быть‚ это и была историческая ошибка его. Но какая в ней моральная высота! Он любил справедливость – мы к нему несправедливы. Он был рыцарем – убит из-за угла. Ругаем из-за угла…».

Кто оставил нам письменные свидетельства эпохи Павла I, на основе коих мы сегодня хаем императора, так много сделавшего для простых солдат и незнатных офицеров? Не те - ли генералы и дворяне, коих по непригодности Павел выгнал со службы? Павел как и Петр I потребовал от дворян службы своему государству. Мог ли оставаться в живых царь, покусившийся на вольности дворянства, взваливший на хрупкие плечи дворянских детей все тяготы армейской службы?

История жизни и мощей святой великомученицы Варвары

http://hramkgu.ru/children/december/varvara2.jpg
17 декабря Православная Церковь чтит память святой великомученицы Варвары.
Эту же святую почитает и Католическая Церковь, 4 декабря, как святую Барбару.
http://www.abc-people.com/shop/varvara3.jpg
Гробница (рака) с мощами святой Варвары в Киеве перед котоыми мне сподобилось помолиться в мае 2012 года

Одна из немногих всемирных святых, нетленные мощи которой находятся в Киеве в патриаршьем соборе Святого князя Владимира, принадлежащим Киевскому Патриархату.
1
Владимирский собор в Киеве в котором покоятся мощи Святой Варвары

Святая великомученица Варвара была дочерью знатного язычника Диоскора, жила с отцом в городе Илиополе Финикийском (нынешняя Сирия), в царствование Максимиана Галерия (305—311). Она рано лишилась матери. Овдовев, Диоскор сосредоточил все свое внимание на воспитании единственной дочери. Варвара радовала его способностями и красотой. Он поселил дочь в башне, скрывая ее от посторонних глаз. К ней имели доступ только языческие учителя и служанки.

В уединении Варвара наблюдала жизнь природы, красота которой вносила в ее душу неизъяснимое утешение. Она стала задумываться над тем. Кто создал всю эту красоту? Бездушные идолы, сделанные человеческими руками, которым поклонялся ее отец, не могли быть источником жизни. Руководимая Духом Святым, Варвара пришла к мысли о Едином, Животворящем Боге, Создателе вселенной.

Многие знатные и богатые юноши, слыша о красоте и целомудрии Варвары, добивались ее руки. Диоскор предложил 16 летней дочери выбрать себе жениха, но Варвара решительно отказалась. Диоскор огорчился настойчивостью дочери и уехал из Илиополя, рассчитывая, что в его отсутствие Варвара будет скучать и переменит свое решение. Он предоставил ей полную свободу, надеясь, что беседы с разными людьми и новые знакомые повлияют на дочь и она согласится вступить в брак.

Вскоре после отъезда отца Варвара познакомилась с девушками-христианками, которые рассказали ей о Боговоплощении Иисуса Христа и Его искупительной жертве, о всеобщем воскресении и будущем суде живых и мертвых, о вечных муках грешников и идолопоклонников и блаженстве праведников. В сердце Варвары, давно жаждавшей слышать слово истины, загорелась любовь ко Господу Иисусу Христу и желание быть христианкой. Промыслом Божиим в то время в Илиополе находился пресвитер из Александрии. От него Варвара научилась основам христианской веры и приняла святое Крещение.

Перед отъездом Диоскор приказал построить баню с двумя окнами в честь солнца и луны. Варвара же упросила рабочих сделать три окна, во образ Троичного Света. Рядом с баней была купель, обнесенная мраморной оградой. На восточной стороне ограды Варвара начертала пальцем крест, который запечатлелся на камне, как будто был выбит железом. След стопы святой отпечатался на каменной ступени, и из него забил источник целебной воды.

Вскоре вернулся Диоскор и, узнав о распоряжении Варвары, остался им недоволен. При объяснении с ней он с ужасом узнал, что его дочь — христианка. Диоскор в ярости выхватил меч и хотел ударить им Варвару, но она бросилась бежать. Когда Диоскор стал догонять ее, дорогу Варваре преградила гора. Святая обратилась к Богу за помощью. Гора расступилась, и она вошла в расселину, по которой вышла на вершину горы. Там Варвара укрылась в пещере.

Диоскор нашел дочь с помощью пастуха, жестоко избил ее, а затем закрыл в небольшой темной комнате и стал морить голодом и жаждой, чтобы заставить отречься от христианской веры. Не добившись этого, он предал свою дочь в руки правителя Мартиана, гонителя христиан.

Мартиан долго старался уговорить святую Варвару поклониться идолам. Он обещал ей всякие земные блага, а затем, видя ее непреклонность, отдал на истязания: святую Варвару били воловьими жилами до тех пор, пока земля вокруг не обагрилась кровью. После избиения раны натерли власяницей. Едва живую Варвару бросили в темницу. В полночь темницу осиял несказанный Свет, и Сам Господь Иисус Христос явился к страждущей великомученице, исцелил ее раны, ниспослал ее душе радость, утешил надеждою блаженства в Небесном Царстве.

На следующий день великомученица Варвара вновь предстала перед судилищем Мартиана. Видя ее исцеленной от ран, правитель не вразу-мился и вновь предложил ей принести жертву идолам, убеждая, что это они исцелили ее. Но святая Варвара прославила Господа Иисуса Христа — истинного целителя душ и телес. Ее подвергли еще большим мукам.

В толпе стояла христианка Иулиаиия (ум. ок. 306), которая с возмущением стала обличать жестокость Мартиана и объявила перед всеми, что она тоже христианка. Ее схватили и начали истязать так же, как и великомученицу Варвару. Мучениц подвесили и стали бить воловьими жилами и скрести железными скребками. Затем великомученице Варваре отрезали сосцы и обнаженную повели по городу. Но Ангел Господень прикрыл великомученицу: ее наготу не увидели смотревшие на это истязание.

Правитель приговорил обеих мучениц к усечению мечом. Над святой великомученицей Варварой казнь совершил ее отец. Это произошло около 306 года. Мартиан и Диоскор сразу после казни получили возмездие от Бога: они погибли от удара молнии.

В предсмертной молитве святая великомученица Варвара просила Господа, чтобы Он избавлял всех, прибегающих к ее помощи; от нечаянных бед, от внезапной смерти без покаяния и изливал бы на них Свою благодать. В ответ она услышала голос с Неба, обещавший исполнить просимое.

=================================================================================
Некий благочестивый муж Галентиан, взял останки Варвары и Иулиании и похоронил их в селении Геласии, находившемся в 12 милях от Евхаит в Пафлагонии (Малая Азия). На этом месте был воздвигнут храм, а мощи святых исцеляли больных проказой. 

Монастырь посвященный Варваре находился в Эдессе (Месопотамия), где, хранилась часть ее мощей. В Константинополе, в квартале Василиска, Вириной, вдовой византийского императора Льва Великого, была был построен в её честь великолепный храм, давший целому кварталу название Варвара (т.е. часть города, где находится св. Варвара).

В VI в. при византийском императоре Юстине мощи Варвары были перенесены в Константинополь и положены в этом храме. Здесь, согласно Синаксарю Константинопольской церкви, торжественно совершалось ежегодное празднование ее памяти. По свидетельству Анны Комнен, в храме св. Варвары спасались, как в месте убежища, обличенные в преступлениях и подлежавшие каре закона. Может быть, этим объясняется существующее в народе убеждение, что св. Варваре дана от Бога благодать спасать от внезапной и насильственной смерти.

Этот храм упоминается в латинском описании Константинополя XII в. («Аноним Меркати») и в Хождении Антония Новгородца (1200), где говорится также о хранившейся там окаменевшей груди Варвары, из которой сочились кровь и молоко.

Из «Хроникона» Андреа Дандоло известно, что большая часть мощей Варвары была привезена в Венецию и  подарена венецианскому дожу по случаю бракосочетания его сына Джованни Орсеоло с Марией Аргиропулиной, родственницей византийского императора Василия II Болгаробойцы и сестрой императора Романа III Аргира. Это событие датируют 1005 –1006 годом. Первоначально в 1003 году они были положены в базилике Святого Марка, затем по просьбе Орсеоло, епископа Торчелло, святыня была перевезена в монастырь святого Иоанна, где оставалась вплоть до его упразднения при Наполеоне, после чего была перенесена в церковь святого Мартина на остров Бурано. В настоящее время часть мощей хранятся в оратории святой Варвары (oratorio santa Barbara) при церкви святого Мартина”
 В 2007 году там побывала русская поломница и вот как она описала место в Венеции с частью мощей святой Варвары.

http://northural.ru/i/s/09-10/1256542003.jpg
Венеция. Остров Бурано. Падающая Колокольня церкви Мартина с мощами Св. Варвары.


-Эту самую “ораторию” мы не смогли самостоятельно найти. Исходили весь храм, но бесполезно. Хотя нет, конечно не бесполезно, поскольку вблизи алтаря увидели заботливо охраняемую русскую православную икону Казанской Божией матери. Такая красавица! Помолились перед ней о здравии паломничающих…  В конце концов обратились к местному католическому священнику. Он сразу же определил в нас русских православных паломников и молча пригласил следовать за ним. Вышли из церкви и вошли в дверь соседнего здания. Оно и оказалось той самой “ораторией”. Все в ней празднично и в цветах. Ведь идет Рождество Господне. Священнослужитель подвел нас к самым мощам, хранящимся в изящном мощевике и мы смогли не только коленопреклоненно помолиться, но и приложить к мощевику небольшие иконки святой великомученицы Варвары, которые здесь же продавались. Святая великомученица Варвара, моли Бога о нас… Не хотелось уходить их этого небольшого помещения...

http://www.palomnik.org/Pictures/PravPal/Potupin/2007/Dezember/6.jpg

Оратория в Венеции с частью мощей святой Варвары ( в наши дни)

http://3.bp.blogspot.com/_qBxF3fjRS4I/SykV7ZzSKlI/AAAAAAAAALg/IF-2_eUJLOA/s400/00000048.jpg

Согласно западной традиции, мощи, представляющие нетленное тело Варвары без головы, были положены в храме св. Иоанна Евангелиста на острове Торчелло близ Венеции. Они описаны в «Хожении на Флорентийский Собор» анонимного суздальского книжника 1437–1440 гг.. Другая часть мощей, принесенная из Константинополя в Венецию в 1258 г. неким Рафаэлем, хранилась в церкви Санта-Мария дель Кроче.В 2003 году Папа Римский Иоанн Павел Второй передал их Элладской Православной Церкви в Грецию. Оставшуюся в Константинополе главу Варвары видел в ее церкви в 1348–1349 гг. Стефан Новгородец.

Согласно русской традиции, мощи святой были привезены из Константинополя в Киев Варварой Комниной, дочерью византийского императора Алексея I, вышедшей около 1103 г. замуж за кн. Святополка II. Они были положены в киевском Михайловском Златоверхом монастыре (построенном в 1108). Во время монголо-татарского нашествия мощи были сокрыты церковнослужителями под ступенями каменной лестницы, и впоследствии об этом забыли. Они были обретены спустя несколько столетий, положены с почестями в храме и прославились многочисленными исцелениями. Об этих событиях известно из повести, написанной в 1670 г. Феодосием Сафоновичем, игуменом Михайловского Златоверхаго монастыря. Гипотеза о браке Святополка с Варварой, дочерью императора Алексея I Комнина, получившая распространение благодаря этой повести, опровергается новейшими исследованиями, которые считают Варвару Комнину вымышленным лицом и относят составление рассказа о ней к XVII в. в связи с прославлением мощей Варвары. Посетивший Киев в 1656 г. Антиохийский Патриарх Макарий слышал другое предание о перенесении мощей в Киев в связи с браком принцессы Анны с князем Владимиром Святославичем, Крестителем Руси. Однако наиболее вероятным представляется, что перенесение мощей Варвары в Киев состоялось уже после монголо-татарского нашествия и в период ослабления Византийской империи.

Почитание св. Варвары очень скоро сделалось всеобщим по всей России: уже в половине XII века св. Герасим переносит из Киева в северный Вологодский край икону св. Варвары вместе с другими особенно чтимыми иконами.

В 1644 г. при великом ревнителе православия Киевском митрополите Петре Могиле Киев посетил канцлер польского королевства Георгий Осолинский. Придя в церковь Михайловского монастыря для поклонения честным мощам великомученицы Варвары, он рассказал следующее:

- Я питаю глубокую веру в помощь святой великомученицы Варвары, ибо многие свидетельствуют, что тот, кто вручает себя ее заступлению, не умрет без покаяния и причастия Божественных Тайн. Я был в Риме и в западных странах и везде спрашивал, где находятся мощи святой великомученицы Варвары, на Западе или на Востоке. Мне сказали, что на Западе не обретается мощей святой великомученицы, нет их также и на Востоке, как утверждают бывшие там, но что они пребывают в здешних странах. Ныне верую, что именно здесь в Киеве находятся истинные мощи святой великомученицы Варвары.

Поклонившись с усердною молитвою святым мощам и с благоговением облобызав их, канцлер просил, чтобы ему дана была некая часть сих святых мощей. Ради его великой веры, ему была дана часть перста правой руки святой великомученицы, которую он и принял с великою благодарностью.

В 1650 г., при митрополите Киевском Сильвестре Коссове, литовский гетман князь Януш Радзивилл взял приступом город Киев. По его желанию, ему даны были две части мощей святой великомученицы Варвары, взятые от персей и от ребра. Часть от персей великомученицы гетман отдал своей жене, княгине Марии, благочестивой дочери молдовлахийского господаря Василия. Когда же Мария скончалась, то хранившаяся у нее часть мощей досталась киевскому митрополиту Иосифу Тукальскому и была принесена им в город Канев, а по его смерти была перенесена в город Батурин, где и ныне почивает в монастыре святого Николая Чудотворца и, благоговейно почитаемая, источает чудесные исцеления. Другую же часть от ребра великомученицы тот же князь Радзивилл послал в дар Виленскому католическому епископу Георгию Тишкевичу, исполняя его желание и усердные просьбы. Приняв этот дар, епископ хранил его с честью в своей палате в богато украшенном ковчеге. Спустя некоторое время, дом епископа сгорел, но ковчег с частью мощей святой великомученицы Варвары остался цел и невредим. Узнав об этом, все пришли в великое изумление и прославили Бога и святую великомученицу Варвару. Весть об этом чуде была принесена в Михайловский монастырь в 1657 г. А за год перед этим, в 1656 г., был в Киеве Антиохийский патриарх Макарий. С великою верою и любовью и со слезами он поклонился честным мощам святой великомученицы и поведал следующее:

- В моей патриархии, недалеко от Антиохии, есть город Илиополь, в котором пострадала святая великомученица Варвара. Когда я там расспрашивал о ее святых мощах, то мне сказали, что с глубокой древности их нет не только там, но и ни в другом каком-либо месте на востоке, но что они пребывают в Русской земле, которая некоторыми называется страною варварскою. Ныне несомненно верую, что здесь почивают истинные мощи святой великомученицы.

Патриарх усердно просил, чтобы ему дана была часть от сих святых мощей. Его просьба была исполнена Киевским митрополитом Сильвестром, и патриарх принял часть святых мощей с великою радостью и благодарением.

  В Михайловском Златоверхом монастыре первоначально мощи Варвары покоились в кипарисовом гробу, затем в позолоченной раке из серебра, устроенной на средства гетмана Ивана Мазепы и, наконец, в драгоценной гробнице замечательной чеканной работы, созданной в 1847 г. петербургским мастером Андреевым на средства графини А. А. Орловой-Чесменской. Молитвами святой монастырь миновали эпидемии чумы и холеры, свирепствовавшие в Киеве в 1710, 1770, 1830, 1853 и 1855 гг.

В 30-х гг. XX в. мощи были перенесены в Киево-Печерский музей-заповедник. Очевидцы описывают мощи (без головы и кистей обеих рук) как нетленные, темные и очень твердые по сравнению с мощами печерских подвижников. В настоящее время они хранятся в киевском Владимирском соборе.

Левая рука Варвары, привезенная в XVII в. на Западную Украину греком Александром Музелем, происходившим из императорского рода Кантакузинов, была похищена иудеями, раздроблена и сожжена. Пепел и коралловый перстень хранились в соборной церкви апостола Иоанна Богослова города Луцка, а затем были перенесены митрополитом Гедеоном (Четвертинским) в храм Святой Софии Киевской. В 30-х гг. XX в. они были вывезены из СССР липковцами и теперь находятся в Эдмонтоне (Канада, провинция Альберта).

Антоний Новгородец, ставший после возвращения из Константинополя архиепископом Новгородским, в 1218 г. заложил на месте деревянной (существовавшей еще в 1138) церкви новый каменный храм во имя Варвары. Предполагают, что Антоний привез с собой частицу мощей этой святой. Из описей Новгородского собора Святой Софии известно, что в этом храме хранились частицы мощей Варвары и часть гроба этой святой.

О руке Варвары в монастыре Святого Креста (Иерусалим) упоминается в Хожении гостя Василия 1465–1466 гг. Частица ее мощей также была в Хальберштадте. В наст. время часть честной главы Варвары находится в церкви Агиа Епискепси в Трикале (Фессалия), часть руки - в монастыре Симонопетра (Афон), другие частицы хранятся в разных монастырях Греции и Кипра.

 В Москве в церкви Иоанна Воина на Якиманке чтится часть перста Варвары с перстнем, перенесенная из церкви вмц. Варвары на Варварке. В храме Воскресения Словущего в Филипповском переулке (подворье Иерусалимского Патриархата) хранится частица мощей Варвары, подаренная подворью Иерусалимским Патриархом Иерофеем (1875–1882).

В 1998 г. Варвару выбрали небесной покровительницей Ракетных войск стратегического назначения РФ, а в 2000 г. ее икона, находящаяся в наст. время в Самаре, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, побывала на борту орбитальной станции «Мир».

Жизнь и страдания ее давали материал вдохновению поэтов и художников; ее авторитетом доминиканцы защищали свое мнение в споре с францисканцами. По мнению набожных католиков, св. Варваре, кроме дара спасать от внезапной и насильственной смерти, принадлежит дар спасать от бури на море и от огня на суше; ее считают покровительницей шахтеров и артиллеристов.

http://www.abc-people.com/shop/varvara2.jpg
Католический храм Святой Варвары в Витебске (Беларусь)


 МОЛИТВА: Святая славная и всехвальная великомученице Христова Варваро! Собрании днесь в храме твоем Божественном люди, раце мощей твоих поклоняющиися и любовию целующии, страдания же твоя мученическая, и в них самаго Страстоположника Христа, давшаго тебе не точию еже в Него веровати, но и еже по Нем страдати, похвалами ублажающе, молим тя, известная желания нашаго ходатаице: моли с нами и о нас умоляемаго от Своего благоутробия Бога да милостивно услышит нас, просящих Его благостыню, и не отставит от нас вся ко спасению и житию нужная прошения, и дарует христианскую кончину живота нашего безболезненну, непостыдну, мирну, Божественных Таин причастну; и всем на всяком месте, во всякой скорби и обстоянии, требующим Его человеколюбия и помощи, великую Свою подаст милость, да благодатию Божиею и твоим теплым предстательством, душею и телом всегда здравии пребывающе, славим дивнаго во святых Своих Бога Израилева, не удаляющаго помощи Своея от нас, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.