October 15th, 2013

Айзкраукле и окрестности. Город забытых легенд.

Флаг

Иногда  есть города рядом с нами, о которых мы ничего не знаем, так как нам кажется, что там нет ничего интересного чтобы удостоится нашему вниманию. Но когда знаешь историю и культуру своей страны, то прекрасные места для отдыха и прогулок можно найти совсем рядом. Одним из таких мест  есть городок  Айзкраукле.  И казалось бы, что там может быть интересного...

Айзкраукле, город в Латвии, административный центр Айзкраукльского края.

Население — 8,9 тыс. жителей (2004).

Расположен в 87 км к юго-востоку от Риги (на дороге Рига - Даугавпилс), на реке Даугава. Железнодорожная станция Айзкраукле.

Основные отрасли — энергетика (Плявиньская ГЭС), металлообработка («SIA"Metālists"  ), деревообработка («AKZ», «Jeld-Wen — Latvija»), полиграфия («Krauklītis»), стройматериалы («Aizkraukles Asfalts»).

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/02/Aizkraukle_road.jpg/640px-Aizkraukle_road.jpg?uselang=ru

На самом деле у этого небольшого городка, очень большая история.

В древности город был известен под именем Аскераден (иногда можно встретить написание Ашераден), что означаит "пристань". Дело в том, что местная бухта была очень удобна для отдыха нормандских купцов-путешественников, что везли товары в Византию и Грецию. К тому же, именно здесь ладьи – «ашки» приходилось волоком перетаскивать через пороги Даугавы, которые здесь и заканчивались. (от латышского Ašķere – местный приток Даугавы носит это же название). Отсюда и название.

Обитали в этом лесном районе племена латгалов и селов. В самом начале 13ого века (в 1208) году, крестоносцы поделили земли между рижским архиепископом и Ливонским орденом. В ходе Ливонской войны часть земли отошла к Польше, а левый берег Даугавы вошел в состав курляндского герцогства.

В районе современного города существовал замок немецких крестоносцев Ашераден. Развалины замка достояли до Советского времени, а далее как тогда было принято их просто взорвали. Нужен был кому-то камень. Правда несколько камней замка остались на историческом своём месте.

5 марта 1279 при Ашераде (Айзкраукле) литовские и ливонские войска вступили в битву. Войско Ордена во главе с магистром Эрнстом фон Ратцебургом, поддерживаемoe датским войском во главе с Эйлартом фон Хобергом и европейскими рыцарями, в феврале 1279 вторглoсь в Литву и грабилo край. Литовское войско догнало возвращавшихся грабителей при Ашераде и разбило их. Учавствовавшие на стороне Ордена покорённые земгалы снова восстали против угнетателей. В битве погибли Ратцебург и Хоберг, а также 71 рыцарь Ордена и много воинов .  Это было второе по масштабу поражение ордена в XIII столетии.


С 1721 года Айзкраукле входила в состав России, регулярно восставая против властей – например, в 1841 году здесь был крестьянский бунт, а в 1905 году в районе активно действовали лесные братья – сторонники революционеров.

Айзкраукле сильно пострадал в годы Первой Мировой войны. Три года по территории города проходила линия фронта. По одну сторону реки стояли немцы, по другую русские. Через три года боёв из всего города целых осталось только 2 деревянных дома.

Современный населённый пункт возник в 1960 году в связи со строительством Плявиньской ГЭС и получил имя посёлок им. Петра Стучки.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/3/32/Plavinu_HES.JPG/640px-Plavinu_HES.JPG?uselang=ru
Плявинская ГЭС с плотиной 42 метра высотой и длинной в 4032 м, это самая большая гидроэлектростанция по своей мощности не только в Латвии, но и во всей Прибалтике. Установленная мощность — 868,5 МВт.

Строительство ГЭС вызвало волну протеста среди латышей из-за необходимости затопления исторических мест, в частности, имеющей важное культурное значение скалы Стабурагс. Строительство было начато в 1961 году и закончено в 1966. Вплоть до выхода Латвии из состава СССР она носила имя В. И. Ленина. В 1991—1996 годах гидроагрегаты были реконструированы. В 2001 году в результате очередной реконструкции была увеличена мощность и эффективность гидроэлектростанции.

Со строительством гидроэлектростанции Айзкраукле на всегда потерял 18 метровый утёс Стабурадзе, который  возвышавшался над берегом Даугавы и был одним из самых легендарных мест Латвии.
В издании 1939 года энциклопедический словарь Latviesu konversacijas vardnica пишет о Стабурагсе так: "Стабурагс, Стабурадзе - известняковый утес на левом берегу Даугавы в Сецесской волости, высотою приблизительно в восемнадцать с половиной метров... До сего дня происходит непрерывный процесс известкования скальной породы. Благодаря процессу известкования почва как бы сочится белыми отложениями, поэтому в народе утес получил название Плачущий. На утесе много разнообразных цветов, включая Альпийскю жирянку, которая встречается в Латвии лишь на Стабурагсе. Считается охраняемым памятником природы.»

Утес Стабурагс в течение сотен лет был одним из главных поэтических символов в латышских легендах, сазках, дайнах и преданиях Сама скала и окружающий её район считались священными и чудодейственными.

Многие годы сотни тысяч людей приходили сюда в надежде исцелиться от болезней или обрести покой. Торговцы не отправлялись в плавание, не оставив на утесе щедрые дары, рыцари обязательно молились здесь перед тяжелым военным походом, а строители не начинали возводить замок или собор, не заручившись поддержкой таинственных и могучих сил утёса.
Известно, что уже воины древних селов, - древнелатышское племя, жившее в этих местах, совершали здесь магические обряды, отправлясь на войну. Здесь же воздавали хвалу богам после победы, лечили раны и посвящали юношей в мужчнны..

Когда русские торговцы познакомились с Латвией и стали торговать с местными народами, то они прозвали это место Чертовой бородой, так как немного ниже по течению Даугавы начинались пороги – опаснейшее место для путешественников и сплавщиков леса.
Уже в 19 веке был издан первый сборник народных песен о Стабурагсе. Из этих произведений народного творчества можно сделать вывод, что называется скала в честь человека, который жил здесь в незапамятные времена и славился искусством врачевания.

Среди многочисленных легенд Стабурагса выделим легенду Девы.

Якобы, в гроте, скрытом в утёсе, живёт юная красавица по имени Жанна, которая каждый день прядет пряжу, будучи наказанной за какие-то прегрешения. И когда, наконец-то, господь над ней сжалится, она прекратит плакать....
Однако, самая знаменитая легенда утеса Стабурагс, вне всякого сомнения, - легенда о Лачплесисе. В народном варианте (по-видимому, самом древнем), Лачплесис был рыбаком, который утонул в пучине вод у подножья скалы, а невеста окаменела от горя и льет горькие слезы.

Андрейс Пумпурс использовал эту и другие легенды при создании латышского эпоса Лачплесис.


Сейчас этот утёс находится на глубине 12 метров под водой. Учёные даже сейчас говорят, что на месте утёса идёт особая энергетика.

В 1967 году посёлок получил статус города и название Стучка. Город был назван в честь Первого Председателя Верховного Суда РСФСР.

Пётр Иванович Стучка

Пётр Ива́нович (Петерис Янович) Сту́чка   — писатель, юрист, политический деятель Латвии и Советского Союза. Один из организаторов КП Латвии.

Латыш. Родился 14 июля (26 июля) 1865 года в Кокнесской волости, Рижского уезда Лифляндской губернии. Сын крестьянина.

В 1888 году окончил юридический факультет Петербургского университета. Один из виднейших деятелей латышского общественно-политического движения «Jaunā Strāva» (Новое течение), в Петербурге совместно с Я. Плиекшансом (Райнисом) был главным редактором латышской демократической газеты «Dienas Lapa».

С 1888 по 1897 работал помощником присяжного поверенного. В 1897 году был арестован вместе со всей редакцией газеты. После 7-месячного ареста был сослан на 5 лет в Вятскую губернию.

С 1903 по 1906 гг. жил под надзором полиции в Витебске. В 1906 году вернулся в Ригу, где председательствовал на объединительном съезде Латышской с.-д. партии, которая получила название Социал-демократическая партия Латышского края и стала территориальной частью РСДРП.

С 1907 года жил в Петербурге. Сотрудничал в легальной и нелегальной социал-демократической печати. С 1915 обеспечивал связь руководства СДЛК с ЦК и ПК РСДРП. Один из руководителей латышского района Петроградской организации большевиков.

После Февральской революции был членом большевистской фракции исполкома Петроградского совета.

Участник Октябрьской революции. С 24 октября 1917 находился в Смольном, поддерживал связь с латышскими стрелками.

Председатель следственной комиссии Петроградского ВРК.

В марте 1918 — комиссар юстиции Петроградской трудовой коммуны. С 18 марта 1918 года — нарком юстиции РСФСР. Под руководством Стучки закладывались основы советского правосудия. Он был одним из авторов декрета о суде № 1.

В марте-августе 1918 Стучка — член коллегии, затем заместитель наркома иностранных дел. С декабря 1918 по январь 1920 — председатель Советского правительства Латвии.

Командир белого отряда А. П. Ливен вспоминал:


Впечатление при взятии Риги от душевного и физического состояния горожан было удручающее. Рассказы о большевистском режиме, о терроре и лишениях превосходили все, что проникало до тех пор в печать. Рассказы эти подтверждались при находке массы расстрелянных и изуродованных трупов. Ко всем бедствиям присоединились форменный голод и эпидемия тифа. На фоне всеобщего бедствия ярко выделялась картина празднества в дворянском доме по поводу свадьбы дочери главного комиссара Стучки. Масса гостей съехались по этому поводу со всех концов России, и, говорят, никогда ещё и нигде, ни в одном зале не видано было такого ослепительного количества дорогих камней и драгоценностей, как на гостях товарища Стучки.

В 1919—1920 гг. — заместитель наркома юстиции. Одновременно в 1919—-1920 гг. — председатель особой межведомственной комиссии по борьбе со спекуляцией и связанных с ней должностных преступлений при ВЧК. С 1923 года председатель Верховного суда РСФСР.

В начале 1920-х гг. — один из активных участников кодификационных работ (в частности, принимал участие в разработке Гражданского кодекса РСФСР 1922 г.)

Главный редактор 1-й советской «Энциклопедии государства и права» (19251927).

Один из создателей и директор (с 1931) Института советского права.

Умер 25 января 1932 года в Москве. Был кремирован, прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

В 1964году снимаясь в кино во время строительства Плявинской ГЭС и города Стучка здесь жил Владимир Высоцкий.
Всеволод Осипович АБДУЛОВ: "Целое лето наша компания провела в прекрасном месте, в Латвии, у реки Даугавы, на стройке Плявиньской гидростанции. Жили в палатках, в лесу. Быт был потрясающий...  ."

http://www.aizkraukle.lv/upload/statiskas_lapas/pils_barakas_1961.jpg


Высоцкий   оказывается в Латвии,  как актёр кино. Режиссёр Ф.Филиппов пригласил его в свой фильм "На завтрашней улице", съёмки которого проходили  в посёлке Айзкраукле.


В 1991 году, городу Стучка было возвращено историческое название Айзкраукле. В 2004 году, было признано, что Айзкраукле самый благоухоженный город Латвии. И живут в нём люди более 50 национальностей.



Гости Айзкраукле могут остановиться в расположенных здесь уютных гостевых домах или коттеджах. В городе и его окрестностях города находится несколько весьма интересных для осмотра мест, среди которых,   руины замка Ашераден (Ascheraden).


Замок был построен на полуострове образованного правым берегом реки Даугава и оврагом правого притока реки Даугава – реки Кариксте. Высота берега Даугавы 6 метров, Кариксте – 3-4 метра. Ров прорытый между Даугавой и Кариксте отделял внешний предзамок от окружающей местности. Ширина рва достигала 10 метров. Внешний предзамок занимал площадь 130х100 метров. Второй ров отделял внешний предзамок от главного замка. Главный замок занимал площадь 50х125 метров.
Замок строился в два этапа. Первый этап строительства происходил во второй половине XIV века. Вначале был построен комтурский замок. Он состоял из четырёх корпусов образующих внутренний двор. От первого замка до наших дней сохранились лишь стена распологавшаяся между северо-восточным и северо-западными корпусами. Длина фрагмента 15 метров, высота до 10 метров и толщина 1,6 метра. Сохранился и фундамент южной башни. Башня была квадратная, 7 метров в длину с толщиной стен 1,6-1,8 метра.

Второй этап строительства происходил во второй половине XV века. Были построены одна или две круглые башни. От башни северного угла сохранились развалины в два этажа. Башня была диаметром 11-12 метров, а толщина стен достигала 2,8-3,2 метра. Вторая башня, возможно, была в северо-восточном углу главного замка.

В хронике Русова говорится, что в 1577 году замок заняли москвичи и разрушили его. По данным 1599 года замок был заброшен.

До 40-х годов ХХ века от замка сохранились стены северной и южной башен, но в 1946 году их взорвали, а материал использовали на строительство дорог.
В 1960 году проводилось незначительное укрепление развалин.

Интересно будет посетить и Айзкраукльскую лютеранскую церковь, 

Церковь построена в 1687 году и восстановлена в 1731 году. В 1887 году на восстановление церкви деньги дали владельцы Кокнесской и Стукманьской усадеб, в честь которых построена нынешняя башня.
Другие достопримечательности Айзрукале - Музей «Цветы гор», где с любовью сохраняется крестьянская усадьба с постройками и садом, а также Горный цветочный курган, где сейчас находится Музей Айзкраукле. Во время Первой Мировой войны за купол церкви зацепился немецкий самолёт. После войны в 1920 году возобновлены богослужения.

В Айзкраукле находится старое баронское кладбище.



Рядом с Айзкраукле имеется посёлок Кокнесе.

Герб

Ко́кнесе ( до 1920 рус. Кокенгаузен) — посёлок (с 1277 года по XVII век — город) в Латвии, примерно в 100 км к востоку от Риги, на правом берегу Даугавы у слияния с рекой Персе. Центр Кокнесского края. Численность населения в 2009 г. — 6091 житель.

Один из древнейших населённых пунктов Латвии, известный русским летописям под названием Кукейнос, Куконос, Ливонской хронике Генриха из Леттии — как Кукенойс (лат. Kukenoys, Kukenois), а немецким источникам — как Кокенгузен, (нем. Kokenhusen). С августа 1656 года (после взятия русскими войсками) до подписания Кардисского мирного договора 1661 года носил также название Царевич-Дмитриев.

От архиепископского замка, вокруг которого и возник город, ныне остались только живописные руины.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/d3/12_Kokneses-pils-no-pret-kr-29sep07.jpg/640px-12_Kokneses-pils-no-pret-kr-29sep07.jpg

Название свое получил от реки Кокны (ныне Персе). Кукейнос появляется на страницах «Хроники Ливонии» в начале XIII века как столица Кукейносского княжества во главе с князем Вячко. В 1205 году он уступил эти земли рижскому епископу Альберту, который в 1209 году повелел заменить деревянный замок на стрелке Двины и Персе каменным для обороны границ Ливонии, а часть княжества отдал гермейстеру Виппо Рорбаху. Когда строительство было в полном разгаре, Кукейнос безуспешно осаждали аукштайты. В 1219 году местные рыцари ходили войной на Псков, а в 1225 году Кукейносскую волость разорили новгородцы.

http://www.celocesis.lv/attachments/Image/koknese.jpg
В 1577 году, во время Ливонской войны горожане сами открыли ворота Ивану Грозному, который учинил в городе жестокую расправу. В следующем году русских сменили поляки, которых после осады изгнали из замка в 1601 году шведы во главе с Карлом, герцогом Сёдерманландским. В том же году Ян Замойский после 4-месячной осады вернул Кокенгузен польской короне, но город продолжал оставаться предметом спора между шведами и поляками до 1625 года, пока его окончательно не заняла 12-тысячная шведская армия Густава II Адольфа. В 1634 г. Кокенгаузен являлся третьим по величине и значению городом Шведской Ливонии после Риги и Дерпта.

Aizkraukles rajons (Latvija)
1658 город завоевала Россия. Царь Алексей Михайлович рассказывал в письме своему советнику, что взятый город был «крепок безмерно, ров глубокий, меньшой брат нашему кремлёвскому рву, а крепостию сын Смоленску граду; ей, чрез меру крепок». Русские рассчитывали, что будут владеть городом долгое время, и даже учредили в Царевич-Дмитриеве главный склад для экспортной торговли, однако, в 1661 г. Кокенгаузен отошёл к Швеции по Кардисскому мирному договору. В 1687 г. в городе была открыта первая лютеранская церковь, а в 1688 г. — первая школа на латышском языке.
http://www.castle.lv/latvija/ko/v3.jpg

Значение города сильно снизилось: после эпидемий чумы в 1709—1710 гг. в живых осталась лишь пятая часть его населения.

В 1721 г. Кокенгаузен вошёл в состав Российской империи как укрепление.


Постепенно замок приходил в упадок, особенно после того, как новое оружие и новые методы ведения войн свели на нет его оборонительное значение. В 1701 год замок был взорван по приказу польского короля Августа. Со временем уцелевшие стены Кокнесского замка обрушились. Развалины растаскивались для построек местными жителями. Замок так и не был восстановлен.
http://www.castle.lv/latvija/ko/k6.jpg

В 1819 г. была отмечена торговая активность местных крестьян и их достаточная свобода от помещиков. В 1861 г. через Кокенгаузен прошла линия железной дороги Рига — Москва. В 1868 г. здесь было основано первое Латышское певческое общество, а в 1885 г. житель Кокенгаузена Рудольф Блауман стал первым латышским писателем. В 1894 г. архитектор К. Нейбургер выстроил известный дворец Кокенгаузен, который был сожжён в ходе Первой русской революции 1905 года. В 1914 г., в Первую мировую войну зданию были нанесены еще более значительные повреждения, в результате до настоящего времени от всего комплекса сохранился лишь парк.

Туристов здесь бывает много, потому что руины замка Кокнесе на самом деле очень красивы.

Aizkraukles rajons (Latvija)


В 1929 г. была отреставрирована лютеранская церковь, а в 1939 г. был открыт римско-католический костёл.

При строительстве Плявиньской ГЭС (1967 год) часть посёлка подверглась затоплению. В советское время он имел статус посёлка городского типа. До 1 июля 2009 года входил в состав Айзкраукльского района.

Aizkraukles rajons (Latvija)

Ещё один известный исторический посёлок рядом с Айзкраукле, это Скривери.

Герб Скриверского края

В Скривери находится одно из самых высоких и неизученных городищ Латвии. Здесь находится камень Велеса или Камень Мёртвых. По легендам, если колдун хотел обратиться к жителям небес, то возлагал руки на верхнюю часть камня, когда готовился разбудить сердца людей и узнать, что в них таится, касался среднего слоя валуна. А ради общения с потусторонними силами подземного царства колдун проводил ладонями по нижней части камня и слышал голоса, от которых у простого человека стыла в жилах кровь.Учёные Латвийского университета подтвердили огроную исходящую энергетику этого камня, но более подробно о нём распростронятся не стали.

http://i3.apollo.lv/img_thumbs/22_07e49/201205/290826.jpg

Первые упоминания о Скривери встречаются в источниках 1206 года, хотя в процессе раскопок удалось определить: люди здесь жили задолго до этого. На берегу реки активно велась и торговля: ливы и латгалы обменивались товарами даже с викингами! Можно себе представить, сколь мощно в старину выглядело городище, ведь даже теперь высота холма — более 40 метров. Но то ли было в древности! Это в прошлом веке все сильно изменилось: когда построили Кегумскую и Плявиньскую ГЭС, значительно подняли уровень воды, затопив огромные отвесные доломитовые берега.

http://g4.delphi.lv/images/pix/520x360/60afa28e/file42827118_48ea38b2.jpg

В старину на самом берегу стоял большой костел, однако в 1374–м его снесло наводнение, и теперь на земле можно разглядеть лишь остатки фундамента. Кстати, камни от разрушенного костела собрали уже в XX веке для строительства общежития при скриверском НИИ сельского хозяйства, а студенты разворошили могилы ради черепов и костей на память. Но еще до того, как студенты пришли сюда за трофеями, археологи нашли в земле могилу древнего воина, судя по всему — очень знатного, где лежал меч с позолоченной рукояткой.

Именно в Скривери в 1877 году родился Андрей Мартынович Упит.  Латышский советский писатель.




Andrejs Upīts.JPG

Известный латышский советский писатель-романист, поэт, драматург, сатирик и критик, государственный деятель. народный писатель Латвийской ССР. Герой Социалистического Труда (1967). Лауреат Сталинской премии второй степени (1946). Член РСДРП(б) с 1917 года.
Вместе с отступающей Красной армией Упит переехал в Советский Союз, жил в Режице, потом в Москве. Когда же затем в 1920 году Упит возвратился обратно в Латвию, то он снова был арестован и посажен в рижскую центральную тюрьму. Только Учредительное собрание освободило его.

Творческая деятельность писателя началась в 1899 году. Упит являлся одним из крупнейших представителей реалистического направления в латышской литературе его времени. Писатель большого общественного значения и социальной насыщенности, Упит в своих романах, новеллах, рассказах и драмах беспощадно раскрывал эксплуататорскую сущность буржуазии, а также её ограниченность и пошлость. 

С 1956 по 1987 годы сняты 4 фильма по мотивам произведений Упитса :"Причины и следствия", "У богатой госпожи" ,"На грани веков" и "Если мы это перенесём".

Умер писатель в Риге в 1970 году.
В Скривери его именем названа школа.

Aizkraukles rajons (Latvija)

Айзпуте, Богом забытый городок Латвии

Курляндия, западная часть Латвии, красива какой-то тихой, неброской красотой.

В полусотне километров от Лиепаи расположился небольшой городок Айзпуте.

Населения в нем и сегодня около пяти тысяч человек, а полвека назад было чуть поболее трех с половиной тысяч, но своей историей Айзпуте, он же Газенпот, мог бы, по справедливости, гордиться. Не смотря, что до Балтийского моря более 30 км. этот город когда-то был портовым и в море выходили кораблике по реке Тебрас. Ещё сегодня на реке можно встретить строения аж с 13 века.

Кто только ни хозяйничал здесь на протяжении столетий. Еще в начале XIII века высился тут замок куршей, одного из племен балтийского побережья, но в 1248 году их потеснили крестоносцы, устроив на высоком холме свою крепость


а полстолетия спустя, прельстившись удобством расположения, в Газенпоте разместил свою резиденцию курляндский епископ, сделав крепость столицей Пилтенского княжества.


Сотрудничество между странами порождает торговлю, торговля порождает пути, пути приводят в торговые точки. Торговые точки нуждаются в защите со стороны гипотетического врага. Именно такой защитой и был в 13 веке замок на реке Тебре, построенный куршами на Рижско-Прусском пути. Чуть позже замок захватили и переделали его в резиденцию Курземского епископства, а на другом берегу реки уже новый замок построил себе Ливонский орден. Этот замок частично сохранился и до нашего времени. Ходят слухи, что раньше из него вёл подземный ход во францисканский женский монастырь.

Еще в XVII столетии в нем стали появляться и оседать евреи из соседней Литвы и более далекой Германии. Первые письменные упоминания о еврейской общине Газенпота относятся к середине XVIII столетия. Польский Сейм 1751 года разрешил газенпотскому еврейству приобрести участок земли под синагогу, что упомянутое еврейство и проделало, построив в центре города, неподалеку от базарной площади, внушительное здание  синагоги.

В XIX веке Газенпот несколько захирел, в 1848 году в далекие херсонские степи, увлеченные мечтами о сказочных урожаях, отправились 618 душ переселенцев, и им крупно повезло, потому что спустя восемь лет беспощадная холера унесла сотни жизней оставшихся смиренных обывателей Газенпота.

.
Но невзирая ни на что, еврейская община городка жила, торговала и крутилась, как только могла, чтобы дать детям образование, чтобы вывести их в люди. В 1910 году в Газенпоте было целых два еврейских училища — одно частное и другое, попроще, казенное.
Первая мировая война и последовавшие за нею события разметали по миру многих тихих газенпотских евреев — сначала их вывозили из прифронтовой Курляндии в качестве подозрительных элементов, потом пришли немцы, а еще потом начались революции;
Несомненным успехом газенпотского еврейства было то, что оно сумело уцелеть во всех грозных и страшных катаклизмах эпохи. Несколько сотен евреев смогли выжить и издалека вернуться в свой тихий и ласковый городок. Правда, теперь уже в независимой Латвии местечко звалось на латышский манер — Айзпуте.
Айзпуте в начале тридцатых годов был чистеньким, умытым и бойким городишком, который не обошла стороной промышленная революция.

Здесь была даже картонажная фабричка немца Линденберга, выпускавшая визитные карточки, бланки рецептурных сигнатур (это, читатель, такие треугольные бумажки, которыми опоясывались пузырьки с лекарствами), а также картон и писчую бумагу, стояли лесопилки и водяные мельницы.
Айзпуте располагало своей пивоварней, кооперативным молочным заводиком, в городе было несколько аптек, самая большая из них, поставленная наискосок от синагоги, принадлежала еврею-провизору Зебу. Автомобили транспортной компании Борухсона развозили всевозможные грузы по окрестным хуторам и хозяйствам, а по утрам гоняли в Скрунду за почтой, доставляемой рижским экспрессом.
http://g3.delphi.lv/images/pix/520x360/9058f56a/file42247338_2132a442.jpg
В маленьком городишке было более ста магазинов и лавочек, почти все они принадлежали бойким еврейским торговцам, и купить там можно было все, что душе угодно.
В Айзпуте мирно сосуществовали три национальные общины — латыши, евреи и немцы. Здесь было три латышских школы — средняя и две начальных, одна немецкая и одна еврейская, семь библиотек, три спортивных общества, одно из которых — еврейское «Маккаби».
Удивительно, как в таком маленьком городке уживались различные церкви — евангелическо-лютеранская,

католическая,


адвентистская,

баптистская,


да еще и синагога.

Были так же методистская и православная церкви, хоть русской общины в Айзпуте не было, но православными были некоторые малочисленные латыши.

Ах, какая была жизнь! Светило солнце, приезжали крестьяне из окрестных хуторов, толкались у магазинов, придирчиво выбирая велосипеды, а то и радиоприемники (кто побогаче) и пиджаки с картузами (кто победнее). Напористые и ловкие еврейские приказчики чуть ли не силком затаскивали потенциальных покупателей в заманчивый полумрак своих лавочек. Возы с пшеницей и ячменем еще загодя, с ночи, выстраивались у большого склада зерноторговца еврея Лауба. Потом зерно свозилось в лиепайский порт, а оттуда доставлялось морем в чужедальние Германию и Швецию. В маленьком (ну и что, зато очень уютном!) кинотеатре «Солейль» крутили фильмы,

.На городском стадионе в ожесточенной схватке, немыслимо пыля, сходились отчаянно футболисты еврейской команды «Маккаби» и городской сборной, зрители свистели и улюлюкали, пламя страстей едва удавалось затушить огромным количеством магазинного ситро (для дам) и пива (для кавалеров). А синими вечерами теплого лета так здорово было с размаху броситься в чугунную, нагретую за день веселым всепроникающим солнцем воду городской купальни.

Осенью 1939 года министр иностранных дел Латвии Вильгельм Мунтерс подписал в Москве Пакт о взаимопомощи между Латвией и СССР, а спустя год, после ультиматума русских, правительство Карлиса Ульманиса сложило свои полномочия, во главе республики стал подслеповатый профессор микробиологии Аугустс Кирхенштейнс, установилась новая загадочная советская власть. Из Айзпуте стали уезжать в Германию немцы, мирно прожившие здесь десятилетия. А вскоре Латвийская Республика стала частью огромной страны большевиков.

В тихом Айзпуте все эти события, события сокрушительного масштаба, прошли как-то незаметно, если не считать отъезда немцев. Рядом с городком, в поселке Цирава, появились русские военные и стали строить аэродром. Несколько русских воинских частей продефилировали через город, направляясь неведомо куда. Жители Айзпуте взирали на пришельцев с опаской и недоумением — уж больно странно выглядели эти большевики в своих длинных гимнастерках и высоких сапогах с брезентовым верхом
А дела в городе происходили удивительные — появилась новая власть и в Айзпуте. В городской управе засели эти самые коммунисты, кто-то из Лиепаи, кто-то из местных. Несомненным минусом новых власть предержащих была слабая грамотность, однако действовали они решительно и напористо. Все частные магазины были национализированы,   частыми покупателями теперь в нем стали русские офицеры и их жены. Скупали все, выкупили начисто даже многолетний запас калош, лежавших ранее в городе  мертвым грузом.
http://www.liepajniekiem.lv/uploads/articles/old-images/novada/110209_aizpute2.JPG
14 июня 1941 года из Айзпуте увезли в далекую Сибирь несколько семей «врагов советской власти», как латышей, так и евреев. В дальнюю ссылку отправились богатый аптекарь Зеб и еще несколько крупных коммерсантов. А ровно через неделю началась война.
Айзпуте притих. Несколько русских колонн проскочило через город, теряя на обочинах автомобили и прицепы. Спустя некоторое время так же торопливо миновали Айзпуте колонны немецких автомашин, броневиков и вертких танкеток, исчезнувших куда-то в восточном направлении. Власти большевиков пришел конец, но никакой другой власти пока еще не было. Как и повсюду в провинции, в Айзпуте стали возникать отряды самообороны — стихийно формировавшиеся команды из числа айзсаргов, бывших офицеров латвийской армии, полицейских, детей богатых хуторян. Эти отряды возникали там, откуда только что ушла Красная армия и где немцы еще не полностью овладели положением или в горячке наступления просто проскочили дальше на восток, как это произошло и в Айзпуте.
Именно люди из самообороны, теша свое патриотическое чувство, сразу же начали убивать евреев, коммунистов, активистов советской власти и даже тех, кто смел этой власти сочувствовать. Они стреляли в спину отступавшим разрозненным частям Красной армии. Одна из групп самообороны прославилась тем, что взяла в плен генерала Ивана Благовещенского, начальника военно-морского училища ПВО в Лиепае, одного из руководителей обороны города. Он впоследствии стал изменником и заделался видным соратником генерала Власова, с коим вместе и был повешен в 1946 году во дворе Бутырской тюрьмы.

Командир эйнзатцгруппы А Шталеккер в своем отчете указывал, что формирования самообороны организованы для проведения экзекуций. Их ближайшая задача — борьба с партизанами, охрана важнейших предприятий, мостов и других объектов, а также концентрационных лагерей военнопленных.

Командиром отряда самообороны Айзпутской и Лиепайской волостей был Я. Леейс.

Уже в начале июля 1941 года в Айзпуте начали расстреливать евреев. Первая группа казненных — около сорока крепких здоровых мужчин. Перед казнью их собрали во дворе синагоги, дали лопаты, отвели на старое еврейское кладбище, расположенное приблизительно в трех километрах от города, заставили вырыть себе могилы и расстреляли. Вместе с ними убили и двух женщин-латышек, подозревавшихся в принадлежности к коммунистической партии.

В Айзпуте было так же, как и повсюду в Латвии, — желтые нашивки на одежде, бессмысленный принудительный труд на торфоразработках, а перед разводом на работу выстаивание на ногах по два часа в ожидании, пока господа из самообороны не откушают свой завтрак.

И постоянные расстрелы…

Людей перед казнями собирали в синагоге. Однажды, в конце июля или начале августа 1941 года, из группы ожидающих смерти евреев люди из самообороны отобрали шестерых или семерых самых красивых девочек-подростков, которых отвели в тюрьму, что находится рядом с полицейским участком (там и сейчас располагается айзпутская полиция). Вечером пьяные полицаи забрали их из тюрьмы и насиловали всю ночь. Утром едва протрезвевшие после ночной оргии убийцы увели на расстрел их матерей и отцов, а к вечеру, возвратившись, забрали этих девочек, увезли в лес и тоже расстреляли.
Соседей расстреливали соседи!

Самый большой и последний расстрел евреев в Айзпуте был произведен в конце октября 1941 года. Уже выпал первый в этом году ранний снежок и земля подмерзла. Всех обреченных собрали, как обычно, в айзпутской синагоге. Триста восемьдесят шесть человек. Они просидели там двое суток, пока не закончились приготовления к казни — вырыта огромная яма и подвезена известь, чтобы засыпать трупы.

С раннего утра людей стали вывозить на грузовиках за город по направлению к поселку Калвене, что в нескольких километрах от Айзпуте. У свежевырытой ямы выстроились стрелки. Людей раздевали, ставили по десять к яме и убивали.После этой акции в немецких документах Айзпуте обозначалось как место, свободное от евреев, — «юденфрей».

18 июля 1943 года в Айзпуте состоялся Праздник песни. В начале торжества участники праздника числом около пяти тысяч человек чествовали вождя Великой Германии, фюрера немецкой нации Адольфа Гитлера, провозгласив троекратное «зиг-хайль», затем тринадцать хоров исполнили гимн Германии и «Хорста Весселя». На торжестве присутствовали почетные гости — представители немецкой администрации и латышского самоуправления.

…Айзпутская синагога сохранилась до сих пор. Но в ней сейчас Дом культуры. В помещении, где когда-то обреченные люди с ужасом, отчаянием и ненавистью ждали безжалостного рассвета, в начале девяностых оборотистые ребята устроили видеосалон.

Наиболее предприимчивые жители Айзпуте и его окрестностей занимали пустые еврейские дома и квартиры, а после войны неведомые неукротимые энтузиасты пустились разрывать могилы казненных евреев в поисках золотых зубов и драгоценностей.

…Айзпуте ничем не отличается от других маленьких провинциальных латвийских городишек. Школа, детский сад, заброшенный стандартный куб краснокирпичного кинотеатра, стадион.

Только вот центр города запущен, дома стоят какие-то почерневшие, покосившиеся кое-где от времени, с мутными оконными стеклами. Они похожи на какие-то исполинские гнилые зубы. Хозяева их убиты почти семьдесят лет назад. История айзпутского еврейства, насчитывающая более двух столетий, убита вместе с ними. Ничего уже никогда не вернется. Ничего и никогда…

Сколько в Латвии таких городков, как Айзпуте...

http://www.fahnenkontor24.de/FOTW/images/l/lv-aiz.gif
Флаг города

И в этом городке, который в представлении общества отождествлялся с мирной гаванью, чувствуется кризис.

Председатель Айзпутской городской думы уверен – у города слишком мало гостей .

С ним категорически не согласна заведующая ООО "Дзинтарс-2" Сармите Дзинтаре. Городу нужна была твердая рука, тогда многое могло бы развиваться иначе, говорит она.

"Чтобы Айзпуте росло, уже давно надо было развивать в городе туризм. Ведь Айзпуте – старинный и красивый город, – уверена С.Дзинтаре. – Нужно было вкладывать в развитие тогда, когда это еще можно было делать, когда были средства, но это не было сделано".

Взять хотя бы те же айзпутские дворцы из дров, которые теперь уже пришли в упадок – ответственность за них можно было доверить, например, художественной школе, считает предпринимательница.

Работая в самом центре городка, у центральной площади, она летом ежедневно видит группы туристов и индивидуальных путешественников. Зачастую они спрашивают о тех же дровяных дворцах, которые, как достопримечательности, включены во многие туристические путеводители. И спрашивают также, где можно подкрепиться. В Айзпуте не хватает не только столовых, но и мест для ночлега. Единственное место, где гости могут переночевать – это "Метрас мая". Если бы они были, проезжающие и гости тратили бы здесь больше денег, считает С.Дзинтаре. Теперь они лишь делают остановку и бегут дальше. Магазинчик хозяйственных товаров "Дзинтарс-2" в центре города еще может дышать, поскольку помещения свои, арендную плату платить не нужно. Но если нельзя будет больше выжить? "Если все еще больше пойдет на дно, продам все, что мне здесь принадлежит, и переселюсь на жизнь в другое место, за рубеж", – резко говорит С.Дзинтаре. Сейчас ее здесь удерживает только мама. В свою очередь, ее дочь учится, знает языки – ее С.Дзинтаре может взять с собой.

"Если я раньше была патриоткой Латвии, то теперь уже нет, – с горечью говорит она. – Недавно где-то прочла – Латвии больше нет, остались только латыши".

В то же время многие айзпутчане отправились работать в Ирландию, а теперь, когда и там стало хуже, на последние деньги покупают билет домой. Здесь, в родительском доме, по крайней мере не нужно платить аренду. Но число безработных, а значит и социальное бремя, в Айзпуте эти люди могут лишь приумножить.