October 8th, 2014

Новинка моей поэзии. Покаяние.

... ПОКАЯНИЕ.

Во тьме неведения , ползу судьбу толкая,
Я телом немощен и болен я душой.
Мне защемила сердце осень золотая,
Но не найти в том золоте покой.

Я досаждал душе едением и пьянством
Грехами плоти двери рая закрывал.
Растерзанный, подбитый людским хамством,
В тоске своих мечтаний  догорал.

Господи, Боже наш, дай нам мир во днях наших!
Господи, Боже наш, пошли нам любовь!
Ты подыми меня грешника павшего
И охлади во мне горячую кровь.

Изведи, Господь,  на свет Свой, от греха утробы
В сиянье солнца, благодати дня.
И где-то верно, что растёт уж древо гроба,
Гроба, что сколотят для меня.

Сопричти же ты меня Христову стаду
Напои, умой слезами умиления.
Ты всели в душу, хоть капельку отрады,
Что и мне Бог дарует спасения.

Господи, Боже наш, дай нам мир во днях наших!
Господи, Боже наш, пошли нам любовь!
Ты подними меня, грешника павшего.
И охлади во мне, горячую кровь.

Тайны Сергия, игумена Радонежского

http://www.pereprava.org/uploads/posts/1324307709_srgiy.jpg

О святом Сергии Радонежском, игумене земли Русской известно практически всё. И нет необходимости пересказывать его жизнь. Сегодня День святого преподобного Сергия, в этот день , в 1392 году, святой Сергий  предал свою душу Господу.


От Дмитровского шоссе до храма Владимирской иконы Божией Матери в Виноградове рукой подать. Добираться удобно. Церковь весьма необычная. И не только потому, что проектировали ее знаменитые архитекторы. Она уникальна, поскольку наряду с Троице-Сергиевой лаврой оказалась местом пребывания мощей самого известного русского святого. История почти детективная. 

http://content.foto.mail.ru/bk/prostomaria/_answers/i-2107.jpg


Храм был построен в 1777 году и главный престол в честь Владимирской иконы Матери Божией был освящен митрополитом Московским Платоном (Левшиным). Позднее, правый придел храма в честь святителя Николая Мирликийского был освящён другим известным церковным деятелем митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым). Храм никогда не закрывался и богослужения в нём не прекращались.

http://www.pro-chitay.ru/img/florenskij.jpgПриезжает Ю.А. Олсуфьев в Сергиев Посад. Хроника Сергиева Посада. Календарь март 1917 года.
священник Павел Флоренский и граф Юрий Олсуфьев

В 1920 году Павел Флоренский был ученым секретарем и хранителем ризницы Троице-Сергиевой лавры. В то время началось массовое изъятие церковных ценностей. Уже были вскрыты мощи преподобного Сергия Радонежского.


http://pravoslavie-today.com/lib/books/names/Adelgeim/html/images/svoimi_glazami_text_img_3.jpg
Патриарх Тихон

Возникла реальная угроза вывоза их из лавры и возможного уничтожения. И вот тогда по благословению патриарха Тихона Павел Флоренский и граф Юрий Олсуфьев решились спасти святыню.

  В эту тайну были посвящены всего несколько человек.  Риск великий. А замысел смелый и неожиданный. Глубокой ночью Флоренский и Олсуфьев проникли в ризницу, взяли главу преподобного и заменили ее другой — из соседнего захоронения князей Трубецких. Никто подмены не заметил.

Дом Олсуфьева на Валовой улице в Сергиевом Посаде - . под покров Преподобного - Фотоальбомы - Смирнова Татьяна Васильевна


Первое время прятали святыню прямо в доме Олсуфьевых, рядом с лаврой.

Граф Юрий Олсуфьев принадлежал к широко известному в России дворянскому роду. Благодаря происхождению и личным качествам в юности входил в «ближний круг» общения императорской семьи, общался с детьми Александра III Михаилом, Ольгой и Николаем (будущим императором Николаем II). Однако придворной карьерой пренебрёг и в 1902 году уехал жить в родовое имение в Тульскую губернию. В числе его владений было Куликово поле, к тому времени уже давным-давно отданное под распашку. Будучи хорошо образованным человеком, Олсуфьев составил коллекцию найденных на месте битвы предметов (до наших дней, к сожалению, дошла лишь малая её часть).

После революции, в отличие от многих аристократов, Олсуфьев не покинул Россию, а купил дом на Валовой улице в Сергиевском Посаде и стал в нём жить.

А потом начались аресты. Круг сжимался. Олсуфьевых предупредили, что за ними могут прийти с минуты на минуту. Они спешно уехали, а коробку с головой преподобного успели зарыть в саду. Дом тогда опечатали.

http://www.bogoyavlenskoe.ru/dataphotos/Otec_Gerasim/SMALL/13.jpg

Но через некоторое время еще один посвященный в тайну — Павел Голубцов, сын профессора Духовной академии (будущий архиепископ Сергий)сумел достать заветную коробку и переправить ее в Люберцы, где тогда обосновались Олсуфьевы.

http://www.priestt.com/gg_priestt/ee/images_pravmir/udodov.jpg
Старец Илларион Удодов.


Был арестован и казнен Павел Флоренский. Потом та же участь постигла графа Олсуфьева и его супругу. Началась война. Павла Голубцова вот-вот должны были призвать на фронт. И он, опасаясь, что может погибнуть, а тайна навсегда уйдет вместе с ним, принес святыню своему духовнику, старцу Илариону (Удодову), который служил во Владимирском храме в селе Виноградово. Там, под престолом, она и хранилась всю войну.

  Фронт в декабре 41-го года проходил в пяти километрах от этого места, а в самом Виноградове действовал штаб 5-й армии. И можно сказать, что защитник нашего народа святой Сергий Радонежский был при обороне Москвы на последнем рубеже.

http://www.radoneje2012.biblgorlov.ru/oktyabr/img/aleksiy1.jpg
Патриарх Алексий Первый

История эта оставалась в глубокой тайне и в послевоенное время. Когда Троице-Сергиева лавра вновь была открыта, святыню тайком привезли патриарху Алексию I. Он тоже обеспечивал полнейшую конспирацию происходящего, а вернуть голову преподобного Сергия к мощам поручил тому же старцу Илариону (Удодову) из храма в Виноградове. Это было сделано в Великую субботу 1946 года.
 

Церковный некрополь. Сергий (Голубцов) (1906-1982) - архиепи…Церковный некрополь. Сергий (Голубцов) (1906-1982) - архиепископ

Павел Голубцов через несколько лет принял монашеский постриг и получил новое имя в честь Сергия Радонежского, а скончался в 1982 году будучи уже архиепископом Сергием. По его просьбе и благословению патриарха он был похоронен так, чтобы лежать рядом с захороненным черепом князя Трубецкого. Как будто просил прощения. Впрочем, потомки Трубецких говорили о том, что послужить таким образом спасению святыни — честь.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5820/52530665.13/0_ab610_f4ca4dd1_L
Рака с мощами Сергия Радонежского 

Надо сказать, что во всех пунктах необычайного путешествия святыни случались чудесные события: исцеления или прозрения людей. Ну а уж храм в Виноградове, конечно, может считаться святым местом, накрепко связанным с преподобным Сергием и исторически, и мистически.

Возвращаюсь к незаконченному мной флешмобу http://ibelieveindream.diary.ru/p181665450.htm , т. к. нужно стараться все доводить д
Троице-Сергиева лавра


Сергий Радонежский основал в Сергиевом Посаде, Троице-Сергиеву лавру, в которой сейчас и покоятся его мощи. Надо сказать, что это только один из множества монастырей основаным святым Сергием.
Святой Сергий принимал участие не только в духовной, но и в политической жизни той России. Он лично был знаком с Великим Князем, Дмитрием Донским и благословил его на битву Куликовскую с татарами. Сергию Радонежскому предлогали даже сан митрополита Всея Руси, но он скромно отказался, указывая на то, что будучи духовным лидером России ему пришлось бы заниматься политической дипломатией, а это порой мешает быть справедливым духовником.

Если в политических вопросах Князь Димитрий Донской слушал святого Сергия, то вот как раз в духовных вопросах у них возникало разногласие. Сергий Радонежский признавал митрополитом Всея Руси святителя Киприана Московского и  понимал, что Московская Митрополия должна находится в подчинении Константинопольскому Патриарху, который в Россию назначает своего ставленника. А вот князь Димитрий был другого мнения, он считал, что Россия должна сама избрать себе русского митрополита, а не принимать ставленников из-за рубежа. Димитрий Донской даже влез в духовные дела и сам выбрал для России будущего митрополита, священника Михаила Митяя. Сергий Радонежский не мог с этим избранием согласиться. Но Михаилу Митяю надо было ехать в Константинополь, чтобы Патриарх Константинопольский признал его официально митрополитом Всея Руси. Митяй  встретился со святым Сергием Радонежским и сказал: «Я вернусь и разорю твой монастырь». Святой Сергий Радонежский ответил: «Ты, не доедешь до Константинополя».  Слова святого дошли до Бога.  Митяй доплыл до Константинополя, увидел Собор Святой Софии и умер.

http://www.afonnews.ru/media/pic_full/3/10867.jpg

С Сергиевой лаврой связано много исторических событий. Известно, что у мощей преподобного Сергия крестили в младенчестве русского Царя Ивана Грозного и не только крестили, но и после крещения положили младенца на крышку раки святого Сергия, чтобы таким образом святой Сергий благословил его. По  свидетельствам современников того времени, в это время ударил страшный гром, что по одной из версий и положило прозвище Царя Ивана "Грозным" уже с младенчества.

Так же из истории известно, что в эту лавру верхом на коне в нижнем белье из Москвы бежал юный император Петр Первый, который укрывался в лавре от своей властной сестры Соффии.


В нескольких московских храмах есть частицы мощей преподобного Сергия.

Частицы мощей есть в  храме святителя Николая в Кленниках (метро «Китай-Город»), где служил святой праведный Алексий (Мечев), храме Илии Обыденного, никогда не закрывавшемся, в храме Владимирской иконы Богородицы в Виноградове на севере Москвы, в том же Северо-Восточном округе Москвы в храме святого Сергия, района Бибирево.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2012/07/1151.jpg
Летом 1873 года в селе Бибирево бушевала эпидемия холеры. По селу монахи носили с молитвой чудотворную икону преподобного Сергия Радонежского. 13 июля образ вырвался из рук и пронесся по воздуху. После этого эпидемия отступила. 13 июля жители Бибирева стали почитать за праздник, в этот день совершались молебны преподобному — а вскоре было решено поставить храм в память о чудесном событии. В 1893 году новая церковь была освящена. Там и находится чтимая икона преподобного Сергия.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2012/07/TheotokeSergiy-490x600.png
Другое чудо, связанное с именем преподобного Сергия Радонежского, произошло несколько лет назад в храме Успения Пресвятой Богородицы в Архангельском-Тюрикове (Дмитровское ш., 120, кор.1, проезд: от ст. метро «Алтуфьево»). В 1995 году в церковь принесли темную доску, найденную в лесу. По словам дарителей, от иконы по ночам исходит странное свечение, пугающее их. В храме свечение от иконы также иногда наблюдали, но было оно не пугающим, а, напротив, светлым и тихим, и в нем можно было различить образ Божией Матери. Постепенно стало возможным различить и другие фигуры. Через год стало окончательно ясно:  это икона с редким сюжетом: «Явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию Радонежскому».

http://www.odigitria.by/wp-content/uploads/2012/01/nilus-sergej-aleksandrovich-e1327149991612-276x300.jpg
Ну и на последок о ещё одном чуде от мощей святого Сергия Радонежского рассказывает в своих книгах писатель Сергей Александрович Нилус.:

Ударили к вечерне. Жена промыла мне глаза, я надел свои очки, и мы отправились в тот храм, где покоятся мощи преподобного Сергия. Иду с женой да и спрашиваю:

- А что, Машенька, можно покровом, который лежит на мощах, коснуться своих больных глаз?

- Отчего же! Конечно, можно! Да ты помолись только поусерднее угоднику: он чудотворец великий. После вечерни мы попросим отслужить ему молебен, а ты после молебна, прикладываясь к мощам, и потри себе глаза пеленой.

- Сумею ли я помолиться?!.

Во все продолжение вечерни я стоял истукан-истуканом: ни веры, ни теплого чувства. Слова молитвы не шли на ум. Сердце, как лед, было холодно. Рассеянно стоял я во время службы и занимался больше, насколько позволяли больные глаза, глазеньем по сторонам — то на молящихся, то на обстановку храма.

Вдруг я заметил в той стороне, где почивают мощи, за стоящим у мощей иеромонахом, большую железную дверь и в ней неправильной формы довольно значительное отверстие, точно выломанное чем-то тяжелым или пробитое. Отверстие это приковало к себе все мое внимание: я уже не видел и не слышал ничего вокруг меня происходящего, и весь был поглощен соображением, что бы это такое было и кто бы мог и для какой цели испортить такую массивную дверь.

Когда кончилась вечерня, я не утерпел и, не сказав ни слова жене, пошел к этой двери с целью поближе рассмотреть занявшее мое внимание отверстие. Подхожу и вижу под отверстием подпись, выбитую в железной створке двери:

«Сие отверстие сделано было польским ядром при Осаде Троице-Сергиевой лавры поляками в таком-то году».

Меня точно обухом по голове ударило. Вы себе представить не можете, какая буря впечатлений и воспоминаний поднялась в моей душе по прочтении ыэтой немногоречивой надписи. Как озареннй каким-то внезапным светом, я вдруг в одно мгновенье вспомнил, что я поляк, что я католик, что в жалованной грамоте на дворянство, выданной польскими королями родоначальнику моей дворянской фамилии, значится, что этот мой предок участвовал в войнах Польши с Россией, что за особые услуги, оказанные им в тысяча шестисотых годах польскому оружию, он возведен в потомственное дворянское достоинство и пожалован «староством», — населенным поместьем, носящим название, от которого происходит моя фамилия; вспомнил я, что я, как католик, — враг Православию и, следовательно, враг православному святому, что, во всяком случае, я — потомок его врага, пролившего когда-то русскую кровь и, может быть, одною из тех услуг, которые оказал мой предок польскому оружию, и было метко им наведенное орудие, святотатственно пробившее брешь в двери у самого изголовья преподобного.

Под наплывом этих впечатлений я и был как бы вне себя.

Молебен уже начался. Я подошел к раке преподобного весь дрожащий, испуганный и вместе с какой-то особой силой, с особенным подъемом духа дерзновенный и стал молиться с пламенными слезами:

- Угодник Божий! — говорил я почти в исступлении. — Ведь ты святой! Ведь потому что ты святой, у тебя не может быть вражды. Ты, отдавший душу свою за Христа, молившегося на кресте за своих врагов, ты также прощаешь тем, кто наносит или наносил тебе поругание, кто бесчестил твою святыню, кто проливал кровь твоих братьев, твоих чад по духу. Вот я перед твоими святыми мощами, враг твой, враг твоей Церкви, потомок злейшего твоего врага, стою перед тобою, молюсь тебе, молю тебя об исцелении моего неисцелимого недуга: ты, святой Божий, должен меня исцелить, должен меня услышать, должен простить! Иначе ты не святой, если не забудешь обиды врагов, иначе ты — не Христов, Который учил благодетельствовать ненавидящим и молиться за проклинающих!..

Молитва моя так и лилась из переполненного сердца, растворяемая и орошаемая слезами веры и благоговейного дерзновения к угоднику Божию.

Кончился молебен; я приложился к мощам преподобного, покровом коснулся своих больных глаз и вместе с женой и другими богомольцами вышел из храма.

- А ты плакал, когда молился, — сказала мне жена.

- Да, — ответил я, — хорошо молился!

У святого колодца жена меня напоила святой водой, и ею же обмыла мне глаза, успевшие уже загноиться. Чуда исцеления, которого я так жаждал во время молебна, не последовало, и я, до известной степени разочарованный, опять впал в полнейшее религиозное равнодушие. С женой мы в этот вечер съездили в окрестности лавры — в Вифанию, еще где-то были; домой вернулись в лаврскую гостиницу уже довольно поздно.

Глаза мои болели едва ли не хуже, чем до приезда в лавру, но я не роптал, а смирился и перестал ждать чудесного.

Перед сном, уже почти засыпая, я говорю жене:

- Так как ты хочешь, Машенька, завтра перед отъездом сходить со мной к обедне, а обедня будет рано, то не забудь встать пораньше и промыть мне глаза. Ты ведь знаешь, что эта процедура берет времени не мало. Пока-то ты еще воду подогреть успеешь…

С этими словами я заснул. Рано утром я сам проснулся от движенья в соседней комнате — это жена грела мне воду и суетилась, торопясь одеваться к обедне. Я лежал с закрытыми глазами, зная по опыту, что открыть их может только продолжительное промывание.

- Ну, скоро ты там, Машенька? — Сейчас, мой друг, сейчас иду! — с этими словами жена подошла ко мне, смочила губку в теплой воде, хотела начать привычное обмывание и взялась уже было за веку, чтобы ее приподнять… Глаза мои сами собой раскрылись, совершенно здоровые и чистые, как будто никогда не было моей страшной болезни… Вы можете себе представить что с нами тогда было!.. С тех пор мои глаза ни разу в продолжение всей моей жизни не болели, а я уже за седьмой десяток переваливаю. Из лавры я тогда уехал, никому не сказав о совершившемся надо мной чуде. Долго меня это мучило, и я решил побывать еще раз у преподобного Сергия и объявить о чуде лаврскому начальству. Года два или три спустя, я был в обители, нарочно за этим заходил к архимандриту и просил засвидетельствовать чудо, со мной совершившееся.

- Чудо, с вами бывшее, — песчинка в море чудес, изливаемых благодатью Божией от мощей чудотворца: всего не опишешь и всего не засвидетельствуешь. Для благодарной души вашей довольно и того желания, которое вы мне выразили, — так сказал мне архимандрит.

И я на этом успокоился. Но теплое воспоминание о совершившемся осталось на всю жизнь неизгладимым в моей душе, и не оно ли и спасало меня от бездны неверия, которая затягивает в себя окружающее человечество?.. Да, должно быть, оно!..

Вот откуда у меня такая вера к преподобному Сергию. Преподобный отче Сергие, моли Бога о нас!

25 сентября 1901 г.

Могила апостола и евангелиста Иоанна Богослова


9 октября Православная Церковь чтит Преставление апостола и евангелиста Иоанна Богослова.
Говоря проще, День земной кончины этого святого.
А событие это одно из самых загадочных в  Священном Предании.


Святой апостол Иоанн скончался в возрасте ста с лишним лет. Он намного пережил всех остальных очевидцев Господа, долго оставаясь единственным живым свидетелем земных путей Спасителя.

Когда настало время отшествия апостола Иоанна к Богу, он удалился за пределы Ефеса с семью своими учениками и повелел приготовить для себя в земле крестообразную могилу, в которую лег, сказав ученикам, чтобы они засыпали его землей. Ученики с плачем целовали своего любимого наставника, но, не решаясь ослушаться, исполнили его повеление. Они закрыли лицо святого платом и закопали могилу. Узнав об этом, остальные ученики апостола пришли к месту его погребения и раскопали могилу, но ничего в ней не нашли.

Итак, известно, что апостол Иоанн Богослов был погребён (если можем так сказать) в городе Ефесе.

Ефес, это бывший город недалеко от современного города Турции , Измир. Этот город основан за 500 лет до Рождества Христова, но в 15 веке он был разрушен до основания и сегодня это крупнейший центр античной культуры.

Ефес, это крепость и она была построена во времена, когда на ефесян нападали арабы.
На территории крепости располагается храм-усыпальница святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Здесь он скончался в самом начале II века. Храм был построен лишь в VI веке, при императоре Юстиниане.

В городе находится и Дом Богородицы и Пещера Семи отроков Ефеских. И конечно храм Святого апостола Иоанна Богослова.

http://img.travel.ru/images2/2010/04/object178879/s4.jpg


Святой Иоанн прибыл в Эфес, жил в этом городе и начал писать Евангелие в старой церкви, здесь же он и умер. Археологические находки, обнаруженные здесь, показали, что в этом месте находились его могила и ещё пять других могил, имеющих форму креста, некоторые археологи считают, что такое расположение могил было осуществлено по желанию апостола Иоанна. Однако сделать окончательный вывод достаточно сложно, так как большая часть найденных здесь артефактов была тайно вывезена в Грецию, Австрию и другие страны. Начиная с ранних периодов христианства, эта церковь служила местом поклонения многих паломников. Однако в более поздний период церковь разрушилась из-за неблагоприятных климатических условий. По указу Юлиана церковь была вновь отстроена, и вокруг были построены колонны. Церковь была двухэтажной с 6 большими и 5 малыми куполами, 110 м длиной. Купола были мозаичными и украшены фресковой росписью. Во время раскопок было обнаружено довольно большое количество монет, датируемых I столетием. Из этого следует, что могила апостола Иоанна и церковь его имени были местом постоянного паломничества.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/5/86/395/86395989_4000491_IOANN_MOGILA_V_EFESE.jpg


Когда-то здесь был огромный религиозный центр. Для строительства храма использовались плиты и колонны храма Артемиды Ефесской. (Храм Артемиды никто специально не разрушал, он сам рухнул в IV веке в результате землетрясения и лежал уже полтора столетия в руинах.)
О масштабах храма в честь Апостола Иоанна Богослова говорит хотя бы тот факт, что эта церковь (вернее, собор) имел в длину 130 метров. (Для сравнения Храм Христа Спасителя в Москве – 85 метров в ширину и в длину.)

Вот как описывает этот древний храм один современный русский поломник побывавший в Ефесе:

Я поднимаюсь на вершину холма по небольшой мощёной улице, обсаженной пальмами. Это здесь, под этим синим безоблачным небом впервые прозвучала фраза «в начале было Слово». Между тем из турецких домов доносится запах жареной пищи. Пожилые турки равнодушно покуривают за столиками кальяны. Черноволосые мальчишки шумно играют в какие-то свои игры. Заметив меня, один из них подбегает, предлагая купить открытки с видом Эфеса. Я подхожу к небольшой крепостной стене из белого камня. Там, за ней, уже могила Апостола Любви. Но перед воротами вижу окошко кассы, и за вход внутрь нужно заплатить 5 турецких лир. Пройдя последнее мытарство, переступаю заветный порог и попадаю на роскошное плато — огромную площадку, украшенную многочисленными колоннами. Это остатки великолепного христианского храма, воздвигнутого в VI веке над могилой апостола византийским императором Юстинианом. Солнце палит нещадно, и в каждом камне — седая древность. Сворачиваю направо и вижу уже знакомую по фотографиям каменную плиту с надписью «Святой Иоанн». Всё. Я достиг желаемого.

Осмотревшись, пока ещё не обращаю на себя никакого внимания. Прямо у моих ног — старая металлическая решётка, прикрывающая небольшое углубление. Приподнять её невозможно, на ней замок. Стараюсь просунуть туда правую руку, чтобы потрогать могилу апостола изнутри. Затем, достав Евангелие, требник и акафист Иоанну Богослову, начинаю облачаться в священнические одежды. И вот здесь-то сразу же появляется турецкий полицейский. Он не подходит ко мне, но, глядя на меня, всё время звонит кому-то по мобильному телефону и что-то говорит на своём языке. Я стараюсь не обращать на него внимания и продолжаю облачаться. Сейчас начнётся служба — молебен с акафистом великому апостолу и чтением первой и последней глав из его Евангелия. От палящего зноя и присутствия полицейского я даже не вполне осознаю окружающую действительность. Кажется, что всё это во сне и не со мной. «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков!» — звучат первые вступительные слова молитвы.

http://cs4665.vk.me/u3296726/106352639/x_48d17cbd.jpg


Вот фотография того самого места, на котором был погребен Апостол Иоанн Богослов.
С этой могилой связано одно совершенно удивительное чудо
Как известно, мы несколько раз в году празднуем память св. Иоанна Богослова. И вот день его памяти 21 мая (по новому стилю) установлен в честь того, что в этот день…
из могилы поднималась на воздух и оседала на могиле тонкая пыль («прах»), которую можно было собирать в коробочки для паломников и даже есть ложками (были популярны специальные небольшие ложечки, иногда с надписью «яждь манну») – во здравие души и тела.
В эти дни здесь бывало особенно большое скопление паломников, больных, калек со всего мира. Они приходили, чтобы прикоснуться к святой гробнице и вкусить священного праха. Об этом пишут многие очевидцы тех времен. Встречаем упоминание об этом и у нашего русского паломника игумна Даниила. Он посетил Святую Землю и Ефес в 1104–1107 годах.
Игумен Даниил пишет: «…Тут находится гроб Иоанна Богослова, и исходит в день его памяти земная пыль святая, ее берут люди на исцеление всех болезней…».


Здесь же, на месте раскопанного древнего храма, сохранилась удивительная и трогательная подробность древнего храма – солея.
Сегодня солея – это дорожка, параллельная алтарю. В середине солеи – амвон, место, на котором диакон произносит ектении, читает Евангелие.
В древности храм был устроен несколько иначе. Амвоном называлось возвышение посреди храма. От амвона к алтарю вела огороженная брусьями или лентами дорожка – солея. По ней свободно и проходил на амвон, даже через переполненный храм, диакон, неся в руках Евангелие.
И вот здесь как раз сохранилась эта мощная солея, ведущая от алтаря к амвону.

Давайте мысленно перенесемся в прошлое на полторы тысячи лет и окажемся в византийском храме как раз в тот момент службы, когда все готовятся слушать Евангелие. Что мы увидим?..
На полу и на скамьях сидят люди. Они не встают ни на чтение фрагмента из Ветхого Завета, ни на Апостольское чтение. …Но вот люди заволновались. Апостольское чтение заканчивается, и диакон всех призывает подняться, потому что сейчас будет возглашаться Евангелие, а через него Сам Господь Христос обратится к нам.
И в самом алтаре все приходит в движение… Священнослужители встают, зажигаются свечи, звенят цепочки кадил, с престола берется недавно положенное на него Евангелие. Еще минута-две – и из алтаря показывается процессия: служители с кадилами, свечами, опахалами… за всеми – старший диакон в роскошных одеждах. В его руках богато украшенное золотом и самоцветами Евангелие. Бывает, что Евангелие такое огромное и тяжелое, что его несут несколько человек.
Человеческое море приходит в движение. Все стремятся попасть как можно ближе к солее – помосту, который ведет от алтаря до середины храма. Самые благочестивые – уже у солеи. Они тянут руки за брусья ограждения, пытаясь коснуться Святого Евангелия или хотя бы достать до диакона. Родители поднимают маленьких детей, чтобы и те коснулись святыни. «Толпы народа напирают с обеих сторон, стараясь дотронуться до Священной Книги губами или руками, а кругом бушует людское море», так сообщает автор шестого столетия об этом.
Но вот диакон на амвоне. Евангелие положено на специальный столик и раскрыто. На секунды оно скрывается за ароматными клубами кадильного дыма, которым окаждают Святую Книгу. Устанавливается тишина. Епископ из алтаря призывает мир и благодать на верующих и благословляет диакона на чтение того самого евангелия, который написал апостол и Евангелист Иоанн Богослов , который и погребён в этом самом храме.