October 20th, 2016

Джонатан Свифт. Священник написавший "Путешествие Гулливера"

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/3b/Jonathan_swift.jpg


Джонатан Свифт (автор "Путешествия Гулливера")родился в 1667 году  в ирландском городе Дублин в небогатой протестантской семье. Его отец (также по имени Джонатан Свифт, 1640—1667), мелкий судейский чиновник, умер, когда сын ещё не родился, оставив семью (жену, дочь и сына) в бедственном положении. Поэтому воспитанием мальчика занимался дядя Годвин, с матерью Джонатан почти не встречался. После школы он поступил в Тринити-колледж Дублинского университета (1682), который закончил в 1686 году. В результате обучения Свифт получил степень бакалавра и пожизненное скептическое отношение к научным премудростям.

В связи с гражданской войной, начавшейся в Ирландии после свержения короля Якова II (1688), Свифт уехал в Англию, где пробыл 2 года. В Англии он служил секретарём у сына знакомого матери (по другим сведениям, её дальнего родственника) — состоятельного отставного дипломата Уильяма Темпла.

В 1690 году он вернулся в Ирландию, хотя позже неоднократно посещал Темпла. Для поиска должности Темпл вручил ему характеристику-рекомендацию, в которой отмечались хорошее знание латинского и греческого языков, знакомство с французским и отменные литературные способности.

В 1692 году Свифт получил звание магистра в Оксфорде, а в 1694 году в возрасте 27 лет принял духовный сан англиканской церкви. Он был назначен священником в ирландский посёлок Килрут. Однако вскоре как он сам скажет, устанет от обязанностей священника и станет писателем.


https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/2/22/DublinStPatricksCathedral_adjusted.JPG/640px-DublinStPatricksCathedral_adjusted.JPG


Вновь в священство он вернётся через 6 лет с большим трудом прося помощи влиятельных людей о своём восстановлении в Церкви. Знакомство с Лондонскими вельможами и придворными нравами приводят его священником в собор Святого Патрика в Дублине, а через 13 лет становится настоятелем собора.

Свифт не любил Дублин, как и всю Ирландию и ирландцев. Он мечтал о высокой церковной карьере в Лондоне и назначение его в Дублин даже в качестве настоятеля главного собора страны, он воспринял как насмешку над ним епископов.

Глава Англиканской Церкви, сама Королева неблагосклонно относилась ксвященнику писателю-сатирику, потому решили его сослать с глаз подальше в беднейшую Ирландию в которой как писал Свифт, он чувствует себя как крыса в конуре.

Это место настоятеля, помимо финансовой независимости, даёт ему прочную политическую трибуну для открытой борьбы, однако отдаляет от большой лондонской политики. Тем не менее Свифт из Ирландии продолжает активное участие в общественной жизни страны, публикуя статьи и памфлеты по насущным проблемам. Гневно выступает против социальной несправедливости, сословной спеси, угнетения, религиозного фанатизма и др..

Не смотря на то, что Свифт живёт среди католиков , он является большим защитником своей Англиканской Церкви.

Свифт отвергает попытки вигов расширить религиозную свободу в Англии и отменить некоторые ограничения для диссидентов. Для него отказ от привилегий англиканства означает попытку занять чисто светскую позицию, стать выше всех конфессий, что в конечном счёте означает отказ от опоры на традиционные христианские ценности. Выступая под маской либерала, он соглашается с тем, что христианские ценности мешают проведению партийной политики, и поэтому закономерно встаёт вопрос об отказе от них . Он доказывает , что религия может быть в некоторых отношениях полезна и даже выгодна, и рекомендует воздержаться от её полной отмены.

В то же время, Свифт будучи священником выступает против веры: Большую выгоду для общества усматривают ещё и в том, что, если мы откажемся от евангельского учения, всякая религия, конечно, будет изгнана навеки, и вместе с нею — все те печальные следствия воспитания, которые, под названием добродетели, совести, чести, справедливости и т. п., столь губительно действуют на спокойствие человеческого ума и представление о которых так трудно искоренить здравым смыслом и свободомыслием иногда даже на протяжении всей жизни.

Важную роль в поддержании общественной морали Свифт отводил англиканской церкви, которая, по его мнению, относительно меньше испорчена пороками, фанатизмом и произвольными извращениями христианской идеи — по сравнению с католиками.

Был ли Свифт в глубине души христианином, верующим согласно учению англиканской церкви, или нет, – во всяком случае, он считал себя представителем и защитником ее интересов, и никогда, даже в пылу политических страстей, не изменял себе в этом отношении. Он прекрасно знал, какими бедствиями угрожали стране как фанатизм протестантских сект, многочисленных в то время, так и нетерпимость католицизма, и потому счел за самое благоразумное поддерживать англиканскую церковь.

Священник Свифт не ищет в Церкви никакого божественного Промысла и судит о ней с точки зрения общественной пользы.

Свои обязанности настоятеля собора в Дублине Свифт продолжал исполнять до конца ревностно и неослабно. В особенности упорно он воевал с епископами, отстаивал свои права и привилегии и тем вызывал у одних чувство глубокого уважения, а у других – досады и раздражения. Он поносит епископов за то, что они дали свое согласие на два гнусных билля, направленных против духовенства, и говорит, что решил не поддерживать более никаких отношений с лицами, непомерно напыщенными: «Они, чего доброго, захотят в скором времени, чтоб я целовал их туфли».

Этот странный священник избегает заглядывать в карету, чтобы не увидеть там такой фигуры, как епископ, один вид которого поражает его ужасом. По его теории, английское правительство назначало епископами в Ирландию всегда замечательных богословов, но на пути с ними случалось необычайное несчастие: разбойники с большой дороги убивали их, завладевали их бумагами, облачались в их платье и затем являлись в Ирландию и преспокойно занимали их места. Но вместе с тем он ревностно совершал службы, наставлял молодых священников, заботился о церковном хоре, поддерживал в лучшем виде здание собора и радел о церковных доходах.



https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/4/43/Gullivers_travels.jpg/440px-Gullivers_travels.jpg

Свифт был не только священник, он был политик, он же поэт, публицист, прозаик, философ и конечно писатель. Его лучшее произведение "Путешествие Гулливера". Книга, несколько подпорченная цензурой, пользуется невиданным успехом. За несколько месяцев она переиздавалась трижды, вскоре появились её переводы на другие языки.

Именно за эту книгу он стал почётным гражданином Дублина.

В последние годы Свифт страдал от серьёзного душевного расстройства; в одном из писем он упоминал «смертельную скорбь», убивающую его тело и душу. В 1742 году после инсульта Свифт потерял речь и (частично) умственные способности, после чего был признан недееспособным. Три года спустя (1745) Свифт скончался в 77 лет . Похоронен в центральном нефе своего собора в Дублине.

Бо́льшую часть своего состояния Свифт завещал употребить на создание лечебницы для душевнобольных; «Госпиталь Святого Патрика для имбецилов» был открыт в Дублине в 1757 году и существует по сей день, являясь старейшей в Ирландии психиатрической клиникой.

Христианская святыня Ирака, монастырь Мар-Маттай. (20 км. от Мосула)

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/b/bf/Mor-mattai.png/640px-Mor-mattai.png


Мар-Маттай - монастырь Сиро-яковитской церкви, расположенный на вершине горы Альфаф в Северном Ираке. Он находится в 20 километрах от Мосула. Признан одним из древнейших христианских монастырей, славится своей великолепной библиотекой с большой коллекцией сирийских христианских рукописей.

Монастырь был основан в 363 году отшельником Матфеем (Маттаем), бежавшим из Амиды от преследований при римском императоре Юлиане Отступнике. Согласно сирийской традиции, он участвовал в исцелении сестры Мор Бехнама и обращении брата и сестры в христианство. Их отец, царь Синхариб, убил своих детей, но позже сам обратился в христианство и наградил Маттаю землей на вершине Альфафа, на которой он мог бы основать свою обитель. К Маттаю быстро присоединилось небольшое количество последователей-сирийцев.

В 1171 году курды совершили несколько нападений на монастырь, которые были отражены коалицией монахов и местных христиан. Курды обещали монахам, что прекратят свои атаки, и заплатили им 30 динаров, поэтому монахи отправили местных христиан обратно в свои деревни в надежде, что монастырь будет в безопасности. Однако позже 1500 курдов разграбили монастырь и убили 15 монахов, которые не нашли пристанища в верхней цитадели. Монахи, выжившие после атаки, покинули монастырь и переехали в Мосул. Узнав о нападении, правитель Мосула атаковал курдов, которые в отместку вырезали несколько несторианских деревень и напали на монастырь Мар-Сергиуса.

В 1369 году при другой атаке курдов на монастырь, пострадало большое количество рукописей. В течение XIX века курды несколько раз грабили монастырь.


https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/8/87/Mor_Timothy_Mosa_Alshamany.jpg/440px-Mor_Timothy_Mosa_Alshamany.jpg
Мор Тимоти Моса Альшамани (2015),
архиепископ монастыря


Монастырь в настоящее время принадлежит Сиро-яковитской православной церкви и обеспечивает небольшую деревню внизу. Ежегодно 18 сентября христиане разных конфессий собираются в церкви монастыря, чтобы почтить Мар-Маттая в день его смерти.

Есть предание, что ученик Иисуса Христа, святой апостол Фома, прежде чем дойти с проповедью до Индии, проповедовал Евангелие в современных странах Иране и Ираке.


https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/ca/Relics_saint_thomas.jpg/640px-Relics_saint_thomas.jpg


Самая большая святыня монастыря, это частица мощей святого апостола Фомы, память которого  мы только что отметили 19 октября. В монастыре частица мощей находится для поклонения  в открытом виде.

Монастырь в настоящее время стоит на военной передовой, служит пристанищем для христианских семей- беженцев из Мосула, спасающихся от ИГИЛ, и обороняется от исламистов  небольшим контингентом Ассирийского ополчения и  Вооружённых сил Иракского Курдистана. Народ Ирака сплотился перед лицом опасности и те же Курды , которые бесконечно несли монастырю ущербные потери, сегодня встали на защиту этой христианской святыни Ирака.