August 23rd, 2017

ВЗГЛЯД НА ПАКТ МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА


В первом варианте раздела сфер влияния границей между сферами интересов Германии и СССР была река Даугава. Эстония должна была оставаться в сфере интересов СССР, Литва в сфере интересов Германии, а Латвия должна была быть разделена по Даугаве на две части , левобережная Латвия на стороне Германии, а правобережная на стороне СССР. А потому уже в сентябре 1939 года немецкое население Латвии продавало свои квартиры на правом берегу Даугавы и переселялось на левой.

Хоть пакт и был секретным и открыт только перед развалом СССР, но латвийская газета "Яунакас Зиняс" содержание секретных протоколов уже опубликовала 24 августа 1939 года. Всего два обзацца вместили содержание пакта секретных протоколов и там было сказано как произошёл раздел сфер интересов между СССР и Германией. Вот потому латвийские немцы узнав это из газеты стали срочно перебираться с правого на левый берег Даугавы.

28 сентября 1939 года был подписан договор о дружбе и границе с секретным протоколом, в котором сферы влияния за Прибалтику были уже изменены. Латвия целиком вместе с Литвой вошла в сферу влияния СССР. Этим можно легко объяснить, почему пакт о ненападении между СССР и Эстонией был подписан в сентябре 1939 года, а между СССР и Латвией только в октябре 1939 года. СССР не мог подписать с Латвией договор о ненападении, пока пол Латвии Германия видела в своих интересах. В отличие от Латвии на территории Эстонии интересов Германии не было и Германия сразу соглашалась Эстонию отдать под сферу влияния СССР.

И конечно же, главное в том, что СССР и Германия делили между собой три балтийских суверенных государства в тайне от президентов, правительства и народа Литвы, Латвии и Эстонии.

Конечно, такая сделка между правительствами СССР и Германии встревожила президента Латвии, Карлиса Ульманиса, когда до него дошли такие слухи и он постарался защитить Латвию приняв декларацию о нейтралитете Латвии в случае военного конфликта между СССР и Германией.

С исторической точки зрения, сегодня мы можем видеть ошибочный подход Латвии к нейтралитету. Можно ли оставаться маленькой стране нейтральной не имеющей возможности себя защитить, когда по соседству воюют две мощные державы. В этом случае кто-то обязательно покусится на нейтралитет маленькой страны укрепляя свои позиции. И это урок тем, кто сегодня считает, что Латвия не должна быть членом НАТО и тогда избавит себя в случае конфликта от войны. Неужели мы не помним 1940 год, когда СССР легко проглотил Латвию не смотря на пакт о ненападении и не смотря на нейтралитет Латвии, а Германия не стала защищать Латвию так как отказалась от интересов в этой Республики и "сдала" её Советскому Союзу. Вот и вся цена нейтралитету маленькой страны между двумя мощными державами.

Попробуем представить, что бы было, если бы Германия не отказалась бы от своих интересах в Литве и в левобережной Латвии.
Однозначно, в 1940 году Советский Союз не ввёл бы свои войска в Литву и Латвию и не присоединил бы их к СССР. Но с другой стороны, какую бы роль сыграла бы Литва и Латвия при Второй Мировой войне.
В этом случае Советская граница была бы на 400 км восточнее. Германские войска пересекли бы Литву и Латвию без всякого сопротивления местных вооружённых сил. Правительства этих стран дали бы Германии зелёный свет в наступлении на СССР. Есть мнения историков, что этим бы Гитлер облегчил своё наступление и уже летом мог быть на Кавказе. В расположении Германии были бы совсем другие ресурсы и возможности. Не исключено, что Советская Армия отступила бы и от Ленинграда и от Москвы, а война затянулась бы ещё на долго и исход её был бы не предсказуем. Предсказать можно только то, что при гитлеровском режиме не было бы независимых государств ни Литвы, ни Латвии.

В 1939 году Германии потребовалось всего три недели чтобы сломить сопротивление такой большой страны Европы как Польша. Судьба Польши была предрешена, когда 17 сентября 1939 года войска СССР открыли Восточный фронт и начали занимать (как называли в Москве "Освобождать" ) Восточную часть Польши населённую Литовцами, украинцами и беларуссами. В Латвии видели как быстро и разрушительно между Германией и СССР происходит раздел Польши и президент Латвии, Карлис Ульманис понял, что раздел сфер влияний на Европу между Сталиным и Гитлером уже произошёл и спрятаться за нейтралитет Латвии не удастся. Латвия стояла перед выбором, оказать вооружённое сопротивление Советскому агрессору с 27 танкетками и 6 броневиками понимая, что помощи ни от Германии, ни от других стран ждать неприходиться или согласиться и добровольно войти в отведённую Латвии сферу интересов.

Правительство Латвии знало истинное и слабое положение своей Армии и понимала, что Польша была вооружена много лучше Латвии и с какой скоростью было подавлено сопротивление поляков в 1939 году. Потому президент Латвии понимал, что приказ к вооружённому сопротивлению против СССР будет неразумным и абсурдным. Вооружённая борьба принесла бы многочисленные жертвы и сломила бы дух латышского народа.

Надо помнить, что в Латвии и тогда было много сторонников социализма желающих жить вместе с Россией. Это желание было ещё и от того, что население Латвии в то время не знало всей правды о ужасах Сталинского режима и его ГУЛАГах. Ни кто до конца не понимал исхода такой дружбы Латвии с Россией. Злодеяния Сталинского режима не были широко известны даже в самой России и тем более о них не знал Западный мир того времени.

Латыши обманутые светлым будущим Социализма в России могли выбирать, идти строить этот Социализм вместе с Россией или жить в нацизме с Германией Гитлера. Для латышей среднего класса, оба пути имели горький вкус, но среди рабочих путь в СССР был привлекателен.

Латвия не была готова ко Второй Мировой войне, единственной возможностью решить свои хозяйственные вопросы и вопросы военной угрозы, было добровольное присоединение к какой либо сильной державе.

Теоретически Латвия имела в 1939 году возможность примкнуть к Германии, СССР или Великобритании. Но после того как Германия и СССР без участия Латвии разделили сферы влияния включив Латвию в сферу СССР, то Латвии уже выбирать не приходилось, всё решил за нас Гитлер и Сталин. Для сопротивления этому решению не было у Латвии ни военных, ни экономических рессурсов. Латвии оставалось только подчиниться без сопротивления новому порядку на Востоке Европы, порядку который установили два диктаторских режима в Берлине и Москве.

Наверное лучше всего о пакте Молотова-Риббентропа высказался британец Уинстон Черчилль: "
Пакт был на столько же циничным, насколько неизбежным".