July 30th, 2018

МОНАСТЫРЬ ХИЛАНДАРЬ НА АФОНЕ



Монастырь Хиландарь лежит на восточной стороне Афона, на границе гористой покатости и перешейка, соодиняющего полуостров с Македонией, от Кареи на 7 часов ходьбы, а от Есфигмена — на 1 час, от морского же берега — на полчаса, в живописнейшей местности: на равнине, близ чащи леса, нависшего над монастырем, по крутизне горного ската, с оврагами с трех сторон.

В монастырской легенде об основании обители говорится, что основали ее в XII веке сербский царь Симеон, здесь постригшийся, и сын его Савва — архиепископ сербский. Прот Афона уступил сербскому царю Симеону эту местность, где прежде был монастырь, от которого сохранилась одна небольшая церковь. Предварительно застройки Хиландаря, Симеон сербский построил в Ватопеде, где нашел любимого сына своего Савву уже иноком, семь храмов.

Император Алексий Комнин своим хрисовулом (грамотой за золотой печатью) предоставил Симеону в полное владение достаточный участок земли, и там явилась обширнейшая обитель.

Здесь водворилось славянство на Афоне с богослужением на славянском языке.

Вторым ктитором Хиландаря был около 1300 г. Стефан Урош Милутинович, «краль Сербии», зять Андроника Палеолога. Он укрепил стены Хиландаря башнями и бойницами, соорудил новый храм и пожаловал монастырю земли в Македонии.

В 1348 г. в стенах Хиландаря жил больше четырех месяцев царь Стефан Душан, называвший себя самодержцем греков, сербов и болгар. От него осталось в Хиландаре до 20 хрисовулов; сохранился и самый ранний из документов — грамота 1192 г. св. Саввы, на пергаменте.

От XVI века в Хиландаре сохраняются грамоты Иоанна Дуки, воеводы угровлахского и царя Иоанна Васильевича Гpoзногo. Когда Грозный принял Хиландарскую обитель, как единоплеменную, «под свою высокую руку» (1571 г.), то хиландарские монахи выпросили подворье в Москве, в Китае-городе, по правую сторону Печатного двора. Подтверждение грамоты Грозного последовало от царей: Федора Ивановича, Бориса Федоровича и Алексея Михайловича (1658 г.).

Хиландарь и теперь еще владеет почти половиной земли на северном конце Афона, потеряв македонские владения после Коссовской битвы.

При царях Петре и Иоанне подворье в Китае-городе взято для патриарших певчих, а взамен его положено ежегодно производить Хиландарю по сто рублей милостинной дачи, что выполнялось до самой Октябрьской революции.

В Хиландаре, построенном в виде треугольного замка, с башнями в бойницами, главный храм во имя «Введения во храм Пр. Богородицы», о четырех главах, считается по красоте и богатству строительного материала (белого тесаного камня со вставкой по местам мрамора) первым на Афоне. Он имеет форму креста; внутри здания 26 колонн из белого мрамора. Мрамором отделаны у дверей и окон наличники. Перед входом в собор — трапеза. Снаружи трапезы — открытая галерея с мозаичным полом.

С северной стороны примыкает к собору небольшой «храм 12-ти апостолов», с высокой колокольней-башней, за алтарем соборного храма, а перед ним — крестильница.

С восточной стороны, в башне, церковь и библиотека, а на месте келий царя-инока Симеона — высокая башня, построенная Милутином, с храмом архангелов.

В конце XVII века Хиландарь пришел почти в запустение, но в 1740-х годах венецианский купец, грек Никон, постригшийся здесь в монашество, пожертвовал большие средства на воссоздание и поправку старинных сооружений.

Замечательна в Хиландаре икона Богоматери, названная «Троеручицей» — это список с той самой иконы, перед которой молился св. Иоанн Дамаскин, когда по приказу правителя Дамаска ему отрублена была рука, чудесно снова приросшая.

В числе святынь и достопримечательностей этой обители (на конец 19 века) числились: часть животворящего древа креста, Евангелие, писанное золотом по багряному пергаменту, и завеса, пожертвованная в 1554 году Иоанном Грозным, с изображением Господа и некоторых русских святых.
В числе мощей, в Хиландаре указывают главы святых: пророка Исайи, великомученика Прокопия и константинопольского патриарха Евтихия.

А ВОТ КАК ХИЛАНДАРЬ В КОНЦЕ 19 ВЕКА ОПИСАЛ МИТРОПОЛИТ АРСЕНИЙ (СТАДНИЦКИЙ)

--Дорога к монастырю очень широкая, но монастырь издали не виден, так как к нему ведёт извилистая дорога и при том он находится в ложбине, так что внезапно останавливаешься перед вратами мрачного Хилендаря.
Трое железных ворот ведут в монастырь. Грустное впечатление овладело мной при входе в ограду монастыря, при виде этих старых стен...
Эти тягостные ощущения ещё больше усилились, когда нас стали водить по каким-то совершенно тёмным коридорам с весьма шаткими лестницами с которых весьма легко свалиться. Везде мрак, темнота, отсутствие жизни. Ни в каком монастыре я не испытывал такого тягостного впечатления.
Наконец ввели нас не то в сарай, не то в конюшню, а по ихнему архондарик, это большая преогромная комната с камином посредине. . Пол услан циновками, вокруг сплошные очень низкие диваны. Но всё это грязно, запачкано, веками ссор не выметался. Принесли какую-то лучину, которая еле-еле мерцала, и свет её не доходил даже до углов комнаты. Сели мы на диваны по-турецки, поджав под себя ноги, потому что иначе на те диваны сесть было нельзя. Но вскоре пришлось раздвинуть ноги, какие-то насекомые начали ползать по ногам. Оказалось, что это клопы. Мы объяснили, что оставаться здесь больше не можем. Нас тогда перевели в более чистый архондарик, хотя такой же формы. Ужин был плохой. Я был совершенно раздосадован, и хотел потому скорее лечь и уснуть, чтобы позабыться...
На дворе было и без того жарко до удушливости, а нам ещё дали зимние одеяла, в которые мы должны были обернуться во избежании от клопов.

Утром оделись и пошли на литургию. Я хотел увидеть преосвященнейшего Михаила митрополита Сербского. Искал глазами такого высокого статного митрополита, но его не было. Я подумал он в алтаре и спросил монаха, прибыл ли уже сербский митрополит. Монах мне показал на стоящего в соборе монаха. Скромный, смиренный, низенький, очень просто одетый и с панагией. В храме он стоял не на особом архиерейском месте, а в толпе практически позади всех.. Так среди монахов и народа он и простоял молясь всю утреню и литургию.

Когда мы хотели уже уходить. Преосвященный позвал нас к себе. Он встретил нас в простом кафтане и без клобука.. Я просто не мог поверить, что этот добродушный старик, был Сербским митрополитом...

В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ В МОНАСТЫРЕ ПРОЖИВАЕТ ОКОЛО 70 МОНАХОВ и монастырь занимает 4 место в иерархии всех монастырей Афона.

Монастырь имеет 8500 га земли, в основном , это сады . Ни один другой монастырь на горе Афон не имеет такой плодородной земли.

СВЯТЫНИ МОНАСТЫРЯ НА СЕГОДНЯ
Икона Божией Матери «Троеручица»;
Акафистная икона Божией Матери;
Икона Божией Матери «Млекопитательница»;
икона Богородицы «Вразумившая экклисиарха»;
икона Богородицы «Попская»;
жезл Саввы Освященного;
частицы реликвий Страстей Христовых: Животворящего Креста, тернового венца, крови Господней, трости и пелен Христовых;
мощи святых Евтихия патриарха Цареградского, преподобного Симеона Столпника, Григория Богослова, святой Марины, патриарха Никифора, св. Пантелеимона, пророка Исаии, Иоанна Предтечи и других.
До сих пор хранится завеса - подарок Ивана грозного и ещё одна трикотажная завеса вышитая в 1400 году.

Сегодня Хилендар является одним из самых богатых монастырей Афона с 13 храмами. Это первый монастырь Афона, если идти на Афон с материковой части Греции по суши со стороны Македонии.

Годовщине дуэли Лермонтова



ДУЭЛЬ МАРТЫНОВА С ЛЕРМОНТОВЫМ

Недалекий, но в сущности очень добродушный и безобидный человек, Мартынов любил пооригинальничать, порисоваться, обратить на себя внимание. Желая казаться лихим чеченом-джигитом, он брил голову, наряжался в какие-то необыкновенные черкески и бешметы, засучивал рукава, привешивал сбоку огромнейший кинжал и принимал смелые, вызывающие позы; по временам же Мартынов «напускал на себя байронизма» и ходил мрачный, молчаливый, в нахлобученной папахе.
На «водяных» дам Мартынов производил неотразимое впечатление, и этим нажил себе немало завистников и недоброжелателей.

Недолюбливала Лермонтова мать Мартынова, как-то писавшая своему сыну: «У него слишком злой язык и, хотя он выказывает полную дружбу к твоим сестрам, я уверена, что при первом случае он не пощадит и их».

Лермонтов скоро подметил слабость «Мартышки» — как он называл своего приятеля — и сделал его излюбленною мишенью для своих шуток и насмешек, подчас очень злых; особенно нравилось Лермонтову ставить Мартынова в смешное положение перед дамами, к обществу которых они в одинаковой мере были неравнодушны.

Дуэль состоялась 15 июля, в 7 часов вечера, верстах в четырех от Пятигорска, у подошвы Машука, на самой дороге в Немецкую колонию. Секундантами были князь Александр Илларионович Васильчиков и корнет лейб-гвардии Конного полка Михаил Николаевич Глебов; здесь же находились А. А. Столыпин и князь С. В. Трубецкой

«Мы, — передает кн. Васильчиков, — отмерили с Глебовым 30 шагов; последний барьер поставили на 10-ти и, разведя противников на крайние дистанции, положили им сходиться каждому на 10 шагов по команде: «марш». Зарядили пистолеты. Глебов подал один Мартынову, я другой Лермонтову и скомандовали: «сходись». Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх, заслонясь рукой и локтем по всем правилам опытного дуэлиста. В эту минуту, и в последний раз, я взглянул на него и никогда не забуду того спокойного, почти веселого выражения, которое играло на лице поэта перед дулом пистолета, уже направленного на него. Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил. Лермонтов упал, как будто его скосило на месте, не сделав движения ни взад, ни вперед, не успев даже захватить больное место, как это обыкновенно делают люди, раненные или ушибленные. Мы подбежали. В правом боку дымилась рана, в левом сочилась кровь, пуля пробила сердце и легкие. Хотя признаки жизни уже, видимо, исчезли, но мы решили позвать доктора. По предварительному нашему приглашению присутствовать при дуэли доктора, к которым мы обращались, все наотрез отказались. Я поскакал верхом в Пятигорск, заезжал к двум господам медикам, но получил такой же ответ, что на место поединка, по случаю дурной погоды (шел проливной дождь), они ехать не могут, а приедут на квартиру, когда привезут раненного.

Когда я возвратился, Лермонтов уже мертвый лежал на том же месте, где упал; около него Столыпин, Глебов и Трубецкой. Мартынов уехал прямо к коменданту объявить о дуэли. Черная туча, медленно поднимавшаяся на горизонте, разразилась страшной грозой, и перекаты грома пели вечную память новопреставленному рабу Михаилу. Столыпин и Глебов уехали в Пятигорск, чтобы распорядиться перевозкой тела, а меня с Трубецким оставили при убитом. Как теперь помню странный эпизод этого рокового вечера. Наше сиденье в поле при трупе Лермонтова продолжалось очень долго, потому что извозчики, следуя примеру храбрости гг. докторов, тоже отказались один за другим ехать для перевозки тела убитого. Наступила ночь, ливень не прекращался… Вдруг мы услышали дальний топот лошадей по той же тропинке, где лежало тело, и, чтобы оттащить его в сторону, хотели его приподнять; от этого движения, как и обыкновенно случается, спертый воздух выступил из груди, но с таким звуком, что нам показалось, что это живой и болезный вздох, и мы несколько минут были уверены, что Лермонтов еще жив. Наконец часов в 11 ночи явились товарищи с извозчиком, наряженным, если не ошибаюсь, от полиции. Покойника уложили на дроги, и мы проводили его все вместе до общей нашей квартиры»

Насколько были противоречивы сведения и рассказы о дуэли Лермонтова, можно видеть, например, из «Записок» М. Ф. Федорова, который в это время сам находился на Кавказе. «Несмотря на то, — пишет он, — что дуэль была при свидетелях, подробности о ней чрезвычайно разнообразны: одни говорят, что Лермонтов получил рану в правый бок навылет, упал, не успев выстрелить; другие говорят, напротив: Лермонтов выстрелил первый и выстрелил вверх; Мартынов будто бы сказал на это: «я не пришел с тобой шутить» — и сделал выстрел, но пистолет осекся по случаю дождя; он вновь насыпал на полку пороху и вторым выстрелом, попав в грудь, положил Лермонтова на месте. Дуэль была во время сильной грозы, без медика на случай раны; убитый, а может быть еще живой, Лермонтов, говорят, оставался без пособия часа три на месте; что барьер был отмерен на покатости горы и Лермонтов стоял выше Мартынова, — одним словом, все обвиняют секундантов, которые, если не могли отклонить дуэли, могли бы отложить, когда пройдет гроза…»

Военно-судное дело о дуэли Лермонтова закончилось тем, что Мартынов, Глебов и кн. Васильчиков были признаны виновными (первый — в произведении дуэли и в убийстве на ней, а последние — в том, что не донесли начальству о намерении дуэлянтов и были секундантами) и приговорены все трое к лишению чинов и прав состояния. Но командир отдельного Кавказского корпуса, принимая во внимание молодость и прежние выдающиеся заслуги подсудимых, полагал, со своей стороны: Мартынова, лишив чинов и орденов, записать в солдаты до выслуги; князя Васильчикова выдержать еще в крепости один месяц, а Глебова — перевести из гвардии в армию тем же чином.

Дело было представлено на Высочайшее усмотрение, и 3 января 1842 г. последовала такая конфирмация: «Майора Мартынова посадить в крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию, а титулярного советника князя Васильчикова и корнета Глебова простить, первого во внимание к заслугам отца, а второго по уважению полученной им в сражении тяжелой раны».

После того как Мартынов выдержал военный арест на Киевской крепостной гауптвахте, Киевская духовная консистория назначила ему 15 лет церковного покаяния. Оставшись недоволен судом консистории, Мартынов подавал прошение на Высочайшее имя, через св. Синод, о смягчении приговора и дозволении, во время церковного покаяния, иметь жительство там, где домашние обстоятельства потребуют. «Не имея средства, — пишет он, — доказать положительно, что убийство было неумышленное, я могу, однако же, представить некоторые обстоятельства из самого дела, сообразуясь с которыми и последовало столь милостивое решение Вашего Императорского Величества. По следствию оказалось, что я был вынужден стреляться вызовом моего противника, что уже на месте происшествия выжидал несколько времени его выстрела, стоя на барьере, и наконец, что в самую минуту его смерти был возле него, стараясь подать ему помощь, но, видя бесполезность моих усилий, простился с ним, как должно христианину. Взяв во внимание все выше изложенные мною обстоятельства, я всеподданнейше прошу, дабы повелено было истребовать означенное дело из Киевской Духовной Консистории и, рассмотрев его, сколько возможно облегчить мою участь»

ИЗ ОБЪЯСНИТЕЛЬНОЙ МАРТЫНОВА

Я, удержал его за руку, чтобы он шел рядом со мной; остальные все уже были впереди. Тут я сказал ему, что прежде я просил его прекратить эти несносные для меня шутки, но что теперь предупреждаю, что если бы он еще вздумал выбрать меня предметом для своей остроты, то я заставлю его перестать. Он не давал мне кончить и повторял несколько раз сряду, что ему тон моей проповеди не нравится, что я не могу запретить ему говорить про меня то, что он хочет, и в довершение прибавил: «Вместо пустых угроз, ты гораздо бы лучше сделал, если бы действовал. Ты знаешь, что я никогда не отказываюсь от дуэлей; следовательно, ты никого этим не испугаешь». В это время мы подошли к его дому. Я сказал ему, что в таком случае пришлю к нему своего секунданта, и возвратился к себе. Раздеваясь, я велел человеку попросить ко мне Глебова, когда он придет домой. Через четверть часа вошел ко мне в комнату Глебов. Я объяснил ему, в чем дело, просил его быть моим секундантом и, по получении от него согласия, сказал ему, чтобы он на другой же день, с рассветом, отправился к Лермонтову. Глебов попробовал было меня уговаривать, но я решительно объявил ему, что он из слов самого же Лермонтова увидит, что, в сущности, не я его вызываю, но меня вызывают, и что потому мне невозможно сделать первому шаг к примирению .

На другой день описанного мною происшествия, Глебов и Васильчиков пришли ко мне и всеми силами старались меня уговорить, чтобы я взял назад свой вызов. Уверившись, что они все это говорят от себя, но что со стороны Лермонтова нет даже и тени сожаления о случившемся, я сказал им, что не могу этого сделать, что мне на другой же день пришлось бы с ним пойти на то же. Они настаивали, напоминали мне прежние мои отношения, говорили о веселой жизни, которая с ним ожидает нас в Кисловодске, и что все это будет расстроено глупой историей. Чтобы выйти из неприятного положения человека, который мешает веселиться другим, я сказал им, чтобы они сделали воззвание к самим себе: поступили бы они иначе на моем месте? После этого меня уже никто больше не уговаривал».


КАК ПРОХОДИЛИ ПОХОРОНЫ ЛЕРМОНТОВА

На следующий день после смерти , начались хлопоты с похоронами убитого поэта. Протоиерей Павел Александровский, к которому обратились кн. Васильчиков, Столыпин и кн. Трубецкой, после некоторых колебаний, послал причетников читать Псалтырь над покойником, а сам запросил коменданта, не имеется ли каких-нибудь препятствий к погребению. По предложению коменданта члены следственной комиссии по делу о дуэли ответили о. Александровскому, что «приключившаяся Лермонтову смерть не должна быть причтена к самоубийству, лишающему христианского погребения. Не имея в виду законоположения, противящегося погребению поручика Лермонтова, мы полагали бы возможным передать тело его земле так точно, как в подобном случае камер-юнкер Александр Сергеев Пушкин отпет был в церкви конюшен Императорского двора в присутствии всего города». Такой ответ успокоил о. Александровского, и погребение было назначено на 17 июля. Но другой священник той же Скорбященской церкви, о. Василий Эрастов, не только отказался принять участие в погребении, но даже унес с собою ключ от церкви, так что нельзя было взять ризницы, и все собравшиеся на похороны вынуждены были ожидать около двух часов.

Поведение священника Эрастова, видимо, повлияло и на о. Александровского, так что он в самые последние минуты решил, вместо «погребения по чиноположению церковному», ограничиться «препровождением тела до склепа с пропетием песни «Святый Боже».

Весною 1842 года тело Лермонтова, с Высочайшего разрешения, было перевезено в Тарханы и погребено (23 апреля) на фамильном кладбище.

В конце 1841 года, по доносу священника Пятигорской Скорбященской церкви о. В. Эрастова, началось дело «о погребении той же церкви протоиереем Павлом Александровским тела наповал убитого на дуэли поручика Лермонтова». Главным мотивом для возбуждения дела послужило, по-видимому, то, что прот. Александровский не внес «в доходную кружку причта для обыкновенного раздела» полученные им за погребение двести рублей ассигнациями. Дело тянулось почти два года и кончилось тем, что протоиерея Александровского оштрафовали в пользу бедных духовного звания на 25 рублей ассигнациями и обязали подпискою «впредь подобных самоубийц церковной части не сподоблять»



О ЛЕРМОНТОВЕ И ЕГО ПОЭЗИИ

«Я представляю себе, — вспоминает один из товарищей поэта, А. И. Арнольди, — непременно два Лермонтова: одного — великого поэта, которого я узнал по его произведениям, а другого — ничтожного, пустого человека, каким он мне казался, дерзкого, беспокойного офицера, неприятного товарища, со стороны которого всегда нужно было ждать какой-нибудь шпильки, обидной выходки… Мы все, его товарищи — офицеры, нисколько не были удивлены тем, что его убил на дуэли Мартынов, которому столько неприятностей делал и говорил Лермонтов; мы были уверены, что Лермонтова все равно кто-нибудь убил бы на дуэли: не Мартынов, так другой кто-нибудь…
Пушкин мстил за свою честь, а главное — за честь жены. Лермонтов оскорбил товарища; вина, увы, на его стороне, и с его взглядами против дуэли он еще более виновен, так как почти принудил к ней Мартынова, и даже в этом какой-то фатализм, ирония судьбы. Государь дважды отсылал его, чтобы избежать дуэли, и все-таки он убит, и из-за такой ничтожной причины. Говорят, что здесь замешана женщина, что Лермонтов компрометировал родственницу Мартынова; другие говорят, что он нарисовал на него и какую-то даму карикатуру и что, вообще, он во всем виноват. Бог знает, где правда, но теперь видна разница между ним и Пушкиным, она чувствуется. Нашего дорогого Пушкина жалели как поэта и как человека. У него были друзья, а враги его были посредственности, педанты, легкомысленные модники. Лерма не имел друзей, оплакивают только поэта. Пушкин был жертвою клеветы, несправедливости, его смерть являлась трагичною, благодаря всему предшествовавшему; смерть же Лермонтова — потеря для литературы, сам по себе человек не внушал истинной симпатии…»

«Все приятели Лермонтова ожидали сего печального конца, ибо знали его страсть насмехаться и его готовность отвечать за свои насмешки» - Н. М. Смирнов

«Лермонтов всегда и со всеми лжет. Такая его система», — жалуется Гоммер де-Гелль своей подруге

«Лермонтов мне не понравился, — вспоминает Н. И. Лорер о своем первом знакомстве с поэтом. — Он мне показался холодным, желчным, раздражительным и ненавистником человеческого рода вообще… До сих пор не могу себе отчета дать, почему мне с ним было как-то неловко, и мы расстались вежливо, но холодно…»

Лишь очень немногие знали, насколько Лермонтов был лучше, чем казался, сколько в нем таилось высоких порывов, красивой искренности и самой задушевной нежности.

БЕЛИНСКИЙ == «Лермонтов, далеко уступил Пушкину в художественности и виртуозности, в стихе музыкальном и упруго гибком… но содержание, добытое со дна глубочайшей и могущественной натуры, исполинский взмах, демонский полет — с небом гордая вражда — все это заставляет думать, что мы лишились в Лермонтове поэта, который по содержанию шагнул бы дальше Пушкина»

Суд потомства над поэзиею Лермонтова поражает своим разнообразием, неустойчивостью и противоречиями. Для одних Лермонтов — поэт «сверхчеловечества», родоначальник «ницшеанства», «человек не от мира сего», забросивший к нам откуда-то, с недостигаемой высоты, свои чарующие песни; для других он — «истинный сын века», «герой безвременья». Одни слышат в поэзии Лермонтова проповедь «богоборчества», «неприятие мира», «лешее начало», призыв к бунту — «восстань, униженный человек», а другие считают ее лишь выражением известного общественного настроения, отзывом на то брожение нравственных понятий и чувств, каким была его эпоха, отголоском «практической русско-христианской грусти». Одним кажется, что Лермонтов всю жизнь гордо враждовал с небом и землею, не переставая презирать людей и злословить судьбу; другие находят, что под конец своей короткой жизни поэт «просветленно примирился с миром», и его поэзия становится «художественным выражением того стиха молитвы, который служит формулой русского религиозного настроения: да будет воля Твоя».

Такие разноречивые суждения о характере и сущности поэзии Лермонтова — лучший показатель того, сколько загадочного, неясного и спорного в многогранной душе поэта. «Душу можно ль рассказать?» с изумлением спрашивает сам Лермонтов и приходит в ужас при одной мысли, что «дерзкая толпа» может проникнуть в его гордое сердце:


«Не правда ли, — спрашивает Гоммер де-Гелль свою подругу, — стихи очень звучны? Они так и льются в душу. Я их ставлю выше стихов, которые мне посвятил Альфред Мюссе… По смерти Пушкина Лермонтов — величайший поэт России… Мне жаль его: он дурно кончит. Он не для России рожден…»

«Я хорошо помню Лермонтова, — рассказывает Мамацев, — и как сейчас вижу его перед собою то в красной канаусовой рубашке, то в офицерском сюртуке без эполет, с откинутым назад воротником и переброшенною через плечо черкесской шашкой, как обыкновенно рисуют его на портретах. Он был среднего роста, со смуглым или загорелым лицом и большими карими глазами. Натуру его постичь было трудно. В кругу своих товарищей, гвардейских офицеров, участвовавших вместе с ним в экспедиции, он был всегда весел, любил острить, но его остроты часто переходили в меткие и злые сарказмы, не доставлявшие особого удовольствия тем, на кого были направлены. Когда он оставался один или с людьми, которых любил, он становился задумчив, и тогда лицо его принимало необыкновенно выразительное, серьезное и даже грустное выражение; но стоило появиться хотя одному гвардейцу, как он тотчас же возвращался к своей банальной веселости, точно стараясь выдвинуть вперед одну пустоту светской петербургской жизни, которую он презирал глубоко. В эти минуты трудно было узнать, что происходило в тайниках его великой души. Он имел склонность и к музыке, и к живописи, но рисовал одни карикатуры, и если чем интересовался, так это шахматною игрою, которой предавался с увлечением…»


ИЗ ЦИТАТ ПОЭТА:

Душа или покоряется природным склонностям, или борется с ними, или побеждает их. От этого — злодей, толпа и люди высокой добродетели.

Есть престранные люди, которые поступают с друзьями, как с платьем: до тех пор употребляют, пока износится, а там и кинут.

Почему, зачем, откуда зло? Если есть Бог, то как может быть зло? Если есть зло, то как может быть Бог?

Человек — карета; ум — кучер; деньги и знакомства — лошади; чем более лошадей, тем скорее и быстрее карета скачет в гору.

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье все готовы -
Никто не хочет грусть делить.

художник ИВАН КОНСТАНТИНОВИЧ АЙВАЗОВСКИЙ


Сегодня родился художник ИВАН КОНСТАНТИНОВИЧ АЙВАЗОВСКИЙ

АЙВАЗОВСКИЙ (1817—1901) родился в Феодоссии, известный художник-маринист, неоднократно писавший картины на темы из боевой истории русского флота.

Айвазовский как и его предки, был армянин и его настоящее имя Ованес Айвазян. Отца его звали Геворк, а мать Рипсима. Предки Айвазовского были из армян, переселившихся в Галицию из Западной Армении в XVIII веке . Дедушку художника звали Григор Айвазян, бабушку - Ашхен. Известно, что его родственники владели крупной земельной собственностью в районе Львова.

В 1839 г., по приглашению начальника Кавказской прибрежной линии генерала Н. Н. Раевского, Айвазовский написал "Десант отряда в долине Субаши". Император Николай I приобрел эту картину и, покровительствуя молодому таланту, пожелал использовать его для изображения подвигов флота. Айвазовский был назначен. живописцем Главного Морского Штаба Его Величества и ему были заказаны исторические картины сражений 1790 г.: — при Ревеле, Выборге, Красной Горке, а также Чесменского боя;

Император лично возил его на морские маневры и в Финском заливе, и на Черном море, и лично давал ему указания и вносил поправки в изображение падения снарядов и т. п. Но из Айвазовского не выработалось живописца-историографа, хотя не мало его картин носят название исторических событий. И среди его почти 5000 произведений — к тем шести названным, остальные картины прибавили немного к его славе; лучшие из них показывают обычное чародейство художника в передаче морской воды и воздуха, в большинстве же они принадлежат к числу тех спешно написанных произведений, которые привычными приемами передают заученные эффекты и имеют второстепенное художественное значение.

Художник был дважды женат. Первая его жена была англичанка Юлия Яковлевна Гревс с которой художник прожил 12 лет и у них было 4 дочери.
Вторая жена армянка Анна Никитична (Мкртичевна) Саркисова-Бурназян. Ей не было и 25 лет когда она осталась вдовой, и Иван Айвазовский предложил ей стать его женой. Разница в возрасте составляла 40 лет!!!

Иван Константинович Айвазовский умер 19 апреля (2 мая по новому стилю) 1900 года в своём родном городе Феодосия, в возрасте 82 лет . В соответствии с его завещанием Айвазовский был похоронен во дворе феодосийской средневековой армянской церкви Сурб Саркис (Святого Саркиса).

В славе художника Ивана Айвазовского теряется не менее известный его старший брат ГАВРИИЛ АЙВАЗОВСКИЙ, который стал монахом и архиепископом Армянской Церкви.

Родился Гавриил 22 мая 1812 г. в Феодосии;
После первоначального учения в Феодосийском уездном училище родители отдали Айвазовского 13 лет от роду армяно-католическому аббату Миносу Медиги, жившему в Карасубазаре, взявшемуся образовать замеченные в мальчике способности. Минос в 1826 г. отослал его в Венецию в общество ученых мехитаристов как член его; получив хорошее образование, Айвазовский в 1830 г. пострижен в монашество, причислен к обществу и в 1834 г. посвящен в сан священника. В Венеции изучил он 12 языков, древних и новейших: он умел правильно писать также и по-русски, хотя лучше объяснялся на французском языке.

Но гонения армяно-католиков принудили, наконец, Айвазовского бросить неблагодарную карьеру и уехать в Россию (1857 г.) в сане архимандрита. Здесь ему поручено было патриархом Нарсесом I управление Нахичеванско-Бессарабской армяно-грегорианской епархией.

Преемник Нарсеса Матеос не благоволил к Айвазовскому, и последний после 8-летней борьбы оставил не только епархию, но и управление Холибовским училищем, основанным им в 1858 г. в Феодосии на средства ктитора армянских церквей в Нахичевани Артемия Холибова, занимавшего должность городского головы. Соорудив училищное здание, открыв 6 классов в училище, имевшем 150 воспитанников, Айвазовский для печатания книг завел типографию, издававшую журнал и печатавшую кроме учебников исторические армянские источники. Удалившись от дел, Айвазовский провел в уединении около 10 лет, пока на место умершего Матеоса не был выбран в патриархи Кеворк IV, вызвавший Айвазовского в Эчмиадзин, рукоположивший его в сан епископа и, возведя в архиепископы, в 1875 г. поставивший его во главе духовной академии с саном епархиального архиерея Грузино-Имеретинской епархии. Но и в этой должности Айвазовский встретил враждебность всех, кроме патриарха, почему в 1879 г. сложил с себя ректорство в академии и переехал в Тифлис, где жил таким же аскетом, как и прежде, находя отраду в постоянных занятиях делами и литературой. Смерть его была скоропостижная.

Он был также одним из главных сотрудников большого армянского словаря Аухера.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

Известного художника Ивана Айвазовского, золотой медалью награждал глава Римско-Католической Церкви, Папа Римский Григорий Шестнадцатый.

Папа адресовал художнику слова:
==Во всей плеяде русских художников
Айвазовский стоит особняком по
своей приверженности к водной стихии
и никто не мог лучше его пере-
дать морскую мощь. Вся жизнь
талантливейшего художника была по-
священа двум стихиям — морю и
небесам. В своих произведениях он
воспел их величие и мощь и по праву
может быть назван художником
океана и небес.==


ИЗ ШКОЛЬНОГО СОЧИНЕНИЯ РОССИЙСКОГО УЧЕНИКА
== С юга нашу страну омывают три моря: Черное, Каспийское и Айвазовское.==

Так говорил художник Ван Гог


В этот день в 1890 году умер 37 летний нидерландский художник
ВИНСЕНТ ВАН ГОГ
Сын священника реформатской Церкви, (второй из семи детей в семье), племянник морского адмирала.
Художник желал стать пастором и даже учился на священника в Бельгии, где он прошёл трёхмесячный курс проповеди (однако существует версия, что он не закончил полный курс обучения и был выгнан из-за неряшливого внешнего вида, вспыльчивого характера и частых приступов ярости).

За десять с небольшим лет он создал более 2100 произведений, включая около 860 картин маслом.

Из цитат художника:
Я отнюдь не собираюсь отрицать пользу брака, особенно когда он уже заключен и человек спокойно начинает жить своим домом. Но в нашем цивилизованном мире он сопряжен с такими похоронно-унылыми поздравлениями и церемониями, на которых настаивают семьи жениха и невесты (не говорю уже о необходимости посетить безотрадные, как аптека, учреждения, где восседают допотопные гражданские и духовные власти), что тебе поневоле становится жаль беднягу, вынужденного запастись необходимыми бумагами и отправиться в места, где его с жестокостью, превосходящей свирепость самых кровожадных людоедов, поджаривают до женатого состояния на медленном огне вышеназванных погребально-унылых церемоний.

Если даже мне удастся в жизни поднять голову чуть повыше, я всё равно буду делать то же самое — пить с первым встречным и тут же его писать.

Живопись всё равно, что слишком дорогая любовница: с ней ничего не сделаешь без денег, а денег вечно не хватает.

Жизнь без любви я считаю греховным и безнравственным состоянием.

Кто же из людей нормален? Быть может, вышибалы публичных домов — они ведь всегда правы?

Любопытно всё-таки, до чего плохо в материальном отношении живется всем художникам — поэтам, музыкантам, живописцам, даже самым удачливым. Всё это поднимает вечный вопрос: вся ли человеческая жизнь открыта нам? А вдруг нам известна лишь та её половина, которая заканчивается смертью.

Люди на юге хорошие, , представляете. даже у священника вид порядочного человека.

Наша земная жизнь похожа на поездку по железной дороге. Едешь быстро и не видишь ни того, что впереди, ни — главное — локомотива.

О Боге нельзя судить по созданному им миру: это всего лишь неудачный этюд.

Человек приходит в мир не для того, чтобы прожить жизнь счастливо, даже не для того, чтобы прожить её честно. Он приходит в мир для того, чтобы создать нечто великое для всего общества, для того, чтобы достичь душевной высоты и подняться над пошлостью существования почти всех своих собратьев.

Я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины рассудка.

Я перестаю бояться безумия, когда вижу вблизи тех, кто поражён им.

Я считаю, что художник — счастливец: он находится в гармонии с природой всякий раз, когда ему в какой-то мере удаётся выразить то, что он видит.



ИЗ ЗАПИСЕЙ ХУДОЖНИКА ВАН ГОГА


--Ты знаешь что я хочу. Если я смогу стать священником, если я выполняю эту позицию так, что моя работа будет равна нашему Отцу [который был священником], тогда я буду благодарить Бога. У меня есть хорошие надежды, что мне удастся стать священником. Это хорошо верить, что есть Бог, который знает, что нам нужно, лучше, чем мы знаем это сами, и кто помогает нам, когда нам нужна помощь. Это также хорошо, чтобы верить, что как и в старину, теперь тоже есть ангел не далеко от тех, кто чувствует печаль ради Бога .

--Пусть Бог даст мне мудрость, которая мне нужна, и даст мне то, что я так страстно желаю, сан священника, так чтобы я мог выполнять практические обязанности священнослужителя.

--Я имею большой огонь в своей душе, и никто никогда не приходит погреться на него, а прохожие не видят ничего, кроме немного дыма в верхней части трубы, и потому идут мимо.

--Я часто пренебрегаю своим внешнем видом. Я признаю это, и я признаю , что это «шокирует» других . Но посмотрите здесь, нехватка денег и бедность , а также глубокое разочарование.

— Это верно, что я иногда зарабатывал свою собственную корку хлеба, а в другой раз друг дал мне эту корку по доброте своего сердца. Я жил независимо , как мог, то лучше - то хуже, принимая вещи такими какими они пришли. Это правда , что я утратил доверие разных людей, это правда , что мои финансовые дела находятся в плачевном состоянии, это правда , что будущее выглядит довольно мрачным, это правда , что я мог бы сделать лучше, это правда , что я тратил время , когда дело доходит до зарабатывания на жизнь, это правда , что мои исследования в довольно плачевном и ужасном состоянии, и что мои потребности больше, бесконечно больше , чем мои ресурсы. Но это разве это значит идти под гору и ничего не делать?

— Существует большая разница между одним и другим бездельником . Кто - то бездельник из - за лени и отсутствия характера, из - за подлости своей природы. Если вы хотите, вы можете принять меня за одного из них. Тогда есть другой вид лентяев, бездельников , кто внутренне потребляются большим стремлением к действию , кто ничего не делает , потому что его руки связаны, потому что он, так сказать, как в тюрьме , потому что ему не хватает , что ему нужно чтобы быть продуктивным, поскольку катастрофические обстоятельства привели его насильно к этому концу. Такой человек не всегда знает , что он может сделать, но тем не менее он инстинктивно чувствует, что и он хорош для чего - то! Мое существование не без оснований! Я знаю , что я мог бы быть совсем другим человеком! Как я могу быть полезен, ну как я могу быть полезен? Существует что - то внутри меня, но что , что это может быть? Я совсем другой бездельник. Если вы хотите , вы можете принять меня за одного из них.

--Этой зимой я встретил беременную женщину покинутую тем человеком , от которого ребенок , которого она родит. Беременная женщина , которой зимой приходилось ходить по улицам, приходилось зарабатывать себе на хлеб, вы понимаете как зарабатывать.... Я взял эту женщину для модели, и работаю с ней всю зиму. Я не мог заплатить ей полную зарплату модели, но это не мешало мне платить арендную плату, и слава Богу, я в состоянии до сих пор , чтобы защитить ее и ребенка от голода и холода, делясь своим собственным хлебом с ней .. Мне кажется , что каждый человек сделал бы то же самое в подобном случае. То , что я сделал , это так просто и естественно.

--Что же я в глазах большинства людей - ничтожество, эксцентричный, или неприятный человек - тот , кто не имеет никакого положения в обществе и никогда не будет его иметь; Короче говоря, самый низкий из низких. Хорошо, тогда - даже если бы это было абсолютно верно, то я хотел бы в один день , чтобы показать людям свою работу , что такой эксцентрик, такой никто, что-то имеет в своем сердце. Хотя я часто нахожусь в глубине страданий, есть еще спокойствие, чистая гармония и музыка внутри меня.

--Любовь всегда приносит трудность, это верно, но хорошей стороной этого является то , что она дает энергию. .. У меня еще не было достаточно опыта с женщинами.

--Я говорю вам, если кто -то хочет быть активным, не надо бояться поступать не так, не надо бояться делать ошибки сейчас и потом. Многие люди думают , что они станут хорошими только не делая никакого вреда , - но это ложь...

--Нет ничего более истинно художественного, чем любить людей.

--Как я пишу картины? Вначале я мечтаю, а потом просто рисую свою мечту.

--Чтобы человек мог что-то делать для всего мира, он вначале должен умереть для самого себя.

--Понятия чистого добра и зла так же редки, как редки в картинах цвета чисто белого или чисто чёрного.

--Только Бог каждому человеку определяет свой путь жизни.

--Кем я работал? Я рисовал всю жизнь! И наверное потому мой разум разрушился.

--Тот кто верит в свет, тот свет и видит, а темнота в жизни только для людей неверующих.

--Счастье человека на земле начинается с того момента, когда забывая о себе, начинает жить для других.

--Я не могу помочь, мои картины продаются плохо. Но придет время, когда люди поймут, что они стоят гораздо больше, чем цена краски, которую я заплатил , чтобы нарисовать их.

========================================================
ОТЗЫВ О ХУДОЖНИКЕ
Для меня, Ван Гоги являются лучшим художником из всех , наиболее популярных великих художников всех времен: Самый любимый. Его команда цвета, самая великолепная. Он преобразовал боль своей истерзанной жизни в экстатической красоте. Боль легко изобразить, но использовать вашу страсть и боль , чтобы изобразить восторг и радость и великолепие нашего мира ... никто никогда не делал это раньше. Может быть , никто и никогда не будет это делать снова. На мой взгляд , что странно, дикий человек , который бродил полями Прованса был не только величайшим художником в мире, но и один из величайших людей , которые когда - либо жили на земле.==
Ричард Кертис (2010)

Бенито Муссолини



135 лет назад родился создатель фашизма БЕНИТО МУССОЛИНИ

После римских цезарей, после римских пап, настоящий Рим это фашизм, который одновременно и стар и нов, и он требует мирового признания. (Из выступления Муссолини)

Муссолини - глава фашистской диктатуры в Италии. По профессии учитель, примкнул к социалистическому движению.

В области внешней политики Муссолини уже в 1923 встал на путь агрессии (бомбардировка и захват о-ва Корфу). Однако слабость Италии и неблагоприятная для агрессивных планов Муссолини внешняя обстановка принудили его до поры до времени воздерживаться от приведения в исполнение своей явно захватнической политики. Широко используя методы шантажа и обмана во внешней политике, Муссолини в то же время выжимал последние соки из рабочего класса и крестьянства Италии, чтобы «подготовить» страну к новым военным и колониальным авантюрам; в них он искал для Италии выхода как из экономического тупика, в к-ром оказалась страна, так и из растущих внутренних противоречий.

Приход к власти Гитлера в Германии дал Муссолини достойного его союзника. Уверенный в поддержке со стороны гитлеровской Германии и в благожелательном нейтралитете Франции Муссолини в 1935—1936 осуществил захват Абиссинии, сопровождавшийся дикой расправой фашистской армии над населением страны. Совместное стремление к новому переделу мира путем новой мировой войны привело к сближению Муссолини с Гитлером. Опираясь на союз с гитлеровской Германией («ось Берлин—Рим»), превратившийся к концу 1937 в тройственный союз стран-агрессоров — Германии—Италии—Японии, Муссолини после захвата Абиссинии перешел к открытой агрессии на европейском континенте. В 1936 он вместе с Гитлером тайно организовал в Испании военно-фашистский мятеж против республиканского правительства, а затем, пользуясь попустительством Англии и Франции, затеявших комедию «невмешательства», в широких масштабах осуществляет интервенцию. Муссолини послал и посылает в Испанию военное снаряжение, десятки и сотни тысяч итальянских солдат, затопивших страну кровью испанского народа.

В угоду своему союзнику Гитлеру он поддержал захват Австрии гитлеровской Германией и допустил, чтобы германский империализм, добравшись теперь до границ Италии, держал отныне ее под постоянной угрозой потери независимости и целостности страны. Подражая Гитлеру, Муссолини издал, начиная с августа 1938, серию антисемитских законов, возвращающих Италию к временам мрачного Средневековья.

В сентябре 1938 Муссолини явился одним из организаторов позорного Мюнхенского соглашения, означавшего уничтожение демократической Чехословацкой республики, отданной на разграбление Германии.

"Если я иду вперед, идите за мной! Если я отступлю, убейте меня! Если я умру, отомстите за меня!" (Из выступления Муссолини)


МУССОЛИНИ ПРОТИВ АНТИСЕМИТИЗМА?

24 АПРЕЛЯ 1924 ГОДА у Бенито Муссолини спросили, антисимиты ли итальянские фашисты, и вот что тогда ответил основатель итальянского фашизма:
--Я категорически заявляю, что
распространеніе таких слухов будто бы
фашизм имеет какую-либо связь с антисемитизмом , меня крайне удивпяет и возмущает .
Аптисемитизм — это то растение, которое ни когда не пустит корни в Италіи, где между евреями и другими гражданами не делается
никакого различия. Итальянское правитепьство и
фашисты никогда не думают следовать антисемитской политики.
Я лично очень огорчен
тем , что одна зарубежная антисемитская партия
пытается использовать фашизм для своих целей.



Газетная новость от 26 ноября 1924 года
МУССОЛИНИ ЖДЁТ ЧЕМБЕРЛЕНА

Новое английское правительство стремиться серьёзно завязать дружественные отношения со всеми союзными державами.
Ныне окончательно решено, что после завершения визита в Париж, Чемберлен немедленно отправиться в Рим, где будет иметь продолжительное совещание с Муссолини. На этом совещании в личных переговорах будут освещены главные проблемы Средиземноморья. Фашистская партия придаёт большое значение приезду в Рим Чемберлена. В Италии полагают, что успешный исход англо-итальянских переговоров укрепит пошатнувшееся положения фашизма.


Итальянская печать от 4 декабря 1923 года
МУССОЛИНИ О ПРИЗНАНИИ БОЛЬШЕВИКОВ

Муссолини: -Я с удовлетворением убедился, что фашистская печать признала необходимость вступления в торговые отношения с Россией. В наше время все государства стремятся создать более тесные отношения друг с другом. Спрашивается только, будет ли итальянскому народу полезно перебросить окончательный мост к русскому народу.
Хочу сказать, что наши отношения с Россией превосходны. Большевисткая печать отнеслась к фашистскому движению с большим пониманием, чем какая либо другая печать. Я полагаю, что для развития всесторонних отношений с Россией, нам будет лучше назначить в Москву нашего посла со всеми правами и обязанностями, чем просто торгового представителя.
Итальянское правительство не встречает препятствий к признанию Российского большевисткого правительства и я считаю возможным заявить сегодня России следующее:
Я вам даю своё признание и открываю ваши дипломатические новые пути и перспективы, но дайте мне за это хороший торговый договор.
Я думаю, что я не раскрою секрета, если скажу, что в настоящее время мы ведём такие переговоры. Скоро мы увидим, намерена ли Россия проявить по отношению к нам добрую волю, как это утверждают социалисты.
Я не знаю, приведут ли переговоры которые мы ведём с Россией к положительному результату и когда это будет. Но Итальянское правительство воодушевлено искренним желанием заключить договор и одновременно признать Советское правительство.
Я убеждён, что Итальянская и русская экономические организации взаимно хорошо дополняют друг друга.
когда мы уладим наши отношения с Югославией и окончательно установим портнёрские отношения с Россией, мы получим возможность открыть многообещающие пути на Восток.



ИЗ ИСТОРИИ
Бенито Муссолини после выборов обедает в Риме с Папом Пием Одинадцатым.
Муссолини: -Я намерен изменить весь облик Италии! Я построю автострады, мосты, вокзалы. Я украшу Рим небоскрёбами!
Папа Римский тихо улыбаясь прерывает: - Сын мой, Бенито! Оставьте небо в покое. Небо - это моя область.



МУССОЛИНИ И ЦЕРКОВЬ

Придя к власти в Италии Бенито Муссолини заручился коллосальными силами Ватикана и католических народных масс.

Одним из первых шагов Муссолини по нормализации отношений с католической Церковью было то, что он возвратил всем образовательным школам Италии распятия и ввёл обязательные уроки Закона Божьего. Этим Муссолини хотел показать Папе Римскому, что он протягивает Церкви свою руку и ждёт от Церкви ответных шагов признания фашистского правительства Италии.

Однако Ватикан оставался сдержан. Папа римский Пий Одинадцатый всё ещё не верил в искренность фашистской политики. Холоден к Муссолини был и правая рука Папы, кардинал Каспари. Как-то он даже сказал Папе: "Бойтесь данайцев дары приносящих".

Но Муссолини не терял надежды, он верил, что тонкий ум Папы поймёт искренность официального фашистского правительства Италии по отношению к Церкви и он не ошибся.

Папа Римский согласился встретиться с Муссолини и провести переговоры. Впоследствии понадобилось аж 115 встреч Муссолини с представителями Католической Церкви чтобы обсудить будущее соглашение между Церковью и Государством в Риме. Переговоры велись долгое время и завершились соглашением.

На подписание документа в Латеранский дворец прибыл Муссолини, Католическую Церковь представлял правая рука Папы, кардинал Каспари.

Католическая Церковь признала фашистское правительство и главу правительства Муссолини, а в ответ Бенито Муссолини признал отсутствующего на встрече Папу не только главой католической Церкви, но и суверенным властителем миниатюрного государства, града Ватикан.