April 17th, 2019

ВСЕ ПОДРОБНОСТИ ПОСЛЕ ПОЖАРА В НОТР-ДАМЕ


Не так давно я был в Париже и был в Соборе парижской Богоматере, когда я видел пожар в прямой трансляции телевидения, сжималось  и плаколо сердце...

Трагическая новость первого дня католической страстной седмицы, в Париже горит и рушиться собор Нотр-Дам, тот самый, который описал в своём романе "Собор Парижской Богоматери" Виктор Гюго.
Это символ не только Парижа и Франции, это один из символов Европы.
Уже обвалилась крыша, шпиль, часы, в огне горит история, уничтожены некоторые детали аж 13 века и прогноз пожарных не утешителен, огонь спустя три часа от начала пожара погасить не удаётся и собор может сгореть дотла.
Некоторое время назад я побывал в том соборе, трудно представить , что внутри погибла вся та красота.



Парижский собор Богоматери. Первый камень собора положен в 1163 г. папой Александром III. В 1182 г. освещен главный алтарь; в 1185 г. закончена отделка хора. Около 1235 г. закончено сооружение большого портала, башен и соединяющей их ажурной галлереи.

По первоначальному плану XII и XIII ст. собор не имел боковых приделов; главный корабль был окружен двойным боковым кораблем.


Между 1225 и 1240 г. страшный пожар уничтожил балки и повредил все верхние части церкви. Реставрация была произведена в менее строгом готическом стиле второй половины XIII ст. Окна были значительно увеличены. Приблизительно в 1245 г. между внешними контрфорсами был расположен целый ряд приделов.



В 1257 г. пришлось подвинуть щипцы трансептов, которые были впоследствии украшены великолепными порталами. На южном портале подпись архитектора Jean de Chelles.

Собор был закончен в начале XIV ст.; не был осуществлен первоначальный грандиозный замысел, согласно которому высокие каменные шпили должны были венчать обе башни, что удвоило бы высоту здания.




С XVIII ст. начинается эра упадка собора. В 1699 г. был искажен хор, переделанный à la moderne. Роскошь и относительное изящество отделки не могут служить извинением этому посягательству на старину.

В 1699—1753 гг. были уничтожены старинные седалища XV ст., амвон, ажурная ограда полукруга, старинный готический алтарь с медными колоннами, расписные оконные стекла собора. Во время работ, предпринятых для укрепления здания, были уничтожены рыльца водосточных труб и многие другие резные украшения.




В 1771 г. собор был подвергнут самым грубым искажениям, под руководством архитектора Суффло; чтобы кортежи и процессии могли свободно проходить, была упразднена колонна, разделявшая на две части большой центральный портал собора. Посреди тимпана, без всякого уважения к дивному барельефу, изображавшему Страшный Суд, была вырезана новая стрельчатая арка. Надгробные плиты, которыми были вымощены полы, заменены простой выстилкой в виде шахматной доски.


Революция положила конец этим жалким реставрациям и заменила их настоящим разрушением. Благодаря Шометту, уполномоченному Парижской коммуны, уцелела большая часть скульптур, украшавших выгибы сводов и тимпаны. Шометта поддержал член конвента, ученый астроном Дюпюи. Статуи с галлереи королей (galerie des Rois) и разные религиозные изображения, украшавшие порталы, были уничтожены. В 1794 г. собор Notre-Dame был превращен в храм Разума.

В 1802 г. в нем опять начинается богослужение. Новая реставрация собора относится к эпохе, когда вдумчивое изучение памятников готического искусства привело к глубокому пониманию основ и форм готики. Исполнение нового грандиозного плана реставрации передано в 1845 г. архитекторам Lassus и Viollet-Le-Duc.



Собор Парижской Богоматери нельзя назвать памятником вполне определенного и законченного стиля. В нем нет ни холодного спокойствия, ни величественной простоты, свойственной зданиям романского стиля, но нет и той легкости, того разнообразия и обилия подробностей, которые свойственны типичным произведениям готической архитектуры. Он представляет собою переход от романского вкуса к готическому и именно в силу этого имеет громадный интерес для истории искусства. Стрельчатые формы готики победоносно водворяются над романскими капителями, предназначавшимися для поддержания круглых сводов.

Хотя здание собора еще не устремляется в высь тонкими, остроконечными стрелами и копьями, подобно другим готическим соборам, но стрельчатая форма властвует во всей остальной части храма, являющегося ярким выражением духовной жизни средневековья.

3 октября 1914 г. над собором появились германские летчики. Один снаряд пробил крышу трансепта, причинив, к счастью, лишь незначительные повреждения.




Президент Франции Эммануэль Макрон выступил с телеобращением к нации и в частности сказал:
== На протяжении всей нашей истории мы строили города, порты, церкви. Многие сгорели, были уничтожены. Каждый раз мы их перестраивали. Огонь Нотр-Дама напоминает нам, что наша история никогда не останавливается. У нас всегда будут проблемы, которые нужно преодолевать. То, что мы считаем неразрушимым, также может быть разрушено . Мы люди , строители. Нам многое нужно восстановить. Мы восстановим Собор Богоматери еще красивее. Я хочу, чтобы это было завершено через пять лет .==

По мнению французских строительных специалистов, восстановить собор за 5 лет скорее всего не удастся. И проблема не в финансах. Сбор средств на реставрацию будет объявлен всемирный и потому в деньгах проблемы не будет. Это будет строительная площадка века.
Не стоит забывать, что собор строился 200 лет. Чтобы предать собору бывшую форму при всех современных технологиях, по мнению специалистов, будет необходимо 10-15 лет.
Сейчас главные вопросы: что нужно восстанавливать?Как восстанавливать? По какой схеме вести работы? Сейчас перед реставраторами очень много как технических, так и философских вопросов. Чтобы найти ответы на все вопросы и приступить к работам, потребуются месяцы.
Первое, что надо сделать, это оценить устойчивость самой конструкции, стен и башен. Вода и тепло являются мощными векторами дестабилизации. Нужно очень серьёзно изучить, на сколько прочна сама конструкция после пожара.
Восстановление собора строители называют "тернистым путём".




В Париже объявлена сенсация, петух с упавшего шпиля собора Нотр-Дам найден в обломках рухнувшего шпиля , он помят, но не погиб. Что это за сенсация, спросите вы.
Однако мало кто знает, что это не простой петух, а внутри него находились великие мировые святыни, среди которых и частичка тернового венца вложенного в пакетике внутрь петуха, а так же частицы святых мощей из соборов Сен-Дени и Сен-Женевье. Архиепископ Парижа, он же кардинал Вердиер, поместил эти святыни в петушка 25 октября 1935 года и поместил его на шпиль собора, этот петушок должен был служить духовным громоотводом. Ни кто не думал, что петушок со святынями "выжил". Однако он найден целым, хоть и в помятом. но хорошем виде. Пока что не известно, сохранились ли в нём святыни вложенные в 1935 году.
Петушок будет восстановлен, так как повреждения не значительные и находится сейчас у пожарных. Наличие святынь должны проверить соответствующие люди, но сообщается, что после трагедии эти люди не пришли в себя и находятся в депрессии.

В петушке должны содержаться частичка тернового венца, косточка от мощей Св. мученика Дионисия и косточка от мощей покровительницы Парижа, святой Женевьевы.
Так же удалось спасти и сам терновый венец. Эта святыня была спасена пожарными, когда пламя уже атаковало собор, там же из огня были вынесены четыре частицы животворящего креста и гвоздь от распятия Христа.
Спасены так же и драгоценные литургические древние сосуды.
Отмечается, что к сожалению удалось спасти не все древние святыни, В соборе их насчитывалось в пределах 500 вещей из которых в хранилище были в порядке 200, они не пострадали, некоторые из других вещей увы потеряны, а некоторые изрядно повреждены дымом.




Самая неоценимая потеря, это разрушение дубового каркаса (перекрытий) крыши 13 века площадью 1000 кв. метров. Это почти целиком вся крыша была уничтожена огнём.
Древесина для перекрытий крыши собора заготавливалась аж 50 лет. Эти своды "запитывали энергией земли", погружали на 25 лет в болото, чтобы таким образом избавиться от грибка и насекомых и потом ещё 25 лет сушили, прежде чем поднять на собор под крышу.. Однако, огонь всё уничтожил за считанные часы.
Благодаря вмешательству пожарных, две башни и каменные фигуры горгулий на них не пострадали, но на других стенах фигуры придётся тщательно изучать от воздействия огня и воды, возможно не все можно оставить на соборе.
До сих пор имеются риски обрушения фронтов пронизаннами розетками. Это трехугольники по бокам собора высотой 15 метров, в которых были красивые витражи. Один из них грозит обвалом и даже есть угроза обрушения на орган, (орган в соборе один из самых больших в мире).
Ослаблена северняя башня, она так же грозит частичным обрушением некоторых каменных элементов.
Ущерб внутри собора нанесён намного больше, чем казалось в ночь пожара. Падение шпиля пробило на сквозь крышу и потолок собора, часть потолка собора обрушилась уже после пожара.
Вид внутри собора назван, шокирующим.
При этом балкон хора, кафедры и настенные украшения изнутри огнём не тронуты, но не известна их устойчивость под воздействием жары.
Орган не пострадал. Не пострадал и главный престол с распятием и статуями святых, что уже оценено как милость Божья и чудесное знамение .


Органист из собора Нотр-Дам о пожаре узнал в Вене , куда прибыл с концертом и всю ночь молился, чтобы краеугольные камни не упали на орган. После пожара, спасатели в первую очередь поинтересовались инструментом, этот орган самый большой во Франции и один из самых больших в мире и он чудесным образом внешне устоял, но внутреннее состояние ещё предстоит определить . Хотя в орган сама вода не попала, но туда могла попасть сажа и пыль.
Если будет установлено, что конструкция собора ослаблена и ей угрожает опасность обвала, то орган будет эвакуирован из собора в разобранном виде до конца реконструкции собора. Если же будет возможность, то его оставят в соборе, предварительно одев его в чехол.




ФРАНК РИСТЕР (МИНИСТР КУЛЬТУРЫ ФРАНЦИИ) == Я выражаю обеспокоенность по поводу самой структуры собора. Я настаиваю, что не время расслабляться, так как риск обвала собора всё ещё присутствует. Необходимо быть осторожным и в то же время быть оптимистом. Продолжительность ремонтных работ займёт насколько месяцев, а может быть и годы. Франция обладает способностями , чтобы восстановить идентичный собор. Однако, будет ли выбрана при восстановлении архитектура того исторического памятника, я пока не знаю.

ЛОРАН НУНЬЕС (ГОС. СЕКРЕТАРЬ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ФРАНЦИИ) == Главной заботой сейчас для нас является безопасность людей и зданий. В соборе имеются уязвимые места и работы по обеспечению безопасности продлятся 48 часов.

ЖАН КЛОД ГАЛЛЕ (ГЕНЕРАЛ. ПОЖАРНИК) == Можно считать, что структура собора полностью сохранена. Если бы огонь перешёл на башни, несущие конструкции не выдержали и соборные стены упали бы. По предварительным данным, структура собора выдержала. Обрушились два нефа потолка. Всё говорит о том, что стены собора выдержат этот удар бедствия.
Есть опасность, что могут обвалиться строительные леса и они могут причинить дополнительные разрушения части собора. Сейчас мы ни чего не можем трогать, пока не дадим полную оценку устойчивости собора. На это уйдут месяцы.

БЕНДЖАМИН МУТОН (АРХИТЕКТОР) == перестроить собор идентично, это почти невозможно. Важно переделать крышу. Да, ей можно предать такой же силуэт, но прежней она уже ни когда не будет. Какой бы совершенной копия не была, она не станет оригиналом. То что существовало, потеряно на всегда. То была крыша, которая стояла 8 веков.

ДЖЕК ЛАНГ (ЭКС-МИНИСТР КУЛЬТУРЫ ФРАНЦИИ) = =Я слышу что восстановление собора займёт десятилетия. Это шутка! Мы должны поставить перед собой цель не на 10 лет и не на 15 лет, а на три года. Это исключительный проект. Сейчас у всех нас время эмоций. Но мы должны действовать. И время действий наступит скоро.

РЕМИ ХЕЙЦ (ПРОКУРОР) = =Мобилизовано пятьдесят следователей и поручино бригаде по уголовным делам проводить деликатные расследования причины пожара. Нужно исследовать густую кучу улик, чтобы установить возможную человеческую ошибку или технический недостаток. Из-за угрозы обрушения собора мы ещё не можем войти во внутрь. Ни чего трогаться не будет, пока мы всё не изучим.Нужно попытаться определить происхождения пожара и как он развивался. Этот пожар не имеет ничего общего с пожаром в классической квартире, где эксперты могут обнаружить следы короткого замыкания или остатки горючего продукта. Здесь всё сложно, это просто головная боль. Внутри слой сажи и камней упавших сверху и вся эта толща залита водой.


В тушении пожара приняли участие 400 пожарных с 18 пожарными рукавами.
Пожарные работали по тушению 15 часов.
Воду при тушении пожара брали прямо из реки Сены.
Около 20 пожарных рисковали своей жизнью находясь в башнях собора и заливали огонь не дав ему дойти до несущих конструкций.
Ранение от огня на пожаре получили 1 пожарник и 2 полицейских.
В огне уничтожены оконные рамы, крыша и шпиль собора.
Большой орган уцелел, но немного повреждён .
Малый орган сгорел.
Три культовых розетки катастрофического урона не понесли и будут восстановлены
Колокола 2013 года не пострадали.
Картины пострадали от гари и копоти и переданы на реставрацию в Лувр.


Не прошло и двух суток, на реконструкцию Нотр-Дама уже собрано миллиард евро! Помощь поступает со всех уголков мира, но больше всего жертвуют сами французы. Так например всего три богатые семьи Франции внесли свои пожертвования на общую сумму 500.000 евро.
Сметы реставрационных работ ещё нет, но предварительно, именно миллиард евро и понадобиться.
Ещё один крупный землевладелец из Нормандии предложил для собора свою жертву 1300 более чем вековых дубов. Почему такая цифра. При строительстве собора более 800 лет назад, для крыши было использовано 1300 стволов дуба, которым было более 100 лет и человек имеющий на своей земле такое количество нужных дубов предложил их безвозмездно ради того, чтобы создать идентичную крышу, которая была до пожара.
Правда, надо заметить, что частично крыша Нотр-Дама уже горела в 1836 году, а в 1914 году во время Первой Мировой войны на собор была сброшена бомба, так же вызвавшая пожар крыши. Тогда в 1914 году, ремонт крыши занял 20 лет и в местах повреждения крыши уже использовался не дубовый, а металлический каркас. Как будет сейчас, об этом говорить ещё очень рано.

Говорит парижский епископ, настоятель собора: ==Я был на улице дю Клотр, шел домой . Вдали, на западе, солнце, которое весь день освещало Париж, начало садиться. Внезапно один человек говорит мне : "Монсеньер, смотри: дым выходит из стрелы!"
Говоря правду , я остался на привокзальной площади, свесив руки. Я видел, как мой собор загорелся. Для меня это был Апокалипсис.==

Потребовалось всего несколько искр, чтобы превратить старый каркас Нотр-Дама в огромный огонь . Достаточно нескольких огней, чтобы вся Франция загорелась от эмоций. Как будто все заново открыли, со смесью удивления и свидетельства, что именно в Нотр-Дам де Пари сердце сердца Франции и оно бьется с наибольшей интенсивностью.

Огонь Нотр-Дама выявил необычайный парадокс Франции, которая была одной из самых светских и безбожных и вместе с тем, одной из самых католических стран мира.

В огне Нотр-Дама Франция вспомнила, что она была христианкой




ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ЕВСТАФИЯ (ПАРИЖ)
Церковь, которая в Париже выбрана для Пасхальной мессы, куда будут перенесены главные торжества из Нотр-Дама при участии кардинала -главы французских католиков.

СОБОР ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ глазами французского писателя Андре Моруа

СОБОР ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ (NOTRE-DAME de Paris)
(рассказ о соборе глазами французского писателя Андре Моруа
( 1885—1967)



История собора Нотр-Дам неотделима от истории Парижа. Знаю, что в этот момент вы подумали о Викторе Гюго. Фасад Нотр-Дам похож на букву Н,  первую букву фамилии Гюго (Hugo). Да, он сумел очень прочно связать со своим именем представление об этом соборе, который является сердцем Франции.

Но собор Парижской богоматери времен Гюго весьма отличался от того, каким вы его видите теперь. Некогда обе его массивные башни выступали из переплетения маленьких улиц. Рядом с церковью стоял монастырь Нотр-Дам, где у монахов были свои дома. Для духовенства XX века построили современный дом, удобный и безобразный; но если вы пойдете по улице Шануанесс и заглянете во дворы, то еще найдете несколько красивых особняков, которые воскресят для вас прошлое. Резные порталы, перила кованого железа запросто уживаются с клетками для птиц и развешанным для сушки бельем. В Париже, как и в Риме, вам понравится сочетание народной жизни с изысканностью старины.

Войдем в церковь. Большая роза, витражи высоких окон рассеивают торжественный церковный свет. Здесь Генрих IV слушал свою первую обедню; Боссюэ произнес надгробное слово великому Конде; здесь был коронован Наполеон. В Лувре вы увидите картину Давида, чуть излишне «официальную», но полную великолепных портретов, сохранившую для нас представление об этой необычной церемонии. Собор Нотр-Дам навсегда связан с историей Франции. Я видел в нем пышные похороны маршала Фоша, я слышал, как в его честь под этими сводами звучали трубы. Но самое лучшее воспоминание, которое хранит моя память о Нотр-Дам, — это спектакль на паперти «Мистерия Страстей Господних».

Происходило это при свете прожекторов, перед двадцатитысячной толпой парижан, внезапно перенесенных в прошлое своего города. Наивный язык, нерифмованные стихи были те же, что пять веков назад умиляли их предков; декорацией служил собор Нотр-Дам — свидетель этого прошлого; ангел Света со сверкающим мечом в руке появился на верхушке одной из башен; витражи внезапно осветились изнутри; большие органы откликнулись на пение хоров. И вдруг общее волнение охватило толпу. Все эти французы, левые и правые, богачи и бедняки, верующие и безбожники, вспомнили о великих делах, сотворенных вместе, и о деяниях бога среди них. И старый поэт, как говорил Пеги, привел «Всю паству одесную Отца».

 Собор построен в западной части острова Сите, на месте, где в I веке н. э. находился древнеримский алтарь, посвященный Юпитеру, а затем несколько раз воздвигались различные церкви. Наконец, парижский епископ Морис де Сюлли решил предпринять строительство нового грандиозного собора. В 1163 году был заложен его первый камень, а двадцать шесть лет спустя освящен алтарь. Строительство велось систематически от хора к фасаду, который был закончен в 1240 году. К 1250 году были воздвигнуты башни, и архитектор Жан де Шелль (первый из строителей собора, чье имя дошло до нашего времени) начал работы по строительству средокрестья нефа и трансепта. Они были продолжены Пьером де Монтеро, с именем которого связывается и создание фасадов трансепта. Знаменитые аркбутаны пролетом 15 метров, поддерживающие снаружи стены и своды апсиды, были сооружены уже в XIX веке.

Начиная с XVIII столетия древнее здание постепенно приходило в упадок. В эпоху, когда Виктор Гюго писал свой знаменитый роман, собору угрожало полное разрушение.

В 1841 году по специальному правительственному постановлению была начата капитальная реставрация собора под руководством известного архитектора и знатока средневекового искусства Виолле-ле-Дюка (1814–1879). Эти работы были завершены в 1864 году.

С точки зрения современных реставрационных требований Виолле-ле-Дюк превысил несколько свои прямые задачи, так как он не только укрепил здание, но и заново восстановил некоторые уже разрушенные части. Но ему принадлежит неоценимая заслуга в деле спасения этого выдающегося памятника французского зодчества эпохи средневековья и блестящего образца раннего готического стиля в архитектуре.

До середины XIX века собор был тесно обстроен старыми домами, окружавшими его лабиринтом узких и извилистых улочек.

Градостроительные работы, предпринятые префектом Парижа Османном в 1860-х годах, существенно изменили весь облик старого Сите, а вместе с тем и вид на Нотр-Дам. Постройки, примыкавшие к собору, были разрушены, а перед его фасадом образована существующая в настоящее время площадь.

Западный фасад собора, увенчанный по бокам двумя могучими башнями высотой 69 метров, расчленен на три яруса. Нижний ярус с его массивными стенами служит устойчивой опорой верхним частям. Три глубоких портала, украшенные скульптурой, ведут внутрь храма. Выше расположена аркада со статуями библейских царей и пророков, а над нею — второй ярус, в центре которого царит огромная «роза» — круглое окно с цветным витражом 10 метров в диаметре. По сторонам его находятся стрельчатые арки, объединяющие каждая по два больших окна, которые приходятся как раз над боковыми порталами. Высокая и легкая прозрачная аркатура венчает здание, связывая одновременно основания двух башен.

Необычайная ясность архитектурного замысла, продуманность всех соотношений горизонтальных и вертикальных частей, впечатление спокойной монументальности и в то же время устремленности ввысь сообщают фасаду собора характер стройного гармонического равновесия и единства. Удивительное чувство меры проявлено и в строгом богатстве скульптурного декора, не нарушающего, а подчеркивающего четкость архитектурных форм. Боковые фасады трансептов, более поздние по времени, характеризуют уже искусство поздней готики. Все формы приобрели большую динамичность и легкость. Плоскость стены уже как бы исчезает благодаря колоссальной ажурной «розе», занимающей все пространство над южным порталом. Бросается в глаза обилие скульптурно-декоративных элементов, создающих совсем иной зрительный образ, чем строгие формы и четкие ритмы западного фасада. Вознесенные вверх стены главного нефа поддерживаются снаружи сложной системой ажурных аркбутанов — опорных арок, передающих давление свода мощным устоям контрфорсов.

В плане собор имеет пять продольных нефов и, кроме того, еще по одному ряду капелл с каждой стороны. Громадное внутреннее пространство центрального нефа высотой 35 метров господствует над более темными и низкими боковыми нефами. Стены нефа, так же как и наружный фасад, разделены по горизонтали на три части. В самой нижней — могучие круглые столбы-колонны, соединенные арками, отделяют центральный неф от боковых. Над ними идет легкая стрельчатая аркада верхних галерей (эмпор), а еще выше — ряд окон 12 метров высотой. Старые цветные витражи XIII века в окнах не сохранились.

Весь интерьер пронизан могучим движением ввысь и вглубь к алтарю, он поражает красотой и многообразием зрительных впечатлений.