October 2nd, 2019

Константинополь пытается вытеснить РПЦ из Латвии.

Константинополь пытается вытеснить РПЦ из Латвии. Официальная Рига, возможно, легализует национальную православную Церковь

Благочинный Латгальского и Курземского округов Латвийской православной автономной церкви архимандрит Филарет (Романов) написал в своем Facebook, что ЛПАЦ фактически находится на стадии регистрации. Эта юрисдикция подчиняется Константинопольскому (Вселенскому) патриархату и в настоящее время не имеет официального статуса в государстве в отличие от Латвийской православной церкви Московского патриархата (ЛПЦ). Спустя некоторое время Филарет удалил запись. Вместо нее он поставил русский перевод выступления в Сейме Латвии депутата-националиста от правящей коалиции Александра Кирштейнса. «Историк Генрик Стродс не нашел подписи российского патриарха на документе о том, что Латвийская православная церковь в 1940 году присоединилась к Московской патриархии. Почему? Потому что в то время в России не было патриархов, они были ликвидированы. Только в 1943 году Сталин назначил офицера НКВД Сергия (Страгородского) патриархом Русской православной церкви», – сказал депутат. Он напомнил, что в Риге, Тукумсе и Даугавпилсе есть 11 общин ЛПАЦ, возглавляемых архиепископом Виктором (Контурозовым): «Эти приходы посещают как потомки депортированных при Сталине латышей, так и верующие из Украины, Белоруссии, России, Польши. Не только православные, но и католики и протестанты. Не может быть так, чтобы мы признавали единственной законной церковью ту, которую нам навязали при Сталине, у которой нет томоса Вселенского патриарха, которая создает в Латвии хаос с празднованием Рождества». Кирштейнс отметил, что ЛПЦ празднует Рождество по «чуждому» латышам юлианскому календарю, в то время как в ЛПАЦ по григорианскому календарю – вместе с западными церквами и находящимися в подчинении у Константинополя православными юрисдикциями в Эстонии и Финляндии. «Мы сверху не можем надавить на верующих. Но мы должны признать: в Латвии законным путем никогда не ликвидировалась Латвийская православная церковь Константинопольского патриархата», – сказал депутат.

ЛПАЦ существует с 1994 года. В ее общинах кроме церковнославянского используют в богослужении латышский язык и поминают Константинопольского (Вселенского) патриарха Варфоломея. Закон о религиозных организациях предписывает, что в Латвии одна православная, католическая или протестантская церковь может быть представлена только одной организацией. В Латвии для религиозных организаций установлен ценз оседлости: те сообщества, которые существовали в Латвии до утраты ею независимости в 1940 году, обладают правом первенства перед зарегистрированными после 1991 года. ЛПЦ как юридическое лицо существует в Латвии с 1921 года. В юридическом обороте Латвии наименование ЛПАЦ известно с 1996 года – когда Минюст Латвии отказал «константинопольским» православным в регистрации на основании того, что в Латвии уже есть ЛПЦ. В 2017 году ЛПАЦ подала иск против органов юстиции в Верховный суд Латвии. В этом иске «автономные» апеллировали к принципу правопреемственности. Представители ЛПАЦ в иске напоминали: в 1936 году ЛПЦ перешла в подчинение к Константинополю.  Глава православной общины Латвии Августин (Петерсон) был хиротонисан в митрополиты экзархом Константинопольского патриарха Германом Стренопулосом, а Вселенский патриарх Вениамин даровал митрополии томос, официально не отозванный и после того, как митрополия в 1940 году вошла в Московский патриархат. После окончания Второй мировой войны, напомнили также «автономисты», в Западной Европе существовала латвийская церковь в изгнании, духовно окормляемая Августином (Петерсоном) до его кончины в 1955 году. Таким образом, резюмировали истцы, нынешняя ЛПАЦ – правопреемница довоенной митрополии, следовательно, и единственная латвийская православная община, существующая в стране с первых лет ее независимости.

«Автономистам» в тяжбе с Минюстом в 2017 году оказала поддержку латышская интеллигенция. Однако ЛПАЦ тяжбу проиграла – на основании того, что существование в стране двух параллельных христианских церквей запрещено законом. Решение вопроса было перенесено в Конституционный суд без указания сроков.

И вот теперь решение о регистрации ЛПАЦ как юрисдикции Константинополя якобы принято Конституционным судом Латвии, по словам латвийского журналиста и политолога Леонида Якобсона. «Это решение прецедентное и касается всех религиозных общин страны», – подчеркнул он в разговоре с «НГР». Якобсон напомнил, что религиозный закон, на основании которого ранее не регистрировали ЛПАЦ, прописывает презумпцию свободы религиозных убеждений в Латвии, вследствие чего указанный в законе принцип «одна конфессия – одна церковь» противоречит законодательному пункту о свободе религиозной совести и Конституции Латвии. «Статья 91 Основного закона утверждает, что права человека в стране реализуются без какой-либо дискриминации. А в статье 99 говорится, что каждый гражданин имеет право на свободу мысли, совести и религии», – отметил Якобсон.

17-10-1_t.jpg
Архиепископ Виктор (Контурозов) ждет госрегистрации
Латвийской православной автономной церкви
в скором времени. Фото со страницы Виктора (Контурозова)
в «ВКонтакте»

Депутат Европарламента от Латвии Мирослав Митрофанов в беседе с «НГР» уточнил, что процесс легализации прав ЛПАЦ и других параллельных религиозных структур стартовал в Конституционном суде весной-летом с.г. «Конституционный суд  также отменил норму, согласно которой новосозданные приходы, если их более десяти, имели право учреждать свою церковь только по прошествии десяти лет, во время которых им нужно было проходить ежегодную перерегистрацию, – пояснил политик. – Следовательно, можно ожидать легализации ЛПАЦ. Несмотря на полную гармонию в отношениях ЛПЦ с властями, 2014 год возродил в среде латышских националистов как опасения, так и надежды, что латвийское православие по примеру украинского станет ареной борьбы между Россией и Западом и в результате удастся и в этом случае одержать символическую победу – переподчинить ЛПЦ Константинопольскому патриарху. Конституционный суд Латвии чутко следует изменениям настроений национальной элиты, поскольку судьи объективно к ней принадлежат. В этом отношении неожиданное для внешних наблюдателей решение об отмене принципа «одна конфессия – одна церковь» – это следствие авантюрного желания национальной элиты нанести символический щелчок по носу «русскому миру». Пока изменения еще не наступили, процесс поставлен на паузу. Возможно, ЛПЦ и Московский патриархат еще попытаются договориться с властями».

Митрофанов напомнил, что в 2018 году Конституционный суд ввел другую норму. «Та новая церковь, которая докажет в суде свое происхождение от периода до «советской оккупации», может требовать через суд имущество церквей «старых», – пояснил евродепутат. – В течение трех десятилетий существовал баланс интересов в отношениях между латышской политической элитой и ЛПЦ. В обмен на лояльность, на отказ от поддержки русских партий Латвии и интересов русского населения власти Латвии сохраняли принцип «одна конфессия – одна церковь». Для ЛПЦ этот принцип был важен в том числе из‑за опасений, что появление параллельных юрисдикций поставит под угрозу владение недвижимостью. Это не только храмы, но и служебные постройки, земля в престижных районах городов Латвии. Собственность вернулась церкви в ходе процесса реституции в начале 1990‑х. Нюанс в том, что накануне национализации в 1940‑х годах ЛПЦ перешла в каноническое подчинение Константинопольскому патриархату, а начиная с советского времени и по сей день представляет собой самоуправляемую церковь в составе Московского патриархата. Полная лояльность уже не защищает ЛПЦ от политического вмешательства. То есть в случае появления в Латвии параллельной православной юрисдикции, находящейся в подчинении Константинополю, вставал логичный вопрос о перераспределении недвижимости». «Возможно, отдельные комбинаторы от политики уже просчитывают личные материальные приобретения в случае передела недвижимости между ЛПЦ и новыми православными церквами», – предположил депутат Европарламента.

Возможная легализация ЛПАЦ – следование международным правовым прецедентам по защите свободы совести, сказал «НГР» депутат Сейма Латвии Борис Цилевич. «В Латвии нет оснований кому‑то запрещать создавать свою церковь, – уточнил народный избранник. – Единственное исключение из законодательной практики страны – Римско‑католическая церковь: у Латвии конкордат с Ватиканом. Проблема возникает с делегированными функциями. Согласно латвийскому законодательному регулированию, в стране есть несколько традиционных конфессий, которым государство делегирует определенные права. Например, признает браки внутри этой общины. Принцип «одна конфессия – одна церковь» не применяется к латвийским старообрядцам, так как у них нет единого управляющего центра».

«Определенные люди и силы пытаются подтолкнуть православную общину Латвии к переходу под омофор Константинополя. Были попытки законодательно это отобразить. В итоге же возобладала интерпретация свободы совести, подразумевающая принцип невмешательства латвийского государства в канонические вопросы. А трения ЛПЦ и ЛПАЦ – вопрос чисто канонический. Юридическая составляющая вопроса очень сложная. Но не государство должно разбираться, в подчинении у какого патриархата находится та или иная церковь, кто является «настоящим» православным», – подчеркнул Цилевич.

Артур Приймак,

НАСИЛЬСТВЕННАЯ РУСИФИКАЦИЯ ПРИБАЛТИКИ.

(СОВРЕМЕННЫЙ БУМЕРАНГ ЗАКРЫТИЯ РУССКИХ ШКОЛ?)

После Великой Северной войны 1700 - 1721 год, а затем раздела Речи Посполитой, Российской Империей были аннексированы Прибалтийские земли, которые с 1801 года имели особый статус Балтийского генералгубернаторства. И хоть Прибалтика входила в Россию, но по окружающей среде, здесь была далеко не Россия. В Прибалтике в 19 веке жило примерно 35.000 русских,из которых 25.000 человек, это были староверы. Староверы не были лояльны к Российской империи и дистанцировались от лояльных православных. В Прибалтике жило много нерусских, латыши, литовцы, эстонцы, поляки, немцы... Император Николай Первый и министр образования граф Уваров, разработали проект, чтобы в школах Прибалтийских губерниях и Тартуском Университете ввести постепенную русификацию.

Восточная Латвия, называемая Латгалия , куда входят города Даугавпилс, Резекне, Лудза... после включения в состав России были включены в Псковскую губернию. До того времени Даугавпилс носил немецкое название Динабург и был переименован Россией в русское название Двинск. Так же переименованию подлежали и другие города. Но в 1796 году Латгалия уже была выведена из Псковской губернии и включена в Белорусскую губернию (Витебско-Полоцкую), в то время как Литва и Западная Беларусь были включены в Виленскую и Гродненскую губернии.

В 1832 году Российская Империя издаёт указание, на территории Латгалии закрыть все католические монастыри, а католических монахов изгнать. Были закрыты монастыри в Вилянах и Аглони, Церковная школа в Аглони и Богословская семинария в Краславе.

В 1843 году Россия разделила Литву на две части, появились Виленская губерния и Ковенская (Каунасская) губерния. В школах Латгалии и Литвы все обучение с латгальского, латышского, польского и литовского языков должны были строго перейти на русский язык.

В 1865 году, в сегодняшний день, 2 октября , было запрещено в Латгалии печатать книги латинскими буквами, все книги в Латгалии разрешалось из России печатать только русским шрифтом.

В 1871 году в Латгалии уже не только печатать нельзя было латиницей, но закон запрещал продавать, дарить и распространять все книги, которые были напечатаны не на русском языке. Этот запрет продержался до 1904 года.

Притеснению подверглась даже Православная Церковь в Литве. Вышел закон о преобразовании литовского православия в русское и ограничить использования в литовском православии всего национального, в том числе старых книг.

Латгалия весь гнёт Российской русификации ощутила на себе самой первой, за ней эта чудовищная мера коснулась Литву. А 25 апреля 1875 года русификация пришла в Курляндию (Курземе) и Эстонию. Латышским и Эстонским лютеранам было объявлено, что отныне в их школах вводится в обязательном порядке русский язык. На полный переход школ и обучение русского языка, Россия дала 5 лет.

С восхождением на трон Императора Александра Третьего русификация Прибалтики только увеличилась.

Последней областью Прибалтики русофикации подверглась Видземе. В Видземе в 1882 году из 1085 школ на русский язык перевели 790. Паралельно в Латвии и Эстонии Российская Империя стала строить новые школы в которые сразу вводился русский язык обучения. В 1882 году было построено 22 таких школы.

В Риге первые такие русские школы были построены и открыты в 1868 году, ими стали Александровская гимназия для мальчиков и Рижская Ломоносовская женская гимназия.

Государственный секретарь А.Половцев оставил записи, в которых всех немцев, поляков, финнов, евреев и мусульман нужно воспринимать как враждебный элемент России, потому что они не соответствуют образу великороссов.

В 1888 году во всех государственных структурах полиции и весь офицерский состав Армии в Прибалтике мог состоять только из русских и главным образом приезжих россиян.

С 1885 по 1890 год был переходной период, в которой все школы и Университеты Прибалтики должны были обязательно перейти на русский язык обучения. Все общеобразовательные предметы, церковный закон Божий и церковное пение должны были преподаваться строго на русском языке.

В 1892 году Российские власти закрыли в Латвии гимназию в Берзаинес и гимназию в Вильянди только за то, что педагогический состав из немцев учивший детей немцев на родном немецком языке отказался перейти на русский язык обучения.

В 1890 году все преподаватели Тартуского Университета Эстонии, которые плохо владели русским языком и не могли преподавать студентам по-русски, были уволены.

За разговор на латышском языке в школах Латвии, детей наказывали и унижали, на шее они носили особое клеймо в виде медали, чтобы этих детей пристыдить перед другими за то, что они разговаривали на латышском языке.

В Прибалтику усилилась миграция из России, россиянам предоставляли должности учителей, судей, полицейских, ... а латыши в основном были заняты на полевых и других тяжёлых и грязных работах , где было мало русских, так как приезжим русским предоставлялись места гос. служащих.

В то же время в Лиепая был создан большой русский военный флот под командованием русских офицеров.

Уже в 1897 году в Риге русских было 16,1%, всего населения, а после шестнадцати лет их доля возросла до 19,3% городского населения.

Имперское правительство планировало в Курземе обосновать несколько сотен тысяч иммигрантов. Все средства, были продвинуты латвийским и эстонским крестьянам для массового бегства в Россию. Обширная колонизация была остановлена только начавшейся Первой Мировой войной и в последствии объявлением независимости Латвийской Республики!



ПРИЧИНЫ НАСИЛЬСТВЕННОЙ РУСИФИКАЦИИ ПРИБАЛТИКИ В 19 ВЕКЕ

В 19 веке более половины населения Прибалтики составляли местные народы, латыши, литовцы и эстонцы и Россия вела политику подавления самоопределений этих наций. В 19 веке был великий русский национализм и представители правящей элиты, желали создать современное состояние унитарной нации западных перефирий. Ещё до Прибалтики русификации подверглась Польша и поляки там против России подняли восстание. Это восстание поляков в Польше дало импульс для России не допустить подобного с коренными народами Прибалтики. В течении многих лет Россия так же ограничивала в 19 веке автономию Финляндии.

России нужно было разделить Прибалтику на разные административные области и ввести разные образы жизни и разные жилищные условия. Чтобы не было одной сплочённости коренных народов.

Не секрет, что до России на Прибалтику большое влияние оказывала Германия. У немцев был подъём нации и они создавали единую Германскую Империю в которую вполне могла бы попасть и территория Прибалтики. Потому русская пресса уже в 1860 года громко требовала отмену автономии Прибалтики и включение её в состав России. Латвия и Эстония для России была как буферная зона безопасности Петербургу. Нельзя было допустить подхода немцев к столице Российской Империи. И Россия очень боялась балтийских немцев из Латвии и Эстонии которые были ориентированы на Германию, а не на Россию. Особую озобоченность у русских в России вызывал тот факт, что немцев в Латвии и Эстонии было уже больше чем латышей и эстонцев. Россия сделала решительные шаги по уменьшению влияния балтийских немцев на Прибалтику, ограничили их права участия в гос. структурах. Россия нарушила принцип равенства граждан в Прибалтике. Немцы увольнялись из полиции, национальные суды заменялись российскими...

Россия в Прибалтике нарушила благочестивый средневековой устрой немецкой жизни, провела модернизацию общества. Казалось бы коренные народы Прибалтики могут радоваться, но это не существенно расширило права латышей и эстонцев, так как и немцы и латыши и эстонцы находились теперь под властью российской бюрократии. Немцев сменили русские, и при том, если немцы владели местными языками, то русские не владели ни латышским, ни эстонским. Немцы оставались только управлять и руководить лютеранской церковью Латвии и Эстонии.

Русские не владея местными языками, начали ущемлять интересы латышской и эстонской культуры. Образование, религия и церковь были под большим давлением со стороны России. В Эстонии увольнялись все учителя эстонцы и заменялись русскими. Интересно, что это дало обратный эффект, так в 1886 году аж 98% жителей Эстонии могли спокойно читать газеты по-русски, когда эстонский язык стали запрещать и учиться можно было только по-русски, в 1901 году русский язык в чтении могло использовать только 80% жителей Эстонии.

Только русский язык был государственным, немцы и эстонци в Эстонии теряли работу и называли русских "варварами". В Эстонии закрылось национальное общество и эстонские газеты. Российская власть так ущемляла коренные народы, что эстонцы и латыши на своей земле не могли найти ни какой работы, тогда как русские приезжие из России получали в Прибалтике работу без проблем. Эстонцы и Латыши стали уезжать на поиски работы в Россию, этого и добивались Российские власти, чтобы в Прибалтике осталось меньше коренных народов. Россия боялась сепаратизма коренных народов Прибалтики.

Особую поддержку русификации Латвии и Эстонии оказали русские православные земель Прибалтики в то время как лютеране наоборот боролись против русификации. Как в тех условиях выживали лютеране, это подвиг. Власти стали давать православным привелегии и тем самым добиваться чтобы лютеране из крестьян переходили в православие улучшая свои бытовые условия взамен на преданность к России.

Конечно, эта русификация для России принесла некоторый непродолжительный успех на несколько последующих лет, но в такой своей политике Российская Империя потеряла поддержку Эстонского и Латышского национального движения и как итог прибалтийские националисты поддержали Ленина и большевиков, то есть тех, кто обещал свободу малым народам и признал независимость Латвии и Эстонии, а для Российской монархии в 1917 году всё закончилось плачевно.



НА ФОТО: мы видим


1. Школьная форма латышской девочки с доской "позора" на шее, где написано "Я сегодня разговаривала по-латышски", такие доски носили все ученики от которых учителя слышали в школе речь на родном латышском языке.

2. Книга, литовский католический молитвослов с литовскими словами написанный русскими буквами, так как латиницей печатать даже литовские слова было строго запрещено.