February 4th, 2020

ТРИ ДОМА РИЖСКОГО МИЛЛИОНЕРА АНТОНА БИНЬЯМИНА И ЕГО СУПРУГИ ЭМИЛИИ

ДОМ  ЮРМАЛЫ ЭМИЛИИ БАНЬЯМИН


Бывший летний гостевой дом и президентский особняк Советского Союза, расположенный в Юрмале, Латвии. Главный курорт, называемый Ривьерой Советского Союза, в то время был известен как Запретный Дом. Гости от Тито до Хонеккера, от Горбачева до Ельцина были среди «более равных, чем равных», пользовавшихся привилегией проживания здесь.

Дом был построен в 1938 году латвийским архитектором Витольсом в сотрудничестве с немецким дизайнером интерьеров и архитектором Ланге для создания архитектурного шедевра, расположенного на площади 1 га прекрасного сада с прямым выходом к песчаному пляжу в центре Юрмалы; тогда он считался одним из лучших и самых современных построенных домов.

Интерьер дома охватывает 1600 кв. и включает в себя летнюю комнату, музыкальную комнату, бильярдную, прихожую, столовую, кабинет, библиотеку, 6 спален, ванные комнаты, две кухни, кладовую, сауну, большой гараж и просторное чердачное помещение.

В Латвии можно найти множество замечательных замков и усадеб балтийско-германской аристократии, но ни один из них не был создан латышами как их собственность. То, что здесь развивалось после распада империи в конце Первой мировой войны, почти невероятно, поскольку у Латвии было всего 10 хороших лет до начала Второй мировой войны, а вилла Бенджамина – один из ее самых экзотических фруктов.

Оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что вероятность того, что другая семейная вилла, равная этой, будет создана в Латвии, или, если на то пошло, где-нибудь в Прибалтике, в эту эпоху, была близка к нулю, поскольку никто другой не приблизился к Семья Бенджамина в финансовых ресурсах. И если бы они решили построить новую резиденцию в Юрмале, то все остальное определялось бы исключительно личностями, амбициями и вкусом вовлеченных людей.

Бенджамин хотел жить по-королевски, но не в древнем латышском стиле; скорее, скорее как европейский аристократ.

Эта мегавилла первого периода Латвийской Республики практически не имела общих, ранее замеченных деталей. Ей дали лучшее, что могли позволить себе высшие эшелоны латвийской бизнес-элиты того времени; и в эту эпоху Латвия была богаче, чем такие страны, как Финляндия или Норвегия. Она относится к масштабам, более распространенным для усадьбы, чем приморской резиденции. Расположение дома является суверенным и безошибочно заявляет о желании владельца избежать ненужной рекламы.

Весь сад площадью 1 га был покрыт специальным верхним слоем почвы, доставленным поездом из Берлина. Этот верхний слой почвы был привезен, в частности, из Германии в качестве почвы премиум-класса.

Вдоль дороги обустроена чугунная ограда, спроектированная отдельно архитектором А. Антоновым и по заказу сделанная в Париже с монограммой «ЭБ» чеканной в дизайн передних ворот.

Особое внимание было уделено окнам, дверям и полу. Оконная и дверная фурнитура были изготовлены на знаменитом заводе «Yale» по проектным чертежам «Bauhaus». Каждая дверь – это предмет коллекционирования, так как каждая из них изготовлена ​​из орехового дерева высшего качества; в то время как инкрустированные конструкции паркетных полов из натурального дерева никогда не повторяются из комнаты в комнату.

Удивительно, как сохранилось первоначальное состояния дома, хотя, учитывая хроническую бедность Советского Государства, это в некотором смысле понятно. Этот дом, с небольшими изменениями, функционирует со своим оригинальным оборудованием и технологиями в отоплении, вентиляции, электропроводке и двигателях. Печь для системы центрального отопления была заменена, но вся сантехника и украшения являются оригинальными раритетами.

Сама хозяйка госпожа Банджамин в своём доме прожила несколько месяцев и была арестована в 1940 году Советским режимом.

В 1941 году в этот дом въехал гауляйтер Генрих Лозе, рейхскомиссар Остланда. Фактически, он прожил в доме несколько лет. На тот момент, его самым известным посетителем был Альфред Розенберг, образованный российский руководитель идеологии Национал-социалистической немецкой рабочей (нацистской) партии, который, очевидно, задержался всего на несколько часов.

Поскольку война постепенно повернулась против Германии, Генрих Лозе все больше заботился о своей личной безопасности. Последствия этого все еще видны сегодня. Дом, который изначально был обделан красивой мраморной штукатуркой, переливающейся на солнце, был перекрашен в камуфляжные полосы, чтобы сделать его менее заметным для самолетов противника. Зеленоватые и коричневатые полосы, хотя и блеклые, все еще видны сегодня. Всего через небольшой переулок было построено укрытие с бункером, и улица была закрыта для всего движения. Бункер стоит до сих пор, и улица закрыта по сей день. Во время пребывания Лозе охрану дома и его жильцов обеспечивал взвод сил безопасности. Тем не менее, отряд безопасности был расквартирован по улице, в доме по адресу Юрас 6 и сам дом Бенджамина обычно охранялся сменой из трех человек. Сам гауляйтер Лозе передвигался в закрытой машине, которой всегда предшествовал автомобиль военного типа с установленным пулеметом.

К осени 1944 года Лозе уже уехал. Непосредственно перед отъездом он заказал фургоны для вывоза и упаковал специально изготовленную мебель, прекрасные столовые приборы и другие ценные предметы и увез их в Германию. Он взял все, кроме некоторых предметов.

В советский период он использовался в качестве официальной летней резиденции и гостевого дома в Латвии. Чтобы вникнуть в контекст, важно отметить, что Юрмала была санаторием № 1 летнего отдыха в Советском Союзе. Летом миллионы людей стекались в Юрмалу, чтобы насладиться ее песчаными пляжами и мягким климатом. Президент Ричард Никсон, генеральный секретарь Михаил Горбачев, а также президент Борис Ельцин были среди видных гостей этой резиденции. Здесь в 1991 году президент Ельцин признал независимость стран Балтии.

История дома Бенджамина – это микрокосм истории Европы 20-го века. Дом по адресу Юра 13 был объявлен государственным памятником премьер-министром Никитой Хрущевым еще в 1950-х годах и использовался в качестве резиденции президента и гостевого дома для советского правительства. После падения Берлинской стены он стал штаб-квартирой Балтийского совета. Здесь, от имени России, президент Борис Ельцин принял решение о признании независимости стран Балтии, которое было подписано 24 августа 1991 года в Кремле (см. Телевизионный репортаж), а затем о плавном выводе ОМОНа. Здесь, в 1992 году, по просьбе президента США Джорджа Буша (старшего) премьер-министр Швеции Карл Бильдт разработал совместную резолюцию с лидерами стран Балтии для представления на саммите 9 июня в Хельсинки Борису Ельцину по выводу всех Российских войск из Прибалтики к 1994 году.

В конце июля 1991 года Борис Ельцин принял участие в заседании Балтийского совета и встретился с тремя председателями Высших советов трех стран Балтии, Эстонии, Латвии и Литвы. Находясь в доме, А. Горбунов организовал вечеринку для Бориса Ельцина, чтобы помочь наконец расслабиться. Но Горбунов был не один; он также пригласил лидеров двух других стран Балтии, Ландсбергиса и Рюйтеля. Глава офиса г-на Горбунова г-жа Карина Петерсоне вспоминала, что атмосфера была не дипломатической, а скорее уютной, и водка текла свободно. Конечно, вопрос о провозглашении независимости был у всех на уме, но не произнесен вслух. Все они согласились встретиться снова на следующий день, и Ельцину пришлось помочь подняться по лестнице в богато украшенную спальню хозяев. На следующий день прибалтийские лидеры до полудня ждали прихода Ельцина. Их встреча началась на шесть часов позже, но Ельцин многое обдумал находясь наверху, и когда он спустился, он объявил всем присутствующим, что Россия признает независимость трех стран Балтии безоговорочно.

Ранее в этом доме встречали Хрущёва, Бограмяна, Косыгина, Пуго, Хёнекера, Тито, Миттерана, Клинтона, и многих других.

Наконец, в ноябре 1995 года дом был возвращен наследникам Эмилии Бенджамин: ее племяннику Питеру Айшеру и ее приемному сыну Джорджу Бенджамину (урожденному Айшеру). В начале 2000 года наследники Айшеры купили акции наследников Джорджа Бенджамина, и, таким образом, Питер Рудольф Айшер и его три сестры Анна Мария, Катарина и Александра являются совладельцами улицы Юрас 13.











Находится дом в 1 км. от концертного зала Дзинтари в Юрмале по набережной улице "Юрас" в направлении Майори сразу за 5 звёздным отелем "Балтик Бич" или от станции Майори 450 метров.

Дом в 2018 году выставляли на продажу за 27,5 миллионов евро, о чём писали даже в газетах США, называя Юрмальскую дачу Беньяминов самой дорогой недвижимостью в Восточной Европе.



ДОМ БЕНЬЯМИНОВ В РИГЕ



Benjamiņu nams— роскошный особняк в центре Риги (улица Кришьяня Барона, 12), построенный в эклектичном стиле для семьи богатых рижских торговцев Пфабов, который впоследствии был выкуплен семьёй медиа-магнатов Беньяминов.

В 1876 году на территории, освободившейся после сноса крепостных сооружений и реализации плана по реконструкции центральной части города, был построен богатый частный дом для торговца Николая Элерта Пфаба. Авторами особняка являются два архитектора из Берлина: Вильгельм Бекман и Герхард Энде (1829—1907), которые прибыли из Германии в Лифляндию для строительства здания по заказу Пфабов.

В обрамлении особняка были использованы элементы флорентийского орнамента. Была обустроена терраса, а во внутреннем дворе был разбит сад. Здание такого типа — частный городской особняк в центре бульварного кольца — было первым в истории Риги. Балюстраду балкона украшают два льва со щитами в лапах — символ аристократического, благородного происхождения. Скульптуры двух девушек располагаются над парадным входом: одна из них держит пучок льна, а другая — прялку, символизируя богатство, процветание и указывая на торговую деятельность домовладельца. В нишу фасада помещена статуя весталки, которая является хранительницей домашнего очага.

Вестибюль украшают колонны искусственного мрамора. Стены приёмной были декорированы резными деревянными панелями. В сад выходят четыре окна, которые украшают витражи с изображениями живописных руин феодального замка Кокенхаузен (Кокнесе), городских пейзажей Бауски, Кулдигского арочного моста и Стабурагса. После появления центрального отопления камины в доме стали выполнять декоративную функцию. По проекту Лаубе были объединены приёмная и рабочий кабинет. Также Лаубе создал для отделки интерьеров кабинета камин с резьбой по дереву. В советской традиции это помещение особняка называли «кабинетом Андриса Упитса», авторитетного латвийского писателя, который здесь работал много лет. Изюминкой дома была крупнейшая в Прибалтике венецианская люстра, украшавшая гостиницу особняка — она со временем превратилось в символ зажиточности и процветания владельцев дома. Столовая также представляет собой весьма богато обставленное помещение: роскошные столы были обставлены севрским фарфором, а витражи, которые были выполнены по эскизам Тимма по заказу прежних домовладельцев, были заменены на новые — по рисункам, выполненным в Париже. Чаще всего в латвийском обиходе дом называется по имени Беньяминов.

В 1928 году Пфаб обанкротился и вынужден был задуматься о продаже своего роскошного частного владения. Особняк был куплен владельцами газеты «Atpūta» Антоном и Эмилией Беньямин, который открыли в новом доме популярный литературно-художественный салон, широко известный центр культуры и отдыха журналистов, публицистов и представителей русской и латышской творческой литературной интеллигенции города. Часто на литературные, богемные вечера к Беньяминам приходили министры латвийского правительства, государственные чиновники, сотрудники дипломатических миссий, депутаты Сейма.

Беньямины превратили своё жилище в самое дорогое жилище Риги. Приобрели самый ценный и красивый предмет дома – самую большую венецианскую люстру во всей Прибалтике. Шелковые обои, самый лучший рояль в Риге, гобелены, хрусталь, серебро, розы зимой… здесь все должно было быть непревзойденным.

В Риге существовал неписанный закон, не легенда, что первый концерт любой новый артист, желающий продвинуться в карьере, должен дать в салоне Беньяминов.

В 1940 году дом был национализирован, а его владелица Эмилия была депортирована.

В 1945 году в здании разместились Общества писателей, художников и композиторов Латвийской ССР. В здании постоянно происходили выставки латвийских и советских художников, конференции на темы истории визуальной культуры, современных тенденций живописи, литературные лектории, поэтические вечера, музыкальные презентации. Известный кинорежиссер Янис Стрейч создал в доме Беньяминов квартиру Джулии Ламберт во время съёмок двухсерийного художественного фильма «Театр» 1978 года.









Сейчас в здании располагается отель Europa Royale Riga и ресторан «Беньямин». Остановиться на ночь от 118 до 209 евро.
Здание находится в 600 метрах от Памятника Свободы и найти его очень просто, находится рядом с трамвайной остановкой трамваем №1 и 11 ул.Меркеля, сам же дом находится по адресу Ул. Кр.Барона 12.
550 метров от вокзала города Риги. 220 метров по ул.Меркеля до Верманского сада и не переходя дорогу и трамвайные рельсы свернуть направо на ул.Кр.Барона и пройдя полтора ста метров за трамвайной остановкой находится этот богатый и красивый дом Риги.



ПОМЕСТЬЕ ВАЛДЕКЮ (Латвия)
(Третий дом миллионеров досоветской Латвии Беньяминов)




Поместье находится в 5 км. от города Кандава, (Кандава находится в 93 км. западнее Риги)

Господский дом усадьбы построен в XIX веке. В свое время запущенную усадьбу в 1932 г. купил король Латвийской прессы А. Беньяминьш. В наши дни поместье опять принадлежит роду Беньяминьшей, и здесь обустроена фотоэкспозиция частной жизни и путешествий А. Беньяминьша.

Поместье 1845 года. Принадлежало прибалтийскому немецкому барону Николаусу фон Коскулсу и его жене Луизе.

В 1910 году его купил прибалтийский немец, общественный деятель Евгений Вильгельм Шварц председатель церковного совета рижской лютеранской церкви Святого Петра, будущий министр финансов Латвии 1919 года при правительстве Недры и будущий Директор Рижской фондовой биржи 1914 года. Евгений Шварц этот дом купил за 100.000 рублей у своего дяди Эдгара.

От Шварца усадьбу в 1932 году приобрёл Антон Беньяминьш, который в 1939 году в ней и умер.

После оккупации Латвии в 1940 году усадьба была национализирована , а его владелец Эмилия Беньяминь , которой усадьба досталась после смерти мужа, была депортирован в ГУЛАГ штрафной лагерь.

После независимости Латвии в 1997 году семья Беньяминов (Илза, Петр и Юрис) усадьбу восстановили и открыли музей фото-кинопроизводителю Юрию Беньяминьшу (приёмному сыну Эмилии) .



ХОЗЯЕВА ДОМОВ АНТОН И ЭМИЛИЯ БЕНЬЯМИН



КТО ТАКИЕ РИЖСКИЕ МИЛЛИОНЕРЫ АНТОН И ЭМИЛИЯ БЕНЬЯМИНЫ ?



БЕНЬЯМИНЫ - САМЫЕ БОГАТЫЕ ЛЮДИ В ДОСОВЕТСКОЙ ЛАТВИИ

Антон и Эмилия Беньямины была той семейной парой которым принадлежал особняк в Риге (на ул. Кр.Барона 12), поместье в Валдекю (5 км. от Кандовы) и дача в Юрмале (на ул. Юрас 13)

АНТОН БЕНЬЯМИН - ( 1860—1939) — один из богатейших людей Латвии перед Второй мировой войной, прозванный «королём прессы».



Родился 13 июля 1860 года в местечке Madliena Российской империи, ныне Огрского края Латвии.

Учился в школе Cimzes skolotāju seminārās города Валка. Работал учителем в Руйиена и Огре, занимался писательством, создав пьесу Miglā («В тумане»). Был женат на Маде Юрьяне, имел троих детей : Карлис, Янис , Мария, Анна и Марта.

Мужем Марты Беньямин стал сын президента Латвии, Минтаутас Чаксте..

В 1904 году, после банкротства своего магазина, приехал в Ригу, работал журналистом в немецкой газете Rigasche Rundschau. Затем стал журналистом Rigaer Tageblatt, где между 1904 и 1905 годами познакомился и подружился с Эмилией Элкс, тоже замужней.

ЭМИЛИЯ ЭЛКС - Родилась 10 сентября 1881 года в Риге в семье Andris Simsons и Ede Usinš. Она была средней из трёх дочерей: старшая, Мина (сценическое имя Tusnelda) была оперной певицей, а младшая, Анния (Aicher) была актрисой, которая из-за знания двух языков работала в латвийских и немецких театрах.



Эмилия в раннем возрасте была связана с прессой, начав в 17 лет работать в качестве рекламного агента и театрального критика в немецкой газете Rigaer Tagesblatt, которая принадлежала одному из видных членов Императорской российской еврейской общины в Риге — Бланкенштейну. Рано вышла замуж и стала Emīlija Elks. Муж был алкоголиком и избивал её. Между 1904 и 1905 годами Эмилия встретила человека по имени Антон Беньямин который был на 21 год старше её и приехал в 1904 году в Ригу после банкротства своего магазина, став журналистом сначала немецкой газеты Rigasche Rundschau, затем латвийской Rigaer Tageblatt. Он тоже был женат.

В 1909 году Эмилия развелась, но у Антона этот процесс затянулся, так как в его семье было трое детей. В 1911 году Эмилия и Антон решили жить вместе. 8 декабря этого же года Эмилия основала собственную газету и привлекла для сотрудничества многих латышских журналистов. Jaunākās Ziņas («Последние новости») стала первой массовой газетой на латышском языке, тираж которой достиг 90 000 экземпляров. Эмилия вела издательскую сторону, Антон был главным редактором. Их плодотворная совместная деятельность принесла плоды — газета стала процветать. Во время Первой мировой войны из-за смены властей в Латвии газету лихорадило, но она выпускалась.

В 1922 году Антон наконец-то смог получить развод и через несколько месяцев пара поженилась. Воодушевлённые супруги взялись за дело с новой энергией, создавая свою издательскую империю.



В 1924 году они начали издавать журнал Atpūta («Досуг»), тираж которого достиг 80 тысяч экземпляров. Супруги Беньямин сколотили неплохое состояние, что позволило им в 1928 году купить самый грандиозный частный дом в Риге, принадлежащий торговцу Николаю Элерту Пфабу. В 1928 году Пфаб обанкротился и был вынужден продать своё владение. Особняк был куплен супругами, которые открыли в новом доме популярный литературно-художественный салон, широко известный центр культуры и отдыха журналистов, публицистов и представителей русской и латышской творческой литературной интеллигенции города. Часто на литературные, богемные вечера к Беньяминам приходили министры латвийского правительства, государственные чиновники, сотрудники дипломатических миссий, депутаты Сейма . Кроме этого Беньямины владели летним домом на пляже городе Юрмалы , другими домами в Риге, а также усадьбой Waldeck возле города Кандава.

В 1930-х годах супруги Беньямин владели такой значительной частью рынка прессы в Латвии, что в ходе их визита в Париж они познакомилась с американским медиамагнатом Уильямом Херстом, который поздравил супругов с успешным бизнесом и сказал, что ему хотелось бы иметь такую долю рынка в своей стране, которой владели Беньямины в своей. Эмилия и Антон начали расширять свой бизнес, выходя за рамки издательского. С этой целью во второй половине 1930-х годов они купили десять гектаров промышленной недвижимости в Кекаве, на берегу реки Даугавы, с намерением создать химическое производство для развития цветной фотографии.

С финансовым успехом пришла известность и вырос социальный статус супругов, который они доказали своим делом. Антон и Эмилия вкладывали деньги в банки Швейцарии, Англии и Франции. Широкое распространение доступной прессы способствовало повышению образовательного уровня населения Латвии. На их средства были созданы благотворительные общества, общественные организации, спортивные клубы. Они опекали талантливых молодых актёров, художников и журналистов. Пара Беньямин вошла в список 100 выдающихся людей Латвии. Даже латвийский президент Карлис Улманис, который не был женат в течение 1930-х годов, приглашал Эмилию Беньямин в качестве «первой леди» Латвии.

Антон Беньямин умер 14 мая 1939 года и был похоронен в Риге на Лесном кладбище. Состояние супругов на момент его смерти превышало 60 млн швейцарских золотых франков. По завещанию Эмилия получила 51 % (контрольный пакет) акций их предприятий. Остальное получили его дети, которые пытались оспорить завещание.

17 июня 1940 года в Латвию вошла Красная армия. Всё имущество Беньяминов было национализировано. В начале советской окупаци Латвии был создан «коридор» для безопасного перехода в Германию, через который сын Антона Юрис эвакуировал часть редчайших ценностей. Они были перевезены в Вену, но там похищены.



С приходом в Латвии к власти советского правительства всё имущество Беньяминов было «национализировано». Бывший кабинет Антона с шикарным камином долгие советские годы занимал председатель Союза писателей Латвии Андрей Упит.

Газета Jaunākās Ziņas последний раз вышла 9 августа 1940 года, где решительно выступила за преимущества парламентских систем с критикой тоталитаризма и коммунизма. Чтобы обеспечить Эмилии дипломатическую защиту, посол Швеции в Латвии предложил жениться на ней, но она отказалась по причине невозможности предоставления защиты её приёмным детям.

Её младшая сестра Айхер через контакты её мужа с Иоахимом Риббентропом пыталась организовать Эмилии немецкое гражданство, но Генрих Гиммлер счёл её врагом Рейха.

Её бывший сотрудник Вилис Лацис, который получал от Эмилии гонорары за свою работу в Jaunākās Ziņas, став министром иностранных дел в новом советском правительстве, не только не помог Эмилии Беньямин, но и способствовал её гонениям. Сначала она была переселена в небольшую квартиру, а 17 июня 1941 года власти появились у неё с приказом собрать вещи и следовать за ними. Была выслана в Сибирь, где умерла 23 сентября 1941 года от голода и дизентерии в лагере города Соликамск.



ДОМА БЕНЬЯМИНОВ В ЛАТВИИ





1939 ГОД. ПОХОРОНЫ КОРОЛЯ ЛАТВИЙСКОЙ ПРЕССЫ , МИЛЛИОНЕРА АНТОНА БЕНЬЯМИНА





Короля прессы Антона Беньямина называли самым богатым человеком Латвии 30х годов 20 века. Он был видный деятель Латвийской печати, издатель и общественный деятель, а так же главный редактор издательства "Яунакас Зиняс".

Умер господин Беньямин в 78 лет в своём имении Валдеки в 5 км. от Кандавы. Антон Беньямин умер 14 июня 1939 года . Состояние супругов на момент его смерти превышало 60 млн швейцарских золотых франков. По завещанию Эмилия получила 51% (контрольный пакет) акций их предприятий. Остальное получили его дети, которые пытались оспорить завещание через суд.

А.Беньямин ранней весной 1939 года перенёс дважды заболевание гриппом, в июне дважды болел пневмонией и перенёс операцию на ноге. умер находясь в бессознательном состоянии от сердечного приступа.

Тело Антона Беньямина было доставлено в Ригу на кануне похорон и доставлено в Рижский кафедральный собор. Похороны были общественные и потому в 12.00 двери собора открылись для всех желающих проститься с покойным.

На церемонии прощания траурную музыку играл на органе сам композитор А.Калнынь. У гроба стоял почётный караул из писателей и сотрудников покойного.

К началу отпевания собор был полон народу, тут собрались писатели, журналисты, художников, общественных деятелей и торгово-промышленников.

Прибыли на похороны и государственные лица.
Президента Латвийского государства на похоронах представлял комендант президентского замка, полковник Р.Бебрис.

Так же на похороны прибыли:
Старший чиновник по особым поручениям государственной канцелярии Т.Вайхерт.
Министр образования Ю.Аушкап
Министр Д.Рудзит с супругой.
Представитель министра общественных дел, директор печати М.Янсон.
Представитель латышской литературы и искусства Ю.Друва.
Посол Бельгии , барон Ф. де Селис-Фансон.
Посол Швеции П.Йогансон.
Генеральный -Консул Эстонской Республики Г.Розенберг.
Экс-президент Латвии А.Квесис.
Супруга экс-президента Латвии Ю.Чаксте.
и многие...многие другие официальные лица.

Специально из Финляндии на похороны прибыл полковник Линдт, представитель большого финского бумажного концерна.

Перед началом отпевания хор под руководством Рейтера исполнил траурную песнь А.Калныня "Тишина кладбища".

Слово памяти о покойном в соборе произнёс профессор доктор В.Малдон.

Оперные певцы А.Кактынь и А. Либерт-Ребане исполнили траурные песнопения Генделя, Эмериха и Бетховена.

Молитву над гробом покойного прочитал архиепископ Лютеранской Церкви, доктор Т.Гринберг.

Отпевание закончилось величественной молитвой Господней. композицией Э.Мелнгайлиса в исполнении хора под управлением Т.Рейтера.

Под траурные звуки органа и соборных колоколов гроб вынесли из собора на улицу и поставили на колесницу запряжённый шестёркой лошадей. Длинная погребальная процессия направилась пешком на улицу Аудею, где помещалась редакция газеты "Яунакас Зиняс" и журнала "Атпуты" именно там протекала редакционная и издательская жизнь покойного. Во время остановки хор с балкона издательства пропел песнь "Там за звездами".

Далее процессия направилась к дому покойного на ул. Кр.Барона (ныне Кр.Барона 12) и там тоже была сделана остановка.

Затем процессия отправилась на Лесное кладбище Риги и там процессию с гробом покойного встретил духовой оркестр пожарников города Риги.

У могилы гроб с телом покойного встретил с траурным песнопением двойной квартет "Латвия".

С последними словами у могилы обратились лютеранский пастырь Р. Заринь и профессор доктор В.Малдон.

Далее состоялось торжественное возложение цветов к могиле. Первые цветы возложили члены семьи покойного под руководством вдовы Эмилии Беньямин. Затем комендант президентского замка возложил венок от главы государства, президента К.Улманиса.
Затем были возложены венки от министерств и ведомств Латвийской Республики. От торговых, промышленных и учебных заведений. От скаутов. От различных редакций газет и журналов. А так же были возложены венки от правительств иностранных государств Бельгии, Швеции и Италии.

Закончились похороны около 20.00 часов маршем духового оркестра рижских пожарников.



КАКИМ БЫЛ ЛАТЫШСКИЙ МИЛЛИОНЕР И ИЗДАТЕЛЬ АНТОН БЕНЬЯМИН ?


В довоенной Латвии 30х годов многие ценили Антона Беньямина, многие были сделавшись его злейшими врагами. Как бы то не было, но нельзя было представить себе общественную жизнь предвоенных лет буржуазной Латвии без этого человека. Он очень редко появлялся на переднем плане политической жизни Латвии, но он был тем политическим фактором с которым нельзя было не считаться.

Его ни кто не продвигал в карьере, он построил свою жизнь своими руками и говорил, что ни когда, ни кому и ни чем кроме самого себя не обязан.

Не сразу он был знаменит, к славе путь был долгим и трудным. Родился в крестьянской усадьбе. Получил очень строгое спартанское воспитание, закончил семинарию... Мечтал стать учителем...

Антон Беньямин очень правильным был в разговорной латышской речи. Говорил очень чисто и красиво и не любил тех кто неправильно выговаривает слова. Плохую разговорную речь, он переносил с трудом, и если собеседник был его хорошим знакомым, то Антон Беньямин всегда поправлял собеседника прямо делая замечания за неправильно произносимые слова.

Когда Антону было 9 лет, мать дала ему 15 копеек чтобы он пошёл на Рождественскую ярмарку и купил Библию. Вместо этого мальчик напокупал сладостей и побоялся возвращаться без Библии к строгой маме в дом. В то время торговали и скотом, который часто разбегался. Мальчик наловил скота и вернул его хозяевам заработал за это 15 копеек и купил Библию. Антон говорил, что этот случай стал его первым коммерческим делом и с покупки той Библии пошло всё как по маслу.

Антон Беньямин был не только журналистом, но и способным купцом. Он снабжал своё село, а потом и другие всем самым необходимым, например мукой и керосином. Торговал по сёлам, товары заказывались вагонами и однажды потерпел крах в своём бизнесе. Именно тогда ему пришлось себя попробовать городским народным учителем, а потом и писателем.

В свои 40 лет в 1910 году он основал свою газету "Яунакас Зиняс". В то время Рига была заполнена русскими и немецкими газетами. Вскоре началась Первая Мировая война. Немецкие и русские издания стали эвакуироваться, а Беньямин правильно поймал свой путь. Он отказался эвакуироваться в Россию и практически его латышская газета в городе оказалась главенствующей. На этой волне он как редактор и издатель и поймал популярность.

Антон Беньямин думал не только о горожанах, но и о солдатах в окопах и он решил выпустить газету для солдат, но эта газета должна была быть на русском языке. И он стал издавать русскую газету для солдат и фронта "Рижское утро". Казалось бы ничего в этом нет особенного,ведь Рига тогда была в составе Российской Империи, однако Антон был латыш и русский язык не только не был его родным, он мог общаться по-русски с большой натяжкой и люди его русский далеко не все понимали. Когда читатели приходили в редакцию русской газеты и требовали редактора, то долго не верили, что перед ними сам редактор русской газеты, который очень плохо общается по-русски. Антон Беньямин позже признался, что сам не может понять, как он мог без хорошего знания языка издавать русскую газету.

В Германии отказывались верить в печатный успех Беньямина и называла его человеком незаурядного формата. Тираж его газеты в Риге побил все рекорды.

Люди приходившие в редакцию хотели разговаривать только с господином Беньямином и он всех принимал в своём кабинете. Иногда на приём к нему люди в очереди сидели часами.

В отпуск уезжал в Ниццу, но и там думал о работе, что не могло нравиться жене. Аж три раза в день сам ходил на почту за почтовыми конвертами из Латвии и сам писал в редакцию.

Он так же хорошо разбирался в мировой политике и говорил, что журналист не может не понимать в политике иначе он не должен быть журналистом.

Антон Беньямин был очень гостеприимный и часто будучи за рубежом водил друзей по ресторанам. Он очень любил хорошо и вкусно поесть и так же накормить друзей. У официантов он узнавал тонкости всех блюд и заказывал самые изысканные, дорогие блюда.

Беньямин ещё был очень музыкален и блестяще играл на рояле, чем удивлял публику. Сам Антон скромно отвечал, что играть на рояле он не умеет и ни кто его не учил, просто в юности он учился играть на органе, вот и использует те свои знания.

В 1930 году Антону Беньямин исполнилось 70 лет и к нему пришли коллеги из газет взять интервью. Господин Беньямин смутился, он не любил быть известным и ни когда ранее не давал интервью:
-Интервью? Пожалуйста, я сижу здесь за своим столом, я работаю. Это вся моя жизнь. И это всё, что я могу сказать для вашего интервью!

А не думаете ли Вы в Вашем преклонном возрасте уже удалиться от работы, - спросили 70 летнего Антона Беньямина.
--Пока я живу, нет. Работа - моя жизнь! Я не могу жить без работы.



ЭМИЛИЯ БЕНЬЯМИН. НЕ КАРОНОВАННАЯ КОРОЛЕВА ЛАТВИИ


Эмилия родилась в простой семье, с детства подрабатывала продажей газет на улицах. Ее журналистская карьера началась с написания рекламных текстов.

Успешный журналист Антон Беньямин был поражен ее умом и необыкновенной хваткой. Он сразу понял, что они с Эмилией – родные души, и что вместе они могут достичь небывалых высот. И не ошибся.
Беньямины выпустили в 1911-м году самую популярную ежедневную газету «Jaunākās Ziņas». Она расходилась тиражом в 90 000 экземпляров по копейке за штуку. Это положило начало их первому миллиону, а в 1924-м году начал выходить их новый журнал для семьи «Atpūta» тиражом от 60 до 80-ти тысяч.

Купив новый дом, в Риге на ул. Кр.Барона "короли прессы" устроили в нем светский салон.
Еего двери были открыты только для избранных. Дипломаты знали, что они должны получить не только аккредитацию в президентский дворец, но и признание «Беньяминши». Быть принятым в салоне Беньяминов было не только почетно, но и очень важно для карьеры.

Эмилия Беньямин была талантливой и образованной женщиной, но безумно тщеславна, коварна и капризна.



Если Эмилия не могла пойти на премьеру в Национальной опере в объявленный день, она требовала перенести премьеру. А если директор театра не соглашался, его попросту увольняли.

Каждый молодой музыкант свой первый сольный концерт должен был дать в салоне Беньямин. Таков был негласный закон.

Но Беньямины занимались и благотворительностью. На их деньги были созданы спортивные клубы, общественные организации. Они опекали молодых художников, журналистов, артистов. Беньямины вооружили Латвию двумя военными самолетами.

Однажды Эмилия пригласила к себе известного ясновидящего, колдуна Эйжена Финка. Она попросила его прийти на вечер и поразвлекать гостей предсказаниями их будущего. За услуги она обещала Финку 100 рублей.
Весь вечер Финк пророчествовал и давал оракульские советы. Гости сыпали щедрыми гонорарами.
К концу вечера Финк заработал три тысячи латов. Эмилия все видела, и, когда Финк подошел за расчетом, грубо отказала ему. Мол, сам уже все получил, и даже больше.
Финк рассвирепел и сказал: «Вам я тоже предскажу судьбу. Вы умрете от голода на кровати из досок, у вас не будет даже подушки под головой!»

Что это было – пророчество Финка или его проклятие? Но так оно и случилось. Наступил 1940-й год, который запросто разрушил казавшуюся незыблемой империю Эмилии Беньямин.




Сначала новая власть национализировала все ее имущества – издательство, дома в Риге, новую Юрмальскую резиденцию и даже поместье Валдекю под Кандавой. Сама Эмилия Беньямин в 1941 году была сослана в Сибирь.
Буквально через несколько месяцев она умерла – от голода, дезентерии, на голых нарах.

Говорят, что в теплушку НКВД она гордо вошла на шпильках...




ПАСПОРТА МИЛЛИОНЕРОВ АНТОНА И ЭМИЛИИ БЕНЬЯМИН