July 26th, 2020

ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО НИКОЛАЯ В МОНАСТЫРЕ ЕКАБПИЛСА



Имя Николай для города Екабпилса особенное и в городе имеется две православные церкви Св.Николая, здесь речь идёт о более древней, что на территории моностыря.

В чём особенность имени Николая в Екабпилсе, уже мало кто и знает. Но, именно епископ западной церкви с имени Николай был первым хозяином Крустпилсского замка, что практически через реку Даугаву против монастыря и от него пошла через века негласная традиция, что у новых хозяев этого замка или у молодых пар живущих в замке первенец-мальчик должен был крещён под именем Николай в честь святого Святителя Николая Мир-Ликийского и в память основателя городского замка Крустпилского епископа Николая. Потому и к имени Николай в Екабпилсе всегда относились тепло и трепетно и особенно латышское население.

В 1660 году на берегу Даугавы со стороны Екабпилса была построена православная церковь Св.Николая. К сожалению, кроме сухих и не очень достоверных фактов , мало информации о данной церкви, но кое что удалось узнать чего нет в справочниках Латвийской Православной Церкви.

В 1774 году храм уже был не деревянный, а имел современную конструкцию. И до 1817 года церковь входила в состав нынешнего Екабпилского монастыря. Но позже монастырь был упразднён и церковь Св.Николая стала приходской. Именно в ней и пребывала Якобштадтская икона Богородицы . Однако в те годы это был не православный храм, а церковь греко-католическая.

Храм очень сильно пострадал в Первую Мировую войну. Уже после войны на его крыше была обнаружена неразорвавшаяся граната.

Последнее богослужение в храме было проведено в 1915 году и церковь была в таком плачевном состоянии, что проводить богослужения далее было невозможно, а на ремонт не было денег. Храм закрыли и он простоял закрытым 17 лет.

Но после того, как Латвийской Церкви была дарована самостоятельность от России, нашёлся священник , который на свои средства взялся отреставрировать этот храм и это был православный латышский священнослужитель Берзинь. Один латышский батюшка сделал то, что не удалось 17 лет сделать всей Русской Церкви.

Помогал священнику Берзиньшу, старейшина православной латышской Екабпилсской общины Янис Приедис.

18 сентября 1932 года состоялось первое богослужение спустя 17 лет в данном храме, которое возглавил ректор Рижской Духовной Семинарии и преподаватель Латвийского Университета протоиерей Янис Янсонс в сослужении священника Берзиньша.

На первое латышское богослужение в качестве гостей были приглашены два русских православных священнослужителя из Екабпилса и Крустпилса, Феодоров и Бороздин.

Церковь была вся в цветах. Народ съехался с разных уголков района и литургию стоял на улице, храм не мог всех вместить. Некоторые люди молились стоя в лодках на реке.

После литургии пастырь Янсонс произнёс проповедь, а пастырь Берзиньш со слезами радости зачитал поздравительное слово Рижского архиепископа Иоанна (Поммера).

Потом на амвон поднялся псаломщик Круглинскис, он поблагодарил священника Берзиньща за открытие исторического храма и от имени всего прихода преподнёс в дар батюшке золотой крест, заранее просил скромного батюшку не отказаться от такого подарка, который он заработал своими трудами и вкладами в данный храм.

После богослужения священник Берзиньш пригласил церковный совет, певчих и почётных гостей к себе домой за праздничный стол и там рассказал о большой проделанной работе по возрождению данной церкви.

Когда трапеза закончилась, пастырь Берзиньш напомнил, что Латвийская Церковь получила самостоятельность от Русской Церкви, призвал каждого помнить своё латышское происхождение, любить родную Латвию и предложил всем спеть гимн Латвийской Республики : "Боже храни Латвию", назвав гимн народной молитвой для каждого христианина Латвии.

Латвийским гимном стоя за столом в доме у батюшки Берзиньша и были завершены торжества возрождения храма Св.Николая в Екабпилсе в 1932 году.

СТАРОВЕРЫ ЕКАБПИЛСА


Дальновидный герцог Екабс смиловался над гонимыми россиянами-староверами и принял их на своей земле, а те в свою очередь в благодарность герцогу назвали селения его именем. Староверы получали от герцога широкое право на самоопределение. Герцог дал поселившимся русским на левом берегу Даугавы на против Крустпилса особое право, молиться в своей вере и поддерживать свои церкви.
Город был многонациональным и многоконфессиональным с самого начала. Это создало толерантность по отношению к людям других конфессий и национальностей.

Положение старообрядцев в 18 веке, несмотря на войны и эпидемии, оставались достаточно благоприятными, потому что не было преследования из-за религиозных убеждений. Они были полноправными гражданами, которые владели земельными участками в черте города.
Помимо сельского хозяйства, традиционным занятием старообрядцев были лесное хозяйство, деревообработка и строительство. Навыки мастеров-строителей, знание Даугавы и ее порогов передавались из поколения в поколение, как и опыт работы по деревообработке и строительству деревянных зданий.

В 1795 году Екабпилс вошел в состав Российской империи. Согласно его законам, старообрядцы оказались ущемлёнными в правах, поэтому их унижали и постоянно контролировали правящая православная церковь и полиция. Возможно, именно по этой причине вскоре после 1812 г. более ста старообрядческие семьи покинули город. Оставшиеся в живых должны были терпеть унижения и запреты на протяжении десятилетий, но они не сдавались.

В 1849 году молитвенный дом старообрядцев в Екабпилсе был опечатан, а затем полностью разрушен солдатами Российской Империи. На протяжении более 30 лет староверам города было запрещено собираться открыто для общей молитвы. Молитвы посещали несколько десятков человек и проходили в жилых домах горожан .

С самого начала поселения староверов в Екабпилсе, обязанностью каждого главы семьи было сохранять и передавать свою древнюю веру - знать Священные Писания церкви, основы пения и порядок главного служения. Многие женщины тоже хорошо это знали.

Чтобы поддерживать свою веру среди граждан, староверы должны были очень требовательно передавать знания и традиции. В Екабпилсе многие семьи долгое время хранили давние старообрядческие книги.

В 1878 году Георгий Китов, один из самых богатых и влиятельных старообрядцев города Екабпилса , подарил один из своих домов для общественного богослужения. В 1883 году к этому зданию была добавлена ​​большая комната, которая по сей день служит молитвенным домом в котором и молятся сегодня местные староверы.




Жизнь прогрессирует, отсутствие светского образования становилось все более острым. Несколько школ с русским и немецким языками обучения были в городе. Отдать русского ребёнка старовера в русскую школу означало бы подвергнуть его влиянию священнослужителя православной церкви. И как ни странно, немецкие школы были для русских староверов Екабпилса более приемлемы чем школы русские.

Дементи Белов, первый адвокат старообрядцев Екабпилса , также пошел по немецкому пути. В 1840-х годах он работал юристом у барона Н. Корфа, но в конце своей жизни в 1924 году он возглавил юридическую фирму в Риге. Самый выдающийся старообрядческий бизнесмен 20-го века был вынужден начать свое обучение в немецкой школе.

Старообрядцы перестали подвергаться репрессиям только при императоре Николае Вторым, в Российской Империи они получили те же права, что и в древние времена, не только православные , но и католики и лютеране теперь и на территории Латвии имели одинаковые права. Теперь они также могли официально зарегистрировать свои сообщества и метрические книги, строить церкви, колокольни, общины могли владеть собственностью, открывать школы со своими религиозными учителями и так далее. Период с 1905 по 1915 год для староверов было
«Золотое» десятилетие. Впервые за два с половиной столетия старообрядцы испытали быстрое социальное, экономическое и духовное процветание по всей стране.

Старообрядцы из Екабпилса также владели всеми новыми правами. Община была официально зарегистрирована, общине вернули землю, на которой стоял молитвенный дом 60 лет назад. Афанасий Китов отправился в Петербург и получил разрешение на организацию старообрядческой школы в Екабпилсе - одной из первых, если не самой первой в Прибалтике. Школа была открыта осенью 1906 года. Первоначально школа действовала в частном доме. На пересечении улиц Виестура и А.Порманя менее чем через два года община построила двухэтажное здание из красного кирпича с жестяной крышей, которая вмещала около 100 детей из города и окрестностей.

До Первой мировой войны первые офицеры, инженеры и юристы были из старообрядцев Екабпилса.

Старообрядцы в то время были довольно замкнутым обществом, в котором образ жизни регулировался циклом религиозных праздников и постов и множеством запретов. Им не разрешалось жениться на людях других вероисповеданий , не разрешалось курить и так далее. Братские узы традиционно связывали старообрядцев из Екабпилса с братьями по вере в Елгаве, Даугавпилсе, Илуксте, Субате и реже из деревень Латгалии.

Редкие браки с местными православными и католиками состоялись при условии, что супруга - чаще девушка - переходила из своей веры в старообрядчество. В то время как старый календарь был в Латвии в силе, было много общих праздников и традиций, даже костры на Лиго и Ивана Купалу совпадали.

Среди живых традиций Екабпилса следует также упомянуть древний обычай дарить бедным перед большими праздниками, например, специальную выпечку белого хлеба для городской тюрьмы. Дары благодати раздавались бедным людям и на кладбище перед Троицей и похоронами. Следует также отметить, что в это время едва ли отмечали дни рождения: старообрядцы отмечали только свой день Ангела.

После Первой мировой войны национально-конфессиональный состав города изменился. Роль православной церкви в Екабпилсе резко снизилась , и число немцев и поляков уменьшилось. Но зато вырасло и взяло вверх число латышей. Старообрядцы оставались здесь и при латышском правлении, чувствуя себя привязанными к своим земельным участкам и поколениям предков, связывало староверов с этой землёй и кладбище.

Между двумя войнами в независимом Латвийском государстве старообрядцы были признаны традиционной конфессией. Два или три старообрядца также обычно избирались на выборах в городской совет.
Каждый год старообрядческая церковь получала от Сейма небольшое денежное пособие на ремонт своего храма

В память о старообрядцах, погибших за независимость Латвии в 1936 году старообрядческая община установила огромный трехметровый дубовый крест на местном кладбище.

В целом экономическая ситуация в городе постепенно улучшается. Благосостояние граждан также выросло. Следует отметить, что большинство пахотной земли города в то время принадлежала старообрядцам.

Строительные артефакты Я. Герасимовой и Я. Косесниковой не жаловались даже на отсутствие работы. В Екабпилсе до сих пор построены дома, украшенные резьбой по дереву A.Китовом и при его сыне десятки местных ремесленников работали, чтобы построить здание городской больницы. Много плотников каменщиков участвовали в строительстве прекрасного Даугавского моста и строительстве сахарного завода.

Летом старообрядческие дети ходили пасти скот по соседним усадьбам, зарабатывая одежду и обувь. В то же время они познакомились с латышскими традициями и научились латышскому языку.

В русской школе Екабпилса при независимой Латвии 90% учеников были старообрядцами. Школа была в ведении М. Дьяковская, проработавшей там почти 40 лет. Науку, математику и образование преподавал Тарасий Макаров, выпускник семинара для учителей в Тартуском университете Он был известен в Латвии как специалист по особому методу древнего пения. Он руководил хором дома молитвы, а также подготовил там группу молодых певцов, которых высоко ценили знатоки древнего пения. Высшим достижением его учеников могло стать участие хора во Всероссийском собрании старообрядческих хоров 16 мая 1937 года
в Доме Черноголовых в Риге ... Макаров имел большой авторитет не только среди русских.

Русская начальная школа также обеспечила базовые знания латышского языка, поэтому те ученики, которые могли и хотели учиться дальше, поступали в латвийскую гимназию, а после окончания - в военную школу, университет .

Целый слой лой профессионального интеллекта был сформирован из старообрядцев. Офицерами в латвийской армии были М. Китов , М. Перевозчиков , А. Китов , учителя М. Павлов , Ф. Китов , А. Соловьев , М. Маков . Некоторые молодые люди также изучали технику и медицину до войны. Константин Павлов стал известным реставратором иконописи в Латвии в Рижской общине Гребенщикова.

Большинство старообрядцев ежедневно занимались тяжелым физическим трудом.




Екабпилс не содержал свою пожарную команду в то время. Она состоял из добровольцев, большинство из которых, включая командный состав, были старообрядцами. Почти каждый взрослый старообрядец считал своим долгом быть пожарным, хотя это обязательство не приносило никакого дохода, напротив, это были только расходы на покупку униформы и лечение травм после пожаров.

К концу 30-х годов старообрядцы были менее замкнуты. Тем не менее, большинство старообрядческих семей все еще соблюдали многие патриархальные и традиционные привычки: власть отца и мужа, поклонение святости семьи во всех важных делах, резко негативное отношение к внебрачным отношениям. Содержание старых родителей было священным, никто не бросил своих родителей в одиночестве. Не было и покинутых родителями староверских детей.Никаких вечеринок, или кино со стороны староверов.

Подавляющее большинство состояли в браках только старовер со старовером. . Союз людей разных конфессий стал отличным испытанием для молодежи и их родителей. Однако количество смешанных браков росло, особенно между теми кто получил образование и жил среди других национальностей. Молодые начальники, военные, медики встречали свою вторую половину среди латышей и немцев. Некоторые из этих старообрядцев не получали родительского благословения и воспринимали это как глубоко личную драму.

В те дни певческая культура местных русских была довольно высокой, хотя они не были объединены в хоре. Пели на работе, в поле, в дороге, за праздничным столом. Репертуар варьировался от многовековых народных песен до песен Некрасова, Лермонтова, Кольцова, Есенина, ...
В репертуар некоторых семей вошло более 100 песен - веселых и грустных, но не частушек. Староверы Латвии впервые услышали частушки от оккупационной Советской Армии в 1940 году и эти матерные куплеты вызвали шок у староверов.

И все же - хотя некоторые парни тайно и вдали от дома также курили, в домах старообрядцев никогда не было табачного дыма. Среди старообрядцев также не было алкоголиков. Многие староверы никогда не познали вкус алкоголя в своей жизни.

В водоворотах советских и немецких времен старообрядцы, по-разному относились к событиям 1940 года. Некоторые из самых бедных слоев населения, которые были плохо информированы о жизни в Союзе, верили в демагогию. Начал каким-то образом поддерживать новую власть, присоединившись к Красному коммунизму. В начале войны некоторые бойцы- староверы были также включены в Красную армию против их воли. А шестеро погибли в Старой Русе, когда служили в латвийской дивизии у немцев.

В начале немецкой эпохи немцы не закрывали русскую школу. Она была только перемещена в намного более узкую комнату в прежней еврейской школе. На втором курсе в школе даже была организована специальная программа образования на русском языке по всем предметам.

Русской и православной и староверской Церкови была официально возвращена собственность.

Первые 20 лет после войны были самые трудные для местных старообрядцев. Жизнь кардинально изменилась, заменив плюсы на минусы. Люди с детства подозрительно относились к своим родственникам. Некоторые староверы сразу же спрятал иконы своего деда глубже . Когда началась перерегистрация церкви, только 39 человек из всех семей не побоялись заступиться за церковь. В эти трудные годы наставником служил Иван Волков, тихий и терпеливый человек, настоящий человек. Он работал в течение 20 лет, живя в условиях крайней нищеты. Этот человек оставил удивительно яркие воспоминания о себе. В его время преподавание молодежи церковное чтения и пение было принудительно отменено.

Во время правления Никиты Хрущева в 1960-х годах была предпринята еще одна попытка закрыть староверскую Екабпилсскую церковь. Молодые старообрядцы, получившие среднее образование, но многие также имеющие высшее образование, не расходились по всему Союзу, а оставались в Латвии, не отрываясь от своих корней. Тем, кто остался в своем родном городе, не разрешалось открыто посещать церковь или крестить детей. Наибольшую потерю для старообрядцев Латгалии принесли коллективизация и так называемое увеличение ферм, которые привели к ликвидации многих усадеб и нежизнеспособных деревень.

Переехав в жилой дом в колхозном селе, старообрядцы не только оставили свои родные дома и предметы традиции, они оказались под пристальным наблюдением своих соседей и не могли исповедовать многие из своих религиозных традиций ...

Прошли годы. Латвия вновь стала независимым государством. В Екабпилсе и сегодня живёт много старообрядцев, потомки тех, кто пронёс свою веру через через трудные времена. Многие смешанные браки с атеистами и людьми других конфессий приближают старообрядцев к общему разнообразию европейского общества. Однако эта некогда довольно закрытая и стабильная среда все еще существует в Латвии и Екабпилсе и сохраняет свой язык и самобытность четвёртое столетие.