July 27th, 2020

ЯЗЕП ВИТОЛС, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО КОМПОЗИТОРА ЛАТВИИ


Язеп Витолс - латышский композитор родился в Валмиере 26 июля 1863 года, детство провёл в Елгаве , Отец композитора работал в немецкой школе и в доме разговаривали все на немецком языке. Из всех детей ы семье латышский язык учил и хорошо его знал , только Язеп Витолс.

Музыкальность перенял от родителей. Мать обладала красивым голосом и часто пела, она знала ноты, а отец играл на пианино.


С1880 по 1886 учился в Санкт-Петербургской консерватории, у известного русского композитора Римского-Корсакова. Я. Витолс заканчивает консерваторию с золотой медалью и тут же начинает работу в качестве преподавателя консерватории в С-Петербурге.



Избирается профессором и когда Латвия становится независимой Республикой в 1918 году, возвращается на родину и участвует в создании Рижского оперного театра, но в 1919 году он организовал Латвийскую консерваторию в Риге, где он работал профессором и ректором почти всю оставшуюся жизнь.

В 1944 году Витолс уехал в Западную Германию .   Там, вдали от своей родины и народа, Язеп Витолс в 1948 году умирает в Любеке в возрасте 84 лет.

Как в Санкт-Петербурге, так и в Риге Я. Витолс воспитал ряд известных композиторов, как пример его учеником является Сергей Прокофьев.

Язеп Витолс - первый латвийский композитор, чья музыка была услышана за границей Латвии.



Творческое наследие Язепа Витолса очень широкое и универсальное. За исключением оперы и балета , Витолс писал музыку практически во всех жанрах музыки.

Уже в 1908 году и в 1909 году Эмилс Дарзиньш был первым, кто стал более широко размышлять над сочинениями Я. Витолса.

Особенность музыки Витолса - её техническая, образцовая форма.
Я. Витолс был близок как ни кто иной к людям в своих хоровых песнях. В Латвии не было ни одного праздника песни, на котором не пели бы песни Я. Витолса.



Язепу Витолсу отведено выдающееся место в репертуаре также и Фестиваля советской латышской песни. Его произведения стали символом латышской хоровой песни. А Латвийская консерватория названа именем этого великого латышского композитора.

Витолс — автор первых латвийских сочинений в жанре симфонии (1888), фортепианной сонаты (1885), струнного квартета (1899). Его стиль отмечен ясностью формы и хорошей оркестровкой. Синтезировав влияния европейской и русской музыки конца XIX века, композитор также использовал в своих сочинениях элементы латышского музыкального фольклора.

Витолс приблизительно написал 75 фортепианных произведений, 130 песен, 150 песен для хоров,, более 200 народных песен соло голосом и фортепиано, больше десятка работ для симфонического оркестра, а также органа и духового оркестра. Это высшее достижение звукового искусства Латвии и Латвийская духовная ценность.




24 апреля 1948 года, в день смерти в 11.00 утра 84 летний композитор находясь в больнице с сердечным недугом принимал коллег по музыке и они обсуждали проведения праздника недели латышской музыки в Германии. Язепа Витола даже попросили взять на себя роль почетного председателя оргкомитета . Предложили Витолсу и сделать один из вечеров, концерт его музыки, но композитор отказался и сказал, что он доволен будет и от общего концерта всех латвийских композиторов.

26 июля, через 3 месяца композитору исполнялось бы 85 лет и именно тогда задумывался его большой концерт. Не смотря на возраст, композитор был физически крепким человеком и плохого ни чего не предвещало.



В тот день из-за холодной погоды Язеп Витолс отказался идти на прогулку в больничный сад и пожаловался жене на падение давление и боль в груди. Заведующий отделением больницы, доктор К.Пакалнс осмотрел композитора и обнаружив слабость сердца дал сильное лекарство и сделал укол. Но композитору становилось стремительно всё хуже. В 15.50 Язеп Витолс умер, при нём находилась супруга...

Латышский композитор Язеп Витолс умер в немецком городе Любик в 1948 году в возрасте 84 года, в Германии он жил последние 4 года жизни.
После его смерти и в Любике и в Гпмбурге была объявлена траурная неделя, а в день похорон отменены уроки в школах, вместо них для детей были объявлены школьные памятные мероприятия.

Немецкое кладбище и церковь были украшены национальными флагами Латвии, которые были уже запрещены в Советской Латвии. В похоронах приняло участие 60 делегаций, 1000 человек.

Над могилой был исполнен гимн Латвии.







Советские газеты писали, что возможно композитор покинул Латвию не добровольно, так как немцы принуждали интелигенцию Латвии уезжать в Германию,однако в дни похорон газеты писали слова композитора сказанные ранее:
--Вы видите, я приехал в Германию, потому что я не хотел демонстрировать солидарность с той нынешней властью, которая нанесла такой большой ущерб моему народу. Я приехал, чтобы они не могли покрыть моим именем то, что обмануло латышский народ и сделало его несчастным.



Выступавшие на похоронах называли "жестокостью судьбы", что такой великий латыш должен покоиться в чужих песках, но выражали надежду, что возможно настанет день, когда прах латышского композитора будет перенесён на латвийскую землю.


Останки композитора привезли и перезахоронили в Латвии только 27 июня 1993 года.

БЫЛ ЛИ КРЕЩЁН ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ



СВЯЩЕННИК ПАВЕЛ ГУМЕРОВ О ВЕРЕ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО

Высоцкий родился в стране, где атеизм был государственной идеологией, где была поставлена задача: полностью уничтожить веру и религию. Появился он на свет в 1938 году, когда проводились массовые расстрелы духовенства и просто верующих людей. Происходил из самой обычной неверующей советской семьи. Отец его был кадровым офицером, членом партии.

Нам, людям православным, воцерков-ленным, сейчас некоторые песни Высоцкого режут ухо, коробят своими не всегда правильными, иногда на грани кощунства, строчками. Но, интересно, что, когда я слушал эти тексты в середине 80-х годов, тогда они совершенно не казались мне кощунственными, оскорбляющими мои религиозные чувства. Наоборот, меня очень удивляло и радовало, что в то время, когда о Боге все молчали, а если писали и пели, то только с целью атеистической пропаганды, есть человек, который в своих стихах постоянно обращается к религиозной теме и пишет о духовном мире как об объективной реальности:

«Мы успели, в гости к Богу не бывает опозданий…» («Кони привередливые»). «И я попрошу Бога, Духа и Сына, чтоб выполнил волю мою, пусть вечно мой друг защищает мне спину, как в этом последнем бою» («Песня летчика истребителя»).

Все, кто знаком с творчеством Владимира Семеновича, знают, что в своих песнях Высоцкий очень часто обращался к духовным темам, широко использовал религиозные мотивы, духовные образы и церковную терминологию. В его стихах мы нередко можем встретить славянизмы: лик, чело-вече, уста, око, агнцы, древо, елей, житие, ныне, присно, во веки веков и другие. Его песни изобилуют очень нехарактерными, непривычными для советской поэзии словами и терминами: церкви, святая святых, колокольни, благодать, благословенье, заутреня, житие, образа, иконы, кресты, лампады, ладан, свечи, купола, колокола, набат, малиновый звон, молитвы, крещение, первородство, пророк, апостол, святитель, дьякон, пономарь, звонарь, архангелы, ангелы, херувимы, райский сад, рай, всемирный потоп. Не говоря уже об именах Божиих: Господь, Бог, Дух, Христос, Иисус, Распятый, Божий Сын. Упоминаются и имена Матери Божией: Богородица, Мадонна. Поэт, однозначно, был знаком со Священным Писанием, он нередко цитирует библейские тексты. Конечно, справедливости ради, нужно заметить, что Высоцкий далеко не всегда употребляет священные слова и цитаты к месту, иногда то, как он использует духовные образы, коробит. Но, тем не менее, то, что он так часто прибегает к духовным темам, свидетельствует о том, что духовный мир, вера очень интересны ему, он явно неравнодушен к религиозным вопросам. Скажите, у кого из поэтов советского периода мы найдем такое количество стихов, где упоминается Имя Божие (и совсем не всуе), и поднимаются духовно-философские вопросы? Приходится иногда слышать возражения такого рода: для Высоцкого духовная терминология была просто красивым материалом, не более, он применял духовные мотивы как красочные образы, без всякого смысла и без веры. Известно, что поэт обладал очень большим кругозором, имел обширные, энциклопедические познания в самых разных областях: русской и зарубежной литературе, искусстве, истории, использовал совершенно различные специальные профессиональные термины из разных областей человеческого знания. И в обращении к духовной тематике я вижу совсем другое: здесь нет поверхностного взгляда, все очень серьезно, к тому же не нужно забывать о том, когда писались эти стихи и где. В стране, где духовно-религиозные темы были не только не модны и непопулярны, но и просто запретны и презираемы. О религии можно было писать либо плохо, либо ничего. Человека, который говорил о Боге без глумления, могли не только не понять, но и просто посчитать душевнобольным. Многие из нас хорошо помнят, как тогда относились к верующим. И, тем не менее, Высоцкий рискует и поднимает в своих песнях, которые он пел перед тысячами людей, те закрытые, гонимые темы, которые волновали его самого и тревожили его ищущую духовных ответов душу.

Многие верующие люди задаются вопросом: принял ли Высоцкий крещение?

На этот счет существует много противоречивых мнений, но я хотел бы привести одно свидетельство очень близкого к Владимиру Семеновичу человека, его второй жены Людмилы Владимировны Абрамовой. Когда она давала интервью газете «Московский комсомолец», корреспондент задал ей вопрос: «Был ли Высоцкий верующим человеком?» На что она ответила:

«Судя по тому, как тактично он относился к моей сумбурной, очень бестолковой, но очень искренней религиозности, верил. У меня все шло от любви к Толстому в большой степени, а у Володи — от жизни. В начале 1970 года он приезжал ко мне сказать, что едет креститься в Армению. Когда две актрисы с Таганки тайно крестилась в Тбилиси, длинные языки нашлись, и Юрий Петрович (Любимов, режиссер театра на Таганке (П. Г.)) это расхлебывал. А если бы крестился Володя, то Юрий Петрович потерял бы и театр, и партийный билет. Володя остался бы неуязвимым — его песни создавали вокруг него силовое поле, но у Любимова были бы настоящие неприятности, а Семену Владимировичу (отцу поэта (П. Г.)) пришлось бы уйти в отставку.

Он просил крест: «Вот, ты Веньке подарила!» Веня Смехов у меня выпросил вот такой величины напрестольный крест, который моя бабушка подобрала, когда в Самаре разрушали храм. Я подарила Володе довольно своеобразную вещь: женский Георгиевский крест, учрежденный для сестер милосердия во время последней русско-турецкой войны. Такой крест был у одной из моих прабабушек».

Вселенская Православная Церковь не имеет общения, с Армянской церковью, но их крещение Православной Церковью принимается. Я уверен, что Высоцкий, если он крестился в Армянской церкви, просто не знал о догматических и канонических расхождениях Православной Церкви с армянами, и считал, что крестится в православие, тем более, что сам армянином не был, и в Армению поехал просто, чтобы избежать огласки. В Армении, кстати, есть не только приходы Армянской церкви, но и православные храмы, и в каком храме намеривался креститься Владимир Семенович, мы не знаем.

Существуют и другие свидетельства, что Высоцкий принял крещение уже в конце жизни. Об этом говорит его сын Никита.

Сын поэта Аркадий также подтверждает факт крещения отца.

В пользу того, что Высоцкий действительно принял крещение, говорит и тот факт, что сохранилось несколько его фотографий, где в расстегнутом вороте рубахи хорошо видно большое серебряное распятие. Известно, что дома у Владимира Семеновича были иконы и кресты.

Сохранился список книг, оставшихся после его смерти и среди них есть следующие:

Сокращенный молитвослов, издания Почаевской Лавры, Православный церковный календарь на 1977 г., издательства Московской Патриархии, Библия — Москва, издательство Московской Патриархии, 1968 г., Новый Завет — издательство Московской Патриархии, 1976 г.; Новый Завет в русском переводе с параллельными местами, напечатанный в Швеции в 1966 г. Этот список можно найти в альманахе «Мир Высоцкого. Исследования и материалы». Согласитесь, человек, равнодушный к христианской вере, никогда бы не стал держать у себя в библиотеке эти необходимые каждому православному книги. К тому же, судя по годам выпуска, они вовсе не являются какими-то букинистическими редкостями.

Леонид Васильевич Мончинский, писатель, друг Владимира Высоцкого, в соавторстве с ним написавший роман «Черная свеча», дает такое свидетельство: «Никогда не спрашивал, крещен ли, но, когда он жил у меня в Иркутске, то вставал утром на молитву вместе с моей верующей мамой, совершал крестное знамение и молился. Мы с ним заходили в действующий храм». Мончинский также говорит о вере Высоцкого: «Он ушел верующим человеком».

Недавно я узнал очень интересные подробности этой поездки Высоцкого в Иркутск. Мне стало известно, что, оказывается, Леонид Мончинский, является отцом митрополита Белогородского Иоанна, председателя Миссионерского отдела Московского патриархата, одного из самых известных иерархов нашей Церкви.

Когда Высоцкий приезжал в гости к Мончинскому, будущий владыка Иоанн, тогда еще Сережа, был еще юношей, он родился в 1960 году. Сергей стал свидетелем того, что его любимый поэт и певец, кумир миллионов советских людей, молится вместе с его бабушкой. Это так повлияло на молодого человека, что потом послужило началом его прихода в Церковь. То, что не только его престарелая родственница, но и очень авторитетный для него человек также творит молитву и кладет крестное знамение, заставило его всерьез задуматься о Боге и вере.

Еще один друг Владимира Семеновича, старатель, бывший политзаключенный, Вадим Туманов, судьба которого как раз легла в основу книги «Черная свеча», также свидетельствует о тяге Высоцкого к духовным предметам: «В поселке Лиственничном на берегу озера Байкал он остановился у церкви. Володя хотел войти внутрь, но дверь была заперта, потом, видно, приметив туристов, подошла женщина с ключами. Володя около часа провел в храме, задерживаясь у собранных местными прихожанами старых икон».

Марина Влади сомневается в том, что Высоцкий был крещеным человеком, так как, по ее словам, сам он никогда не говорил ей об этом. Но мы знаем, что Марина Владимировна и сейчас позиционирует себя как атеистка, а уж тогда точно ни во что не верила. В то время многие предпочитали не распространяться о своей вере, мне известны семьи, где супруги годами скрывали друг от друга факт собственного крещения и крещения детей. К тому же вера — вещь сокровенная и, возможно, Высоцкий не хотел говорить на эту, очень личную, деликатную тему с равнодушным к вопросам веры, пусть даже и любимым человеком.

Владимир Семенович оказал на меня, в свое время, большое влияние, я чувствую с ним духовную связь и считаю своим долгом молиться за него.



Фото 1972 года сделана в Латвии. Город Юрмала на взморье района Яункемери, Владимир Высоцкий и Марина Влади на Балтийском взморье.

ЕВРЕЙСКАЯ РОДОСЛОВНАЯ
Дед Высоцкого по отцовской линии — Вольф Шлиомович Высоцкий (1889—1962) — появился на свет в городе Брест-Литовске в семье стеклодува . Последовательно окончив Люблинское коммерческое училище, экономический факультет Киевского коммерческого института, юридический факультет Киевского университета и промышленный факультет Киевского института народного хозяйства, он во время нэпа открыл мастерскую театрального грима. В 1926 году Вольф Высоцкий переехал с семьёй в Москву, где работал юрисконсультом, химиком, экономистом. Ещё в 1915 году он женился на Доре (Деборе) Евсеевне Бронштейн ([1891—1896]—1970) . Бракосочетание было проведено в соответствии с еврейскими обрядами.