September 3rd, 2020

САМАЯ ЗАГАДОЧНАЯ ДРАМА В ПРЕДВОЕННОЙ ВАРШАВЕ

УБИЙСТВО АРХИТЕКТОРА ЗБИГНЕВА ГИРШЕВСКОГО.


Есть в Варшаве улица Львовская. Здесь проживали русскоязычные преподаватели института, польские и еврейские предприниматели и представители свободных профессий .Жил здесь в 5 комнатной квартире и известнейший в Варшаве 30 летний архитектор Збигнев Гиршевский. Его состояние в 1938 году составляло по современному курсу 1.129.475 EUR. Он имел награды за разработки архитектурного плана новых 4 комнатных квартир.

29 сентября 1938 года архитектор Гиршевский был найден мёртвым в своём кабинете. Он не пришёл к обеду и горничная не смогла его дозваться. Тогда она позвала мать архитектора, чтобы та с ней зашла в его кабинет. Дверь была заперта, вызвали слесаря, который прибыл с доктором и полицией. Когда вошли, Гиршевский сидел мертвым за столом с пером в руке, а на столе был разорванный листик с рецептом сильного яда. Полиция написала "Смерть, от отправления ядом. Самоубийство". В кабинете был перерезан телефонный кабель, полиция это объяснила, что покойный не желал чтобы его беспокоили звонками во время самоубийства.Ни кто не обратил внимание, что в запертой двери не было ключа.




Збигнев Гиршевский был женат на немке Шарлотте, однако брак в процессе развода и супруга жила отдельно. Причину сама Шарлотта называла, что её муж импотент и она не может иметь от него детей. Но по другой версии, сестра покойного Юлия Кухарская наговорами поссорила Шарлотту со свекровью и жизнь Шарлотты в этом доме стала невыносима. Шарлотта настаивает, что утром в день смерти она встречалась с мужем и он был в хорошем настроении, депрессии не было.

Католическая Церковь не хоронила самоубийц . Шарлотта спешит к знакомому доктору и за большие деньги получает от него справку, что архитектор страдал сумасшествием и совершил самоубийство в безумии. С этой справкой церковь согласилась отпеть покойного.

Тем временем, хозяин похоронного бюро, пан Маршевский сообщает сестре покойного Юлии Кухарской, что у покойного странная рана в области затылка.Сестра настаивает, что это порез от бритвы и требует срочно выдать тело брата. Маршевский вызывает криминалистов и из тела извлекают пулю. Сестре сообщают, что это убийство. Сестра поправляет "самоубийство" просила не разглашать это дело, мол пусть будет как есть, семья не требует уголовного расследования, так как слабенькая мать не выдержит. Да и какая разница застрелился он или отравился. У криминалистов однако появился вопрос...если он застрелился, то на месте должен был быть пистолет, но его в кабинете не было. А зачем кому-то убирать пистолет самоубийцы и скрывать его.

Перед похоронами поступил анонимный звонок вдове Шарлотте и женский голос сообщил, что Збигнева убила его сестра Юлия и что теперь она замышляет застрелить и её. Во время похорон, в каплицу вошла полиция и прервала похороны с заявлением, что произошло убийство и тело изымается для изучения. Мать покойного прошептала "Это сделала Юлька". Сама Юлия Кухарская рыдала над телом брата купив на похороны самый дорогой венок.

Началось следствие. Юлия заявляет, что у покойного пропал бумажник с крупной суммой денег. Прокурор Фирстенберг сразу предположил, что архитектор убит из-за денег. Но кому это было выгодно. Домработница сказала, слышала, что покойный с кем-то договаривался о встрече в своём кабинете и этот кто-то приходил, а так как в дверь не звонили, то это был кто-то свой кто открыл и потом закрыл дверь на ключ и потому она не увидела кто был.

Подозрение падает на жену Шарлотту. Мол живёт отдельно, встречается с мужчинами, имеет военного любовника, а потому и оружие смогла легко достать.Кроме того, у покойного изьята записная книжка с адресами проституток, которых он постоянно навещал, а значит и её прошение о разводе по причине импотенции мужа не является правдой.Однако на время убийства у неё неоспоримое алиби. На вопрос, есть ли у неё подозрение на кого-то, она указывает на Юлию Кухарскую и рассказывает о анонимном звонке.

Следствие приняло это подозрение к сведению, тем более, что по закону Польши того времени, наследство покойного переходит к детям, а если детей нет, то 50% единственной сестре и по 25% матери и жене. Значит сестра могла быть заинтересована в смерти брата. Мать Юлии рассказала, что когда умер Юлин отец и мать была убита горем, а брат был ещё юный, то Юля попросила дозволить вести ей домашнее хозяйство, а овладев деньгами она ограбила мать оставив её без пенсионного запаса, но не станет же она подавать в полицию на дочь. Когда брат стал архитектором и разбогател, он просил сестру продать их огромный семейный многоквартирный дом на улице Львовской оставив только квартиру для него и для матери, а деньги поделить поровну на троих. Дом она продала, часть денег брату отдала, остальные забрала себе и ещё выставила на продажу дачу без ведома матери и брата. Тогда Збигнев уговорил мать подать судебный иск на сестру. Тогда же открылось, что Юлия брала банковские ссуды и подделывала фальшивые векселя. Когда ею занялась прокуратура, она впала в истерику, просила помочь брата, угрожала покончить самоубийством...и брат её вновь пожалел сказав : "Я общественный человек и такая блудная сестра для меня, это конечно обуза!"



В этот раз Юлия Кухарская была арестована по подозрению в убийстве родного брата. Однако когда её арестовали, она сказала, что знает кто убийца её брата, это горничная её мужа , пана Кухарского по имени Бася Яцковска, так как она была очередной любовницей брата. При обыске у Баси нашли и огнестрельное оружие "украденное" у её хозяина. Сама Бася умоляла, что ей оружие подкинули. А вдова Шарлотта узнала в Басе голос анонимного звонка из-за чего даже извинилась перед Юлией, поняв , что Бася желала свою вину переложить на Юлию. Бася призналась в любовных связях с Збигневым, но и у неё алиби в час убийства, алиби были и у Юлии... Но кто тогда убил?

Было опрошено 139 свидетелей. Адвокат дал показание, что перед убийством Збигнева, его сестра у него консультировалась по вопросу наследства, а в день похорон написала заявление на наследство! Экспертиза дала 90% вероятности, что архитектор убит пистолетом Кухарского , который найден у его прислуги Баси.

Юлия Кухарская наняла троих лучших адвокатов Варшавы. Она призналась, что украла бумажник покойного брата, но отрицала факт убийства его. Опрошены были все клиентки-проститутки. Тот факт, что уважаемый женатый инженер ходит в ночные клубы и платит за секс, вызывает сенсацию во всей Польши, хотя, к разочарованию некоторых следователей, это никак не связано с его смертью.

Случайно нашёлся мужчина гулявший с собачкой в час убийства архитектора и он узнал в Юлии Кухарской женщину выбегавшую бегом из дома. Пожелала дать показания и известная уже Бася Яцковска. Она сказала, что узнала о самоубийстве Збигнева от Юлии, которая сказала, что он застрелился от того, что заразился сифилисом от жены Шарлотты, но потом подслушала разговор Юлии с мужем и услышала, как Юлия отчиталась, что убила Збигнева. Ранее она боялась признаться, что хозяева её уволят с работы, а теперь её всё равно уволили.

Пан Кухарский, муж Юлии, чтобы выгородить себя, признался, что такой разговор был, о котором говорит Бася. Но он тут не виноват, Збигнева убила его жена, а он тут не при чём, он просто муж убийцы. Так же он сообщил, что его жена Юлия купила зачем-то пистолет и патроны и попросила его проинструктировать, как стрелять в человека...

«Процесс оказался ужасным сном, ужасным кошмаром, и это почувствовали все его наблюдатели. В те дни всем казалось, что мы идем по некоему болоту, где мораль и этика не имеют поддержки. Иногда мне приходилось сожалеть, что закон не позволяет нам держать такие дела за закрытыми дверями, чтобы скрыть многие интимные подробности от общественности », - говорит прокурор Фирстенберг в заключительной речи.

Обвинитель требует для Юлии Кухарской смертной казни через повешание. Защита настаивает, что Юлия в ходе конфликта желала только поугрожать пистолетом брату, но дальше Юлия перестала себя контролировать и в эффекте сделала выстрел. Юлия вину не признала. Её муж так же получил срок, полтора года тюрьмы за сокрытие преступления своей жены.

Суд приговорил Юлию к 15 годам тюрьмы. Ни защиту, ни обвинителя приговор не устроил. Обвинение требует пересмотра дела и вынесения смертного приговора, защита обратилась с просьбой сократить срок на половину. Когда Юлию выводили из здания суда, многочисленные любовницы Збигнева чуть не разорвали её на части, полиции пришлось отбивать Юлию от любовниц и проституток дубинками.

А потом началась война и пересмотр дела состоялся уже в 1940 году при немцах. Немецкий суд оставил приговор 15 лет в силе и Юлию увели в камеру. Больше её ни кто и ни когда не видел. По некоторым сведениям в тюрьме её расстреляли немцы.

На могиле Збигнева Гиршевского в Старых Повонзках есть надпись: «Покойный Збигнев Гиршевский, инженер, архитектор, убит 29 сентября 1938 года на 30-м году жизни преступной рукой - причинив боль своей матери»/



А дом, когда-то полностью принадлежавший архитектору Збигневу Гиршевскому , в котором он был убит, и сегодня находится в Варшаве по адресу ул.Львовская, дом №8, так как во время войны улица практически вся сохранилась и разрушенными за войну на улице были только 2 дома.

Эту криминальную историю в 1938 году сенсационно освещали и латвийские газеты.

КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ АВСТРИИ ПРИ НАЦИОНАЛИЗМЕ В 30-40е ГОДЫ

(Кардинал Теодор Иннитцер)

Во время Второй Мировой войны Католическую Церковь Австрии возглавлял кардинал Теодор Иннитцер, личность очень противоричивая.
В то время, как в Советском Союзе гибли миллионы украинцев вследствие искусственно организованного голода 1932-1933 годов и Европа молчала, были те единицы, которые все же проливали свет на Голодомор. Одним из таких первых и главных голосов Европы был Венский архиепископ, кардинал Теодор Иннитцер, по инициативе которого, в частности в октябре 1933 года был основан "Межконфессиональный и международный комитет помощи территориям Советского Союза, которые пострадали от голода".

В то время, как советская власть в Москве называла "выдумками" и "ложью иностранных агентов" любые сообщения о голоде, а страны Запада не хотели неприятностей или торговых преград из СССР, призыв Иннитцера дал возможность быть услышанным голосу миллионов невинных, которые умирали от голода. "На кону стоят жизни многих сотен тысяч и даже миллионов людей. Речь идет о чисто гуманитарном вопросе, который ни в коем случае не может быть связан с какими-то политическими моментами", – заявлял в октябре 1933 года в своем обращении к мировой общественности Иннитцер, незадолго до того назначенный Папой архиепископом Венским.

Став кардиналом- архиепископом Венским, управлять церковью Иннитцеру пришлось в очень сложное время. Это было время не только диктатора Сталина, но так же Гитлера и Мусолини. В 1938 году тяжёлая обстановка была на Чехословацко - Венгерской границы. Вооружённый конфликт между армиями Словакии и Венгрии, произошедший в восточной Словакии в конце марта 1939 года завершился тактической победой Венгрии и отчуждением полосы территории Словакии в пользу Венгрии . Перестрелки на этом участке границы продолжались весь 1938 год. При этом Гитлер защищал интересы Чехословакии, а Мусолини интересы Венгрии. Ватикан, а значит и католическая Церковь всегда была на стороне Италии и Мусолини.

В это же время происходил "аншлюс" в Австрии. Гитлер при поддержке австрийских националистов включал Австрию в состав Германии. 63 летнему архиепископу Теодору Иннитцеру ни чего не оставалось делать, как занять сторону националистов и уговаривать австрийских католиков подчиниться аншлюсу. Кардинала в Вене принял сам Адольф Гитлер и было заключено соглашение, что Церковь поддерживает аншлюс. Ставя свою подпись под документом архиепископ дописал своей рукой "Хальт Гитлер". А в День рождения Гитлера , кардинал распорядился в соборе Св.Стефана вывесить флаги со свастикой и такими флагами украсить все храмы Австрии.

Когда встал вопрос о том, разделяет ли Ватикан политику Гитлера в вопросе аншлюса Австрии, то Папский престол осудил действия кардинал Теодора Иннитцера а самого его вызвал объясниться перед Папой. кардинал признался, что он в трудном положении и на него было оказано давление со стороны Гитлера и его людей и он вынужден был занять такую позицию, но это его личная позиция, а не позиция Церкви и каждому священнослужителю он дал полную свободу самому принимать решение поддерживать аншлюс или нет. Папа занимал в политических вопросах нейтралитет и не только запретил Австрийскому Кардиналу поддерживать Гитлера, но и призвал отозвать своё соглашение подписанное Германии

Нацисты не добившись церковной поддержки в Австрию принесли новые законы, гражданский брак, развод без разрешения церкви, закрытие церковных школ... Всё это заставило кардинала разочароваться в правительстве националистов и в политике Гитлера.

7 октября 1938 года в соборе святого Стефана в Вене архиепископ Теодор Иннитцер выступил с проповедью перед 9.000 человек католической молодёжи и от него прозвучали слова: "У немецев Австрии есть только один вождь, это Иисус Христос, других вождей для нас, христиан, быть не может!" Молодёжь Австрии ликовала в соборе и на площади, сказаны от имени Церкви долгожданные слова, это были слова против Гитлера. Выйдя на улицу молодёжь кричала "Церковь с нами!", "Кардинал Иннитцер наш вождь!". В это время к собору стала стягиваться гитлеровская молодёжь гитлерюгенд и бритоголовые штурмовики с выкриками "Наша вера - это Германия", они всячески провоцировали австрийскую католическую молодёжь на драку, но верующая молодёжь разошлась, а националистическая молодёжь колонной двинулась к резиденции кардинала .

Перед резиденцией националисты стали кричать "Кардинала Иннитцера в концлагерь" и бросать камнями в здание. В 23.00 была вызвана полиция, которая очистила площадь от бушующих молодчиков. Ночью кардинал был тайно вывезен в загородный дом, в Вене находится было опасно.



8 октября 1938 года националистическая молодёжь под свастикой вновь собралась у дворца кардинала скандируя "В концлагерь!". Вновь была вызвана полиция, однако этот раз полицию ждали 40 минут. За это время штурмовики выбили камнями все стёкла в окнах дворца и сломали двери. Националисты бросились в резиденцию кардинала. Священники своими силами пытались защитить часовню дворца. Один священник съел все облатки чтобы не дать их нацистам на поругание. Националисты сбили с ног священника пытавшегося остановить толпу, избили лежащего священника ногами. Ворвались в часовню, разбили икону, сломали древний крест, разбили кафедру архиепископа, разбили перстень кардинала и священнические сосуды. Там же избили ещё одного священника, а другого, секретаря кардинала поволокли на крышу чтобы сбросить его с крыши на площадь. Тут произошло замешательство, некоторые в толпе стали протестовать против убийства секретаря, ведь они пришли не за ним, а за кардиналом, после спора националистов, секретаря отпустили.

В это время прибыла полиция и вступила в переговоры с националистами. Задержан был один человек, остальные были отпущены домой. Покидали националисты резиденцию кардинала колонной и с нацистскими песнями-маршами.

Поняв, что кардинала нет в резиденции, часть националистов отправились в загородную резиденцию. Там так же штурмом взяли дом и проникли в него. Священника, который пробовал защищать кардинала сбросили с окна второго этажа и он получил тяжёлые переломы и травмы. Кардинала схватили и угрозами и унижениями стали ему объяснять, что он должен служить Гитлеру и Германии если хочет оставаться живым. Всё имущество и библиотека кардинала была вынесена из дома, кардинала заставили снять рясу и снять золотой крест с себя, всё это собрали в кучу и подожгли....

Тут же правительство закрыло католические семинарию и училища, запретило церковную газету, арестовало многих священников. Кардинала спасло то, что он заверил, что больше ни когда не будет вникать в политику, а будет только заниматься духовными делами.Когда спрашивали о войне которую развязал Гитлер и как к ней относится , кардинал отвечал, что всё допустил Бог и всё во власти Бога, чаще ходите в церковь и молитесь. В 1944 году даже за такие ответы кардинала вызвали в полицию с вопросом, за что должны молиться люди, которых он напутствует чаще ходить в церковь, не против ли Фюрера эти призывы к молитвы?
В конце войны, он хоть и очень умеренно, но стал поддерживать СССР в стремлении победить фашизм.

Кардинал Иннитцер больше ни когда не говорил проповедей против Германии и Гитлера, а призывал только молиться. В войну он выдал многим евреям и цыганам справки о крещении, тайно помогал им переселиться в США и Бразилию и этим спасал им жизнь. Он денежно помогал семьям, чьи родственники погибли в концлагерях. Ежедневно кормил до 70 семей людей беженцев или потерявших дома.

После войны он восстановил разбомблённый собор Св.Стефана в Вене. Однако, люди не могли простить ему после войны сотрудничество с нацистами и встреч с Гитлером. Люди судили о кардинале по тем делам, которые лежали на поверхности общественной жизни и мало кто знал, что ему пришлось пережить от националистов и как он помогал всю войну тем, кому грозила опасность. кардинал чувствовал и знал отношения к себе австрийского народа и потому старался не быть на широкой публике.

Умер в 79 лет 9 декабря 1955 г. В последний путь его проводят с государственными почестями и при участии сотен тысяч венцев, что свидетельствовало: о человеке следует судить, учитывая весь его жизненный путь, а не осуждать за один жизненный шаг.

Погребён в соборе святого Стефана в Вене.

МОГЛА ЛИ ЕВРОПА В 1939 ГОДУ ИЗБЕЖАТЬ ВОЙНЫ


С 1937 по 1939 год послом Великобритании в Германии был Невил Гендерсон. Там он проводил политику умиротворения в отношении нацистской Германии. Гендерсон был убеждён, что Адольф Гитлер был вполне благоразумным и управляемым политиком и что с ним можно двигаться в направлении мира и сотрудничества с западными государствами.

За 11 месяцев до Второй Мировой войны, Адольф Гитлер разработал план мирного урегулирования всех спорных вопросов между Германией, Англией и Францией, куда так же была подключена Италия. С этим планом Гитлер ознакомил посла Гендерсона.

Гендерсон говорил, что Адольф Гитлер предлагал следующее:
Германия обязуется соблюдать пограничный закон с Францией и не иметь ни каких претензий к Англии при выполнении следующих пунктов договорённости:
1) Германия предлагает Англии и Франции по договорённости трёх стран сократить военно-воздушные вооружения.
2) Заключить четырёхстороннее соглашение между Германией, Англией, Францией и Италией о запрете этих стран заключать любые договорённости с СССР.
3) Германия требует от Италии, Англии и Франции выдачи ей своих исторических колоний.

Сведения о разработанном Гитлере плане в 1938 году подтверждает и французский историк и журналистка, деятельница французского Сопротивления Женевьева Табуи. Она считала выполнения условий поставленных Германией Англии, Франции и Италии очень выполнимо-сомнительными, но понимала, что Германия от своих требований не откажется и если не миром, то войной Германия попытается свой план осуществить. По её мнению, этими договорённостями Гитлер хотел дать гарантии Англии и Франции не вмешиваться в их последующие политические дела, но добиться своего исключительного влияния на Центральную Европу и Балканы. Гитлер этим добивается и прекращения вмешательства СССР в вопросы Европейской политики.

Между тем Женевьева Табуи говорит, что Франция не была готова уступить Германии свои колонии, а о частичной передачи колоний Гитлер не хотел слышать. Италия готова была Германии передать часть Абисинии, но с гарантией от Германии, что Италия сможет занимать доминирующие позиции в Средиземном море.

Как бы там не было, но в этом плане Гитлера посол Гендерсон видел возможность урегулирования с Гитлером политических вопросов и разногласий мирным путём...

После нападения Германии на Польшу Гендерсон 3 сентября 1939 доставил Гитлеру ультиматум, в котором отмечалось, что если военные действия между Германией и Польшей не прекратятся до 11:00 того же дня, Великобритания вступит в войну. Германия не ответила, и премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен объявил войну в 11:15, а Гендерсон покинул Германию.

Вернувшись в Лондон, Гендерсон написал книгу «Провал миссии: Берлин 1937—1939» (англ. Failure of a Mission: Berlin 1937—1939), которая была опубликована в 1940 году. В ней он высоко оценил некоторых членов нацистского режима, в том числе Германа Геринга и других.

Умер 30 декабря 1942 года в возрасте 60 лет от рака.