filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

Что способствовало канонизации князей Фёдора, Давида и Константина Ярославских

http://www.inmoment.ru/img/uncovering-relics-theodore1.jpg

Святой князь Фёдор "Чёрный" является родоночальником всех ярославских князей. Вчера   уже писалось о его жизни и его заслугах перед Ярославлем во времена татаро-монгольского нашествия, когда князь Фёдор породнился с ханом Золотой Орды взяв его дочь в жёны. Однако князь Фёдор является противоречивой исторической личностью и известно, что породнившись с ханом Золотой Орды и обеспечив безопасность города Ярославля и его жителей, он совместно с ханом нападал на другие русские православные княжества.

Везде отмечается, что канонизации князя Фёдора способствовало его клубокое покаяние. Даже есть такая легенда, что он пораднился с ханом Золотой Орды, чтобы  уговорить крестится монголо-татар в  вере православной, но не успел это сделать.

Однако, некоторые историки видят другую причину в канонизации князя Фёдора и его детей , князей Давида и Константина. Такие историки подчёркивают, что эти князья не были страстотерпцами, за веру православную они не страдали, великих побед не одерживали... Известно только, что князь Фёдор перед смертью принял монашество и схиму, но дети его не были монахами, а сын князь Давид ещё характеризуется и как не совсем удачный с исторической точки зрения правитель. У Церкви имеются данные, что от мощей происходят многочисленные чудеса и исцеления больных, это главный аргумент и этого вполне достаточно для их канонизации. Но историки вправе усматривать свою причину в канонизации князей и такая причина по их мнению была.


В начале XIII в. Ярославль разросся далеко за пределы существовавшей тогда крепости.  О размерах Ярославля этих лет можно судить по летописному известию об огромном пожаре в 1222 г., когда «град Ярославль мало не весь погоре и церкви изгоре 17, двор же княжь… избы огня». Такое количество церквей, численностью 17  само по себе свидетельствует о значительной величине города того времени.

Монгольское нашествие на долгие годы прервало начавшийся блестящий расцвет богатого волжского города. Как и остальные среднерусские города, Ярославль в 1238 г. был разорен и сожжен. Уже в ближайшие десятилетия яростное сопротивление «черных людей» Ярославля власти Золотой Орды выдвинуло их в первые ряды борцов с иноземным игом. Восстания заканчивались жестокими расправами ханских ставленников, которые каждый раз «царевым повелением мсти обиду свою». Один из самых трудных кровопролитных боев с татарами произошел, по преданию, 3 июля 1257 г. Ярославцы понесли в нем огромные потери. С тех пор место боя — невысокая гора за Которослью, хорошо видимая со Стрелки, стала называться Туговой горой (горой печали).

Именно после этого боя, когда к власти в Ярославле пришёл князь Фёдор Ростиславаович "Чёрный", он и понял, что дальнейшее сопротивление Золотой Орде безполезно и с ней выгоднее дружить, чем воевать и свою дружбу он скрепил браком с ханской дочерью, которая принимает православие и становиться княгиней Анной.

Тут уж сам Бог был на стороне князя Фёдора, ведь когда хан сватал его за свою дочь, у русского князя была законная русская жена-княгиня, но в то же время она умирает и князь-вдовец берёт себе ханскую дочь.

Здесь историки опять же пишут, что сам князь Фёдор не придумывал ни чего личного, он лишь использовал ту политику, которую в прошлом к Золотой Орде вёл князь Александр Невский. Как помним, Александр Невский будучи великим полководцем, ни когда не выступил против Золотой Орды, он воевал с западными врагами Руси, а с Востоком  он предпочитал дружить и платить дань хану.

Князь Фёдор пошёл ещё дальше, он родниться через брак с ханом и потому не только не платит Орде дань, но наоборот, ещё и от хана получает в подарок немалую завоёванную территорию с городами.

Однако мы понимаем, что ни хан, ни князь были не вечны, люди и правители умирали, а Россия продолжала жить под игом монголо-татар.   Так и все русские боевые неудачи против Орды не останавливали жителей свободолюбивого города. Они после смерти князя Фёдора  продолжали борьбу с Ордой и в XIII и XIV вв. На Куликовом поле в 1380 г. ярославская дружина стояла на левом фланге войска Дмитрия Донского.


В XIV — первой половине XV в. ярославские князья, сохраняя видимость политической независимости, никогда, однако, не претендовали на ведущую роль в междоусобной борьбе среднерусских княжеств. Со времен Ивана Калиты они были постоянными верными союзниками Москвы. Дмитрий Донской заключил с ярославскими князьями договор о союзе . В последующей ожесточенной борьбе московского князя за объединение русских земель договор этот никогда не нарушался и ярославцы подчинялись Москве.

В 1463 г., когда полная потеря политической самостоятельности стала для Ярославля уже неизбежной, последний удельный князь Александр Федорович, по прозвищу «Брюхатый», и духовенство Спасского монастыря предприняли слабую попытку усиления авторитета местного княжеского рода. Они инсценировали торжественное открытие «чудотворных мощей» родоначальника дома ярославских князей Федора Ростиславича (Черного) и его сыновей Давида и Константина, захороненных в монастыре на рубеже XIII–XIV вв. Неумелую нарочитость этой затеи с иронией отмечал московский летописец: «… сии бо чюдотворцы явишася не на добро всем князем ярославским: простилися со всеми своими отчинами на век, подавали их великому князю Ивану Васильевичу, а князь велики против их отчины подавал им волости и села». В 1467 г. Федор Черный и его сыновья были все-таки канонизированы в качестве очередных святых русской церкви, что необычайно упрочило положение Спасского монастыря. Изображения князей и события их жития стали частым сюжетом в ярославском искусстве XVI–XVII вв.

В 1463 году Александр Фёдорович "Брюхатый" всё же был вынужден продать права на княжество великому князю московскому Ивану III, для управления был назначен наместник из Москвы, но Александр Фёдорович номинально оставался князем ярославским и проживал в городе до самой своей смерти 14 апреля (по старому стилю) 1471 года, ему, единственному из всех удельных князей, было оставлено право чеканки собственной монеты. Погребён в Спасо-Преображенском монастыре.

Так Александр Фёдорович Брюхатый стал последним князем Ярославским и в последний год правления успел канонизировать родоночальника князей Ярославских, Фёдора Ростиславича Чёрного и тем самым предать Ярославлю особый почитаемый статус города со святыней и святыми мощами.

Договорная грамота между Московским князем  Иваном III и Ярославским князем Александром Федоровичем в 1463 г. формально закрепила уже традиционную вековую зависимость Ярославля от Москвы и мало чем изменила положение города. Такое спокойное, без борьбы и крови, включение Ярославля в состав Русского государства сыграло решающую благоприятную роль в его дальнейшем развитии. Характерно, что город еще некоторое время сохранял отдельные привилегии столицы удельного княжества, в частности право чеканки монет.

За период существования самостоятельного удельного княжества, длившегося после монгольского нашествия два с четвертью века, история Ярославля мало известна. Ясно лишь, что напряженная обстановка антиордынских народных восстаний, княжеские междоусобицы, отсутствие у ярославских удельных князей сколько-нибудь широких политических притязаний и постепенное «захудание» местного княжеского рода не благоприятствовали развитию строительного искусства. Монументальные памятники второй половины XIII–XV вв. здесь неизвестны.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/1/1a/Yar_abbey.JPG/640px-Yar_abbey.JPG

Зато через святые мощи князей  Фёдора и его детей Давида и Константина был на веки прославлен Спасский монастырь Ярославля. Современный монастырь возведен в 1506–1516 гг. однако он стоит на фундаментах первоначальной постройки 1216–1224 гг. столичными мастерами великого князя Василия III.

Подклет главного собора  служил усыпальницей местных князей, а в XVII–XVIII вв. — и нетитулованных богатых ярославцев. В его стенах до сих пор сохранились мемориальные доски 1652 и 1740 гг..

Трапезная палата монастыря была одним из наиболее благоустроенных и богато украшенных зданий своего времени. Зимой она обогревалась теплым воздухом, поступавшим из кухонного очага через отдушины. Еда подавалась из поварни через вертикальные люки в толще стен. Своды, стены, откосы окон палаты были покрыты фресками. В XVI в. это был самый большой и красивый зал в Ярославле, служивший столовой многочисленной монастырской братии. Во время приезда знатных гостей здесь устраивались торжественные городские приемы.

После возведения в 1550–1580 гг. каменных стен и башен Спасский монастырь стал одной из сильнейших крепостей Поволжья. Здесь стоял стрелецкий гарнизон, хранилась «государева казна». Крепость эта значительно превосходила 'обветшавшие укрепления на Стрелке, которые польский автор в 1606 г. характеризовал следующим образом: «В Ярославле есть крепость довольно обширная, но слабая. Каменных зданий нет, кроме одного [Спасского] монастыря, обнесенного каменною стеною. Замок [кремль] сгнил, ограда его обвалилась. . Крепость обнесена низким валом».

1608–1609 гг. отмечены в истории Ярославля ожесточенными боями. В апреле — мае 1609 г. приверженцы «тушинского вора» двадцать четыре дня осаждали наскоро укрепленный кремль. Успехом в его обороне ярославцы во многом были обязаны новым каменным укреплениям Спасского монастыря. Благодаря им отряды тушинцев оказались «между двух огней» и вынуждены были отступить.

В 1612 г. благоустроенный Спасский монастырь, наиболее надежная цитадель города, стал главной штаб-квартирой Минина и Пожарского в период сбора ополчения. В 1613 г. здесь останавливался Царь  Михаил Романов, направлявшийся в Москву для «венчания на царство». Монастырские власти не замедлили воспользоваться своей активной ролью в событиях, приведших к власти новую династию. Еще до полной ликвидации «смуты» они вновь добились права беспошлинной разработки и перевозки «безо всякой задержки известкового камня, хоромного и дровяного леса на церковное и монастырское строение» и в ближайшие годы развернули большие строительные работы.

К концу XVII века длина монастырских стен достигает 820 метров, высота — 10,5 метра, толщина — 2,8—3 метра. На стенах и башнях имелось хорошее вооружение — 15 крупных и 17 малых пищалей, 97 карабинов, 14 бочек с порохом.


В XVII в. монастырь входил в число крупнейших восьми монастырей Замосковья, владевших десятками тысяч крепостных крестьян. В Ярославле ему принадлежали большие слободы Спасская, Богоявленская, Крохина, Меленки — всего более 300 дворов; он был могущественным феодалом-вотчинником, по своему богатству оставившим далеко позади измельчавших потомков ярославских владетельных князей. В результате монастырь стал значительной силой, влиявшей на социальную и хозяйственную жизнь Ярославля, соперничая и иногда конфликтуя с его посадскими жителями.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/6/6c/Spaso-Preobrazhensky_Monastery_%28Yaroslavl%29_02.jpg/633px-Spaso-Preobrazhensky_Monastery_%28Yaroslavl%29_02.jpg
Вот в этом монастырском Преображенском соборе и находились чудотворные мощи Святого князя Фёдора и его сыновей князей Константина и Давида. С 1787 года монастырь переобразован в архиерейский дом. В Советское время строения монастыря так же реставрировались, здесь распологался музей. Ныне территория монастыря является основой Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/7/78/Yar_cathedra_5.JPG/360px-Yar_cathedra_5.JPG https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/2/2a/Fyodorovskaya_interior.JPG/360px-Fyodorovskaya_interior.JPG
Что касается мощей Святого князя Фёдора и его детей. В период с 1989 до 2011 года мощи ярославских чудотворцев находились в старом кафедральном соборе Федоровской церкви Ярославля, где сейчас остались только частички мощей.

В настоящее время с 2011 года мощи покоятся в раке в новом Успенском соборе Ярославля, который был построен в 2010 году, на месте снесённого старого Успенского собора. Точнее сказать , первый собор здесь стоял   1215 года строительства, потом был построен собор на этом месте в 1646 году. Третий собор тут строился в 1659 году. Успенский собор сильно пострадал во время антибольшевистского восстания в 1918 году, частичная реставрация была проведена осенью 1924 года. В 1922 году храм был отдан под биржу труда, с 1930 по 1937 год в нём размещался склад зерна. 26 августа 1937 года собор был взорван, а на его месте — разбит городской парк культуры и отдыха.

Новый собор не похож на взорванный. Площадь храма составляе около 2 тыс. м², вместимость — более 4 тыс. человек, высота до основания креста — 50 м, высота отдельно стоящей колокольни — 70 м. В цокольном этаже размещается зал церковных соборов, музей, трапезная палата и покои правящего архиерея.

Новый строящийся собор подвергся критике, прежде всего за свои размеры. «Такую махину ставить опасно. Грунт там „плавает“, и даже если храм не съедет вниз, то под воздействием такой громадины может разрушиться набережная. Могут „поплыть“ и Митрополичьи палаты», — писало одно из местных изданий.

Именно на этом месте в 1612 году во время Смутного времени митрополит Кирилл (Завидов) благословил здесь Дмитрия Пожарского на поход на освобождение Москвы.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author