filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

Русская культура прошлого глазами Владимира Жириновского

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/11/117/316/117316571_21295.jpg

Большое влияние на развитие русской культуры оказало христианство. Но корни культуры языческой Руси, с ее жизнерадостностью и жизнелюбием, глубокой человечностью и восторженным поклонением природе, были настолько сильны, что христианство Византии с его аскетичностью и суровостью совершенно преобразилось на русской почве. Вообще, стоит отметить, что опора русской культуры на народные традиции, выработанные всей многострадальной историей восточного славянства, сплетение христианских и народно-языческих черт привело к тому, что в мировой истории принято считать феноменом русской культуры. Отличительными особенностями ее являются стремление к монументальности, масштабности, образности в летописании; народность, цельность и простота в искусстве; изящество в архитектуре; мягкость, жизнелюбие и доброта в живописи; постоянное искание, сомнение и страстность в литературе.

В основе любой древней культуры лежит развитие письменности. Долгое время бытовало мнение, что на Руси письменность начала развиваться с приходом христианства. Но это далеко не так. В 50-х годах нынешнего столетия, в результате проведенных археологических раскопок, было обнаружено немало свидетельств тому, что уже в начале X века на Руси был свой алфавит и бытовое письмо. Безусловно, христианство дало сильнейший толчок дальнейшему развитию грамотности, причем не только среди княжеско-боярской верхушки, но и среди купечества и ремесленников. Примером тому могут служить берестяные грамоты, найденные при археологических раскопках в Новгороде.

Недаром говорят, что архитектура — это душа народа, выраженная в камне.

На протяжении многих веков Русь была страной деревянной. Конечно же постройки того времени не сохранились, но о них можно судить по описаниям, рисункам и тем традициям, которые позже были привнесены народными мастерами-зодчими при строительстве церквей, дворцов, теремов. Так, например, первые русские каменные храмы, в том числе и Десятинная церковь конца X века, были выстроены в строгом соответствии с византийскими традициями (то есть это квадрат, расчлененный четырьмя столбами, который составляет основу храма, а примыкающие к подкупольному пространству прямоугольные ячейки образуют архитектурный крест). Но уже Софийский собор в Киеве воплотил в своем внешнем облике сочетание национальных славянских и византийских черт — однокупольный греческий храм был дополнен тринадцатью главами, что было характерно для русского деревянного зодчества.

Софийский собор, созданный в пору утверждения и возвышения Руси при Ярославе Мудром, показал, что строительство — это тоже политика. Этим храмом Русь бросила вызов Византии, ее признанной святыне — константинопольскому собору Святой Софии. В XI веке такие же храмы были выстроены и в других крупных центрах Русской земли. Но каждый из них по-своему неповторим — в этом-то и заключается главная особенность русского зодчества, и не только его. Дошедшие до нас памятники архитектуры и археологические раскопки дают представление об удивительном по красоте не только внешнем, но и внутреннем убранстве соборов. Недаром дочь Ярослава Мудрого — эта истинная дочь Русской земли — по приезде в Париж была немало поражена серостью и убогостью французской столицы.

Большого расцвета архитектура достигла в годы правления Андрея Боголюбского. С именем этого князя связаны многочисленные величественные многокупольные храмы, с толстыми стенами, украшенными неповторимой белокаменной резьбой, — свидетельства мощи и красоты. При нем же было создано чудо русской архитектуры — храм Покрова на Нерли. Эта небольшая однокупольная церковь стала поэмой из камня, в которой гармонично сочетается скромная красота окружающей природы и просветленная созерцательность архитектурных линий. Те, кто видел ее хоть раз, сохранит этот светлый образ до конца своих дней.

Неисчислимые беды принесло с собой на Русскую землю татаро-монгольское иго. При нашествии татар в огне пожарищ были утрачены многие реликвии культурного наследия нашего народа. И все-таки жизнь не стояла на месте: продолжало развиваться устное народное творчество — именно в этот период складывается киевский былинный цикл о Владимире Красное Солнышко. В многочисленных сказаниях, былинах, летописаниях и напевах, созданных в это время, передаются события, связанные с ордынским нашествием и игом. И во всех этих произведениях звучит один и тот же мотив: «Лутче нам смертию живота купити, нежели в поганой воле быти».

Каждая эпоха вписывает свои имена в анналы истории. Наверное, мы не ошибемся, если скажем, что каждому россиянину, когда речь заходит о периоде татаро-монгольского ига, на память приходят прежде всего такие имена, как Александр Невский, Дмитрий Донской, Андрей Рублев, Сергий Радонежский.

Трудно переоценить значение творчества Андрея Рублева, этого иконописца милостью Божией. Ему удалось ярче всех современников выразить в искусстве те новые идеи, которыми жили лучшие люди того времени. Он выработал настолько совершенный художественный язык, что на протяжении XV века его стиль стал образцом для подражания, а его личность оказалась окруженной ореолом настолько громкой славы, что его воспринимали как идеальный образ художника. Неслучайно Стоглавый собор 1551 года повелел «писати иконописцем иконы… как писал Андрей Рублев и прочие пресловущие (известные, прославленные. — В. Ж.) иконописцы». Подобно современным ему писателям и художникам, Андрей Рублев не порывал с церковной культурой, но он наполнил традиционную «религиозную форму» новым содержанием. Иконостас Благовещенского собора с его огромными фигурами и обширным циклом «праздников» — это новый этап в истории развития алтарной преграды. Он знаменует собой рождение классической формы русского иконостаса. Без иконостаса Благовещенского собора были бы немыслимы иконостасы Успенского собора во Владимире и Троицкого в Троице-Сергиевой лавре.

В полном расцвете своих творческих сил Рублев написал икону «Троица». Удивительно, как человек, видевший вокруг себя вражду, жестокость, измену, смог создать образы, которые звали народ к единению, согласию, дружбе, любви, миру. Они так нужны были русским людям шесть столетий назад и так нужны сегодня нашей России. После соприкосновения с рублевскими иконами зритель уходит внутренне обогащенным.

Два с лишним века под гнетом Золотой Орды приостановили развитие русской культуры, и когда в конце XV века прекратилась эта зависимость Руси, народ, воспрянув от татаро-монгольского ига, начал грандиозное строительство. Строились не только новые города, храмы, палаты — строилось единое Русское государство, сердцем которого стала Москва.

На рубеже XV–XVI веков оформляется Кремлевский ансамбль новой столицы. Для возведения его сооружений (стен, башен, соборов и Грановитой палаты) были приглашены итальянские архитекторы (Фиорованти, Солари, Руффо, Алевиз Новый), которые, удачно сочетая приемы итальянской архитектуры эпохи Ренессанса с традициями древнерусского, и прежде всего владимиро-суздальского, зодчества, сумели создать неповторимый ансамбль Московского Кремля.

В церковном строительстве получает распространение храм шатрового типа, вобравший в себя традиции деревянного зодчества Древней Руси. Выдающийся образец этого стиля — церковь Вознесения в селе Коломенском под Москвой. Но самым замечательным, пожалуй, памятником архитектуры той поры по праву считается жемчужина монументального строительства — храм Василия Блаженного. Возведенный русскими мастерами Бармой и Постником, он вобрал в себя все традиции предшествующих эпох. Здесь и лубочная яркость красок, и удивительная, придающая легкость тяжелому строительному материалу резьба по камню, и духовная вознесенность самого храма, совершенно свободная от византийских канонов. Недаром, по преданию, Иван Грозный, увидев это творение русских мастеров, велел ослепить его строителей, дабы те больше никогда не смогли создать нечто подобное.

Возрождение Русского государства и возобновление его иноземных сношений требовало грамотных людей. Поворотным событием для просвещения стало появление книгопечатания. Во времена Ивана Грозного была открыта первая русская типография, в которой «московский друкарь» Иван Федоров издал свой знаменитый «Апостол», а затем и «Часослов».

С развитием книгопечатания происходит заметный подъем русской литературы. Если раньше основным жанром ее были летописи, то теперь начинают появляться публицистические произведения. В них авторы остро и страстно рассуждают о проблемах самодержавия и устроения государства. Так, один из сокольничих царя горько скорбел о несовершенстве общества и светской власти: «Ныне везде распри, ныне живут от хищений». И понял: «…какими вредными и неугодными путями, хромыми ногами, со слепыми очами ныне ходит земная власть и весь род человеческий». Как это созвучно нашему времени…

Говоря о культуре XVII века, следует помнить, что это было трудное время в истории нашего государства. В самом начале этого столетия Русь вновь оказалась на краю гибели — потери национальной независимости. Но вместе с тем этот век можно назвать началом нового периода в истории русской культуры, отличительной особенностью которого было то, что отдельная личность и все общество в целом начали постепенно осознавать свою важную роль в судьбе страны. Как и во многом другом, большое влияние на это оказали события Смутного времени, польского нашествия и продвижение русских в бескрайние просторы Сибири.

Если во времена царствования Ивана Грозного грамотных людей можно было сыскать только среди лиц духовного или приказного сословия, то теперь их немало среди дворян и посадских людей. Значительно расширился круг чтения. Все больше появляется книг познавательного характера — исторического, географического, астрономического, медицинского и иного содержания. Растет число школ, где обучают славянскому, греческому языкам, философии, риторике и другим словесным наукам. А в 1687 году было открыто Славяно-греко-латинское училище, которое впоследствии стало называться академией. Первыми преподавателями и профессорами ее были греки, но потом их сменили российские учителя.

Русское зодчество в XVII веке достигло столь высокого уровня, что составляет в истории древнерусской архитектуры одну из самых увлекательных страниц. С большой изобретательностью и художественной выдумкой работали отечественные мастера— плотники и каменотесы. Их постройки отличались совершенством конструкций. Прекрасным образцом деревянной жилой архитектуры стал дворец в Коломенском, прозванный современниками «восьмым чудом света», но, к сожалению, не дошедший до нас. Своей сказочностью и красотой, разнообразием форм и богатством резных узоров, яркими красками и позолотой он поражал воображение, напоминал драгоценную и уникальную игрушку.

Каменное зодчество, прерванное Смутой, возрождается с 20-х годов XVII века. Одна за другой по всей стране строятся шатровые церкви. В них заметно стремление к нарядности и декоративности. Те же приемы стали использоваться и в гражданском строительстве. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на Теремной дворец Московского Кремля, выстроенный Баженом Огурцовым и Трефилом Шарутиным.

В XVII веке оформляются знаменитые ансамбли Троице-Сергиевой лавры, Новодевичьего, Симонова, Новоиерусалимского и многих других монастырей.

К концу столетия складывается стиль, получивший название московского, или нарышкинского барокко — пышный и величавый, парадный и очень нарядный. Для него характерно сочетание красного кирпича для основной кладки и белого камня для отделки.

Отличительной особенностью живописи этого периода является наметившееся стремление к реализму. Причем это проявляется не только в светских картинах, но и при написании икон. Фрески церквей Троицы в Никитниках, что в Москве, Ильи-пророка в Ярославле и многие другие поражают красочностью и богатством композиций, изобретательностью и оптимизмом, народным духом и обилием бытовых деталей.

B XVIII веке русская культура переживает значительные изменения. Кардинальные сдвиги происходят во всех ее областях. Художники, как и писатели, переходят от изображения вневременного к преходящему, от высокого отвлечения к житейской конкретности. То есть, иными словами, говоря по-научному, провиденциализм (исходя из промысла Божьего — Провидения) уступает место рационализму (исходя из принципов разума — рацио). Так создавались условия для небывалого взлета отечественной культуры, который ждет ее в следующем, XIX веке. Это время, с полным на то основанием, потомки назовут золотым веком русской культуры.

Россия в эпоху Петра была выведена совершенно на иной, более высокий уровень.

Петр, прекрасно понимая, что поднять Россию на новый уровень развития можно только с помощью людей образованных, уже в начале своего правления посылает дворянских детей для обучения наукам за границу — в Германию, Нидерланды, Италию, Англию. Но в дальнейшем в России были созданы свои учебные заведения, где готовили отечественных специалистов: это Навигацкая школа и школа иностранных языков в Москве, артиллерийская и инженерная в обеих столицах, горная на Урале. Для обучения морскому делу была создана Морская академия.

К этому же времени относится появление первых отечественных учебных пособий и словарей. В 1707 году увидели свет «Арифметика» Л.Ф. Магницкого и «Грамматика» М. Смотрицкого; вспомним, что именно по этим учебникам постигал азы науки выдающийся ученый-энциклопедист, слава нашей земли Русской Михаил Васильевич Ломоносов. Большим шагом вперед в деле образования России было то, что теперь образование могли получить не только дворянские дети, но и дети крестьян, ремесленников, мастеровых, солдат и матросов. С этой целью были открыты епархиальные, цифирные, гарнизонные, адмиралтейские, а потом и солдатские школы. Благодаря им число грамотных людей неуклонно росло.

В начале XVIII века был введен гражданский шрифт, более простой и понятный. Арабские цифры сменили старые буквенные обозначения. Это во многом облегчило обучение.

XVIIII век стал свидетелем многих знаменательных событий, которые произошли в культурной жизни страны. В 1725 году в Петербурге была создана Российская академия наук, а при ней — университет и гимназия. В 1755 году, по почину графа И.И. Шувалова и М.В. Ломоносова, был открыт Московский университет, а двумя годами позже — Академия художеств. В ее стенах учились такие архитекторы и художники, составившие мировую славу русскому искусству, как архитекторы Д. Ухтомский, И. Зарудный, М. Казаков, В. Баженов, А. Кокоринов, художники В. Боровиковский, Ф. Рокотов, Д. Левицкий и зачинатель крестьянского бытового жанра М. Шибанов. Под влиянием скульптур, вывезенных из Европы во времена Петра I, а позднее — Екатерины I и Елизаветы, в России начала формироваться отечественная скульптурная школа. И здесь нельзя не вспомнить замечательных ваятелей того времени — Ф.И. Шубина (бюсты Екатерины II и Павла I, Ломоносова, Суворова, Румянцева, Потемкина и др.) и М. Козловского, увековечившего свое имя в создании могучей фигуры Самсона, олицетворявшей собой могущество и силу России.

В это же время в стране начала издаваться и первая печатная газета «Ведомости».

С развитием общей грамотности населения России широкий размах приняло печатание книг, причем не только по разным отраслям знаний, но и светской литературы. Благодаря дошедшим до нас повестям того времени мы можем познакомиться с живыми представителями той поры — то мелкого поместного дворянина, плута и пройдохи из Старой Руссы («Повесть о Фроле Скобееве»), то дворян и купцов — поклонников иноземных нравов («О российском матросе Василии», «История об Александре, российском дворянине», «История о российском купце Иоанне»).

В историю русской литературы XVIII век вписал такие имена, как А.Д. Кантемир, М.В. Ломоносов, А.П. Сумароков, Я.Б. Княжнин, М.М. Херасков, за ними следует будущий великий историк государства Российского Н.М. Карамзин, который впервые в русской литературе попытался передать внутренний мир крестьян.

В середине XVIIII века произошло еще одно знаменательное событие — стараниями Ф. Волкова в Ярославле был открыт первый российский профессиональный театр. Примечательно, что основу его репертуара составили пьесы отечественных авторов — А. Сумарокова, М. Хераскова и др. На его сцене выступали такие актеры, как И. Дмитриевский, П. Плавильщиков и сам великий Ф. Волков.

И вот мы подошли к XIX веку — золотому веку в истории нашей культуры. Великая новая русская культура родилась не в XVIIII веке и не в Петербурге. Она явилась вершиной многовекового развития всей русской культуры. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно познакомиться с дневниками или письмами Пушкина, Лермонтова, Фета, Тютчева, Островского, Мусоргского, Чайковского и многих, многих других, где они делятся теми чувствами, которые охватывали их при слушании сказок, былин, народных песен или при любовании иконами, фресками, архитектурными сооружениями древних мастеров.

Русская культура прошлого, обладая непреходящими ценностями, подготовила почву для небывалого взлета культуры XIX века. Все творчество писателей, художников, композиторов этого столетия проникнуто традициями прошлых веков. Вспомните произведения Жуковского, Рылеева, который создал прекрасный образ Ермака Тимофеевича, драмы А. Островского о Кузьме Минине, Дмитрии Самозванце и Василии Шуйском и конечно же поэмы Пушкина и Лермонтова. А музыкальные произведения Глинки, Бородина, Мусоргского, Римского-Корсакова, Чайковского, в которых перед нами оживают трагичные картины прошлого. Те же мотивы звучат и в полотнах художников. Всем известны картины Васнецова, Репина, Сурикова, Иванова, скульптуры Антокольского, Мартоса, Лансере.

Примечательно, что полотна даже тех художников, которые работали в традициях античной живописи (это объясняется раскопками Помпеи в то время) — Брюллова, Иванова, Кипренского, — настолько проникнуты истинно русским духом, что это создает свой неповторимый стиль.

В архитектуре начала XIX века главенствовал классицизм. Этот стиль был ориентирован на античное искусство. И если в литературе век его был довольно короток, то в архитектуре он оставил подлинные шедевры. Всем хорошо известны ансамбли Петербурга — Адмиралтейство, Биржа, Горный институт, Казанский собор, Александрийский театр. Пожалуй, на этом остановимся, ибо для того, чтобы все их просто перечислить, потребуется несколько страниц.

Бродя по московским улицам, мы тут и там встречаемся пусть не с такими многочисленными, но такими же прекрасными памятниками прошлого столетия. Это прежде всего Манеж, Опекунский совет на Солянке, дом Ермолова на Пречистенке. Примечательно то, что создавали все эти мировые шедевры истинно русские люди — Андриян Захаров, Воронихин, Баженов, Казаков.

Примечательным событием в культурной жизни страны было появление в России первых музеев. В 1852 году в Петербурге открыл свои двери для посетителей Эрмитаж, а в конце века усилиями братьев Третьяковых была создана знаменитая художественная галерея, получившая впоследствии их имя. Уникальными произведениями нашего и мирового искусства могли любоваться и восхищаться теперь не только избранные, но и каждый желающий.

Русская художественная культура начала XX века испытала влияние зародившегося на Западе и охватившего все виды искусства авангардизма. Это течение вобрало в себя различные художественные направления и стили. Яркими представителями русского авангардизма были футуристы. Поэзия футуристов отличалась повышенным вниманием не к содержанию, а к форме стихотворения, к поэтической конструкции. Российский футуризм был представлен несколькими поэтическими группами. Наиболее яркие имена собрало петербургское объединение «Гилея» — В. Хлебников, Д. Бурлюк, А. Крученых, В. Маяковский, В. Каменский, Е. Гуро. Ошеломляющим успехом пользовались сборники стихов и публичные выступления И. Северянина, возглавлявшего Ассоциацию футуристов.

Сходные процессы происходили и в русской живописи. Прочные позиции удерживали представители русской академической школы и наследники передвижников — И.Е. Репин, В.И. Суриков, К.А. Коровин. Но не они определяли лицо русского искусства начала XX века. Законодателем моды стал стиль, получивший название модерн. Последователи этого направления объединились в творческое общество «Мир искусства» и провозгласили своей задачей восстановление связи живописи с культурой в целом. В «Мир искусства» входили почти все крупнейшие русские художники, наиболее активными его членами были А. Бенуа, Л. Бакст, Е. Лансере, Н. Рерих. Все они оставили глубокий след в развитии не только живописи, но и оперы, балета, оформительского искусства, художественной критики, музейного и выставочного дела. В то же время ряд крупнейших русских художников — В. Кандинский, М. Шагал, П. Филонов и др. — вошли в историю русской культуры как представители уникальных авторских стилей, синтезировавших европейские авангардные тенденции с русскими национальными традициями духовной культуры.

Примечательной чертой культуры Серебряного века стали поиски нового театра. Они были связаны с именами выдающихся режиссеров К. Станиславского, В. Мейерхольда, Е. Вахтангова. К. Станиславский, основатель психологической актерской школы, считал, что будущее театра в углубленном психологическом реализме, в решении задач актерского перевоплощения. В. Мейерхольд вел бесконечные поиски в области театральной условности, обобщенности, использовании элементов народного балагана и театра масок. Е. Вахтангов предпочитал выразительные, зрелищные, радостные спектакли.

Начало XX века — это время появления нового вида искусства — кинематографии. С 1903 года в России стали появляться первые «электротеатры» и «иллюзионы», а уже в 1914 году было построено около четырех тысяч кинотеатров.

XX век, как и другие века, не обошли стороной войны и революции. И каждый раз художественное творчество становилось все более и более патриотичным. Литература 30—50-х годов наполнена любовью к России, российскому народу. Достаточно вспомнить таких писателей, как Горький, Шолохов, Булгаков, чтобы увидеть реалии того времени. К сожалению, только теперь стали доступными всем произведения писателей-диссидентов. Произведения Солженицына, Распутина, Шаламова, которые были доступны только в самиздатовских вариантах, вызывали большой интерес у людей, знакомившихся с ними в то время, и еще больше вызывают интерес сегодня, когда люди пытаются понять историческое прошлое нашего государства.

Патриотизм чувствуется и в музыкальных творениях композиторов-классиков — Прокофьева, Шостаковича, Свиридова. Им вторят песни, которые поднимали русских людей на ратный и трудовой подвиги, на слова таких поэтов, например, как Лебедев-Кумач.

А уж какие монументальные памятники, посвященные Великой Отечественной войне, воздвигли советские скульпторы (Вучетич и др.).

Могила Неизвестного Солдата в Александровском саду, Мамаев курган на Волгоградской земле, памятник Родине-матери в Харькове… Да мало ли их в каждом городе и селении России — величественных и скромных, но главное — выражающих признательность погибшим в боях и любовь русских людей к защитникам Отечества! И надо заметить, что все большая дистанция не стирает из памяти тех славных страниц.


Владимир Жириновский

Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author