filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

Отношения священнослужителей ко Льву Толстому

http://new.stihi.ru/pics/2015/03/12/11180.jpg

Протоиерей Александр Мень:  - Церковь ни как не относится к Толстому. Конкретные христиане или священники могут к нему относиться как им вздумается.
 Писатель Распутин критикует Толстого, художник Глазунов в интервью говорит, что не любит Толстого, и это их право. Я в юности Толстого не любил, а потом полюбил. Церковь такие вещи не предписывает.
Что касается постановление Синода, то оно было справедливым. Дело в том, что Толстой создал собственное учение. Хорошее оно или плохое, но это его собственное учение. Скорее всего оно напоминало некоторые восточные учения - китайские или индийские... Но он пытался доказать, как ему хотелось, что это христианство, и не просто христианство, а истинное и самое настоящее. Разумеется, надо было вступать с ним в полемику, но в то время цензура не давала христианским мыслителям-богословам вести с Толстым полемику. Для того, чтобы предотвротить соблазн, Синод и написал определение, в котором было сказано, что Лев Толстой не является членом Церкви. И Толстой сам признал справедливость этого определения. В своём ответе Синоду он пишет: "Да, я перестал принадлежать Церкви, которая называет себя Православной". Но в то же время, христианином он себя считал
.

Протоиерей Андрей Ткачёв: - Лев Толстой - это гений! Нравственный гений.  Миллионы людей, образованных дворян, офицеров, блудили, крутили столы на спиритических сеансах, играли в карты, проигрывали живых людей. Творили всё что хочешь и ни у кого не болела душа. А у Толстого душа болела, но он оказался в еретиках. Это очень серьёзная вещь, когда душа болит. Это всё не так просто. У нас у простых людей с маленькой душой, которая по-маленькому болит, у нас есть соблазн с лёгкостью осуждать Толстого. Но этого делать нельзя.

Архиепископ Никон Рождественский:  -По поводу мудрований графа Льва Толстого. Я запрещаю читать его писанину.

Митрополит Антоний Храповицкий: - У Толстого был достойный талант, пока он был свободен от порабощения толпы. Учение Толстого охватило всю Европу. К счастью, у нас в России его ни кто не читает... За исключением там его романов.

Иерей Георгий Ореханов: -
Сомнения и духовные искания сопровождали писателя постоянно – в каждый момент его жизни. Утром, например, он мог записать какую-то мысль, но уже к вечеру находил тысячи доводов против нее. Ему была глубоко чужда душевная сонливость и успокоенность, которая так часто сопровождает жизнь многих из нас.
Современную публику уже не может развести на два лагеря то, что Толстой отошел от Церкви. Но причины этого, к сожалению, в том, что «в постмодернистскую, постхристианскую эпоху человек потерял интерес к религиозным проблемам. И те вечные вопросы, которые задает писатель на страницах своих произведений, его духовные искания – именно они могут пробудить душу читателя. И он будет искать ответы на них в Евангелии и церковном предании.
Где современный подросток, который не читает Евангелия и не ходит в церковь сможет узнать о бессмертии души? Чуть ли не единственным источником таких сведений может стать роман "Война и мир". Вспомните эпизод, где французы хотят расстрелять Пьера Безухова, когда герой сам себе задает вопрос: неужели они могут убить мою бессмертную душу? После этого ребенок может задуматься и о своей душе.
Читать или не читать Толстого, который после известного определения Святейшего Синода сам заявил о том, что не считает себя членом Православной Церкви, – это личное дело каждого православного, но надо помнить, что даже такой суровый критик толстовства как праведный Иоанн Кронштадтский считал Льва Николаевича великим писателем.
В этом-то для православных как раз и заключается трагедия, что великий писатель, один из самых известных россиян в мире на тот момент, перестал быть членом Церкви Христовой.
Культурный и религиозный феномен Толстого должен изучаться не только в светских, но и в церковных вузах. Изучение жизни и творчества писателя может помочь в разгадке удивительного всплеска религиозного искательства, который произошел в русском обществе в 70–80-х годах позапрошлого столетия и пока остается во многом необъяснимым
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author