filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

История жизни одного владыки родом из Даугавпилса


24 сентября 1874 года в Могилёвской губернии родился Легкий Савва Феодосиевич.

В 1922 году в Даугавпилсе он служил диаконом в соборе Александра Невского (ныне взорваном ).
В 1923 году служил священником на приходе Каплава.
1925 год - священник в Салиена.
С 1950 по 1955 и потом в 1961-1962 годах настоятель православного собора в г.Резекне.
Умер 30 августа 1962 года и похоронен на Резекненском кладбище.

У священника Саввы Легкого были два сына родившиеся в Даугавпилсе, которые тоже стали православными священниками.

Старший сын Яков Легкий родился в Даугавпилсе 1 апреля 1906 года . Служил священником в Даугавпилсе (район Форштат,так же место служение указано Абрене).
Умер 15 мая 1982 года и похоронен как и его отец на кладбище в городе Резекне

Второй сын священника Саввы Легкого, Иоанн Легкий родился 29 апреля/ 12 мая 1907 года в Даугавпилсе Он закончил Даугавпилсский государственный педагогический институт православного учителя религиозного образования.
В 1939 году служил старшим священником в Риге в Троице-Сергиевом монастыре. Позже эмигрировал в Америку
Православный священник (епископ, один из глав Русской Православной Зарубежной Церкви, епископ Аргентины и Парагвая / 1990-1995 /)
Умер 10 марта 1995 года и похоронен в Аргентине.

В годы развала Российской империи семья жила в Двинске. Приходилось трудно, попробовали открыть продуктовую лавочку. Жалостливая бабушка подкармливала своих ребят и их друзей, и предприятие долго не продержалось.

Церковь Ваня (будущий отец Иоанн) полюбил с детства. Был прислужником и чтецом в Двинском Александро-Невском соборе. Он окончил Двинскую гимназию, Рижские педагогические курсы, Рижскую духовную семинарию. Впоследствии изучал богословские науки в Рижском университете. До возведения в сан священника Иван Саввич Легкий женился на Екатерине Яковлевне Перминовой, дочери Якова Амвросиевича и Феодоры Парфеньевны.

Возведший отца Иоанна на священническое служение был умученный приснопамятный архиепископ Рижский и Латвийский Иоанн, ставший священномучеником. Владыка Иоанн рукоположил Иоанна Легкого во иереи 1/14 сентября 1931 года с назначением в Коплавский приход бывшей Курляндской губернии .

Молодожены жили два года в семье дедушки, у которого был приход в Тартаке. Помимо священнослужения, отец Иоанн заведовал четырехклассной начальной школой в местечке Юганино, вел Закон Божий и преподавал арифметику. Ездил туда на велосипеде. В 1932 году у отца Иоанна и матушки Екатерины родилась первая дочь, Ираида. Роды были трудными.

В 1934 году владыка Иоанн назначил отца Иоанна вторым священником в Двинский Александро-Невский собор, где он в отроческие и юношеские годы был прислужником и чтецом и в трудные времена помогал священникам при отправлении служб и треб. Памятен батюшке был этот собор тем, что в былые времена настоятелем его был отец Петр Белавин, родственник Святейшего патриарха Тихона. А так же и тем, что известный законоучитель Двинской женской гимназии отец Феодор Румянцев в 1919 году был расстрелян. Вспоминается и убиенный отец Петр Цитович, на отпевании которого будущий батюшка тоже был.

Позже Владыка Иоанн говорил: "С грустью вспоминаю я этот собор сейчас, потому что его, увы! – уже нет. Он был снесен с лица земли. То же сделала безбожная власть и с Двинской Успенской церковью. В обоих этих храмах я неоднократно служил"

В 1934 году Латвийскую Православную Церковь громом поразила весть о злодейском убийстве архиепископа Рижского Иоанна. Преемник владыки Иоанна, митрополит Августин, законоучитель отца Иоанна, назначил его на должность священника Рижского Свято-Троице-Сергиевского женского монастыря .

В Ригу семья батюшки Иоанна переехала в 1936 году....

К духовенству в Латвии относились с почтением, памятуя, как в революцию убивали священников. Батюшка Иоанн пользовался уважением и любовью монахинь и прихожан. Жизнь текла так, как она текла, когда здесь была Российская империя. В монастыре все говорили по-русски. Батюшка владел латышским языком, иногда служил по-латышски. В русских гимназиях, в которых он учился, латышский язык был обязательным предметом. В Латвии уживались латыши, русские, евреи, поляки, немцы.

В 1939 году были подписаны пакты – советско-германский о ненападении и советско-латвийский о взаимопомощи, на основании которого СССР получил право на военные базы в Латвии. Жизнь перевернулась. “Обреченность Латвии становилась очевидной, и, охваченное тревогой за свое будущее, население осенью-зимой 1939 г. скупает в магазинах продукты.

Семнадцатого июня 1940 г. советские войска перешли границу Латвии и в течение нескольких часов оккупировали латвийскую землю. Летом 1940 года было запрещено преподавать Закон Божий, школы стали советскими.

Доч отца Иоанна, Галина, ей было шесть лет, вспоминает острое ощущение: “Куда спрятать отца? Чуть только позвонит телефон – мы узнавали, что еще кого-то арестовали. Я жила в большом страхе, думая, что отца придут забирать. А он еще проповедовал, громя безбожную власть. Мама всегда чуть не плакала перед службой и умоляла его говорить только на евангельские темы. У нас в доме был большой шкаф, но если его за шкаф спрятать, все равно найдут”.

С первых дней советской власти в Латвии было развернуто наступление на религию и Церковь.

Присоединять на правах епархии Латвийскую Православную Церковь к Московской Патриархии от Константинопольской в Ригу приехал сам митрополит Сергий (Воскресенский). Он поселился в Рижском Свято-Троице-Сергиевском монастыре (где отец Иоанн был настоятелем). Ему отвели скромные покои в монастырском корпусе. Здесь митрополит Сергий попал в своеобразный осколок Российской империи, где жизнь текла, как в дореволюционные времена. Владыку сопровождал секретарь, человек интеллигентный, вежливый. Сомнений в том, к какому ведомству он принадлежит, ни у кого не было.

Знаменательно то, что за год советской оккупации никто из проживающих в ограде монастыря арестован не был. Говорили, что после прихода немцев секретаря Владыки Сергия нашли убитым в подвале НКВД.

Брата отца Иоанна, батюшку Иакова арестовали, били головой о стол при допросах. Его приговорили к расстрелу, под утро. Ночью началась бомбежка, советские войска ушли, немцы его освободили – как и всех, арестованных Советами.

Владыка Сергий полюбил отца, подарил ему серебряный наперсный крест.

Масштаб личности экзарха Сергия невероятен. Он оставался верен своему духовному наставнику митрополиту Сергию, но как-то ошарашил отца Иоанна вопросом: “Вы знаете, кем был митрополит Антоний?” – имея в виду митр. Антония (Храповицкого), возглавившего Русскую Зарубежную Церковь по благословению Патриарха Тихона. Батюшка в смятении не знал, как отвечать. А Владыка Сергий говорит ему: “Это настоящий Отец Церкви”. Сам экзарх Сергий был и князем, и воином Церкви. Он бесстрашно противостоял и советской, и немецкой разведке. . В память врезались два его богослужения в каменном соборе монастыря: молебен по случаю провозглашения Смоленского воззвания генерала Власова, когда ощущался особый подъем среди молящихся, невозможное казалось возможным и виделась Россия, сбросившая с себя советские оковы; и второе – на Страстной неделе – Чин омовения ног Апостолов: в темном каменном сыром соборе Владыка Сергий, преклоня колени, умывал ноги двенадцати священникам.

Все церкви советами были закрыты и большинство разрушено. Там, где церкви еще можно было восстанавливать, народ их в годы войны при немцах сейчас же восстанавливал. Настроение у народа было такое высокое, что часто думалось: “Да были ли здесь гонения?” – и казалось, что сам воздух был насыщен религиозным горением. Молодежь быстро вернулась к вере. Обычно причащения после богослужения продолжались дальше, чем само богослужение, – причащалось по 500-600 человек. В Пскове на Крещение в январе 1942 г. участвовало 10 000 молящихся (из приблизительно 25 000 жителей, оставшихся в городе). Из всего района действия Миссии только в Гдове до начала войны оставалась одна незакрытая церковь.

Служить приходилось обычно с 6 ч. утра и до 10 ч. вечера. Крестили детей до 16-летнего возраста. Одновременно приводили по 25-30 и даже 100 детей. С августа по ноябрь 1941 г. отец Иоанн лично крестил три с половиной тысячи детей.

В Пскове свирепствовал тиф. Отец Иоанн заболел после посещения больных сыпным тифом. Немцы хотели забрать его в больницу, но благочестивые старушки не отдали его и выходили.

В апреле 1943 года в Ригу приезжал генерал А. А. Власов. Он посетил общину старообрядцев и выступил перед русской общественностью. Говоря о целях РОА, – пишет участник собрания, – он открыто упрекал немцев в недальновидности их политики в России... Он говорил больше часу и кончил под бурные овации присутствовавших. В овациях восторженно принимали участие и германские офицеры . Перед выступлением Власов подошел под благословение к экзарху Сергию и несколько минут с ним беседовал.

Убили митрополита Сергия. Отпевание экзарха Сергия происходило в четверг, 4 мая. Вход в храм был (по требованию немцев) по билетам. Собор был переполнен, гроб Владыки утопал в цветах. Многие и священники, и миряне плакали. Отец Иоанн говорил надгробное слово.

.К Латвии осенью 1944 года приближались Советские войска. За три дня до прихода советских войск немцы арестовали отца Иоанна, дали час на сборы. Потом разрешили взять семью и дали на сбор больше времени. Наскоро сбрасывали вещи в сундук, в чемоданы, в платяной мешок.

На поезде уезжала семья отца Иоанна в Германию, покидая Латвию.

В Германии батюшка познакомился с епископом Автономной Украинской Церкви, Владыкой Леонтием. Тот был принят в юрисдикцию РПЦЗ в мае 1944 г. Владыка Леонтий получил назначение в Южную Америку и пригласил ехать с собой отца Иоанна.

Отец Иоанн, всю свою сознательную жизнь тяготевший к Русской Православной Церкви за границей, перешел в ее юрисдикцию. ...
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author