filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

СКОЛЬКО БЫЛО НЕРУКОТВОРНЫХ ОБРАЗОВ и КАК ЖЕ ВЫГЛЯДЕЛ ХРИСТОС ?



И в восточной, и в западной церкви существуют предания о том, что еще в дни земной жизни Иисуса Христа церковь обладала изображениями его лика, воспроизведенными им самим.

Первое из таких нерукотворных изображений — Образ отпечатлевшийся на убрусе или полотенце; которым Христос отер лицо свое; он был послан эдесскому тетрарху Авгарю. Сказание об этом Образе в первый раз встречается во второй половине V в. у армянского историка Моисея Хоренского, который заимствовал его из «деяний Фаддея», появившихся «незадолго перед тем»; в церкви греческой оно появилось в первый раз у церковного историка Евагрия (в середине VI в.).

Иоанн Дамаскин сообщает, что сам видел нерукотворный Образ в Эдессе, и подробно его описывает. В 944 г. Образ из Эдессы был перенесен в Константинополь и описан императором Константином Порфирородным. С XIII в. судьба эдесского Образа неизвестна. Некоторые говорят, что он в XIII в. был похищен из Константинополя крестоносцами и отправлен в Венецию, но на пути, вместе с кораблем, погиб в море. Другие утверждают, что император Иоанн Палеолог подарил его за услуги некоему Леонардо-де-Монтальдо, а тот привез его в Геную, где он находится и доселе. Кроме Генуи, с XVII в. Рим (церковь св. Сильвестра) претендует на обладание именно этим Образом.

Другой Образ, которому предание приписывает происхождение от самого Иисуса Христа, известен под именем Вероники. По преданию (в апокрифическом евангелии Никодима и в хронике Иоанна Малалы), это имя носила женщина, страдавшая кровотечением и исцеленная Иисусом Христом, о чем говорится в Евангелии. По одним сказаниям, чудесный Образ запечатлелся на полотенце, которым Иисус Христос утер лице свое, после омовения, в доме Вероники, по другим — на плате, которым Вероника утерла кровавый пот Страдальца во время шествия его на Голгофу. Древнейшее из сказаний о происхождении этого Образа относится к VIII в. К началу того же века относится и свидетельство о нахождении полотна (S. Sudario) Вероники в Риме. К этому Образа относят сказание Светония об изображении Христа, которым исцелен был Тиверий, что побудило этого императора свидетельствовать перед сенатом о божестве Христа. По мнению Гримма, сказание о Веронике есть не что иное, как перенесенное в другие условия сказание об Образе Авгаря; оно обязано своим появлением стремлению римской церкви усвоить себе преимущество перед восточной.

Кроме двух главных нерукотворных образов, связанных с именами Авгаря и Вероники, в исторических источниках упоминается еще о трех.

Византийский полководец Филиппик в 589 г. воздвигал нерукотворный Образ Христа перед своим войском, чтобы воодушевить его мужеством перед сражением с персами.

В 574 г. был перенесен из Каппадокии в Константинополь камулийский нерукотворный Образ, о котором упоминается в деяниях VII вселенского собора.

Анастасий († в 886 г.) упоминает о нерукотворном Образе , существовавшем при папе Стефане III в 752 г.

К числу древнейших написанных рукотворных образов Иисуса Христа, современных ему, предание относит также Образ писанный евангелистом Лукой при жизни Христа. О Луке, как иконописце, в первый раз упоминает Феодор Чтец, писатель VI в.

В IV в., когда церкви стали украшаться иконами, иконы Иисуса Христа, как думают, были уже произведениями свободного творчества художников; имелось в виду сохранить лишь общие типические черты Божественного лика Христа. Церковь уклонялась от санкционирования того или иного Образа Иисуса Христа, как нормального изображения его лика, потому ли, что никакого несомненно-подлинного Образа не было известно, или чтобы не дать основания для некоторых еретических учений того времени, а главное потому, что церковь понимала лик Богочеловека неизобразимым вполне, так как он был «исполнен славы Божией» и на Фаворе преобразился до того, «что ученики, бывшие с ним, не могли вынести Его вида».

Самое древнее из фресковых изображений Христа восходит к эпохе императора Адриана (117—138) и найдено в катакомбе Каллиста. Оно представляет чисто восточные, семитические черты: овальное, несколько продолговатое лицо, с большими глазами, важно, но в то же время кротко и задумчиво смотрящими на зрителя; недлинная борода, редкая и несколько заостренная; спущенные по сторонам губ небольшие усы; густые волосы, разделенные посредине и падающие на плечи кудрями. Другое, столь же прекрасное в художественном отношении, фресковое изображение III в. — из катакомбы Понтиана — очень сходно с предыдущим, но в чертах лица более божественного величия. Тот же, несколько видоизмененный тип представляет изображение из катакомбы Домитиллы (IV в.).

Весьма замечательно высокохудожественное мозаическое изображение Спасителя в храме Пуденцианы в Риме, конца IV в. Христос восседает на троне, в божественном величии: правая рука приподнята для благословения, в левой руке раскрытая книга с надписью. Лик Христа, восточного, семитического типа, выражает особое божественное величие и красоту. К тому же типу, хотя и с некоторыми особенностями, относятся изображения Христа из церкви св. Павла в Риме (V в.) и из Софийского храма в Константипополе.

Литературные сведения о чертах лика и внешнем виде Христа начинаются со II в. Одни из церковных писателей (например, Иустин, Климент Александрийский, Тертуллиан, Василий Великий, Кирилл Александрийский), на основании слов псалма LIII, 2—5, и посл. к Филип. II, 7, думали, что Христос, чтобы быть вполне верным своему вольному уничижению, должен был принять на себя наружность невзрачную.

Цельс, полемизируя с христианами, говорил: «если, как вы утверждаете, Божественный Дух жил в Образе Христа, то он должен был ростом и красотой превосходить других. Вы сами, однако, говорите, что его тело было слабо, а лицо некрасиво».

Опровергая Цельса, Ориген утверждал, что «может быть чего-нибудь и недоставало красоте Спасителя (в чертах лица), но выражение его лица было благородное и божественное».

Иоанн Златоуст, Григорий Нисский, Амвросий Медиоланский, Феодорит, Иероним, Августин признавали, что «сияние и величие Божества, сокрытого под покровом плоти Христа, блистали в его человеческом лице и разливали в нем очарование, покорявшее ему всех».

Чем позже, тем выражение лица идеальнее, божественнее; человеческая скорбь и мягкая кротость более и более заменяются выражением неземной силы, божественности. Одет он на этих изображениях в тунику и паллий, белого цвета; голова открыта; лишь изредка на ней (на саркофагах) берет; ноги нагие или в простых сандалиях (лишь в средние века на них появляются котурны); незадолго до Константина Великого, а особенно с его времени вокруг головы изображается нимб или ореол. Художники последующих времен, не исключая и великих гениев эпохи Возрождения, не создавали вновь художественный Образ Христа, а лишь воспроизводили, с самобытностью в деталях, тип, известный с первых времен церкви.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author