filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

БЫЛ ТАКОЙ ИЕРОМОНАХ


(138 лет назад родился иеромонах Илиодор (Труфанов))

Сергей Труфанов родился в 1880 году на землях донских казаков. Отец его относился к местному духовенству и работал псаломщиком в храме. Соответственно, и Сергея с детства готовили к карьере священнослужителя.

Труфанов получил блестящее образование. Сначала учился в Новочеркасском духовном училище, потом в семинарии. Затем, окончив курс, отправился в столицу, где учился в престижной духовной академии. Учился он не блестяще, но компенсировал это активной общественной деятельностью, постоянно устраивая сборы пожертвований в пользу самых обездоленных слоёв населения. На третьем курсе он был пострижен в монахи архиепископом Сергием — будущим советским патриархом.

После окончания учёбы Труфанов стал иеромонахом в Почаевской лавре под именем Илиодор. Именно под этим именем его и узнает вся страна. Как раз в это время начинаются революционные события 1905 года, и Илиодор не может остаться равнодушным к ним.

Илиодор развернул бурную литературную деятельность, публикуя в газете "Почаевский листок" резкие нападки на евреев, интеллигентов и революционеров.

В результате уже через несколько месяцев Илиодор разворачивает внушительное строительство. Он планировал воздвигнуть храм, по вместительности превосходящий даже храм Христа Спасителя, монастырь, гостиницу для паломников на несколько тысяч мест и т.д. Всё это стоило просто баснословных денег, а если ещё учесть, что Илиодор весьма активно жертвовал сиротам, погорельцам и прочим обездоленным, то возникает вопрос, откуда же иеромонах взял такие деньги. Его паства явно не обладала подобными ресурсами. По всей вероятности, иеромонах имел весьма влиятельных покровителей и поклонников, которые не желали открыто заявлять о своих симпатиях, а помогали ему тайно.

Поначалу Илиодор ещё сдерживал себя в рамках, в основном занимаясь только религиозными проповедями и лишь изредка кого-то обличая. Но чем больше у него становилось последователей, тем более уверенно он себя чувствовал и тем труднее ему было себя сдерживать.

Первой демонстрацией силы Илиодора стали крестные ходы, которые он начал регулярно устраивать. Они значительно отличались от обычных церковных. Впереди в белой рясе шествовал сам Илиодор, направлявший паству и обрушивавшийся с руганью на зевак, которые не догадались снять шапку при встрече. При этом шедшие сзади илиодоровцы норовили побить нерасторопных зевак палками. Эти "шапочные" инциденты неоднократно вызывали критику в прессе. Впрочем, Илиодор от этого ничуть не смущался, называя себя боевым монахом.

В конце шествий устраивались театрализованные представления. Судили гидру революции, которую затем под всеобщее одобрение сжигали, после чего переходили к трапезе. Кроме того, практиковались такие вещи, как ритуальное оплёвывание портрета Льва Толстого, которого он называл не иначе как "духовным разбойником" и "яснополянским бесом".

По всей стране о нём идет слава как о святом, с разных уголков съезжаются к нему юродивые, кликуши и одержимые бесом, которых он исцеляет проповедями и молитвами. Но больше всего власти пугает, что Илиодор начинает нападать и на них. Теперь главной мишенью для его обличений становятся уже не революционеры, а церковные иерархи, чиновники, губернаторы, политики.

Церковное начальство пытается приструнить скандального иеромонаха, но он уже совершенно неуправляем. Наконец Синод переводит его из Царицына. Он отказывается исполнять это решение, а паства по его приказу начинает рыть катакомбы, чтобы уйти под землю, как первые христиане.

Тогда Илиодор пускается во все тяжкие. Судя по всему, Илиодор с самого начала желал обратить на себя внимание больших людей, подобно Распутину, который был популярен в богемных кругах. Поняв, что это более не возможно, Илиодор пишет собственной кровью послание в Синод, в котором отрекается от Бога и от веры.

После снятия сана Илиодор пытается удержаться на плаву за счёт перехода в противоположный лагерь. Его заявления меняются на прямо противоположные. Илиодор коленопреклонённо извиняется перед прахом Толстого за то, что его оскорблял. Теперь он называет его святым и говорит, что всегда разделял его взгляды, но был испорчен злыми колдунами-церковниками. Евреев, которых он ранее звал дьявольским племенем, он теперь зовёт светочами мира. Он неустанно обличает чиновников, церковное руководство и власть вообще и горько раскаивается о своём прошлом, когда он "был колдуном".

Он развесил повсюду портреты Лютера и Толстого и требовал, чтобы последователи обращались к нему не иначе как "Ваше императорское величество".

В 1914 году Илиодора пытались арестовать по делу о кощунстве, богохульстве, оскорблении властей и создании преступного общества. Однако расстриге удалось бежать при помощи писателя Горького. Переодетый в женское платье Труфанов через Финляндию добрался до Норвегии, а оттуда позднее выехал в США. Помогая Илиодору, Горький иронизировал, дескать, первую русскую революцию сделал поп Гапон, а вторую делает расстрига Труфанов.

В обмен на помощь Горький потребовал от Труфанова написать про Распутина книгу, да поскандальнее, пообещав устроить её издание за границей. Труфанов наказ писателя выполнил и вскоре прислал ему письмо с просьбой денег, попутно сообщив о выполнении задачи. В письме он писал, что "доказал, что Распутин развратный мужик, пакостник, живёт с царицей Александрой и родил от неё наследника Алексея, и что Распутин — неофициальный русский император и патриарх Российской церкви". Книга получила название "Святой чёрт" и примерно на 99% была плодом фантазии Труфанова.

Звёздный час Труфанова настал сразу после февральской революции. Его книга сразу же оказалась востребованной не только в Америке, но и в России. Самого иеромонаха-расстригу пригласили к работе над фильмом "Падение Романовых", который начали снимать в США сразу после революции. Илиодор оказался в числе соавторов сценария этого фильма и даже снялся в нём в роли самого себя.

Вскоре после Октябрьской революции Труфанов возвращается в Россию. В то время как другие люди бежали из страны, Труфанов, наоборот, видел шанс в революционной смуте.

Труфанов рассчитывал, что синтез религии и коммунизма позволит ему получить официальную поддержку властей. Он провозгласил себя патриархом и русским папой и даже написал письмо самому Ленину: "Глубокоуважаемый товарищ — брат Владимир Ильич! С тех пор, как я вышел из рядов попов-мракобесов, я в течение девяти лет мечтал о церковной революции. В нынешнем году (на Пасху) церковная революция началась в Царицыне. Народ, осуществляя свои державные права, избрал и поставил меня патриархом Живой христовой церкви".

Помощь от советской власти не пришла, большевики не собирались его поддерживать.

В 1922 году Илиодор засобирался назад. К тому времени покинуть советскую Россию было уже не так просто, требовалось получить на это разрешение. В память о заслугах перед революцией большевики не стали препятствовать расстриге и позволили покинуть страну.

Осев в США, он наладил контакты с обновленцами. Труфанов каялся в прегрешениях прошлого и писал, что передумал и снова считает себя православным христианином. Ему было разрешено вернуться в церковь, и в перспективе даже предполагалось возвращение ему сана.

Архиепископ Вениамин (Федченков) даже заступался за бывшего иеромонаха добился в 1934 году снятия запрещения с Илиодора и восстановления его в сане иеромонаха, а также назначил секретарём своего епархиального управления, рассказывал всем о его «огромной душевной силе» и предоставил ему возможность защищать Московскую Патриархию в печати. Приблизив к себе Труфанова, архиепископ Вениамин (Федченков) подорвал уважение многих людей к Московской Патриархии. Но Труфанов не оправдал надежд экзарха, создал собственную Российскую Народную Универсально-Христианскую Церковь, а себя объявил Патриархом в изгнании

Последние годы он провёл, работая швейцаром в небольшой гостинице, полностью прекратив общественную деятельность.

Сергей Труфанов имел прекрасное образование, обладал определённой харизмой и энергичностью. Его могла ждать весьма неплохая карьера крупного церковного иерарха. Однако безудержное стремление Труфанова к славе и влиянию привело его в итоге на тот путь, где он уже не разбирал никаких средств на пути к цели и мало перед чем останавливался....

Скончался 28 января 1952 года в возрасте 71 года, от болезни сердца. Погребён в Нью-Йорке (США).
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author