filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

РУССКАЯ, ЕВРЕЙСКАЯ И ДРУГИЕ БАНИ (история, обычаи, традиции)


ОБЪЯВЛЕНИЕ ЛАТВИЙСКОЙ ПРЕССЫ 1926 ГОД




ТАК БЫЛО В 1958 ГОДУ

ДОМОСТРОЙ О БАНЕ
Не должно быть никакого общения у христиан с иудеями.... кто моется с иудеями в бане, если из причта он – из церкви его изгнать, если мирянин – отлучить.
Когда же баню топят, воду заранее бы припасти, на случай пожара, и воду эту с реки наносить утром рано, и дров также. А почерпнуть воды из реки или из колодца благословясь, да сосуды ополоснуть, в каких везти ее или нести, а там, где стоит, была бы всегда накрыта.


ПОГОВОРИМ О РУССКОЙ И ЕВРЕЙСКОЙ БАНЕ

Бани, специальные помещения с теплой водой для мытья тела. Бани были известны почти всем народам с древних времен. Упоминаются уже у Гомера. Позднее у греков, а затем и у римлян общественные бани (термы) состояли обыкнов. из 7 отделений и устраивались с большим комфортом. У персов бани украшались со всей азиатской роскошью. В Турции бани и в настоящее время составляют лучшие произведения архитектуры.

Баня всегда составляла одну из необходимых потребностей человека. Начало устройства бань следует искать на Востоке, в самой глубокой древности. Баня как средство для достижения чистоты и опрятности, считающихся добродетелью, предписывается почти всеми религиями Востока.

У мусульман — баня с ежедневными омовениями возведена на степень религиозного догмата; у евреев — введена Моисеем и неоднократно предохраняла их от многих болезней. В Китае, Индии и Египте — известна с незапамятных времен как одно из лучших средств для сохранения здоровья.

Человк инстинктивно прибегает к омовению тела с целью возбуждения кожи, устранения с нее нечистоты и восстановления жизненной энергии.

Вопрос о значении паровых бань был разрабатываем многими учеными, которые признали, что паровая баня очищая и возбуждая кожу, поддерживает ее отправления — освежает все тело, увеличивая отделение пота и усиливая кровообращение. У нас под словом баня обыкновенно разумеют паровую баню, которая у наших соседей и других народов известна под названием русской бани. В такой бани вода действует в виде пара, образующегося от поливания водою раскаленных камней; в ней человек выдерживает гораздо высшую (до 45° Р.) температуру, чем в водяной.

Устройство бани разнообразно: самое простое и вместе с тем первобытное устройство их находим в деревнях. Такая баня бывает обыкновенно срублена из бревен, иногда впущена в землю до половины, а иногда и крыша покрыта землей. Такая баня чаще всего топилась по чёрному, дым выходил в двери, потому внутри баня была покрыта чёрной копотью и пахла дымом. В ней два отделения: первое от входа предназначается для раздевания и называется передбанник, а второе, в котором моются и парятся, составляет собственно баню. Для образования пара устраивается особая печь под названием — каменки.

Бедные крестьяне не имели своей бани и нередко мылись в русской печи. Печи были большие, выгребался уголь, стелилась солома, чтобы было не жарко, ставились чашки с водой и крестьянин залезал в печь и там при свечи или в темноте мылся. Детей как правило матери мыли у себя на коленях предохраняя их от ожога кожи от горячих камней и от сажи, которой легко запачкаться в печи.

В городах устраиваются торговые бани, в состав которых входят следующие части: а) сени, или коридор; б) раздевальня, или так называемый передбанник с особой печью или камином; в) мыльня — теплая комната с ванной; г) паровая комната, или горячая баня — с прибором для образования пара; д) водогрейная, т. е. место, где приготовляется теплая вода и е) теплое отхожее место. В лучших отделениях торговых бань устраиваются еще иногда большие бассейны для плавания, вода которых имеет температуру 17—20° Р.

Условия хорошего устройства бани состоят в том: 1) чтобы все ее части соответствовали своему назначению и были хорошо нагреты, 2) чтобы как холодная, так и теплая вода была в изобилии и грязная быстро стекала из помещения, 3) чтобы помещения в каменных зданиях были покрыты сводами, а окна расположены выше роста человека и 4) чтобы помещения хорошо были освещены и вентилируемы. Но далеко не все городские бани имели такие условия и вышеописанные бани имелись 100 лет назад только в Москве, Петербурге и Варшаве. В других больших городах хотя и есть публичные бани, но все они страдали отсутствием вентиляции, плохим освещением и несоответственным распределением теплоты.

В имперской России считалось, что для того, чтобы вымыться в бане., человеку, нужно употребить времени не менее как полтора часа и израсходовать воды от 15—20 ведер при температуре в 45° Р. Во время пребывания в бане больше всего приходится оставаться в мыльне, где и скопление людей бывает самое большое. Для определения размеров этого рода помещений необходимо принимать на каждого моющегося 1 куб. сажень занимаемого пространства; для раздевальной достаточно 0,75 куб. саж., а для паровой — 2 куб. саж. на каждого человека.

Сени или коридор могут быть и холодными, но лучше, если они отапливаются. Комнате для раздевания и одевания достаточно иметь тепла +15° Р. Мыльня требует от 20°—30° Р., а паровая комната должна иметь температуру от 45° до 50° Р. Комната для раздевания должна согреваться обыкновенною печью, мыльня — печью и паром и паровая — только паром.

Для снабжения бани водою необходимо устраивать водоснабжение — из колодцев или городских проводов. Стены каменных зданий должны штукатуриться цементом и краситься масляной краской. Полы должны быть двойные. Верхний пол следует устраивать из толстых досок с прорезами для стока воды, а под ним другой, непроницаемый пол со скатами к сточной трубе. В больших торговых банях очень хорошо делать в мыльне полы асфальтовые. Мебель в мыльне и паровой должна состоять из деревянных скамеек, которые можно смывать. Скамьи следует делать так, чтобы доски не прилегали плотно одна к другой, а с промежутками около ¼ дюйма; такое устройство облегчит содержание их в чистоте.

В законодательстве имперской России. бани послужили предметом юридической нормировки с точек зрения строительной, врачебной и полицейской. Статьи законов тех лет гласят, что бани должно строить вблизи воды и отдельно от жилых помещений. Тот же устав предусматривает разделение торговых бань на два отделения: мужское и женское, с особыми входами и надписями на них. На обязанности городских врачей лежит наблюдение за тем, чтобы в бане не было угара и не производилось кровопускания, приставления пиявок и т. п. без разрешения на то врача. Полиция наблюдает, чтобы в публичные бани никто не входил в отделение не своего пола и дабы рабочие не входили толпами в баню . Кроме этих статей закона, о бане упоминается еще и в уставе о содержании под стражею: статьи требуют, чтобы арестантов раз в неделю водить в баню.

Наряду с законами о пище, в Библии имеется ряд предписаний о сохранении телесной чистоты и опрятности по мотивам чисто гигиеническим, хотя впоследствии большинство этих предписаний потеряло свою гигиеническую подкладку, приняв характер религиозных обрядов, символизирующих духовную чистоту и нравственную святость.

Обычай частых омовений у евреев приобретает особое значение, если принять во внимание то обстоятельство, что в Палестине, как и в других странах Востока, атмосферные осадки обыкновенно весьма скудны и поэтому приходится всегда соблюдать большую экономию при пользовании водой .

В различных случаях нечистоты тела закон для евреев прямо предписывает совершать омовение (очищение через погружение в воду). Так, евшие падаль или мясо растерзанного животного , а также прикасавшиеся к трупу обязаны были выкупаться в воде, дабы сделаться чистыми. Особенное соблюдение телесной чистоты требовалось от иудейских священников, как лиц, вступавших в более тесное общение с Божеством; перед входом в Скинию был помещен медный умывальник, из которого священники омывали руки и ноги при вступлении в святилище.

Переходя специально к вопросу о купании для поддержания чистоты тела, видим, что уже в библейскую эпоху существовал обычай омовения ног при возвращении из путешествия. Понятно, что и в Палестине с ее жарким климатом и песчаной почвой жители, ходившие в открытых сандалиях, должны были часто прибегать к омовению ног.

Ежедневному омовению подвергались лишь лицо, руки и ноги. По Талмуду, даже «назорею», который должен был тщательно наблюдать, чтобы ни один волос не упал с его головы, дозволялось тереть лицо, руки и ноги содой и песком, несмотря на то, что таким путем он рисковал удалить несколько волос. В эпоху Талмуда, кроме соды и песка, употреблялись для натирания лица порошок толченого кирпича , перцовый порошок и род мыла, изготовленного из отбросов сезама, смешанных с жасминовыми цветами . Этими препаратами, по всей вероятности, пользовались только в исключительных случаях; обыкновенно же довольствовались для омовения холодной водой по утрам и теплой водой по вечерам.

«Немного холодной воды по утрам и омовение рук и ног в горячей воде по вечерам лучше для здоровья, чем всевозможные лекарства в мире» - уверяли еврейские доктора.

Ho и эти простые гигиенические меры возведены были в религиозные требования. Считалось опасным прикасаться к глазу неумытой рукой после ночного сна, и требовалось троекратное обливание рук утром, что и до настоящего дня считается обязательным в еврейской семье.

Местом купания в библейскую эпоху служили исключительно реки и ключи. Иудейское учение учило, что омовение должно быть только в проточной воде.

В талмудическую эпоху местом купаний служили уже ямы, цистерны и пещеры; последние находились, вероятно, за городом в горах, и ими более прочих пользовались. В то время как термальные ванны запрещались по субботам из опасения, чтобы не топить в субботу, купанье в пещерах было разрешено. Ямы и цистерны находились на дворах и в домах и наполняла их дождевая вода.

Можно было евреям омывать ноги в фонтанах. Купались и в реках , в Палестине — преимущественно в Иордане, в Вавилоне же — в Евфрате. Любимым местом для купанья считалось море ), особенно Средиземное.

Теплые купанья и специальные приспособленные к тому общественные бани появляются у евреев лишь после знакомства их с греческой цивилизацией.

Нормальная еврейская баня состояла по меньшей мере из трех помещений: 1) внутреннего помещения , где находились бассейны и куда посетители входили исключительно нагими; 2) предбанника служившего раздевальней, и 3) приемной, где все сидели одетыми, отдыхая и развлекаясь беседами перед купаньем. В банях существовали также специальные женские отделения, состоявшие из тех же трех помещений.

Кроме означенных трех помещений, было еще четвертое, предназначенное для потения , которым можно было пользоваться самостоятельно, без употребления позже бассейнов для омовения.

Вода в еврейскую баню могла поступать по трубам, а могла браться вёдрами из прудов или рек.

Топливом служили дрова, которые хранились в особом помещении , солома и трава, а для богатых людей к топливу примешивали благовонные вещества. Печь находилась в подземном помещении, откуда огонь нагревал котлы с водой.

Потолок этих подземных помещений покоился на колоннах, чтобы он не рухнул под ногами посетителей бани, что однажды действительно случилось. Другая опасность угрожала от гладкого мраморного или мозаичного пола бани, на котором легко можно было поскользнутся и сломать ногу; один такой случай описывается в Талмуде. Вот почему при входе в баню и по выходе из нее невредимым произносились особые молитвы, чтобы в бане не погибнуть и не получить увечий ибо для еврея поход в баню был можно даже сказать занятием опасным.

Во внутреннем отделении помещались ванны или бассейн с теплой водой, , который, по-видимому, был настолько поместителен, что в нем можно было плавать ; несмотря на то, он не мог вместить в себе одновременно всех посетителей, число которых иногда превышало сотню. Поэтому посетители, ждавшие очереди, сидели на широком краю бассейна, к которому поднимались по лестнице, и вели беседы между собою; в старину эти беседы у евреев так и назывались «банными».

В отличие от русской бани с деревянными скамьями , евреи в свои бани ставили скамьи мраморные. Обязательно в еврейских банях было много гладких досок, их использовали под ноги, чтобы и по горячему полу не ходить и ноги не мазать в использованной воде. Каждый для себя брал столько досок, сколько считал себе необходимым и порой их связывал.

В бане приобреталось и бельё скрыть наготу, оно делилось на мужское и женское. Так же приобретался утиральник, или простыня или полотенце (что кому было нужно). Евреи в бане (особенно женщины) одевали головной убор.

После бани евреи всегда выпивали бокал вина.

За пользование банями взималась плата, которая вносилась при входе банщику выдававшему посетителю марку ( плоский металлический кружок в виде монеты), которую отбирал olearius , служитель при банях, специальность которого состояла в натирании тела купающихся благовонными маслами. К услугам купающихся при банях находились еще утиральщики , цирюльники и чистильщики, а также обливавшие купающихся холодной или теплой водой после купания. Для еврея баны считалось "людским наслаждением", местом отдыха. Талмуд с сожалением говорит о пастухах и жителях пустыни, лишенных бани .

Насколько в талмудическую эпоху ценилось теплое купанье, видно из того, что ввиду запрещения купаться в субботу (ЕВРЕЯМ ЗАКОН ЗАПРЕЩАЕТ ХОДИТЬ В БАНЮ В СУББОТУ) евреи имели обыкновение посещать баню немедленно после исхода субботы.

Если в русской бане все равны, (хотя в царской Армии мойки для рядовых солдат и офицеров были строго разделены), то в еврейской это совсем не так. Любопытны правила, регулировавшие купанья в общих банях. Так как мужчины купались совершенно раздетыми, то считалось неприличным совместное купание с лицами, к которым по их званию или личным отношениям следовало чувствовать особенное уважение; так, нельзя было купаться простым евреям вместе с царем или со священником.
Нельзя было купаться вместе ученику со своим учителем.
Пока старшие купались, младшие ждали своей очереди.

Интересно и то, что баня, всё же считается местом грязным, а потому еврейский закон запрещал еврея приветствовать друг друга в бане и тем более вести разговоры о святости или цитировать "Тору".

Каждый еврей приходя домой из бани, первым делом должен был омыться холодной водой руки и лицо, как бы смывая с себя банную грязь.

Древний обычай пользования речной или ручьевой водой для купанья в так называемых ритуальных банях сохранился и по сие время; вода в таких банях должна быть обязательно проточной, а водоемкость бассейна равняться около 120 галлонов.

Наряду с обыкновенными банями, в Палестине были заведения для ванн из минеральных источников; такие целебные источники и ванны- термы.

В Средние века существовали специальные еврейские бани лишь для ритуальных целей; устройство и содержание «миквы» составляло одну из важнейших обязанностей каждой общины. Евреи строго соблюдали предписания об очистительной ванне. Менструирующие женщины должны были ходить в баню, которая устраивалась согласно вышеизложенным постановлениям (проточная вода и определенная водоемкость).


СОВЕТЫ ЛАТЫШСКОГО БАНЬЩИКА
(баня по-латышски)

Нельзя мыться и париться на голодный желудок, при чувстве крайней усталости, перед сном, после принятия алкогольных напитков.

Лучше всего отправляться в баню спустя 1-2 часа после еды.

В баню и особенно в парилку надо брать шапку, чтобы сохранить голову от перегрева.
Перед парилкой веник надо ошпарить кипятком и держать его минут 5-6 в чашке с кипятком для набухания.

Когда вошли в парилку первый раз, вам нужно только тепло чтобы согреться, не лезьте сразу париться на полок в жар. Вышли из парилки, охладите её открыв двери, чтобы войти во второй раз в свежий пар. Перерывы между парилкой делать 20-30 минут.

Не используйте старые веники, в них нет фитонцидов и эфирных масел. Веники можно сделать из берёзы, дуба, грецкого ореха, можжевельника, липы, рябины, крапивы, пихты. Каждый веник по своему не заменим.

Берёзовый веник - лечит мышечную боль и помогает заживлять раны кожи.
Дубовые веники - нормализуют кровяное давление и лечат восполительные заболевания. Так же их лучше применять людям с жирной кожей.
Липовый веник - изгоняет простуду и стабилизирует потовыделение. Он подходит людям с сухой и нормальной кожей.
Веник можжевельника - средство от респираторных заболеваний.
Веник крапивы - лечит суставы.

Париться - это не просто хлестать себя веником. Лучше не самому париться, а чтобы вас парил другой. Ложитесь на спину, нежно веником протяните несколько раз от стоп к пояснице по ногам. После этого нежно начинайте хлопать веником всё тело.

Если парите сами себя сидя, нельзя чтобы ваши ноги при этом болтались . Они должны опираться на ступеньку или на пол.

Парилка должна быть насыщена паром, а не водой. Вошли с веником в парилку, поднимите веник над головой и подержите в таком положении его стоя с поднятыми руками чтобы энергия тепла равномерно разошлась по телу. Закончили парится, протрите себя веником все части тела.

Баня ценна из-за парилки. Парилка выводит из тела токсичные вещества накопленные в коже.

Камни парилки можно заливать не только водой, но и эвкалиптом , мятой , тимьяном , зверобоем , ромашкой , шалфеем и т.д. Это лекарственные травы, они вылечат ряд заболеваний.

Вопрос , сколько и как часто париться... Зимой рекомендовано один раз в неделю, но по крайней мере 20-30 минут.

Полезно перед баней на ночь замочить полотенце в растворе соли и потом натирать себя в бане этим полотенцем до красноты кожи.

Конечно, сами бани , смотря куда вы идёте, тоже различаются по своему содержанию. Я больше говорю о русской бане, которая отличается тем, что в ней очень высокое содержание влаги и горячего воздуха за счёт пара от поливки каменки водой.
Но есть ещё Финская баня или сауна - это такой общий номер для компании или семьи, популярная баня в Финляндии и Эстонии. Там нет пара, там вода и горячий воздух сухой.
Ещё есть Турецкая баня - там в первую очередь не пар, а массаж и натирания тела лечебными маслами.
Есть ещё Японская баня на открытом воздухе, нечто такое термическое с источником.




"МОСКВА И МОСКВИЧИ" - ГИЛЯРОВСКИЙ О БАНЯХ

Единственное место, которого ни один москвич не миновал, – это бани. И мастеровой человек, и вельможа, и бедный, и богатый не могли жить без торговых бань.

В восьмидесятых годах прошлого века всемогущий «хозяин столицы» – военный генерал-губернатор В. А. Долгоруков ездил в Сандуновские бани, где в шикарном номере семейного отделения ему подавались серебряные тазы и шайки. А ведь в его дворце имелись мраморные ванны, которые в то время были еще редкостью в Москве. Да и не сразу привыкли к ним москвичи, любившие по наследственности и веничком попариться, и отдохнуть в раздевальной, и в своей компании «язык почесать».

Каждое сословие имело свои излюбленные бани. Богатые и вообще люди со средствами шли в «дворянское» отделение. Рабочие и беднота – в «простонародное» за пятак.

Вода, жар и пар одинаковые, только обстановка иная. Бани как бани! Мочалка – тринадцать, мыло по одной копейке. Многие из них и теперь стоят, как были, и в тех же домах, как и в конце прошлого века, только публика в них другая, да старых хозяев, содержателей бань, нет, и память о них скоро совсем пропадет, потому что рассказывать о них некому.

В литературе о банном быте Москвы ничего нет. Тогда все это было у всех на глазах, и никого не интересовало писать о том, что все знают: ну кто будет читать о банях? Только в словаре Даля осталась пословица, очень характерная для многих бань: «Торговые бани других чисто моют, а сами в грязи тонут!»

А ведь в Москве было шестьдесят самых разнохарактерных, каждая по-своему, бань, и, кроме того, все они имели постоянное население, свое собственное, сознававшее себя настоящими москвичами.

В банях при раздевальнях нанимали работать мальчиков, помогали и цирюльникам, а также обучались стричь ногти и срезать мозоли. На их обязанности было также готовить мочалки, для чего покупали кули из-под соли, на которые шло хорошее мочало. Для любителей бралось самое лучшее мочало – «бараночное», нежное и мягкое, – его привозили специально в московские булочные и на него низали баранки и сушки; оно было втрое дороже кулевого.

В ученье мальчики были до семнадцати-восемнадцати лет. К этому времени они постигали банный обиход, умели обращаться с посетителями, стричь им ногти и аккуратно срезывать мозоли. После приобретения этих знаний такой «образованный» отрок просил хозяина о переводе его в «молодцы» на открывшуюся вакансию, чтобы ехать в деревню жениться, а то «мальчику» жениться было неудобно: засмеют в деревне.

При банях работали "Кусочники". Это были полухозяева, в руках которых находились и банщики, и банщицы, и весь банный рабочий люд, а особенно эксплуатировались ими рабочие-парильщики, труд которых и условия жизни не сравнимы были ни с чем.

С пяти часов утра до двенадцати ночи голый и босой человек, только в одном коротеньком фартучке от пупа до колена, работает беспрерывно всеми мускулами своего тела, при переменной температуре от 14 до 60 градусов по Реомюру, да еще притом все время мокрый.

За это время он успевал просыхать только на полчаса в полдень, когда накидывал на себя для обеда верхнее платье и надевал опорки на ноги. Это парильщик.

Он не получал ни хозяйских харчей и никакого жалованья. Парильщики жили подачками от мывшихся за свой каторжный труд в пару, жаре и мокроте. Таксы за мытье и паренье не полагалось.

Давали по-разному. Парильщики знали свою публику, кто сколько дает, и по-разному старались мыть и тереть.

В Сандуновские бани приходил мыться владелец пассажа миллионер Солодовников, который никогда не спрашивал – сколько, а молча совал двугривенный, из которого банщику доставался только гривенник.

Парильщики не только не получали жалованья, а половину своих «чайных» денег должны были отдавать хозяину или его заместителю – «кусочнику», «хозяйчику».

Кроме того, на обязанности парильщика лежала еще топка и уборка горячей бани и мыльной.

«Кусочник» следит, когда парильщик получает «чайные», он знает свою публику и знает, кто что дает.

«Кусочник» платил аренду хозяину бани, сам нанимал и увольнял рабочих, не касаясь парильщиков: эти были в распоряжении самого хозяина.

«Кусочники» жили семьями при банях, имели отдельные комнаты и платили разную аренду, смотря по баням, от двадцати до ста рублей в месяц.

В свою очередь, раздевальщики, тоже не получавшие хозяйского жалованья, должны были платить «кусочникам» из своих чаевых разные оклады, в зависимости от обслуживаемых раздевальщиком диванов, углов, простенков, кабинок.

«Кусочники» должны были стирать диванные простыни, платить жалованье рабочим, кормить их и мальчиков, а также отвечать за чистоту бань и за пропажу вещей у моющихся в «дворянских» банях.

Бичом бань, особенно «простонародных», были кражи белья, обуви, а иногда и всего узла у моющихся. Были корпорации банных воров, выработавших свою особую систему. Они крали белье и платье, которое сушилось в «горячей» бане. Делалось это следующим образом. Воры «наподдавали» на «каменку» так, чтобы баня наполнилась облаком горячего пара; многие не выдерживали жары и выходили в мыльню. Пользуясь их отсутствием, воры срывали с шестов белье и прятали его тут же, а к вечеру снова приходили в бани и забирали спрятанное. За это приходилось расплачиваться служащим в банях из своего скудного содержания.

Была еще воровская система, практиковавшаяся в «дворянских» отделениях бань, где за пропажу отвечали «кусочники».

Моющийся сдавал платье в раздевальню, получал жестяной номерок на веревочке, иногда надевал его на шею или привязывал к руке, а то просто нацеплял на ручку шайки и шел мыться и париться. Вор, выследив в раздевальне, ухитрялся подменить его номерок своим, быстро выходил, получал платье и исчезал с ним. Моющийся вместо дорогой одежды получал рвань и опорки.

Банные воры были сильны и неуловимы. Некоторые хозяева, чтобы сохранить престиж своих бань, даже входили в сделку с ворами, платя им отступного ежемесячно, и «купленные» воры сами следили за чужими ворами, и если какой попадался – плохо ему приходилось, пощады от конкурентов не было: если не совсем убивали, то калечили на всю жизнь.

Во всех почти банях в раздевальнях были деревянные столбы, поддерживавшие потолок.

При поимке вора, положим, часов в семь утра, его, полуголого и босого, привязывали к такому столбу поближе к выходу. Между приходившими в баню бывали люди, обкраденные в банях, и они нередко вымещали свое озлобление на пойманном…

В полночь, перед запором бань, избитого вора иногда отправляли в полицию, что бывало редко, а чаще просто выталкивали, несмотря на погоду и время года.

На рынке банщики покупали только опорки, самую необходимую обувь, без которой банщику обойтись нельзя: скоро, и все-таки обут.

Сандуновские бани, как и переулок, были названы в начале прошлого века в честь знаменитой актрисы-певицы Сандуновой. Так их зовут теперь, так их звали и в пушкинские времена.

По другую сторону Неглинки, в Крапивинском переулке, на глухом пустыре между двумя прудами, были еще Ламакинские бани. Их содержала Авдотья Ламакина. Место было трущобное, бани грязные, но, за неимением лучших, они были всегда полны народа.

Во владении Сандуновой и ее мужа, тоже знаменитого актера Силы Сандунова, дом которого выходил в соседний Звонарный переулок, также был большой пруд.

Здесь Сандунова выстроила хорошие бани и сдала их в аренду Ламакиной, а та, сохранив обогащавшие ее старые бани, не пожалела денег на обстановку для новых.

Они стали лучшими в Москве. Имя Сандуновой помогло успеху: бани в Крапивинском переулке так и остались Ламакинскими, а новые навеки стали Сандуновскими.

В них так и хлынула Москва, особенно в мужское и женское «дворянское» отделение, устроенное с неслыханными до этого в Москве удобствами: с раздевальной зеркальной залой, с чистыми простынями на мягких диванах, вышколенной прислугой, опытными банщиками и банщицами. Раздевальная зала сделалась клубом, где встречалось самое разнообразное общество, – каждый находил здесь свой кружок знакомых, и притом буфет со всевозможными напитками, от кваса до шампанского «Моэт» и «Аи».

В этих банях перебывала и грибоедовская, и пушкинская Москва, та, которая собиралась в салоне Зинаиды Волконской и в Английском клубе.

Когда появилось в печати «Путешествие в Арзрум», где Пушкин так увлекательно описал тифлисские бани, Ламакина выписала из Тифлиса на пробу банщиков-татар, но они у коренных москвичей, любивших горячий полок и душистый березовый веник, особого успеха не имели, и их больше уже не выписывали. Зато наши банщики приняли совет Пушкина и завели для любителей полотняный пузырь для мыла и шерстяную рукавицу.

Потом в банях появились семейные отделения, куда дамы высшего общества приезжали с болонками и моськами. Горничные мыли собачонок вместе с барынями…

В «простонародные» бани водили командами солдат из казарм; с них брали по две копейки и выдавали по одному венику на десять человек.

Потом уже, в начале восьмидесятых годов, во всех банях постановили брать копейку за веник, из-за чего в Устьинских банях даже вышел скандал: посетители перебили окна, и во время драки публика разбегалась голая…

Начав брать по копейке за веник, хозяева нажили огромные деньги, а улучшений в «простонародных» банях не завели никаких.

Вообще хозяева пользовались всеми правдами и неправдами, чтобы выдавливать из всего копейки и рубли.

В некоторых банях даже воровали городскую воду.

Почти все московские бани строились на берегах Москвы-реки, Яузы и речек вроде Чечеры, Синички, Хапиловки и около проточных прудов.

Бани строились в большинстве случаев деревянные, одноэтажные, так как в те времена, при примитивном водоснабжении, во второй этаж подавать воду было трудно.

При окраинных «простонародных» банях удобств не было никаких. У большинства даже уборные были где-нибудь во дворе: во все времена года моющийся должен был в них проходить открытым местом и в дождь и в зимнюю вьюгу.

Правильных водостоков под полами не было: мыльная вода из-под пола поступала в специальные колодцы на дворах по особым деревянным лежакам и оттуда по таким же лежакам шла в реку, только метров на десять пониже того места реки, откуда ее накачивали для мытья…

Самыми главными банными днями были субботы и вообще предпраздничные дни.

В «дворянских» отделениях был кейф, отдых, стрижка, бритье, срезание мозолей, ставка банок и даже дерганье зубов, а «простонародные» бани являлись, можно безошибочно сказать, «поликлиникой», где лечились всякие болезни. Медиками были фельдшера, цирюльники, бабки-костоправки, а парильщики и там и тут заменяли массажисток еще в те времена, когда и слова этого не слыхали.

Над банями часто встречались вывески с надписью: «Здесь стригут, бреют, ставят пиявки и пущают кровь».

А ещё при банях всегда бывали бабки-заговорщицы. Бабки в жизни бань играли большую роль, из-за бабок многие специально приходили в баню. Ими очень дорожили хозяева бань: бабки исправляли вывихи, «заговаривали грыжу», правили животы как мужчинам, так и женщинам, накладывая горшок.

Купаться в бассейн Сандуновских бань приходили артисты лучших театров, и между ними почти столетний актер, которого принял в знак почтения к его летам Корш. Это Иван Алексеевич Григоровский, служивший на сцене то в Москве, то в провинции и теперь игравший злодеев в старых пьесах, которые он знал наизусть и играл их еще в сороковых годах.

Он аккуратно приходил ежедневно купаться в бассейне раньше всех; выкупавшись, вынимал из кармана маленького «жулика», вышибал пробку и, вытянув половинку, а то и до дна, закусывал изюминкой....
Subscribe

  • 17 АПРЕЛЯ ДЕНЬ ЭСПРЕССО (МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ КОФЕ)!

    ПОГОВОРИМ О КОФЕ ЭСПРЕССО! ==Эспрессо, это просто концентрированный простой кофе? --Эспрессо является концентрированной формой кофе подается…

  • факты о святой Бернадетт

    РАССКАЗ ФРАНЦУЗСКОГО КАТОЛИЧЕСКОГО СВЯЩЕННИКА О СВЯТОЙ БЕРНАДЕТТ Во Франции она одна из популярнейших святых, так как тело остается нетронутым…

  • СВЯТАЯ БЕРНАДЕТТА СУБИРУ

    Сегодня в Римско-Католической Церкви День памяти Святой Бернадетты, которая более известная под уменьшительным словом Бернадетт. Бернадетта -…

Comments for this post were disabled by the author