filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

ВОСПОМИНАНИЯ ОФИЦЕРА ОПЕРАТИВНОЙ ЧАСТИ ГЛАВНОГО ШТАБА ЛАТВИЙСКОЙ АРМИИ КАПИТАНА КРИМУЛДЕНСА



Утром 16 июня 1940 года, явившись в опера-
тивную часть штаба армии, я застал
там все высшее начальство, вызван-
ное ночью по тревоге дежурным
офицером. Из штаба пограничников
сообщили, что ночью подразделения
Красной Армии (в составе батальонов
и рот) перешли во многих местах
границу, застигли наши небольшие
пограничные отряды спящими, разо-
ружили их, многих увели с собой,
а заставы подожгли. Были и столкно-
вения, есть убитые и раненые. В тече-
ние дня поступали все новые сведе-
ния о концентрации и передвижении
Красной Армии на наших восточных
рубежах.

После обеда начальник оператив-
ной части полковник Удентиньш до-
ложил о полученной телеграмме-
ультиматуме правительства Совет-
ского Союза. В ней говорилось о том,
что на нескольких военнослужащих
Советской Армии, выходивших за
территорию расположенных в Кур-
земе баз, было совершено нападе
ние. Советский Союз не может дове
рять правительству Латвии, осуще
ствляющему враждебную политику
в отношении СССР, поэтому в интере
сах собственной безопасности СССР
требует расширения баз советских
вооруженных сил и формирования
приемлемого для него правительства
Латвии. В связи с этим предлагалось
направить военную комиссию для
рассмотрения и решения вопроса
о расширении баз. Комиссии следует
прибыть на станцию Бигосово 17 июня
в 9.00.

Председателем комиссии был на
значен полковник Удентиньш. Он
в свою очередь назначил членами
комиссии начальника оперативного
отдела полковника-лейтенанта Упи
та, от отдела связи полковника
лейтенанта Рониса и капитана Кагуса,
от служебной части меня, от штаба
технической дивизии капитана Пе
ревозчикова. Выезд намечен на 23.00
того же вечера.

Выехали на двух легковых машинах
по Даугавпилсскому шоссе. В Пляви
няс нас остановил генерал Эзериньш
(в то время помощник командующего
Латгальской дивизией) и заговорил
с сидевшим в первой машине Уден
тиньшем. По тону разговора и доле
тевшим до нас фразам можно было
понять, что генерал Эзериньш наме
ревался объявить мобилизацию и
выдвинуть на позиции отряды при
крытия. Полковник Удентиньш его
успокаивал, передал приказ прези-
дента страны: мобилизации не пред-
принимать и оружия не применять.
Генерал Эзериньш ушел неудовлет-
воренным и весьма встревоженным.
В Крустпилсе машины остановил
офицер-связист. Он передал теле-
грамму штаба армии, в которой гово-
рилось о смене места переговоров.
Нам следовало прибыть на станцию
Ионишки в Литве.

Около Мейтене пересекли границу
и вскоре встретили первое подразде-
ление советских вооруженных сил.
Это была понтонная колонна (!). За-
тем показались и танки. Нас никто не
задерживал.

Ровно в 9.00 въехали на станцию
Ионишки, но никого из советских
военных здесь не было. Прождали
минут 20, после чего Удентиньш при-
казал полковнику-лейтенанту Ронису
найти кого-нибудь из советского
командного состава. Минут через
пять Ронис вернулся вместе с неким
лейтенантом, который и потребовал,
чтобы мы следовали за ним.

Приблизительно в километре от
станции мы увидели двигавшиеся
навстречу бронемашины, с ними были
и легковые автомобили с советскими
офицерами. Приблизившись к нам,
колонна остановилась, и офицеры
вышли из машин. Полный, высокий,
плечистый генерал-полковник спро-
сил, кто из нас старший. Удентиньш
представился, и тогда генерал подал
ему руку. (Это был командующий
Белорусским военным округом Пав-
лов, именно он возглавлял те силы,
которые оккупировали балтийские
государства.) Было решено, что пере-
говоры все же состоятся на станции
Ионишки, и генерал приказал нашей
машине следовать впереди. Совет-
ские бронемашины встали впереди и
позади нас, повернув стволы в нашу
сторону, таким образом мы напоми-
нали пленников.

Подъехали к станции. Одна из бро-
немашин встала напротив окон стан-
ции, направив дуло в сторону той
комнаты, в которой велись перегово-
ры. Остальные машины заняли пози-
ции вокруг здания. У дверей и окон
была выставлена охрана, а начальнику
станции было приказано освободить
помещение буфета.

Официальные переговоры длились
примерно с 9.40 до часов 12—13.
Кроме генерала Павлова в перегово-
рах участвовали 15—20 офицеров
штаба Но говорили в основном толь-
ко Павлов и Удентиньш.

Генерал Павлов вел себя высоко-
мерно, держался гордо, говорил спо-
койно, но повелительно. Он повторил
текст ультиматума, сказал о необхо-
димости расширить советские воен-
ные базы на территории Латвии.
Размещенные на базах вооруженные
силы, мол, не будут вмешиваться
во внутренние дела Латвии.

Во время разговора регулярно по-
ступали сведения от соединений, ко-
торые со стороны наших восточных и
южных границ по всем главным путям
сообщения двигались к Риге. Докла-
дывалось о достижении намеченных
рубежей, а также о том, что выстре-
лов не отмечено. Пришло и сообще-
ние об аварии некоего самолета.
Павлов иронично бросил: «Это, ви-
димо, вас обрадует потерпел ава-
рию самолет, которому было прика-
зано в случае необходимости сбро-
сить бомбы на дворец вашего прези-
дента».

«Нынешнее правительство Улма-
ниса и его политика для нас неприем-
лемы. У вас будет новое, дружествен-
ное нам правительство, а наши армии
станут союзниками. Мы вооружим
вас современным оружием с ног до
головы», ответил Павлов.
Павлов пил много и скоро основа-
тель но набрался. Двое штабистов вы-
вели его под руки на улицу «по нуж-
де», и когда он вернулся к столу,
голос его звучал все тише и тише.
Около 15 часов пришло сообщение,
что все намеченные цели достигну-
ты без столкновений и без единого
выстрела. Мы смогли вернуться до-
мой.

Приехали в штаб армии. Удентиньш
доложил начальнику штаба генералу
Розенштейнсу и командующему ар-
мией Беркису о переговорах. Мне
было поручено доставить договор
президенту. Вокруг президентского
дворца стояли советские танки, на
Даугаве выстроились советские воен-
ные корабли орудия были направ-
лены на дворец.

Где-то в стороне
Рижского центрального вокзала
и консерватории были слышны вы-
стрелы. Позже я узнал, что там из
толпы были убиты несколько поли-
цейских.

Мы въехали во двор. Офицер
охраны провел меня по коридорам
в приемную президента. Президент
выглядел спокойным. Он принял
пакет, поблагодарил меня. Я вернулся
в штаб.
Subscribe

  • 17 ИЮЛЯ 1954 ГОДА РОДИЛАСЬ КАНЦЛЕР ГЕРМАНИИ АНГЕЛА МЕРКЕЛЬ

    (Дочь лютеранского пастыря) Ангела Меркель Первая женщина в истории Германии, занявшая пост канцлера. Она также первая из канцлеров,…

  • ДОСОВЕТСКИЙ ДОНБАСС

    Территория между Днепром и Доном, ограниченная с юга Азовским морем, а с севера - условной линией лесов, называется Донбассом, от сокращения…

  • ИЗ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

    16 августа 1941 г. Гейдрих издал приказ, запрещающий какое-либо содействие религиозной жизни в СССР, подчеркивающий необходимость соблюдать…

Comments for this post were disabled by the author