filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

Регина Робертовна Киндзуле,( 1930 - 2002)



ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛАТЫШСКОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ
РЕГИНА ЭЗЕРА (Регина Робертовна Киндзуле, 1930 - 2002)

Регина Эзера родилась 20 декабря 1930 года в Риге в семье столяра Роберта и медсестры Луции Шамрето. В 1944 году семья была вывезена на работы в Германию. Когда весной 1945 года американцы увозили «перемещенных лиц» дальше на Запад, она с родителями убежала из эшелона и осталась в советской зоне оккупации. Осенью 1945 года она вернулась в Ригу.
==============================================

Я устаю от людей. Но устаю и от одиночества. Я не могу
работать на людях. Но не могу работать и без людей. Только
люди дают мне материал и придают смысл моему труду, без
чего я излучала бы свою радиацию в пустоту и переваривала
сама себя, как пустой желудок.

Я бежала не затем, чтобы эгоистично спрятаться от забот о
будущем человечества. Напротив, тем самым я обретала время,
покой и душевное равновесие, чтобы понять и осмыслить, чего
именно человечество не должно лишиться, и часто думала о
своей сестре из тридцатого века, тревожась будет ли она
обладать тем, что составляет важную часть моей жизни, без
чего моя жизнь утратила бы смысл. И будет ли она сознавать,
что это утрачено? Сознавать это ужасно, но, быть может,
еще ужасней не сознавать?

Я бежала не от людей. Я бежала из страха стать мусорщицей.
Я видела этих тихих людей, когда они ранним утром выходят
на работу в так называемом Парке культуры и отдыха. Воору-
жившись шпажками, они разбредаются по лесу, держа курс на
белые поляны, которые издали напоминают стаи севших на зе-
леную траву чаек, а вблизи превращаются в разбросанные
кульки, билеты, обертки от мороженого, окурки и презервативы.
Эти люди ничему не удивлялись. Ничем не возмущались. Они
бесстрастно ходили по блевотине цивилизации и тупо кололи
своими шпажками, кололи, кололи ... и кололи. Они за это по-
лучали деньги. Ни до чего другого им не было дела. Они в
точности знали, что завтра утром все повторится. Иллюзий у
них не было. В своей работе они могут обойтись без иллюзий.
Я в своей не могу. Равнодушие для них защитная реакция.
Для меня равнодушие означает конец.

Я бежала из страха заразиться стереотипным образом жизни.
В конце концов жизнь мне дана одна, и я не имею права ею
играть, тратя время и транжиря силы только затем, чтобы по-
ходить на других. Материалистическое мировоззрение не остав-
ляет шанса исправить свои ошибки где-то в туманном загроб-
ном мире. Так что следовало выжать из себя (как отврати-
тельно звучит слово «выжать»!) максимум возможного еще на
этом свете, подчинив этой задаче все остальное.

Из того, что я называю комфортом, в течение нескольких
лет у меня был только идеально свежий воздух и идеально чи-
стая колодезная вода. Когда я так говорила, надо мной смея-
лись, считая меня безнадежно старомодной (ведь комфортом
принято называть лишь центральное отопление и туалет со
сливным бачком). Когда я напоминала, что во многих странах
уже покупают и продают (так же как медикаменты и искус-
ство) то, чем я наслаждаюсь еще совершенно бесплатно, иные
задумывались, но редко кто выражал готовность тут же со мной
поменяться, подавляющее большинство отдавало предпочтение
ватерклозету.

Я бежала, когда возникла угроза, что отпущенное мне время
могут раздергать (всегда хищно выклевывая самые мягкие ку-
сочки) и растаскать на бесчисленные галочки, то есть мероприя-
тия.

Я бежала от необходимости быть ко всякой бочке затычкой
высказываться о роли труда в жизни советского человека, и о
новом игровом фильме Рижской киностудии, и об откорме сви-
ней в животноводческих комплексах, и о длине женских юбок,
выступать на говорильнях и маячить на экранах, шлифовать
«круглые» и некруглые столы (с кофе и без кофе), являться
на открытия и улыбаться на приемах, украшать своей особой
разные сборища, руководить комиссиями и входить в делега-
ции, держать оптимистические, уснащенные метафорами речи
на похоронах, свадьбах, разводах и в других торжественных
случаях, с ораторским жаром, лекторской логикой и актерским
шармом публично демонстрировать остроумие, дикцию, новое
платье и своим рабочим инструментом писать одни автографы.

Я бежала от необходимости гробить благие замыслы и нервы
современников (и без того истрепанные начальством и пере-
грузкой) отказом участвовать в том, в чем мое участие было
не только задумано, но и согласовано во всех инстанциях, вне-
сено в планы и объявлено в афишах, став тем самым почти за-
коном, преступить который считалось чуть не преступлением.

Я бежала от необходимости пачкать ложью необходимые для
работы часы ссылкой на мнимые болезни (ибо ни одна дейст-
вительная хворь, какая бы давала право на амнистию, меня,
увы, не брала).

Я бежала от необходимости быть (или, по крайней мере, вы-
ставлять себя) всезнающей и всесильной.

Я бежала от всего, в чем другие могут меня заменить. Только
мои книги другие написать не могут а я была как раз в тех
летах, когда это сознают. Я была уже не так молода, чтобы
позволить себе транжирить время, но и не так стара, когда
тратить уже нечего, я была в том возрасте, когда уже пора
знать, как употребить свое время и когда еще есть возможность
время как-то употребить.

Меня привела сюда и потребность называть какое-то место
в мире своим домом.

Мне нужно было подтверждение, что то, о чем я пишу, дейст-
вительно существует и принадлежит моей эпохе (ибо многие в
этом видели подогретое прошлое).

Я была уже не так молода, чтобы думать, что смогу что-то
существенно изменить в исчисляемой миллионами лет истории
человечества, но еще и не так стара, чтобы считать, что после
моего ухода в мире останется всего лишь дырка от бублика.

Я не стремилась бежать от своего времени, нет.

Я остро его чувствовала в диапазоне между далекой Луной,
на которую уже ступила нога человека, и очень близким, еще
первозданным, еще неосвоенным криком зайца, между тягой
к искусству и культом набитого брюха, между созданными цен-
ностями и кучами произведенной дряни, между страхом перед
одиночеством и нехваткой уединения, между жаждой совершен-
ства и жаждой водки.

У меня нет такого чувства, что я родилась слишком рано или
слишком поздно. Я принадлежу к тому счастливому поколению,
которое первым совершило прорыв в космос (и человека-ле-
генду Гагарина называет своим современником) и, возможно,
было последним, пережившим мировую войну.

Я верю, что война не повторится. Но куда мне девать свой
страх?

Свои взгляды и убеждения я напоказ не выставляла и каж-
дому позволяла думать что он хочет, не стремясь рассеять за-
блуждения и предоставляя судить обо мне согласно их собст-
венным представлениям о жизни. Я не давала себе труда объяс-
нить, куда я иду и зачем. Не пыталась убедить, что мне нужно
побыть одной. Не лезла из кожи вон, чтобы доказать, что на
моем инструменте играть коллективно нельзя.

ВКРАТЦЕ О СВОИХ ПРИНЦИПАХ
Во-первых, никому не мешать;
во-вторых, ничему не вредить;
в-третьих, никогда не возвращаться, раз уж решила куда-то
идти.
Если первых два принципа обращены вовне на тех, кто мне
встречался, и то, что попадалось мне в пути, то третий опреде-
лял мои отношения с самой собой.
Subscribe

  • ДЕТИ И ВНУКИ КОМПОЗИТОРА ФЕРЕНЦА ЛИСТА

    Все трое детей композитору Ференцу Листу родила Мари Катрин Софи де Флавини , в замужестве Д'Агульт , также известна под именем Атта…

  • 210 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ФЕРЕНЦА ЛИСТА

    Национальность Ференца Листа обсуждается в нескольких биографических исследованиях. В то время как в большинстве биографических работ выясняется,…

  • СИКХИЗМ И ФИЛОСОФИЯ СИКХОВ

    Сикхизм - монотеистическая религия, основанная в XV веке в Пенджабе, в северо-западной части Индийского субконтинента — месте встречи…

Comments for this post were disabled by the author