filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

ТРИ ДОМА РИЖСКОГО МИЛЛИОНЕРА АНТОНА БИНЬЯМИНА И ЕГО СУПРУГИ ЭМИЛИИ

ДОМ  ЮРМАЛЫ ЭМИЛИИ БАНЬЯМИН


Бывший летний гостевой дом и президентский особняк Советского Союза, расположенный в Юрмале, Латвии. Главный курорт, называемый Ривьерой Советского Союза, в то время был известен как Запретный Дом. Гости от Тито до Хонеккера, от Горбачева до Ельцина были среди «более равных, чем равных», пользовавшихся привилегией проживания здесь.

Дом был построен в 1938 году латвийским архитектором Витольсом в сотрудничестве с немецким дизайнером интерьеров и архитектором Ланге для создания архитектурного шедевра, расположенного на площади 1 га прекрасного сада с прямым выходом к песчаному пляжу в центре Юрмалы; тогда он считался одним из лучших и самых современных построенных домов.

Интерьер дома охватывает 1600 кв. и включает в себя летнюю комнату, музыкальную комнату, бильярдную, прихожую, столовую, кабинет, библиотеку, 6 спален, ванные комнаты, две кухни, кладовую, сауну, большой гараж и просторное чердачное помещение.

В Латвии можно найти множество замечательных замков и усадеб балтийско-германской аристократии, но ни один из них не был создан латышами как их собственность. То, что здесь развивалось после распада империи в конце Первой мировой войны, почти невероятно, поскольку у Латвии было всего 10 хороших лет до начала Второй мировой войны, а вилла Бенджамина – один из ее самых экзотических фруктов.

Оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что вероятность того, что другая семейная вилла, равная этой, будет создана в Латвии, или, если на то пошло, где-нибудь в Прибалтике, в эту эпоху, была близка к нулю, поскольку никто другой не приблизился к Семья Бенджамина в финансовых ресурсах. И если бы они решили построить новую резиденцию в Юрмале, то все остальное определялось бы исключительно личностями, амбициями и вкусом вовлеченных людей.

Бенджамин хотел жить по-королевски, но не в древнем латышском стиле; скорее, скорее как европейский аристократ.

Эта мегавилла первого периода Латвийской Республики практически не имела общих, ранее замеченных деталей. Ей дали лучшее, что могли позволить себе высшие эшелоны латвийской бизнес-элиты того времени; и в эту эпоху Латвия была богаче, чем такие страны, как Финляндия или Норвегия. Она относится к масштабам, более распространенным для усадьбы, чем приморской резиденции. Расположение дома является суверенным и безошибочно заявляет о желании владельца избежать ненужной рекламы.

Весь сад площадью 1 га был покрыт специальным верхним слоем почвы, доставленным поездом из Берлина. Этот верхний слой почвы был привезен, в частности, из Германии в качестве почвы премиум-класса.

Вдоль дороги обустроена чугунная ограда, спроектированная отдельно архитектором А. Антоновым и по заказу сделанная в Париже с монограммой «ЭБ» чеканной в дизайн передних ворот.

Особое внимание было уделено окнам, дверям и полу. Оконная и дверная фурнитура были изготовлены на знаменитом заводе «Yale» по проектным чертежам «Bauhaus». Каждая дверь – это предмет коллекционирования, так как каждая из них изготовлена ​​из орехового дерева высшего качества; в то время как инкрустированные конструкции паркетных полов из натурального дерева никогда не повторяются из комнаты в комнату.

Удивительно, как сохранилось первоначальное состояния дома, хотя, учитывая хроническую бедность Советского Государства, это в некотором смысле понятно. Этот дом, с небольшими изменениями, функционирует со своим оригинальным оборудованием и технологиями в отоплении, вентиляции, электропроводке и двигателях. Печь для системы центрального отопления была заменена, но вся сантехника и украшения являются оригинальными раритетами.

Сама хозяйка госпожа Банджамин в своём доме прожила несколько месяцев и была арестована в 1940 году Советским режимом.

В 1941 году в этот дом въехал гауляйтер Генрих Лозе, рейхскомиссар Остланда. Фактически, он прожил в доме несколько лет. На тот момент, его самым известным посетителем был Альфред Розенберг, образованный российский руководитель идеологии Национал-социалистической немецкой рабочей (нацистской) партии, который, очевидно, задержался всего на несколько часов.

Поскольку война постепенно повернулась против Германии, Генрих Лозе все больше заботился о своей личной безопасности. Последствия этого все еще видны сегодня. Дом, который изначально был обделан красивой мраморной штукатуркой, переливающейся на солнце, был перекрашен в камуфляжные полосы, чтобы сделать его менее заметным для самолетов противника. Зеленоватые и коричневатые полосы, хотя и блеклые, все еще видны сегодня. Всего через небольшой переулок было построено укрытие с бункером, и улица была закрыта для всего движения. Бункер стоит до сих пор, и улица закрыта по сей день. Во время пребывания Лозе охрану дома и его жильцов обеспечивал взвод сил безопасности. Тем не менее, отряд безопасности был расквартирован по улице, в доме по адресу Юрас 6 и сам дом Бенджамина обычно охранялся сменой из трех человек. Сам гауляйтер Лозе передвигался в закрытой машине, которой всегда предшествовал автомобиль военного типа с установленным пулеметом.

К осени 1944 года Лозе уже уехал. Непосредственно перед отъездом он заказал фургоны для вывоза и упаковал специально изготовленную мебель, прекрасные столовые приборы и другие ценные предметы и увез их в Германию. Он взял все, кроме некоторых предметов.

В советский период он использовался в качестве официальной летней резиденции и гостевого дома в Латвии. Чтобы вникнуть в контекст, важно отметить, что Юрмала была санаторием № 1 летнего отдыха в Советском Союзе. Летом миллионы людей стекались в Юрмалу, чтобы насладиться ее песчаными пляжами и мягким климатом. Президент Ричард Никсон, генеральный секретарь Михаил Горбачев, а также президент Борис Ельцин были среди видных гостей этой резиденции. Здесь в 1991 году президент Ельцин признал независимость стран Балтии.

История дома Бенджамина – это микрокосм истории Европы 20-го века. Дом по адресу Юра 13 был объявлен государственным памятником премьер-министром Никитой Хрущевым еще в 1950-х годах и использовался в качестве резиденции президента и гостевого дома для советского правительства. После падения Берлинской стены он стал штаб-квартирой Балтийского совета. Здесь, от имени России, президент Борис Ельцин принял решение о признании независимости стран Балтии, которое было подписано 24 августа 1991 года в Кремле (см. Телевизионный репортаж), а затем о плавном выводе ОМОНа. Здесь, в 1992 году, по просьбе президента США Джорджа Буша (старшего) премьер-министр Швеции Карл Бильдт разработал совместную резолюцию с лидерами стран Балтии для представления на саммите 9 июня в Хельсинки Борису Ельцину по выводу всех Российских войск из Прибалтики к 1994 году.

В конце июля 1991 года Борис Ельцин принял участие в заседании Балтийского совета и встретился с тремя председателями Высших советов трех стран Балтии, Эстонии, Латвии и Литвы. Находясь в доме, А. Горбунов организовал вечеринку для Бориса Ельцина, чтобы помочь наконец расслабиться. Но Горбунов был не один; он также пригласил лидеров двух других стран Балтии, Ландсбергиса и Рюйтеля. Глава офиса г-на Горбунова г-жа Карина Петерсоне вспоминала, что атмосфера была не дипломатической, а скорее уютной, и водка текла свободно. Конечно, вопрос о провозглашении независимости был у всех на уме, но не произнесен вслух. Все они согласились встретиться снова на следующий день, и Ельцину пришлось помочь подняться по лестнице в богато украшенную спальню хозяев. На следующий день прибалтийские лидеры до полудня ждали прихода Ельцина. Их встреча началась на шесть часов позже, но Ельцин многое обдумал находясь наверху, и когда он спустился, он объявил всем присутствующим, что Россия признает независимость трех стран Балтии безоговорочно.

Ранее в этом доме встречали Хрущёва, Бограмяна, Косыгина, Пуго, Хёнекера, Тито, Миттерана, Клинтона, и многих других.

Наконец, в ноябре 1995 года дом был возвращен наследникам Эмилии Бенджамин: ее племяннику Питеру Айшеру и ее приемному сыну Джорджу Бенджамину (урожденному Айшеру). В начале 2000 года наследники Айшеры купили акции наследников Джорджа Бенджамина, и, таким образом, Питер Рудольф Айшер и его три сестры Анна Мария, Катарина и Александра являются совладельцами улицы Юрас 13.











Находится дом в 1 км. от концертного зала Дзинтари в Юрмале по набережной улице "Юрас" в направлении Майори сразу за 5 звёздным отелем "Балтик Бич" или от станции Майори 450 метров.

Дом в 2018 году выставляли на продажу за 27,5 миллионов евро, о чём писали даже в газетах США, называя Юрмальскую дачу Беньяминов самой дорогой недвижимостью в Восточной Европе.



ДОМ БЕНЬЯМИНОВ В РИГЕ



Benjamiņu nams— роскошный особняк в центре Риги (улица Кришьяня Барона, 12), построенный в эклектичном стиле для семьи богатых рижских торговцев Пфабов, который впоследствии был выкуплен семьёй медиа-магнатов Беньяминов.

В 1876 году на территории, освободившейся после сноса крепостных сооружений и реализации плана по реконструкции центральной части города, был построен богатый частный дом для торговца Николая Элерта Пфаба. Авторами особняка являются два архитектора из Берлина: Вильгельм Бекман и Герхард Энде (1829—1907), которые прибыли из Германии в Лифляндию для строительства здания по заказу Пфабов.

В обрамлении особняка были использованы элементы флорентийского орнамента. Была обустроена терраса, а во внутреннем дворе был разбит сад. Здание такого типа — частный городской особняк в центре бульварного кольца — было первым в истории Риги. Балюстраду балкона украшают два льва со щитами в лапах — символ аристократического, благородного происхождения. Скульптуры двух девушек располагаются над парадным входом: одна из них держит пучок льна, а другая — прялку, символизируя богатство, процветание и указывая на торговую деятельность домовладельца. В нишу фасада помещена статуя весталки, которая является хранительницей домашнего очага.

Вестибюль украшают колонны искусственного мрамора. Стены приёмной были декорированы резными деревянными панелями. В сад выходят четыре окна, которые украшают витражи с изображениями живописных руин феодального замка Кокенхаузен (Кокнесе), городских пейзажей Бауски, Кулдигского арочного моста и Стабурагса. После появления центрального отопления камины в доме стали выполнять декоративную функцию. По проекту Лаубе были объединены приёмная и рабочий кабинет. Также Лаубе создал для отделки интерьеров кабинета камин с резьбой по дереву. В советской традиции это помещение особняка называли «кабинетом Андриса Упитса», авторитетного латвийского писателя, который здесь работал много лет. Изюминкой дома была крупнейшая в Прибалтике венецианская люстра, украшавшая гостиницу особняка — она со временем превратилось в символ зажиточности и процветания владельцев дома. Столовая также представляет собой весьма богато обставленное помещение: роскошные столы были обставлены севрским фарфором, а витражи, которые были выполнены по эскизам Тимма по заказу прежних домовладельцев, были заменены на новые — по рисункам, выполненным в Париже. Чаще всего в латвийском обиходе дом называется по имени Беньяминов.

В 1928 году Пфаб обанкротился и вынужден был задуматься о продаже своего роскошного частного владения. Особняк был куплен владельцами газеты «Atpūta» Антоном и Эмилией Беньямин, который открыли в новом доме популярный литературно-художественный салон, широко известный центр культуры и отдыха журналистов, публицистов и представителей русской и латышской творческой литературной интеллигенции города. Часто на литературные, богемные вечера к Беньяминам приходили министры латвийского правительства, государственные чиновники, сотрудники дипломатических миссий, депутаты Сейма.

Беньямины превратили своё жилище в самое дорогое жилище Риги. Приобрели самый ценный и красивый предмет дома – самую большую венецианскую люстру во всей Прибалтике. Шелковые обои, самый лучший рояль в Риге, гобелены, хрусталь, серебро, розы зимой… здесь все должно было быть непревзойденным.

В Риге существовал неписанный закон, не легенда, что первый концерт любой новый артист, желающий продвинуться в карьере, должен дать в салоне Беньяминов.

В 1940 году дом был национализирован, а его владелица Эмилия была депортирована.

В 1945 году в здании разместились Общества писателей, художников и композиторов Латвийской ССР. В здании постоянно происходили выставки латвийских и советских художников, конференции на темы истории визуальной культуры, современных тенденций живописи, литературные лектории, поэтические вечера, музыкальные презентации. Известный кинорежиссер Янис Стрейч создал в доме Беньяминов квартиру Джулии Ламберт во время съёмок двухсерийного художественного фильма «Театр» 1978 года.









Сейчас в здании располагается отель Europa Royale Riga и ресторан «Беньямин». Остановиться на ночь от 118 до 209 евро.
Здание находится в 600 метрах от Памятника Свободы и найти его очень просто, находится рядом с трамвайной остановкой трамваем №1 и 11 ул.Меркеля, сам же дом находится по адресу Ул. Кр.Барона 12.
550 метров от вокзала города Риги. 220 метров по ул.Меркеля до Верманского сада и не переходя дорогу и трамвайные рельсы свернуть направо на ул.Кр.Барона и пройдя полтора ста метров за трамвайной остановкой находится этот богатый и красивый дом Риги.



ПОМЕСТЬЕ ВАЛДЕКЮ (Латвия)
(Третий дом миллионеров досоветской Латвии Беньяминов)




Поместье находится в 5 км. от города Кандава, (Кандава находится в 93 км. западнее Риги)

Господский дом усадьбы построен в XIX веке. В свое время запущенную усадьбу в 1932 г. купил король Латвийской прессы А. Беньяминьш. В наши дни поместье опять принадлежит роду Беньяминьшей, и здесь обустроена фотоэкспозиция частной жизни и путешествий А. Беньяминьша.

Поместье 1845 года. Принадлежало прибалтийскому немецкому барону Николаусу фон Коскулсу и его жене Луизе.

В 1910 году его купил прибалтийский немец, общественный деятель Евгений Вильгельм Шварц председатель церковного совета рижской лютеранской церкви Святого Петра, будущий министр финансов Латвии 1919 года при правительстве Недры и будущий Директор Рижской фондовой биржи 1914 года. Евгений Шварц этот дом купил за 100.000 рублей у своего дяди Эдгара.

От Шварца усадьбу в 1932 году приобрёл Антон Беньяминьш, который в 1939 году в ней и умер.

После оккупации Латвии в 1940 году усадьба была национализирована , а его владелец Эмилия Беньяминь , которой усадьба досталась после смерти мужа, была депортирован в ГУЛАГ штрафной лагерь.

После независимости Латвии в 1997 году семья Беньяминов (Илза, Петр и Юрис) усадьбу восстановили и открыли музей фото-кинопроизводителю Юрию Беньяминьшу (приёмному сыну Эмилии) .



ХОЗЯЕВА ДОМОВ АНТОН И ЭМИЛИЯ БЕНЬЯМИН



Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author