filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

МОСКВА (в описании 1900 года)


Местоположение г. Москвы разнообразно и живописно; иноземцы еще в XVI и XVII ст. приходили от нее в восторг и сравнивали Москву с Иерусалимом, т. е. с идеальным образцом красивого города. Московские холмы и горы подавали повод рассуждать о семи холмах, на которых будто бы расположен город, и сближать топографию Москвы с далеким Царьградом и далеким Римом. Однако, давайте откроем правду, ни каких 7 холмов в Москве нет, просто город расположен на ровной местности, изрытой потоками рек и речек, сопровождаемых или высокими гористыми, или низменными луговыми берегами и более или менее широкими долинами. Средоточие Москвы — Кремль — представляется горою только в отношении к луговой низине , а на самом деле ни какой горы нет.

Древняя топография города имела иной вид и представляла больше живописности, чем теперь, когда под булыжною мостовою везде исчезли сохраняемый только в именах церковных урочищ поля, полянки и всполья, пески, грязи и глинища, мхи, ольхи, даже дебри или дерби, кулижки, т. е. болотные места, и самые болота, кочки, лужники, вражки-овраги, ендовы-рвы, горки, могилицы и т. п., а также боры и великое множество садов и прудов. Все это придавало древней Москве тип чисто сельский, деревенский; на самом деле во всем своем составе Москва представляла совокупность сел и деревень, раскинутых не только по окраинам, но и в пределах городских валов и стен. Разнообразие местоположения и особая красота многих частей города зависит, главным образом, от Москвы реки.

Один из иностранных путешественников, Павел Иовий, еще в первой четверти XVI стол., отмечая выгодное положение города, писал следующее: «Москва по выгодному положению своему преимущественно перед всеми другими городами заслуживает быть столицею, ибо мудрым основателем своим построена в самой населенной стране в средине государства, ограждена реками, креплена замком и, по мнению многих, никогда не потеряет первенства своего».

Первоначально город или, вернее, городок Москва занимал в своих стенах не очень широкое пространство, по всему вероятию, только одну треть теперешнего Кремля. Он был расположен на высоком крутом берегу Москвы-реки, при впадении в нее речки Неглинной, у теперешних Боровицких ворот Кремля, название которых свидетельствует, что здесь существовал сплошной бор. Это подтверждает также и древний храм Спаса, что на Бору, построенный возле княжеского двора. По-видимому, город стал застраиваться и распространяться со времени поселения в нем митрополита Петра, жившего вначале близко Боровицких ворот, у церкви Рождества Иоанна Предтечи, а потом перешедшего на новое место, где на городской площади заложил в 1326 г. первую соборную каменную церковь во имя Успения Богородицы (ныне Успенский собор).

Кроме Кремля, или Кремника, как он обозначается уже в 1331 г., в состав города входили Посад и Заречье. Под именем посада в собственном смысле разумелось первичное поселение Китай-города, которое вначале гнездилось у торгового пристанища на низменном берегу Москвы реки, под горою самого Кремля, и ниже по течению реки, где теперешний Москворецкий мост и Зарядье. Здесь доселе стоит церковь Никола Мокрый, что обозначает не мокрую болотистую местность. С того же времени мало-помалу заселялся против Пристанища и другой берег реки, Замоскворечье. Остальное пространство теперешнего города было занято слободами и селами княжескими, боярскими, монастырскими.

Вокруг Кремля-города, на возвышенностях Занеглименья, с первых времен Москвы стояли упоминаемые еще в Батыево нашествие монастыри, расположенные у больших дорог, превратившихся потом в большие улицы. Монастыри, частью упраздненные, — Воздвиженский, Никитский, Воскресенский, Георгиевский, в Китае Старый Никольский, Ильинский — окружали Кремль как бы венцом, находясь почти в равном расстоянии от него. Такое расположение древних обителей показывало, что по всем дорогам к Кремлю происходило значительное передвижение населения, от благочестия которого монастыри и получали свое пропитание.

Государев-город, или Город-государь всей земли, в это время становился еще более сильным средоточием народной жизни, привлекавшим к себе население со всех концов Руси, в особенности для торговли, промышленности и всякого рода службы государю и государству. Первичный посад города в это время становится уже Великим посадом, так именуясь в отличие от распространившихся в других частях местности малых посадов.

В свою очередь и малые посады и слободы быстро накопляют население и широко застраиваются хотя и деревянными, но многочисленными домами, потребовавшими также городской ограды. Сначала она насыпается земляным валом, почему город и зовется Земляным, а потом, в 1586—93 гг., также выстраивается из белого камня: отсюда прозвание Белого города и Белого Царева-города — царева, быть может, потому, что здесь поселялось по преимуществу служилое дворянское сословие.

Улицы идут главным образом от центра к окружности города, а переулки, соединяя улицы, направляются по окружности; план города представляет своего рода паутину, в которой отыскивание дома значительно облегчается только приходскими церквами; без указания прихода иногда очень затруднительно находить обывателя.

Каменные жилые здания впервые начал строить в Москве митрополит Иона, заложивший на своем дворе палату в 1450 г. По-видимому, каменные здания представлялись москвичам чем-то вроде тюрем. Доморощенные строители, недалекие в познаниях и опытности по этой части, сооружали толстые стены, тяжелые своды, иногда с железными связями, и такое помещение походило больше на тюрьму или на погреб, чем на жилье. Поэтому москвичи если и строили подобные палаты, то с одною только целью — чтобы на каменном основании выстроить более высокие деревянные хоромы, употребляя это основание как подклетный этаж, для разных служебных помещений своего хозяйства. Так поступали и в государевом дворце.

В каменных постройках прежняя Москва не любила высоких зданий и выше третьего этажа не строилась; но в последние десятилетия появившийся на сцену капитал двинул эту высоту на 5 и даже на 6 этажей и постройкою громадных и нескладных Кокоревских корпусов обезобразил прекрасный вид из Кремля на Замоскворечье.

Известно, что древний русский город строился главным образом для дружины и самою дружиною, как скоро она собиралась на удобном или безопасном месте для защиты своего княжества и своих волостей.

Карамзин почитал Москву столицею российского дворянства. Из своих близких и далеких поместий оно обыкновенно съезжалось сюда на зиму в великом множестве, кто за делом, а больше всего для развлечений. Население города доходило зимою, как говорили современники, до 500 или 600 тыс. вместо летнего числа около 300 тыс. Каждый помещик имел свой двор, числом иногда более тысячи человек. Обычай держать около себя многочисленную дворню в Москве сохранялся чуть не до половины 19 века. Но с 1830-х годов Москва уже явно стала терять свой старинный дворянский характер и превращаться в город фабрик, заводов и разных других промысловых заведений.

Иностранцы, бывавшие в Москве в XVI и XVII ст., изумлялись великому множеству московских церквей и часовен и насчитывали их до двух тысяч; даже и после осторожной проверки москвичи толковали о сорока сороках (1600). Эти цифры могут быть вероятны относительно всех престолов, включая сюда и часовни. Каждый большой боярский двор почитал необходимым ставить у себя особый, иногда обетный храм; посадские дворы, соединясь, ставили свой храм или свою часовню для своих особых молитв по случаю какого-либо местного события или спасения от какой-либо напасти. И в настоящее время, когда в черте города упразднено немало и монастырей, и церквей, все-таки одних приходских храмов насчитывается 258, соборных 9, монастырских 80, домовых 122, а всех, с десятком и более часовен, можно считать около 450 и в них престолов более 1060. Престолы освящены больше всего во имя Чудотворца Николая, храмов которого существует 26, приделов 126. Затем следует во имя Св. Троицы храмов 40, приделов 3; преп. Сергия храмов 6, приделов 34; Покрова Богородицы храмов 20, приделов 10; Петра и Павла храмов 14, приделов 14.

Многие церкви служат историческими памятниками вместо обелисков, колонн или статуй. Так, первая древнерусская архитектурная красота Москвы— собор, именуемый Василий Блаженный, — построен в память решительных побед над татарскими царствами. Собор Казанский на другом конце Красной площади, построенный князем Пожарским, есть памятник изгнания из Москвы поляков в Смутное время. Сретенский и Донской монастыри — также памятники избавления города от татарских нашествий.

Православных церквей считается около 450. Иноверческих церквей 8, ещё 2 армянских, 1 англиканская, 2 римско-католических, 2 евангелическо-лютеранских и 1 реформатская. Главнейшие раскольнические молельни — на Рогожском и Преображенском кладбищах. Для магометанского населения есть мечеть, для евреев — 1 молитвенный дом. Православных монастырей 21 — 14 мужских и 7 женских.

В настоящее время на 1900 год, вероятно, население возросло до 800 тысяч. Коренная народность Москвы . высказывается и в общем характере ее населения. И теперь Москва наполовину (49%) город крестьянский, как прежде, до освобождения крестьян, она была городом крепостных; но ныне она уже город по преимуществу промышленный и затем торговый, но не дворянский.

Всех мостов в Москве насчитывается 31, в том числе 12 металлических, 3 каменных и 16 деревянных; 14 мостов служат для сообщения через реку Яузу, 8 — через Москву-реку , 5 — через Водоотводный канал, а остальные 4 — через мелкие речки.

Московская водная площадь равна 5,3% всей площади города, тогда как в Вене, Лондоне и Париже водная площадь составляет около 3%, а в Петербурге — около 17% городской площади. Москва в полицейском отношении делится на 17 частей и 40 участков. Под домами с их дворами 2/5 площади города почти ⅓ занята огородами, садами и бульварами.

Из занятых жилых помещений 7258 помещаются в подвалах (10,4%), из них более 2½ тыс. квартир с полом ниже улиц на 2 и более аршина. Все население подвальных жилищ, по переписи 1882 г., доходило до 59 тыс. (9,4%). Средняя степень скученности московского населения выражается 2 жителями на комнату, но более чем в 10 тыс. квартир приходится более чем по 4 жильца на комнату; в такой скученности живет почти ¼ московского населения. Еще более неблагоприятно характеризуются санитарные условия жилищ по следующему признаку: квартир без особого отхожего места 52,1%, квартир с особым отхожим местом 32,6%, квартир с унитазами 15,2%. Коэффициент смертности в Москве очень высокий 33 на 1000. Смертность детей до 1 году составляет 50%.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author