filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

РЕЛИГИОЗНАЯ И СВЕТСКАЯ ЖИВОПИСЬ РУБЕНСА И ЕГО РОДОСЛОВНАЯ



РЕЛИГИОЗНАЯ ЖИВОПИСЬ РУБЕНСА
(Питер Пауль Рубенс 1577-1640)

Рубенс по справедливости называется фламандским Рафаэлем…
Какие богатые мысли!
Какое согласие в целом!
Какие живые краски, лица, платья!
(М. Карамзин)

Рубенс написал более 3.000 картин. Его уникальный и чрезвычайно популярный стиль барокко подчеркивал движение, цвет и чувственность, что соответствовало непосредственному драматическому художественному стилю, продвигаемому в эпоху Контрреформации. Рубенс был художником, создавшим алтари, портреты, пейзажи и исторические картины на мифологические и аллегорические сюжеты. Известный такими произведениями, как «Снятие с креста», «Охота на волка и лису», «Война и Мир», «Автопортрет с Еленой и Питером Полом » и «Сад любви» , стиль Рубенса сочетал в себе знания Классицизм эпохи Возрождения с пышной манерой письма и живым реализмом. Питер Пауль Рубенс известен своими изобретательными и динамичными картинами на религиозные и мифологические сюжеты, хотя он также писал портреты и пейзажи.


Питер Пауль Рубенс — величайший живописец в истории мирового искусства, одна из прекрасных жемчужин фламандской живописи. Художник принадлежит к числу самых блистательных фигур европейской культуры XVII века.

Главную роль в жизни Фландрии (Южных Нидерланд) играли католическая церковь, феодальное дворянство и высшее бюргерство — они же выступали основными заказчиками произведений искусства. Именно поэтому во фламандской живописи широкое распространение получили большеформатные картины, написанные для замков, городских домов знатных антверпенцев и величественные алтарные образы для католических церквей. Библейские сюжеты и мифологические сцены, роскошные портреты, натюрморты, сцены охоты — вот основные жанры этого искусства.

Питер Пауль Рубенс родился 28 июня 1577 вдали от родины предков — в немецком городке Зигене (Вестфален). Он был шестым ребенком в семье юриста Яна Рубенса и дочери антверпенского купца Марии Пейпелинкс.


В Германию семья была вынуждена перебраться еще в 1568 из-за сочувственного отношения Яна Рубенса к протестантству. Всей семье было разрешено переехать в маленький городок Зиген, где они прожили до самой смерти Яна Рубенса, который умер после продолжительной болезни в 1578 в возрасте пятидесяти семи лет и был погребен недалеко от дома. Только после этого Мария с детьми смогла вернуться в Антверпен.

Питер был нанят в пажи к вдове графа Филиппа де Лален — Маргарите де Линь. Это был весьма распространенный вид деятельности для юношей из небогатых, но знатных семей. Рубенс научился изысканным манерам и придворному этикету, а также очень скоро понял, что видит свое призвание в живописи. Однако молодому человеку понадобилось немало времени, чтобы убедить мать позволить ему получить профессию художника.

Художественному делу учился в Италии. В последние годы пребывания в Италии Рубенс получил крупный заказ на исполнение запрестольного образа для главного алтаря Кьеза Нуова. Через некоторое время после возвращения во Фландрию Рубенс, уже имевший славу выдающегося живописца, получил приглашение на службу от эрцгерцога Альберта и инфанты Изабеллы, правивших в то время во Фландрии от имени испанской короны. Чтобы художник согласился и не пожелал вернуться в Италию, куда могли привлечь высокие цены на его произведения, супружеская чета предложила ему ряд весьма заманчивых привилегий. Она послала Рубенсу золотую цепь, назначила его придворным живописцем, а также поставила перед ним очень хорошие условия — помимо фиксированной годовой оплаты, за каждую выполненную живописцем по их заказу работу обязалась выплачивать отдельное вознаграждение.

Первым крупным заказом, полученным Рубенсом в Антверпене, стала большая картина «Поклонение пастухов» (1608, Сант Паулускерк, Антверпен) для зала антверпенской ратуши. Это был дебют художника в родном городе. Как и многие его ранние произведения, полотно было отмечено сильным влиянием итальянского искусства.

Успех и славу лучшего живописца Антверпена Рубенсу принесло исполнение двух триптихов: «Воздвижение креста» (около 1610–1611, Собор Антверпена) и «Снятие с креста» (1611–1614, Собор Антверпена). Известно, что мастер задумал композицию первой картины еще в Италии, но реализовать смог только на родине. Как и в предыдущем произведении, в ней можно отметить итальянское влияние, выражающееся в предметной материальности и острой жизненной характерности.

Композиции Рубенса сильны и значительны. В них изображены два момента драмы, разыгравшейся на Голгофе. Каждый персонаж имеет свой неповторимый индивидуальный характер, наиболее полно раскрывающийся через взаимодействие с окружающей средой и другими фигурами. В центральной части «Воздвижения креста» руки Иисуса не расставлены широко в стороны, а вытянуты вверх над головой, Его лицо искажено приступом боли, пальцы плотно сжаты, а все мышцы тела напряжены. Усилия палачей, поднимающих крест, резкие ракурсы фигур, беспокойные блики света и тени сливаются в единый динамичный порыв, объединивший человека и природу. У верующих, смотрящих на эту картину, не должно было остаться ни малейшего сомнения в том, какую великую жертву принес Иисус ради них.

«Снятие с креста» имеет совершенно иное внутреннее звучание. Пластичное, грациозное, почти изящное тело Христа невесомо. Рубенс уподобляет Его прекрасному срезанному цветку. С неимоверным усилием близкие Христа стремятся удержать на весу Его безжизненное тело. Иисуса окружают мать, друзья, среди которых, на первом плане, «самая любящая и самая слабая из женщин, в хрупкости, фации и раскаянии которой воплотились все земные грехи, прощенные, отпущенные и теперь уже искупленные».

Композиционное построение достаточно лаконично. В нем нет изображения резких жестов, криков, мук, слез. Богоматерь сдерживает рыдания. Ее невыразимую скорбь живописец показал через сдержанный жест, заплаканное лицо и покрасневшие от слез глаза.

«Снятие с креста» относится, пожалуй, к самым убедительным произведениям Рубенса, потому что в его основе лежит личное со
переживание художника изображенному событию — скорби родных и близких об Умершем. В сюжете живописца привлекли человеческие переживания и страсти.

В отличие от «Поклонения пастухов», в триптихах очевидна широта таланта Рубенса, которая отразилась в силе обобщенности, масштабности образов, яркой зрелищности, соединенной с глубоким жизненным содержанием — именно таковы будут характерные черты всех последующих работ художника. С этого момента современники стали называть его «богом живописцев».

Героями картин Рубенса становились исключительно прекрасные как духовно, так и физически люди.

"Христос в терновом венце". Исключительная сила творческого потенциала мастера особенно четко выражена именно в этом полотне. Фигура Христа, уподобленная античной статуе, сохраняет напряженный дух, свойственный работам Рубенса. Вложив в картину всю остроту и выразительность, живописец добился удивительно гармоничного контраста ярко освященного тела Христа и темного фона полотна. Но выразительность картины достигнута не столько благодаря поразительным техническим приемам, сколько экспрессивному изображению трагичной центральной фигуры Христа.

Не известно, был ли Рубенс верующим. Как говорил один католический епископ: "Христос Рубенса с признаками разложения на кресте, ни когда не воскреснет. Святотатство творит, но очень уж хорошее!" Иллюстратор Священного Писания и безбожник в одном лице — таков Рубенс. некоторые его картины Церковь отвергла. Он подчас давал картины на религиозные темы в своей трактовке, от которой разило «ересью» с точки зрения католической ортодоксии. Известно, что за подобные «вольности» многие художники, в том числе Веронезе и Тинторетто, познакомились с инквизиционным трибуналом. С Рубенса же были все взятки гладки, и его алтарные триптихи-гиганты Церковь принимала с восторгом и благодарностью.

Есть мнение, что изображая Христа художником двигала не вера, а карьеризм. Между тем, вглядываясь в галерею созданных Рубенсом религиозных персонажей, трудно отделаться от мысли, что они слишком уж мирские. И мужчины, и женщины снабжены у него всеми до срамоты необходимыми атрибутами пола. Его широкобедрые Богородицы крепко стоят на ногах, им не грозит обморок от вида Сына на кресте или во гробе. Рубенс не скрывал своего отвращения к изображению всяческих ужасов и религиозных в том числе. Благодаря его дару религиозные сюжеты превращаются в сцены человеческой комедии, а всему сверхъестественному отводится возможно более скромная роль. Нам трудно судить, чем руководствовался антверпенский мастер, когда «дополнял» библейские сюжеты деталями, едва ли не оскорбительными для христианской морали. С умыслом или бессознательно, но он превращал святых в здоровяков, а Троицу представил в виде сцены семейного горя. Еще один наглядный пример — «Снятие со Креста» из антверпенского кафедрального собора, на котором нога Иисуса касается плеча Марии Магдалины.

То, что художник в 53 года взял в жены едва достигшую 16 летнего возраста племянницу покойной жены и обвенчался с нею в предрождественский пост, что Церковь не одобряла, тоже не говорит о большой вере.



КАРТИНЫ РУБЕНСА
(Тонкости живописи придворного художника)

Спасения можно искать в безднах и на вершинах. Спасаясь, становятся либо бунтарями, как Рембрандт, либо властолюбивыми эгоцентриками, как Рубенс.
(Р. Авермат)

Великий фламандский живописец еще при жизни снискал и славу и успех. Он жил в роскоши и был необычайно плодовит: Рубенс оставил после себя несметное множество полотен. Государи разных стран наперебой стремились заказать ему свой портрет и украсить сериями его полотен стены своих дворцов. Общаясь с сильными мира сего, Рубенс проявил себя еще и как блистательный дипломат, умело исполняющий волю своих повелителей.

Экономный расточитель, набожный святотатец, фламандский итальянец, католический стоик, не признававший закона противоречивости. Он пекся о внешней стороне своего бытия, о представительности, о показном блеске. Выстроил себе дворец, регулярно посещал церковь, принимал дворянские атрибуты, словно, чтобы стать рыцарем, достаточно нацепить шпагу, носил черное платье придворного вельможи…

Разумеется, у него имеется свой подход к изображению людей. Рубенс много рисовал нагих мужчин и женщин. Мужчины у него всегда крепко сложены, даже великомученики, которых выделяет разве что большая бледность. Они широкоплечи, подтянуты, у них красивые развитые руки и ноги. Напротив, женщины у Рубенса отличаются крайней рыхлостью форм. Базовым элементом женской фигуры является круг. Действительно, округлые линии живота, бедер и ножных икр подтверждают это правило. Та же округлость, казалось бы, должна восторжествовать и в линиях груди, однако здесь она как бы отступает, оборачиваясь тремя «академическими» складками, нависающими над животом. Создается впечатление, что при работе над женской фигурой Рубенс раз и навсегда запретил себе использовать угол. Там, где он уже готов появиться — в жесте, повороте колена, движении лодыжки или плеча — художник спешит его смазать, затушевать, прикрыть очередной складкой, ямочкой, плавным изгибом. У рубенсовских героинь нет величественной стати . Женщина у Рубенса олицетворяет нежность и мягкость, она обволакивает, она утешает, она оплакивает или воздевает очи к небесам...

Писать портреты Рубенс не любил никогда. Если он и соглашался писать портрет, то моделью ему служил непременно какой-нибудь крупный вельможа, каждый из которых затем заказывал ему большое полотно. . С бедняками художник не работал.

Вместе с тем, работая над сюжетным полотном, Рубенс предоставлял ученикам обязанность трудиться над пейзажем и прочими листиками, а сам предпочитал писать лица. В чем тут дело? В том, что на самом деле ему нравилось писать людей или в том, что он считал лица важнейшим средством выразительности всей картины? Еще в Риме он проводил долгие часы, заполняя свои альбомы набросками античных бюстов и статуй, составляя себе на будущее целую портретную галерею. О том, какой интерес вызывали у него человеческие лица, можно судить по количеству выполненных этюдов, занимающих значительную часть его графического наследия. Наконец, чем объяснить, что он посвятил сразу несколько работ изображению своей дальней родственницы, будущей невестки и будущей теще своего сына Альберта Сусанне Фоурмен? Первый из ее портретов датирован 1620 годом, и за ним последовало еще шесть. Итак, приходится признать, что он охотно писал портреты людей, вызывавших у него симпатию, и заставлял себя упрашивать, когда речь шла о просто «клиентах».

По счастью, изображения лиц, не являющихся историческими персонажами, рождались целиком его воображением. Удовольствие, с каким он над ними работал, сегодня стало и нашим удовольствием. Его женщины красивы непреходящей красотой, потому что в их лицах нет отпечатка «моды», в соответствии с которой художники иногда пишут красоту такой, какой она «нравится современникам». Рубенсовские женщины прелестны и сегодня, а особое очарование придает им стиль «бэль эпок», подразумевающий тонкие черты лица, слегка вздернутый нос, золотистую легкую прическу, выписанную волосок к волоску и напоминающую о прекрасной Изольде, обольстившей короля Марка. Достаточно беглого взгляда на одну из них, чтобы признать в картине руку Рубенса. От локонов, украшавших его богинь итальянского периода, он отказался и отдал свое предпочтение пышному беспорядку, венчающему голову Венеры или Марии Магдалины. Даже собирая в строгий пучок каштановые волосы Богоматери, он оставляет на свободе хоть несколько прядей, а то и вовсе позволяет им обильными волнами рассыпаться по плечам. У его женщин маленький чувственный рот, их губы слегка приоткрыты в немного наивном удивлении, а их уголки трогает шаловливая улыбка, вызывающая в памяти образ Изабеллы Брант. Он пишет их с нежностью, но при этом абсолютно не интересуется их внутренним миром.

Вполне очевидно, что единственным существом, способным мыслить, страдать, желать и чувствовать, остается у него мужчина. Вот откуда такое многообразие мужских лиц, с точностью, не имеющей ничего общего с карикатурой, выражающих восхищение и уважение, ужас и жестокость, смирение последнего часа и недоверчивость перед грядущим… Отдаваясь на волю своего таланта рисовальщика, Рубенс подмечает тончайшие нюансы настроения, обусловленные контекстом сюжета и ролью, отводимой тому или иному персонажу. Иногда на помощь взгляду приходит жест. Иногда мастеру хватает наклона головы, улыбки, наморщенной брови, опущенного или, напротив, чуть приподнятого века, чтобы вдохнуть в персонаж чувство. Он любил «густонаселенные» полотна, и места для широкой жестикуляции у каждого из участников картины оставалось мало. Вот почему движения изображаемых им фигур направлены на главное действие сюжета, будь то бичевание или воздвижение креста, поклонение или молитва… Основная смысловая нагрузка ложится на руки, которые могут быть широко распахнуты или подняты под влиянием ужаса или изумления. Так спутник святого Франциска закрывает себе глаза правой рукой, словно прячась от слепящего Божественного света, так один из волхвов, все тело которого скрыто под широким золототканым плащом, прижимает руку к сердцу. Безжизненно и бессильно свисают вдоль мертвого тела руки Христа в антверпенской «Троице». Впрочем, главным средством выразительности, передающим целую гамму чувств и переживаний, остаются все-таки лица, освещенные вертикальным или боковым светом, источник которого далеко не всегда поддается объяснению, что не снижает производимого эффекта.

При написании портретов Рубенс говорил: "Мужчин и женщин я пишу так, как они любят: вначале красота, а потом уже внешнее сходство"! Он любил рисовать нагих мужчин, женщин и детей, украшая пышные тела ямочками.

Работы художника не производят мрачного впечатления, не отталкивают и, как заметил один из современников, «в этом ужасе есть что-то восхитительное». Писал Рубенс главным образом для развлечения высокопоставленных зрителей и знатных горожан.

Что касается пейзажей, художник изображал их не выходя на улицу, Рубенс создавал свои пейзажи в помещении. Лишь отталкиваясь от натурных зарисовок, он давал полную волю своему воображению, доверяя прежде всего своему чувству перспективы.

Международную славу художнику принесли картины серии королевы Марии Медичи. Исторический цикл «Жизнь Марии Медичи» (1622–1625, Лувр, Париж) является исключительным. Сохраняя достоверность в изображении героев, обстановки и костюмов, Рубенс обогатил композиции многочисленными аллегорическими и мифологическими персонажами.

Художник был дважды женат. Впервые женился в 32 года на 18 летней богатой, но очень скромной красавице Изабеллы Брант. Она ему родила троих детей, Клару (умерла в 12 лет), Альберта и Николаса. Брак был счастливым, но продлился 16 лет и в возрасте тридцати четырех лет, вероятно, во время эпидемии чумы, скоропостижно скончалась его горячо любимая супруга .

Уже в 53 летнем возрасте Рубенс вступил в брак с шестнадцати летней ослепительно прекрасной Еленой Фоурмен, племянницей своей первой супруги. Последние десять лет жизни оказались самыми счастливыми для него: в семье родились пятеро детей, двое младших ушли в монастырь и приняли монашество.

Со стороны чета Рубенсов вовсе не производила впечатления довольной друг другом пары. И виновата в этом была не одна только разница в возрасте . Великий человек, без памяти влюбленный в тело жены, и молодая женщина, согласная терпеть эту любовь и купаться в золоте и мехах и извлекать от богатого мужа немалую выгоду… Разумеется, чувства, которые они питали друг к другу, не отличались взаимностью.

Рубенс любил Елену до самозабвения. Он не пытался скрывать свою страсть, как не скрывал и причины этой страсти. Он с наслаждением писал Елену обнаженной. Но выражение ее лица, запечатленное на разных картинах, ясно говорит о том, что в костюме великосветской дамы она нравилась себе гораздо больше, чем в природном наряде богини.

В качестве свадебных подарков дочь обойщика и любителя изящных искусств Даниеля Фоурмена получила пять золотых цепей, в том числе две украшенные бриллиантами и одну — черно-белой эмалью, три нитки жемчуга, бриллиантовое колье, бриллиантовые серьги, золотой якорь, усыпанный бриллиантами, еще один крупный бриллиант, привезенный из Англии .

Творчество мастера в этот период перешло в высшую фазу своего развития. Его восприятие мира еще более углубилось, композиции приобрели сдержанный и спокойный характер. Рубенс практически полностью обратился к изображению народной жизни, писал портреты своих близких и друзей, пейзажи окрестностей замка. В отличие от русских художников, Рубенс был очень богат и мог позволить многое и при этом всегда красиво себя держал и был украшением любого общества.

Молодая жена так вдохновила уже не молодого художника , что в его картинах всё больше и больше звучали интимные нотки...




КАК УМЕР ХУДОЖНИК РУБЕНС И РОДОСЛОВНАЯ ХУДОЖНИКА

27 мая 1640 года, успев продиктовать последнее завещание, он впал в забытье. Медики Лазар Марки и Антонио Спиноза попытались отворить больному вену. Слух о том, что Рубенс при смерти, быстро разнесся по городу. Для последнего причащения к умирающему вызвали кюре прихода святого Иакова, и тот явился к дому в сопровождении четырехтысячной толпы горожан. На вопрос близких о посмертной часовне Рубенс отвечал, что «если его вдова, совершеннолетний сын и опекуны младших детей сочтут, что он достоин такого памятника, то пусть соорудят часовню, но никаких распоряжений с его стороны не будет; если же они примут такое решение, то пусть повесят в ней картину с изображением Пресвятой Девы с Младенцем Иисусом на руках в окружении сонма святых и установят мраморную статую Пресвятой Девы».

31 мая Жербье писал из Брюсселя: «Господин Питер Рубенс смертельно болен. Лучшие городские лекари пробуют на нем свои таланты». На самом деле Рубенс умер еще накануне: сердце больного не выдержало, и в полдень он отошел, держа в своих руках руки сына Альберта и супруги Елены.

Похороны состоялись через два дня. Перед гробом шли священники [церкви святого Иакова] и кафедральный капитул; за ними следовали представители нищенствующих орденов в живописном рубище. Слева и справа от них шестьдесят сирот несли каждый по зажженному факелу. За телом покойного шли родственники великого человека, члены магистратуры, академии живописи, знатные горожане, купцы и богатые буржуа. На всем пути следования кортежа с обеих сторон от него бесконечной толпой стояли жители города». Траурная процессия поднялась вдоль канала Ваппер, затем свернула направо, пересекла площадь Мэйр, где Рубенс жил в детстве, затем двинулась по узенькой улочке, упиравшейся в квадратную ребристую башню под черной крышей церкви святого Иакова. Из портала церкви, распахнутого навстречу знойному дню последнего лета, веяло прохладой. «Внутри церкви хоры от самых сводов до полу были обтянуты черным бархатом, таким же бархатом убрали алтарь. В центре огороженного пространства стоял кенотаф. Все время, пока шла месса, играли музыканты собора Нотр-Дам, и звуки музыки сопровождали пение погребальных псалмов и чтение “Deus irae”. Затем гроб опустили в фамильный склеп Фоурменов».

В тот же день поминальную трапезу по покойному справили в четырех местах: у него дома, в городской ратуше, в Обществе романистов и в гильдии святого Луки. В течение шести недель в церквах города заупокой его души служили ежедневную мессу. 150 служб отстояла братия собора Нотр-Дам, 100 — августинцы, доминиканцы, капуцины, францисканцы и босоногие кармелиты, 50 — беггарды и монахи-францисканцы. 15 раз служили мессу в императорской часовне, 25 раз в Элевейте, 10 в Мехельне.

Никто из детей не пожелал унаследовать мастерскую на Ваппере. Замены Рубенсу не нашлось ни в числе его учеников, ни среди других антверпенских и вообще нидерландских художников.

Рубенс, следует ли его считать фламандским художником? Историки и искусствоведы на его родине приложили немало усилий, чтобы «привязать» его к этой стране . В его творчестве черпали вдохновение художники самых разных стран, конечно, по-своему преломляя его. Сам же он говорил: «Моя родина — целый мир». В сущности, это же его качество подчеркивал и Делакруа, когда заявлял: «Величие Рубенса в том, что он стал маяком, давшим свет множеству блестящих школ». Рубенс превратился для художников в символ свободного искусства, воспевающего чувство, неподвластное разуму.

Рубенс после смерти никогда не исчезал из памяти потомков. Его превозносили или ругали, но его знали все. Пикассо его откровенно ненавидел, что, впрочем, не мешало ему вести на эту тему беседы с торговцем Канвейлером: «Талант, конечно, но талант бесполезный, ибо употреблен во зло. …»

Больше, чем своей стране, Рубенс принадлежит всемирной истории. Что касается границ политических и художественных, то начиная с ранней юности они не казались ему барьером. Италия, Франция, Испания, с одной стороны, античная история и культура, с другой, манили его новизной и щедро делились с ним своим опытом. Не мысля себе жизни без искусства, он не мог жить и одним искусством. Его занимало все — гуманизм, античная литература, архитектура, естественные науки, общественная деятельность. Он вырвался за рамки своего времени, подобно тому, как пространство в его композициях рвется за пределы рамы, ограничивающей картину. При этом в своей человеческой ипостаси он, конечно, оставался фламандцем — любил порядок во всем, в женщине превыше всего ценил послушную жену и хорошую мать, верил в мудрость точных наук, отдавал должное дружескому застолью и веселой шутке и всем сердцем был привязан к родному Антверпену . Населяя свои картины мужчинами и женщинами, создавая пейзажи и портреты, он меньше всего стремился к воссозданию точной копии жизни и быта .




РОДСТВЕННИКИ РУБЕНСА

Мария Пейпелинкс (1538–1608) — мать Рубенса.

Ян Рубенс (1530–1587) — отец художника, адвокат, получил степень доктора права в Риме в 1554 г. В 1561 г. женился на Марии Пейпелинкс.

Ян Баптист Рубенс (1562–1601) — стерший брат Рубенса; предполагают, что он был художником, жил в Италии. После 1601 г. о нем ничего не известно.

Бландина Рубенс (1564–1606) — старшая сестра художника.

Филипп Рубенс (1574–1611) — брат Рубенса, известный ученый, филолог.

Изабелла Брант (1591–1626) — первая жена Рубенса, дочь Яна Бранта, юриста и доктора филологии.

Клара Рубенс - дочь (умерла в 12 лет)

Альберт Рубенс (1614–1657) - сын. Он поступил на государственную службу в Брюсселе и приобрел известность как знаток античности. 3 января 1641 года Альберт женился на Кларе дель Монте, которая имела испанское происхождение, и поселился в Брюсселе. Их единственный сын Альберт (у них было также три дочери: Изабель, Констанция и Клэр) умер в сентябре 1656 года в результате укуса бешеной собаки. Его родители так и не оправились от потери. Альберт умер 1 октября 1657 г., а Клара - 25 ноября. Оба были похоронены в семейной часовне Рубенса в церкви Св. Иакова в Антверпене .

Николос Рубенс(1618–1655) - сын женился на Констанции Хельман (1609–1678) в 1640 году у них было трое детей: Альберт, Ян и Терезия (род которой вымер).

Хелена Фурман (11 апреля 1614 - 15 июля 1673) - вторая жена Рубенса

Клара-Иоанна Рубенс - старшая дочь от второго брака, крестилась 18 января 1632 г .: вышла замуж за Парижского рыцаря Филиппа.

Францис Рубенс - сын, крещён 12 июля 1633 годаженился в 1659 году на Сузанне-Грациане Чарлес.
От этого брака родился внук художника Александр Рубенс, лорд Времендик .

Изабелла-Елена Рубенс -(дочь) крестилась 3 мая 1635 г.

Петр Пауль Рубенс - сын крестился 1 марта 1637 г., рукоположен в священники.

Констанция-Альбертина Рубенс, крещенная 3 февраля 1641 г., приняла постриг монашества в аббатстве Ла-Камбр в 1668 г.

После смерти Рубенса Хелена начала отношения с Жаном-Батистом де Броуховеном , асессором и олдерменом Антверпена, который позже стал 1-м графом Бергейком, а в 1645 году Елена и Жан-Баптист поженились. Ее второй муж, военный рыцарь Сен-Жака, умер во время дипломатической операции. миссия в Тулузе в 1681 году.

У Хелены от второго брака родилось ещё 6 детей : Жан, Геоцинт, Николай, Катрин, Мария и Элен. Старший сын стал бароном, второй сын шпионом, а пятый ребёнок (Мария) , в монастырь ушла монахиней.

У старшего сына Хелены (от второго брака ) родился сын барон Николас-Жозеф де Броуховен, род которого живёт и сегодня.
Среди множества потомков ее внука, третьего графа Бергейка, мы находим Луи де Брушовен де Бергейк и его правнучку Стефани, потомственную великую герцогиню Люксембурга .



























Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ВСЁ ЛИ ЗНАЕТЕ О ЛАТВИИ

    =Какая продолжительность жизни в Латвии? — Данные на 2019 год . Средняя продолжительность жизни в Латвии составляет 74,7 года, что…

  • АРКАНЗАС, РОДНОЙ ШТАТ БИЛЛИ КЛИНТОНА

    (Американский штат Арканзас глазами американца) Сегодня Арканзас празднует День вхождения в США. Америка очень разная и вот что рассказывает…

  • ЖАН-БАТИСТ ДЕНИ

    (Врач который впервые перелил кровь человеку) Жан-Батист Дени родился в 1630-х годах, хотя его рождение осталось незамеченным и…

Comments for this post were disabled by the author