filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:
  • Mood:

Православие в Китае -часть вторая

Китай - страна, которая меньше всего ассоциируется с православием, однако христианство, по преданию, было проповедано здесь еще апостолом Фомой, а православие пришло на китайскую землю в конце XVII века, когда китайская армия пленила и увезла в Пекин казаков крепости Албазин вместе со священником: впоследствии они основали там русскую общину и духовную миссию. О современном положении православия и православных верующих в Китае, об их трудностях и перспективах рассказал корреспонденту "Интерфакс-Религия" Елене Веревкиной настоятель прихода святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Гонконге протоиерей Дионисий Поздняев.
http://www.pravoslavie.ru/sas/image/100264/26425.p.jpg
- В России верующим мало что известно о православии в Китае и Гонконге, если, конечно, они специально не изучают этот вопрос. Вроде бы службы разрешено совершать не везде. А как на самом деле обстоят дела со свободой вероисповедания в стране?

- Расхожее мнение - что православие в Китае запрещено, но это серьезная ошибка. В Китае законодательно все религиозные движения защищены, имеют свои права, но есть определенные условия. Главное условие, на котором строится религиозная жизнь официально признанных религиозных организаций в КНР, - независимость от иностранных влияний: эти организации должны быть самофинансируемы, самоутверждаемы и самораспостраняемы, так называемый принцип тройной самостоятельности, который был взят как руководство в законодательной практике еще в 1950-е годы. Таким образом, Китайская автономная православная церковь тоже должна вписываться в рамки этого закона. Она не существует на общенациональном уровне, но в Китае есть четыре официально открытых места для совершения православных богослужений: два на северо-западе страны, в Синьцзян-Уйгурском автономной районе, один храм в городе Харбин и один - в городе Лабдарин автономного района Внутренняя Монголия. Эти четыре храма мы относим к Китайской автономной православной церкви. Надо сказать, что в этой автономной Церкви не осталось ни одного служащего священника, тем более епископа, хотя группы православных верующих живут не только в этих регионах, но и в других районах страны, в частности, в крупных городах - Пекине, Шанхае, Тяньцзине, Гуанчжоу, в провинции Юньнань, но у них нет мест для совершения богослужений.

- То есть богослужение не может совершаться, поскольку нет священников, а священников нет, поскольку нет епископов...

- Да. Согласно законодательству, иностранные священники могут совершать богослужения на территории китайских храмов, если их пригласят местные общины, и совершение богослужения будет одобрено Управлением по делам религий.

- Разрешение нужно получать на каждое богослужение?

- Да, но в практике у нас пока не было таких случаев, чтобы иностранные священники, русские например, совершали бы богослужения для китайских граждан в этих открытых храмах. Были случаи, когда совершались богослужения для иностранцев, потому что религиозная деятельность иностранцев регулируется специальным, отдельным законодательством.

- А для китайцев вы не имеете права совершать службы?

- Де-юре - имеем.

- А де-факто?

- Пока такая практика еще не сложилась, но я не исключаю, что она может сложиться, потому что, в принципе, какие-то позитивные тенденции в этом году уже были заметны, некоторые действия китайских властей позволяют нам об этом говорить. Впервые в этом году было разрешено послужить в храме для иностранцев в Харбине. Потом, существует один очень старенький китайский священник, живущий на покое в Шанхае. Ему было разрешено послужить для китайских граждан, в этой службе могли принять участие и иностранцы. В Шанхае на время проведения "Экспо-2010" православной общине, которая не имеет еще, правда, юридического статуса, был предоставлен один из православных храмов (пока он в ведении муниципалитета). Это временное решение, на период проведения "Экспо-2010". Посмотрим, какие будут приняты решения по окончании этого периода. Может быть, эта практика будет продолжена. В любом случае, ни в коей мере нельзя говорить о каком-то негативном отношении властей Китайской народной республики к Православной церкви. Скорее, проблема в слабости самих этих приходов.

- Что же делать в этой ситуации, когда нет епископа? Как, по-Вашему, она может разрешиться?

- Пока вопрос о епископах и в ближайшей перспективе не стоит.

- Но священники же китайским верующим нужны...

- Этот вопрос понимается и китайской стороной. Речь должна идти о подготовке священнослужителей из числа прихожан тех четырех храмов, о которых я говорил, причем из числа граждан КНР. Русская православная церковь может оказывать всемерную поддержку в рамках законодательства всякому такому движению. Мы можем предоставить возможность обучения студентов в наших духовных школах, у нас сейчас идут переговоры с китайскими властями об официальном порядке направления на обучение студентов. Я думаю, это дело ближайшего будущего.

- А епископ Русской православной церкви может рукоположить священника для Китайской автономной церкви?

- Это вопрос достаточно сложный и тонкий. В любом случае он не может быть удовлетворительно решен без согласования с властями.

- Насколько христианское учение близко и понятно рядовым китайцам? Есть ли у них интерес к православию?

- Западные христиане период последних тридцати лет называют периодом золотого века для христианства в Китае, потому что число католиков и протестантов, по оценкам католиков и протестантов, растет примерно на 13% ежегодно. Существует большой интерес к христианству, но прежде всего китайцы видят католицизм и протестантизм, которые неизмеримо шире представлены в Китае. Хотя могу сказать, что к православию растет интерес в академических кругах, достаточно большой отзыв на наш сайт в Интернете, идут обсуждения в китайской части нашего форума, посвященного православию в Китае. У людей, как у простых, так и у образованных, есть достаточно большой интерес к православию, поскольку католицизм и протестантизм ряда ответов на их внутренние вопросы не несут. В китайской духовной традиции есть ряд моментов, которые делают православие более привлекательным для китайцев, чем католицизм и протестантизм.

- В Московской духовной академии уже более пяти лет студенты по желанию могут изучать китайский язык и культуру. Есть ли реальная потребность в этих кадрах?

- Это чрезвычайно важно, нам нужно сейчас прилагать к этому все усилия, этот вопрос требует общецерковного осмысления: он относится к деятельности, с одной стороны, приграничных епархий, с другой стороны, духовных учебных заведений, с третьей стороны, Отдела внешних церковных связей. В принципе, любой из синодальных отделов может что-то делать в этом направлении. Православие в Китае - тема, которая должна быть поднята на общецерковный уровень.

- Насколько мне известно, по китайским традициям, имена уважаемых и любимых людей нужно упоминать как можно реже и уж тем более не называть в их честь храмы и потомков. Как в головах у православных китайцев эта традиция совмещается с традицией называть храмы и людей в честь святых?

- Во-первых, традиции разнообразны, во-вторых, они уже не так устойчивы, в-третьих, конкретно в этом случае мы можем сказать, что эта традиция может быть применена к светской жизни людей, тех, для кого она актуальна, но не обязательно мы должны их распространять на сферу религиозной жизни.

- Существуют ли какие-то национальные китайские традиции, которые гармонично вписались в православный быт?

- На самом деле, я не вижу никаких противоречий в возможной адаптации этих традиций, если они не несут в себе чисто религиозного содержания. Камнем преткновения будет участие в заупокойных церемониях на могилах предков, а по большому счету, народные традиции - это народные традиции, которые чаще всего основываются на сельскохозяйственных циклах.

- А в чем проблема с совершением заупокойных церемоний?

- У китайцев существует определенное религиозное поклонение табличкам, на которых написаны имена предков, поскольку, по их представлениям, в таблички вселяется часть их души. Западные католики всегда видели в этом некое противоречие, да и многие китайские христиане периодически вступают в пререкания со своими родственниками по вопросу об этой форме поклонения предкам. С точки зрения православного христианина, это нельзя назвать иначе, как идолопоклонством. С догматической точки зрения это абсолютно неприемлемо. Вопрос поиска компромиссов требует богословского осмысления, но я думаю, что верный путь - объяснить, что в православии существует устойчивая практика молитвы за усопших, может быть, даже более глубокая.

- Как китайцы относятся к традиции хранить мощи святых?

- Достаточно почитают. Дело в том, что в буддизме мощи Будды есть или в идеале должны быть в основании всякой пагоды. Здесь нет страха смерти, поскольку этот человек уже святой. Конечно, для них характерно языческое отношение к смерти: боятся кладбищ, боятся могил, боятся умерших, соприкосновение с умершим телом считают осквернением, но, когда мы говорим о мире святых, включаются совершенно другие механизмы. Они изъяты из порядка падшего мира. Китайцы это очень хорошо понимают.

- То есть противоречия в умах тут не возникает?

- Да, в этом смысле все очень похоже на конструктор Лего: достаточно гибко, все можно пристраивать, вставлять новые модули. Вот этим китайская культура очень интересна: она очень легко многое в себя принимает и адаптирует.

- Может быть, с этим связано и китайское экономическое чудо?

- Отчасти. Сейчас Китай - страна, находящаяся в процессе реформ, трансформаций. Она очень многое в себя вбирает, начиная с идей и технологий и заканчивая финансами. Китай сейчас очень открыт вовне, ко всему миру, практически все воспринимается, все адаптируется, все рассматривается, и от того, в какой степени это будет воспринято, зависит будущее развитие Китая.

- Возвращаясь к вопросу о мощах... Насколько я знаю, существуют мощи 222 китайских мучеников, которые до сих пор не обретены и находятся где-то на поле для гольфа. Планируется ли озаботиться вопросом их обретения?

- Все китайские православные почитают этих святых, часто выбирают себе имена в память о них, мне не раз приходилось крестить людей, которые просили дать им имена именно этих святых.

- Это китайские имена?

- Нет, христианские - скажем, Иоанн, Ия... Пока об обретении мощей речи нет, потому что это политически достаточно сложный вопрос. Дело в том, что отношение к восстанию ихэтуаней, от рук которых и погибли мученики, довольно неоднозначно. Считают, что это антиимпериалистическое освободительное восстание, и те, кто пострадал во время него, пострадали заслуженным образом. С точки зрения христиан это, может быть, мученики за веру, а с точки зрения официальной китайской историографии - это силы Запада, старавшиеся колонизировать Китай, китайцы, которые были вовлечены в орбиту влияния империалистических держав. Поэтому существовал достаточно острый конфликт между Пекином и Ватиканом, когда Ватикан официально заявил о прославлении ста католических мучеников восстания ихэтуаней.

- Издается ли православная литература на китайском языке? Все ли необходимые книги переведены, например, доступны ли молитвословы на китайском

- Мы в Гонконге как раз преимущественно занимаемся тем, что переводим и издаем православную литературу. В этом году на китайском языке вышло семь книг. В основном это касается катехизической литературы, богослужебной - в меньшей степени, поскольку это требует большего искусства в языке. Но что-то в этом направлении делается: у нас есть молитвослов, мы работаем со старыми текстами, которые миссия переводила. Ряд текстов был найден в разных библиотеках мира - от Америки и Японии до России. Это очень серьезная работа. За этот год мы перевели и издали семь книг. У нас существует и сотрудничество с китайскими университетами, которые тоже, в своих рамках, ведут исследовательские работы и издают книги. Например, в Китайской народной республике нам удалость издать протоиерея Георгия Флоровского "Пути русского богословия", Силуана. А за пределами республики - еще много чего.

- Когда у вас совершаются богослужения, есть ли какие-то возгласы на китайском языке?

- Бывает, что и возгласы на китайском, но чаще на китайском у нас читается Псалтырь, Апостол, Евангелие.

- Какие православные святыни есть в Китае?

- В разных храмах у нас существуют частицы мощей тех или иных чтимых святых - Иоанна Шанхайского, святителя Иннокентия Иркутского. Достаточно много мощей существует у нас в приходе Гонконга, там более тридцати частиц мощей разных святых.

- Насколько комфортно лично Вы и Ваша семья чувствуете себя в Китае? Не тяжело было привыкать?

- Ничуть не тяжело. Достаточно легко. Мы совершенно свободно и спокойно себя чувствуем.

- Как Вы оцениваете перспективы православия в Китае? Что нужно делать, чтобы миссия развивалась?

- Перспективы есть. Главная задача - решить вопрос о создании православной среды. Для этого нужно воспитывать людей и взращивать именно китайцев, давать им образование, переводить литературу на китайский язык. Это должно быть осознано как общецерковная проблема. Основной вопрос, который я здесь вижу (в целом традиционный для миссионерства за рубежом), Николай Японский ставил достаточно остро этот вопрос в своих дневниках - это проблема ресурсов, как материальных, так и человеческих. Я думаю, если этот вопрос задействования ресурсов по максимуму будет решен, то мы увидим очень хорошие перспективы и результаты в ближайшее время.

Православные люди за Великой китайской стеной

Православие проникло в Китай вместе с пленными казаками-албазинцами еще в 17-м веке. С 1713 года здесь действовала Русская духовная миссия, которая в течение долгого времени исполняла и функции российского дипломатического представительства. Однако за годы «культурной революции» от православия в Поднебесной почти ничего не осталось.

Сейчас в Поднебесной насчитывается до 15000 православных. О современном состоянии православия в самой густонаселенной стране мира мы поговорили с настоятелем прихода святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Гонконге, сотрудником Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, специалистом по истории православия в Китае протоиереем Дионисием Поздняевым.



Отец Дионисий, настоятель прихода святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Гонконге.

— Отец Дионисий, расскажите, как православный священник оказался в Гонконге?

— Русская Православная Церковь в Гонконге существует с 1934 года. Здесь в то время жило немало православных эмигрантов из России. Они в своем большинстве работали в английских фирмах и имели британское подданство. В 1970 году, после смерти настоятеля Петропавловского прихода на общем церковном собрании было решено закрыть храм из-за недостатка средств на его содержание. Приход возобновил деятельность в 2003 году. Решение было принято нынешним патриархом в период его работы председателем Отдела внешних церковных связей.

— Вы проводите службы в нескольких городах КНР, каков собирательный образ вашего прихожанина?

— Трудно обобщить. Прихожане — люди самых разных национальностей, происхождения, гражданства, языка, культуры и социального статуса. Общая черта — это в основном все люди молодые или среднего возраста.

— Много ли верующих людей среди русских экспатов, можно ли говорить о повышенном интересе к религии?

— Я бы сказал, что не много. К примеру, из 600—700 русских, проживающих в Гонконге, на службах мы видим несколько десятков человек. А есть и такие, которые не хотят приводить своих детей в Центр русского языка при приходе именно потому, что наша школа создана Православной Церковью. Есть, конечно, ностальгирующие люди, те, кто испытывает дискомфорт вдали от родной страны, но для них часто храм в большей степени не место молитвы, а место общения на родном языке.

— Еще до революции православные миссионеры отмечали, что сложно работать с китайской паствой — у них отсутствует категория божества в христианском понимании. В чем особенность работы с китайцами?

— Я не разделяю этого частного мнения. Китайцы по-язычески религиозны, в жажде Бога они не отличаются от какого-либо другого народа. Особенность в том, что мы должны уметь рассказать о православии вне контекста русской культуры. Для многих китайцев русская культура — периферийная тема.

— Существуют ли особенности в ведении службы, связанные с китайской спецификой?

— Небольшие. Прежде всего богослужебный язык. Мы используем русский, английский и китайский. Из литургических особенностей — у нас совершается молебен на новолетие перед китайским Новым годом, мы освящаем чай нового сбора перед Вербным воскресеньем. Это старая православная традиция — освящение первых плодов любой культуры. Чай — это именно китайская специфика. Иконы нашего храма написаны были в России, а подписаны уже в Гонконге — и мы использовали в подписях китайский язык наряду со славянским.

— Вы переводите православную литературу на китайский язык. Чего уже удалось достигнуть?

— Переведено довольно много литературы катехизического характера: о вере, о церкви, о молитве, о богослужении. Литургические тексты переводятся медленнее всего — у нас нет пока достаточного числа квалифицированных переводчиков. Однако работа идет. Собраны многие старые тексты, переведенные Российской Духовной Миссией (их копии хранятся в библиотеках России, США, Японии, Тайваня). Они нуждаются в существенном редактировании. На основании этих текстов сейчас идет работа над новым переводом Часослова и Требника, а также частных молитв (утренние, на сон грядущим, последование ко святому причащению). Эти переводы адресованы православным верующим, родным языком которых является китайский.

— Во время Олимпийских игр в Пекине вы оказывали духовную поддержку сборной России. В чем она выражалась?

— Мы совершали молебны в отведенном для нас месте, однажды служили литургию. Некоторые спортсмены приходили помолиться, была возможность побеседовать с ними. Правда, времени у них для бесед было не много из-за тренировок и соревнований. Так что это и было основной темой, пожалуй.

— Где на территории Китая ведутся службы, много ли действующих церквей?

— Четыре храма Китайской Православной Церкви официально открыты на северо-востоке и северо-западе страны: в Урумчи, Инине, Лабдарине и Харбине. Богослужения в них не совершаются по причине отсутствия китайских священников. В Пекине есть храм на территории посольства России. В Шанхае службы регулярно совершаются в генеральном консульстве. В Гуанчжоу и Шэньчжэне есть домовые храмы. В Гонконге — приход во имя апостолов Петра и Павла.

— Есть ли в Китае православные святыни?

— Да, в действующих храмах. Есть мощевики с частицами святых в Гонконге и Пекине. Находятся под спудом, не открыты для поклонения, могилы алапаевских мучеников. На месте их погребения — городской парк.

— История православия в Китае началась с выходцев из Албазина. Живут ли сейчас их потомки здесь и православные ли они?

— В Китае живут около 200 албазинцев, в основном в Пекине и окрестностях столицы. Они православные, однако за несколько десятилетий жизни без храма навыки и опыт церковной жизни утеряны. Положение их как религиозной группы невозможно назвать нормальным.

— Вы являетесь директором Центра изучения проблем православия в Китае. Какие проблемы вы изучаете и изменились ли они с момента образования Центра?

— Основная проблема — необходимость создания православной среды в КНР. В рамках Центра мы работаем как группа экспертов, которые оценивают текущую ситуацию и предлагают какие-то варианты решения вопросов священноначалию. Накоплено довольно много материалов, опыт уже значительный, ситуация для нас полностью ясна. Основная задача сейчас — создание на общецерковном уровне действующих программ, которые будут служить нормализации положения православной церкви в Китае. Пока эти программы не будут созданы и реализованы священноначалием, ситуация не изменится.


Архимандрит Тихон (Шевкунов): «Самое большое впечатление за последнее время – стремящаяся к вере китайская молодежь»

Осенью этого года хор Сретенского монастыря совершил большую 20-дневную поездку по православным приходам США. А завершилось это турне… – в Китае, куда хор пригласили выступить с концертами. Поднебесная, несмотря на то, что буквально на каждом шагу напоминает россиянам о себе, до сих пор остается для нас страной загадочной и не совсем понятной, удивительной и удивляющей. Наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов) поделился своими впечатлениями о Китае.

Этим интервью мы начинаем регулярную публикацию – каждую неделю – материалов архимандрита Тихона, главного редактора нашего сайта.


Пекин. Запретный город

– Отец Тихон, в уходящем году вы с хором Сретенского монастыря побывали в Китае. Как это могло произойти, учитывая сложное отношение китайских властей к Православной Церкви?

– Хор монастыря неожиданно для нас пригласил в Китай господин Юлонг, очень известный в этой стране человек – руководитель Международного Пекинского музыкального фестиваля, в котором принимают участие самые прославленные симфонические оркестры, хоры и солисты.

В процессе предварительных переговоров мы особо подчеркнули, что Сретенский хор – в первую очередь церковный и православный. Деятельность Православной Церкви в Китае официально ограничена уже много десятилетий, и поэтому мы, признаться, весьма удивились тому, что человек, близкий к самым верхам китайской власти, прекрасно знающий, что мы православные, пригласил именно нас. Но оргкомитет фестиваля подтвердил: да, приглашается хор русского православного монастыря. Мы предупредили, что не намерены убирать из программы выступлений духовные песнопения. В ответ оргкомитет предложил дать один концерт из церковных песнопений, а другой – из шедевров хорового светского искусства. Мы согласились.

Официально православные богослужения в Китае совершаются только на территории Российского посольства. Туда, к сожалению, не допускаются граждане КНР, даже немногочисленные православные. Так что именно на выступлениях нашего хора китайцы практически впервые за многие годы смогли услышать православные песнопения.


Выступление хора Сретенского монастыря в Китае

Интерес был неподдельный. Китайцы – очень музыкальный народ и благодарные слушатели. Было много молодежи. Немало пришло людей и зрелого возраста, помнящих еще времена Советского Союза; в зале было много профессиональных исполнителей, музыкальных критиков. Один из концертов был дан в особом месте – в Запретном городе: так называется огромный дворцовый комплекс китайских императоров. Выступления хора сопровождали самые высокие оценки слушателей и критиков.

– Была возможность походить по Пекину?

– Пекин – необычайно интересный город. Там еще сохранились, хотя их и немного, старинные постройки. Но в основном город полностью перестроен. Современный, с просторными автострадами, громадными новыми зданиями. Впечатляющая реконструкция проведена к Олимпиаде. Об этом сейчас многие с восхищением пишут и говорят.


Пекин

– Но, судя по всему, совсем не это особенно поразило вас в Китае?

– Вы угадали. Это не первая моя поездка в эту страну. За три года, после последней командировки, многое, действительно, разительно изменилось. Судя по всему, возрос и уровень жизни этого полуторамиллиардного народа. Но не это главное.

Больше всего меня поразило то, что я менее всего ожидал увидеть: расцвет христианства в Китае.

Несколько лет назад, да и перед нынешним приездом многие твердили мне, что китайцы в подавляющем своем большинстве попросту не способны к пониманию христианства. Мол, они не то что не религиозны, а чуть ли от природы совершенно не в состоянии воспринять ничего духовного, поскольку предельно материалистичны. А к вере – и к Православию в частности – они относятся столь безразлично и холодно, что говорить с ними об этом – совершенно бесполезное дело.

К моему огромному удивлению и, признаюсь, к не меньшей радости, оказалось, что все обстоит с точностью до наоборот.

Да, наверное, есть, как говорят, в Китае культ денег, материального успеха – не мне судить. И прагматичность китайцев – давно уже притча во языцех. Но то, с чем довелось столкнуться в этот приезд, все же оказалось для меня одним из самых сильных впечатлений последнего времени.


Началось с того, что познакомиться со мной высказали желание китайцы, называющие себя христианами: кто-то из них прочел книгу «Несвятые святые» на английском. Честно говоря, эти мои новые знакомые и сами не могли определить, к какой конфессии принадлежат: они просто читают Евангелие, верят в Господа Иисуса Христа, молятся Ему, твердо и упрямо считают себя христианами. Кто-то из них еще вовсе не крещен, кто-то крещен у протестантов, кто-то у католиков… Православных среди них нет опять же по простой причине, о которой мы упоминали в начале разговора.

Но какая же у этих христиан искренняя вера! Они пригласили меня к себе домой, в квартиру, расположенную в одной из новостроек на окраине Пекина. Судя по всему, они там, в Китае, собираются и молятся по домам, как, если хотите, в первые христианские времена или как совсем еще недавно в России. И это необычайно трогательно. И вправду, очень напоминает семидесятые-восьмидесятые годы в Москве, когда верующая молодежь собиралась помолиться, прочесть акафист, поспешить передать друг другу редкие тогда христианские книги, пообщаться… Сегодня в Китае я встретил такой же чистый и светлый дух неофитства… И таких «домашних церквей», как утверждают, огромное количество по всему Китаю.

В основном интересующихся верой молодых людей подхватывают, ведут к вере протестанты-пятидесятники и католики. Они, честно говоря, довольно мужественно подвизаются там…

– Их деятельность тоже запрещена?

– Их миссия порой очень сложна, но, в отличие от православных, не запрещена.

Конечно, для нас образ действия протестантов, по меньшей мере, непривычен. Они говорят: «Мы идем прославлять Христа!» И с гитарой направляются в парк. Мы представляем себе, что такое протестантские песни: часто поэтически наивные, иногда весьма простоватые, но искренние. Вот такие песни китайские христиане в парках, на бульварах и поют. Вокруг них собирается толпа молодежи; очень живо интересуются, расспрашивают. В это время кто-то раздает Священное Писание, напечатанные на репринте брошюры; отвечают на вопросы, приглашают к себе в собрание… Это не запрещается. Во всяком случае, я не видел, чтобы власти как-то этому противодействовали.


Группа верующих по изучению Библии. Китай

Интерес китайцев к христианству без преувеличения – огромный. У нас – у меня и иеромонаха Павла (Щербачева) – были встречи с китайскими официальными лицами, и те подтвердили, что видят самое серьезное будущее христианства в Китае. По их мнению, прагматичный и материалистический вектор развития этой страны уже сейчас упирается в тупик. Многие китайцы понимают: жизненно необходим совершенно иной, духовный вектор. И выход многие видят в христианстве.

По разным данным, от 7 до 10 процентов китайцев – христиане. Это количество примерно равно населению нашей страны. Официально это признано таким образом: в конце 2006 года руководитель Государственного религиозного бюро Йе Сяовэнь сообщил информационному агентству, что число христиан в Китае достигло 130 млн. человек (возможно, есть и более свежие данные). Причем надо учитывать, что в основном это люди молодого и среднего возраста. Точной статистики нет, но, по разным данным, каждый год в Китае христиан прибавляется от одного до трех миллионов.

– А вообще какая-нибудь миссионерская работа ведется в Китае?

– Насколько я знаю, сейчас в Китае бывают протоиерей Дионисий Поздняев, а из Зарубежной Церкви – отец Дамаскин (Христенсен). А если говорить о неправославных, то многие приезжают именно из России – в основном пятидесятники. Работающие в Китае врачи-христиане или мелкие и средние предприниматели сознательно едут туда, чтобы совмещать свою работу с проповедью.


В Китае происходит настоящее… не возрождение – возрождением это не назовешь – настоящее открытие христианства. Очень жаль, что мы, для которых этот вопрос важен более, чем для кого бы то ни было, в этом практически не участвуем.

А ведь там настоящий, серьезный интерес к Православию. Протестанты и католики говорили мне, что читают Иисусову молитву, ищут православную литературу, надеясь из нее узнать больше о православном опыте Богообщения… Так что искренняя стремящаяся к вере китайская молодежь – самое большое впечатление и даже не побоюсь этого слова – потрясение, которое я испытал за последнее время.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author