filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Вот так мы и жили... 1911 - 1913 год




Московская Газета Копейка





ДВИНСК, 4 января 1911 года К городскому судье 3-го участка пришли некие Берзин и Самуилов поздравить его с Новым годом. Судья привлек поздравителей к ответственности по 50-й статье устава о наказаниях,   карающей до трех месяцев тюрьмы.
  Ст. 50—я уст. о нак. гласит: «За прошение милостыни с дерзостью и грубостью виновные подвергаются заключению в тюрьме от одного до трех месяцев.


ДВИНСК, 19 января 1911 года Заводчик Малицкий обвинялся в отравлении воздуха, дело возбудили окрестные домовладельцы. Малицкий и его компаньон Тарагин наивно объясняли:
        - Мы работали почти 30 лет и уже привыкли. Кому неудобно, - путь не строится.
Городской архитектор Тальберг советовал Малицкому приспособления для сжигания вредных газов, но старик презирал всякие новшества. Малицкий приговорен к 50-ти рублям штрафа или двухнедельному аресту. Завод постановлено закрыть.


ДВИНСК, 25 января 1911 года В имении ветеринарного врача Кражовского пали свиньи. Оказалось, что перед этим они съели труп ребенка. Мать ребенка Розалия Ратель отравила его мышьяком и бросила свиньям. Мать арестована.

ДВИНСК, 26 января 1911 года Вследствие ограничения приема евреев 15-ю процентами, частные учебные заведения, двинские и в соседних городах, частью закрываются, частью уменьшают число классов и учителей.


ДВИНСК, 3 февраля 1911 года Председатель правления 2-го общества взаимного кредита г.Сегаль, выйдя из банка, позвал извозчика. двое извозчиков, обгоняя друг друга, наскочили на г. Сегаля. В бесчувственном состоянии директора внесли в банк, где врачи зашили раны. Один из извозчиков, номер которого заметили, арестован.

ДВИНСК, 8 февраля 1911 года В имении Адольфа Барановского, около Иллуксты, совершено разбойное нападение на усадьбу владельца. Разбойниками оказались родные братья Барановского - Людвиг и Юлиан Барановские. Ранив домашних, оказавших сопротивление, братья забрали деньги и скрылись.

ДВИНСК, 14 февраля 1911 года Начальник сыскной полиции Дунаев получил сведения, что в селении Строп, в шести верстах от Двинска, скрывается известный разбойник Крупский, убивший сборщика казенных винных лавок и организовавший ряда набегов на помещичьи усадьбы. Так как при попытке задержать его близ Дриссы Крупский ранил стражника и урядника. то Дунаев явился в Строп перед рассветом с большим отрядом полицейских. Были произведены обыски также и в самом городе, но разбойника нигде не оказалось.

ДВИНСК, 22 февраля 1911 года Двинской полицией получены сведения, что убитый в тверской губернии при разбойном нападении молодой человек похож по приметам на известного местного разбойника Крупского. При убитом найдены некоторые вещи из числа похищенных у священника в Дриссе.

ДВИНСК, 24 февраля 1911 года На Орловской улице обнаружена типография и литография для изготовления железнодорожных билетов. Найдены клише, химические реактивы для вытравливания красок, компостерные знаки, копии билетов. Оборудовавший литографию крестьянин Фомин арестован.

ДВИНСК, 3 марта 1911 года Повесился проживавший здесь старик Вильгельм Бирон, считавший себя потомком знаменитого временщика, фаворита государыни Анны Иоанновны, курляндского герцога Бирона. Причина самоубийства – ряд житейских неудач.

ДВИНСК, 5 марта 1911 года На станции «Двинск» задержан ехавший по делам в Москву военный инженер , чрезвычайно похожий на знаменитого разбойника Крупского. Пока была выяснена личность, поезд ушел без двойника Крупского.

ДВИНСК, 7 марта 1911 года Живущий на Охте крестьянин Иван Степанов написал жалобу земскому начальнику на прельское волостное правление. Жалоба найдена оскорбительной. Степанова привлекли к ответственности. На Охте несколько Степановых, один из них неграмотный. Повестку окружного суда вручили неграмотному Степанову, и он вынужден был «прогуляться» в Двинск. Неграмотность Степанова была доказана документально. Окружной суд, убедившись в ошибке, постановил возвратить ему путевые расходы и вызвать грамотного Степанова.

ДВИНСК, 22 марта 1911 года Адвокат Левитан, зайдя в канцелярию съезда за справкой, облокотился на стол. Чиновник канцелярии заметил: «Мы вам изготовим справку, но, пожалуйста, не мешайте» Левитан ответил: «Я был в больших канцеляриях, бывал и в канцелярии Сената и умею держаться, а ваша канцелярия – всякий сброд».
Секретарь съезда доложил о происшедшем предводителю дворянства барону Шлиппенбаху, который распорядился не пускать более Левитана в канцелярию и составить протокол об оскорблении Левитаном чинов съезда при исполнении ими служебных обязанностей,


ДВИНСК, 5 апреля 1911 года В 9 часов вечера в аптеку Гурвича вошли двое вооруженных револьверами и крикнули «руки вверх». Помощник провизора и кассирша побежали звать на помощь соседей, но грабители до прихода людей, захватив кассу, успели скрыться.

ДВИНСК, 21 апреля 1911 года Слушалось дело о хищениях в земской больнице. Воровали ежедневно. Казенное белье носили не только служащие, но и их родственники.
Смотритель Клемешев прощал виновных, но врачи Пальмов и Герштен, узнав о происходящем, решили прекратить безобразия и передали виновных в распоряжение судебной власти. Главный обвиняемый, дворянин Карл Ковалевский приговорен к лишению дворянства и заключению на три месяца.


ДВИНСК, 10 мая 1911 года Дочь землевладельца Ламана Мильда, побывав в Двинске, познакомилась там с торговцами живым товаром, которые описывали ей радужными красками жизнь больших городов. Вернувшись домой, Мильда забрала праздничное платье, переоделась в лесу и исчезла. Отец об исчезновении заявил курляндской и двинской полиции.

ДВИНСК, 28 мая 1911 года На вокзале арестован по просьбе американской полиции свенцинский мещанин Гаррис Ротшейн, он же Гриша Рутштейн. Рутштейн выдавал себя в Соединенных Штатах за миллиардера и соершил ряд острумных мошенничеств. На его удочку. попадались не только новички, но истарые эмигранты и даже янки. Он будет передан нью-йоркской полиции.

ДВИНСК, 8 июня 1911 года. Варковский волостной писарь Иван Джерин, приехав в Двинск, зашел в немецкий клуб поиграть в карты. Играли всю ночь напролет. Утром Джерин почувствовал себя дурно, упал со стула и скончался.
При покойном нашли тысячу рублей и «браунинг». Это – уже вторая жертва азарта. На днях также скоропостижно скончался содержатель кухмистерской Цинман, проигравший крупную. сумму.


ДВИНСК, 26 июля 1911 года Двое аферистов, выдававшие себя - один за железнодорожного техник, другой - за управляющего гр. Плятера, нанимали разных лиц на службу и, получая залоги деньгами и ценными вещами, не предоставляли обещанной работы. Потерпевшие обратились в полицию. "Управляющий " скрылся, а "техник" задержан.

ДВИНСК, 20 декабря 1911 года Мировой судья подарил боровскому уряднику Гюбнеру собачку. Урядничиха очень полюбила эту собачку и ежедневно гуляла с ней по базару.
Во время ярмарки молодой крестьянин Красильников ударил собачку ногой. На поднятый Гюбнер крик прибежал урядник и тут же, при всем честном народе, отпустил дерзкому три пощечины. Не довольствуясь этим, он хотел арестовать грубого парня, но двухтысячная толпа, вооружившись камнями и кольями, напала на урядника и, кстати, на бывших тут же полицейских.
Гюбнер укрылся в аптеке. По телефону был вызван представитель мызной полиции с отрядом лесников.
В результате 8 человек были посажены на скамью подсудимых по обвинению в избиении и обезоружении полицейских и освобождении арестованного.
На суде свидетель, волостной старшина, показал, что по ярмарке пролетела неизвестно кем пущенная весть, что «человека бьют за собаку». Весть эта взволновала празднично настроенную толпу, и последняя учинила беспорядок.
Приговором суда все обвиняемые оправданы.


ДВИНСК, 16 января 1912 года Директор реального училища Опошко придумал оригинальный способ поддерживать в помещении училища нормальную температуру. Он приказал сторожам не впускать и не выпускать учеников поодиночке, а непременно группами, не меньше шести человек, мотивируя это распоряжение тем, что при более редком открывании дверей внутри лучше сохраняется тепло.
Последствием этого распоряжения явилось то, что мальчуганы ожидая на улице нужного «кворума», зябнут и часто запаздывают в классы.


ДВИНСК, 3 марта 1912 года Священник Новостроинской гарнизонной церкви о. Н. поссорился с регентом церковного хора и решил отомстить ему... в проповеди с церковного амвона. И, действительно, в следующий праздничный день свящ. о. Н. произнес проповедь, в которой говорил о развращающем влиянии пения хора на молящихся и о возвышающем душу пении дьячка. Далее батюшка говорил о том что регент не умеет управлять хором и проч. Превращение церковной проповеди в оружие сведения личных счетов священника с регентом так подействовало на многих прихожан, что они перестали посещать церковь, а хор перестал петь в церкви.

ДВИНСК, 4 апреля 1912 года Дочь чиновника Я., гимназистка, подала жалобу на своего отца, обвинив его в том, что он изнасиловал ее и затем превратил в свою наложницу. Младшая сестра ее состоит в любовной связи с братом. Однажды их застал младший брат и тоже сделался ее любовником.

ДВИНСК, 9 июня 1912 года На днях из Двинска, по словам „Бир. Вед», скрылись двое учеников первого городского училища Панцырко и Мицкевич, которые, начитавшись о подвигах пресловутого кавказского абрека Зелим-хана, решили проникнуть на Кавказ и поступить в ряды его шайки. Перед бегством мальчики запаслись деньгами, которые похитили у своих родителей. Мальчики оставили записку следующего содержания:
„Дорогие родители! Мы не успокоимся, пока не достигнем нашей цели. Цель же наша - прославиться на весь мир. Просим не искать нас. Ваши попытки будут тщетны. Но если вам все-таки удастся вернуть нас, мы предпочтем позору смерть!“
Среди учебников у детей найдено несколько путеводителей по Кавказу и куча газетных вырезок о Зелим-хане. Полицией приняты меры к задержанию юных беглецов.


ДВИНСК, 9 июля 1912 года Сегодня двое неизвестных совершили нападение на проживающего здесь немецкого журналиста Г.Б.Шлегельмильха, выходившего из своей квартиры.
Журналист был тяжело ранен и в бессознательном состоянии отправлен в больницу.
Полагают, что нападавшие - аферисты, мстившие журналисту за разоблачение в печати.


ДВИНСК, 31 июля 1912 года Злобой дня в нашем горой является пребывание в двинской крепости бывшего шлиссельбуржца, известного ученого Н.А.Морозова.
Морозов в течение шести недель претерпел все мытарства этапного пути, пока добрался из Ялты сюда.
Вместе с В. А. прибыла в Двинск его жена К.А.Морозова, сопровождавшая мужда все время его этапного путешествия.
С первого момента заключения Н.А. в двинскую крепость им сильно заинтересовалась местная власть.
К К.А.Морозовой явился с визитом жандармский ротсмистр Григораш.
        — Знаком ли ваш муж с Верой Фигнер? – спросил г. Григораш.
К. А. Морозова ответила, что Николай Александрович познакомился с Верой Фигнер еще в шлиссельбургской крепости, во время совместного долголетнего заключения.
        — Скажите, Фигнер была выпущена на свободу одновременно с вашим мужем?
        — Нет, на два года раньше, - ответила К.А.Морозова.
После своего «визита» ротмистр Григораш предпринял некоторые шаги.
Отправившись к коменданту крепости ротмистр сделал доклад о необходимости присутсвия во время свиданий с Н.А, Морозова, кроме обычного деэжурного офицера, также и представитедя жандрамской власти. По настоянию жандармских властей K. A. Морозовой воспрещено проживать в районе крепости.
Передают, что Н.А.Морозов занялся в крепости серьезной научной работой.
Он состоавляет большой трулд по астрономии и пишет «Детскую энциклопедию».
Последняя работа отнимет у Н.А. весь год предстоящего ему заключения в крепости.


ДВИНСК, 30 июля 1912 года Ночью двинский полицеймейстер получил телеграмму о том, что горит Полоцк. Огнем охвачены 16 кварталов. Из Двинска и других мест с экстренными поездами выехали на помощь части добровольных дружин.
Пожар локализован. В общем сгорело около 800 домов, пожарное депо, костел, еврейская больница и уездное полицейское управление. Собор удалось отстоять.
Полочане определяют число сгоревших домов в 800. Двинские пожарные-добровольцы говорят, что сгоревших домов более тысячи.
Убытки – несколько миллионов рублей. Кадетский корпус, электрическая станция, больница и костел имели богатую обстановку. Корпус и костел, впрочем, пострадали только частично.
Человеческих жертв, по слухам, семь.
Распространению пожара способствовало и то, что в Полоцке нет водопровода. Воду доставали с трудом. Двинские и витебские добровольцы потеряли много времени, прежде чем их машины дали из Двины высокий напор воды.


ДВИНСК, 7 октября 1912 года В двинской тюрьме арестант Марков, покушаясь на побег, задушил надзирателя. В двинской тюрьме с целью бунта и побега уголовный арестант Марков задушил в коридоре тюремного надзирателя Москаля и открыл камеры других арестантов. Тюремная прислуга, заметив запертую в коридоре дверь и услыхав крики, подняла тревогу. Вызвали вооруженную стражу и наряд полиции.
По требованию прокурора арестант выдал отобранный у надзирателя револьвер, после чего другие арестанты спрятались в камерах. Надзирателя нашли мертвым.


ДВИНСК, 18 октября 1912 года В многолюдном местечке Креславке, Двинскаго уезда, две семьи, Медунецкие и Авгулевичи, собрали на улице громадную толпу народа и, распустив слухи, что еврей Тодес и урядник Чаман убили христианскую девушку, стали призывать возбужденную толпу к избиению евреев и полиции.
Погром удалось предотвратить, рассеяв толпу и арестовав подстрекателей.
Земский начальник приговорил А.Медунецкаго к аресту на 20 дней, остальных подстрекателей—на 10 дней.


ДВИНСК, 18 октября 1912 года Оригинальный приговор вынес на-днях малиновский волостной суд.
В Малиновской волости крестьянин Иван Петров 1-й избил крестьянина Ивана Петрова 2-го.
Волостной суд приговорил к аресту обоих Петровых, — бившаго и битого. Чем руководствовались волостные судьи при данном решении, — осталось загадкой, не находившей себе решительно никакого объяснения в обстоятельствах.
— Петров 1-й бил Петрова 2-го без всякого повода.


ДВИНСК. 13 ноября 1912 года С целью поддержания нравственного уровня заключенных в тюрьмах и подъема их духовного состояния, начальник губернии циркулярно обратился к тюремным отделениям и начальникам мест заключения с предложением, озаботится приобретением соответствующих библиотек при тюрьмах на средства жертвуемые местными обществами.

ДВИНСК 13 ноября 1912 года. В борьбе с возрастающим хулиганством невельское земство предположило принять следующие меры: просить священников в проповедях прихожанам особенно обращать внимание на нравственную сторону христианского учения. Учителя должны кроме преподавания наук позаботиться о нравственном воспитании подрастающего поколения; полиция должна строго преследовать всякие хулиганские выходки и противо благочиния; судебные власти должны строго наказывать хулиганствующих преступников, усилить надзор за тайной продажей крепких напитков и меру наказания, устраивать в людных селениях народные чтения.

ДВИНСК.21 декабря 1912 года Прибывшим из Витебска следователем по особо важным делам производится следствие по крупному злоупотреблению в воинском присутствии, освободившем, как говорят, много призываемых от отбывания воинской повинности.

ДВИНСК. 10 января 1913 года В Двинске, на елке в военном собрании, на 4-летней девочке Бениксон, одетой в костюм „рождественского дедушки”, вспыхнула от прикосновения к свечам вата. Девочка получила сильные ожоги, и есть опасение, что пострадают глаза.

ДВИНСК. 5 февраля 1913 года В Двинске 26 января, после окончания представления в двинском цирке известный клоун-дрессировщик Владимир Дуров стал производит репетицию с дикобразом. Последний должен был проделать упражнения с пушкой, заряженной холостым зарядом: Дуров сделал неловкое движение, вследствие чего произошел преждевременный выстрел и заряд пороха, к несчастью попал в лицо самого дрессировщику. Немедленно были вызваны врачи, которые и оказали первую помощь пострадавшему. Лицо Дурова изуродовано, и сильно поврежден правый глаз.

ДВИНСК. 1 марта 1913 года Вблизи Двинска на фольварк зажиточного кр. Яна Лелголя, 80-летняго и старика, совершено разбойное нападение.
Во главе нападавших оказалась переодетая в мужское платье невестка Лелголя—Анна, живущая с мужем своим, Мартином, отдельно от стариков.
Грабители, взломав все амбары, забрали более ценное имущество, на сумму до 500 р., запрягли лошадь Лелголей и, приказав им под угрозою смерти не выходить из дома до утра, скрылись. При расследовании этого нападения Анна Лелголь созналась, что подговорила Стурма и Лоченого ограбить старикову зная, что они продали за 1,600 р. часть имущества. Деньги условились поделить поровну. Муж Анны в нападении не участвовал, хотя и знал о нем.


Двинск.17 марта 1913 года  Чиновник владимирского отделения Государственная банка Калиниченко разъезжал по большим городам и делал вклады в сберегательные кассы, a затем путем подлогов получал из тех же касс двойные суммы.
В 17 городах проделать эти операции ему удалось, но в Двинске он попался.
На суде Калиниченко объяснил, что он болен нервами и «картежной лихорадкой».
На оснований вердикта присяжных суд приговорили Калиниченко в тюрьму на три месяца с лишением особых прав.






Все было!..






      Все было, все было,
        Не то, что теперь...
       Какъ счастье свѣтило,
       Стучалось къ намъ въ дверь!
       Безпечно летѣли,
       И быстро тогда,
       И дни, и недѣли,
       И даже года.
       Судьба приносила
       Одни намъ цвѣты...
       И удаль, и сила,
       И культъ красоты.
       Все было... И ночи
       Безумной любви,
       И карія очи,
       И пламень въ крови.
       Довольны судьбою,
       И счастливы такъ,—
       Мы пили съ тобою
       Шустовскій коньякъ!
       Все было, все было,
     
       Но вотъ наступила
       Иная пора
       Тѣ дни пролетѣли,
       Не та полоса...
       У насъ посѣдѣли
       Теперь волоса
       Гдѣ то, что бывало?
       Какъ юность вернемъ
       Старушкой ты стала,
       А я—старикомъ!
       И въ сердцѣ желанья
       Не тѣ ужъ горятъ,
       Лишь воспоминанья
       Намъ душу бодрять.
       Все въ жизни мгновенной
       Но пусть даже такъ:
       Мы пьемъ неизмѣнно
       Шустовскій коньякъ.
       Съ ннмъ жизнь насъ сдружила,
       За нимъ вспомянуть
       Мы можемъ, что было,
       Чего не вернуть!
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author