filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Category:

С 12 на 13 июля умер первый Царь династии Романовых?

http://proculturu.ru/images/photos/medium/article190.jpg

Для избрания нового царя по всем городам разослали грамоты и в Москву съехались выборные люди. Все твердо решили, что России нужен царь из своих бояр, а не иноземец, и что лучше царя из рода Романовых никого не найти.  

По существу всю первую половину XVII века можно было назвать временем Михаила Романова. И не только потому, что он являлся главой Русского государства; Михаил наложил свою глубоко личную печать на все процессы, которые  в государстве  протекали. Так каким же человеком был первый царь из династии Романовых? Если говорить коротко, то это был умный, спокойный, осторожный, но твердый в своих уже принятых решениях человек. Он не обладал деспотическими чертами своих предшественников, но прекрасно осознавал всю огромность своей власти. Но пользовался ею осмотрительно, многократно советуясь со своим окружением. Михаил был глубоко верующим и богомольным человеком, и многие поступки в качестве правителя соотносил с христианской моралью и заветами Евангелия.

У бывшего боярина Федора Никитича, митрополита Филарета, находившегося в польском плену, был шестнадцатилетний сын Михаил, которого многие хотели посадить на престол еще после низложения Шуйского, но Михаил тогда был мал, да и кандидатура польского королевича Владислава казалась более предпочтительной в той политической обстановке. Теперь все видели в Михаиле единственного кандидата на престол. И напрасно некоторые бояре, сами стремившиеся к власти, пытались затянуть выбор. Ничто не могло повлиять на ход событий. Люди хотели в цари только Михаила и говорили, что другого государя им не нужно. Пренебречь этими голосами — значило вызвать смуту. 21 февраля 1613 г. на Красной площади собрали народ, чтобы спросить у него, кого хотят в цари, и все в один голос закричали, что пусть будет царь Московскому государству и всей Руси Михаил Федорович Романов.

После этого отслужили молебен с поминанием нового царя на ектениях.

Михаил в то время жил с матерью, инокиней Марфой, в Ипатьевском монастыре возле города Костромы. Московское посольство явилось в монастырь 13 марта 1613 г., но по просьбе Марфы говорили о делах на следующий день.

В соборной церкви объявили, что вся Москва просит Михаила Федоровича принять царство, а мать — благословить сына, но они решили не соглашаться на предложенную честь. Инокиня Марфа Ивановна сказала: «Сын мой еще не в совершенных летах, да притом Московскаго государства люди измалодушествовались — давали свои души прежним московским государям и не прямо служили им... Как же можно быть на Московском государстве государю, видя такое непостоянство и крестопреступления, и убийства, и поругания над прежними государями? Да притом Московское государство от польских и литовских людей и от непостоянства русских людей разорено до конца... Мне благословить сына своего на царство разве на одно погубление; отец его, митрополит Филарет, ныне в плену у короля в Литве в великом утеснении, сведает король, что по прошению и по челобитью всего Московского государства, учинится государем его и мой сын, — король тотчас велит над отцом его, митрополитом Филаретом, какое-нибудь зло сделать; да ему, сыну моему, нельзя быть на Московском государстве без благословения отца своего».

http://900igr.net/datai/istorija/Okonchanie-smuty/0007-006-Zemskij-sobor-1613g.png


«Государь Михаил Федорович! Не презри моления и челобитья всяких чинов людей Московскаго государства; а ты, великая старица инока, Марфа Ивановна, благослови сына своего государя на государство... Его, государя, обрали на Московское государство российскаго царствия по изволению Всемилостиваго в Троице славимаго Бога и Пречистыя его Богородицы и всех святых, а не по его госу-дарскому хотенью... А чтоб король в Литве отцу государеву, митрополиту Филарету, какого зла не сделали, так бояре и всяких чинов люди посылают из Москвы к королю посланников и дают за отца государева, митрополита Филарета, в обмен многих польских и литовских людей».

И сам Михаил, и мать его не поддавались и отказывались от великой чести. Их просили долго, даже давали Михаилу царский посох, но он не брал его. И тогда послы пригрозили: «Не захочешь быть на Московском государстве, а ты, великая старица инока, Марфа Ивановна, не изволишь благословить сына своего на царство, то все люди будут в сетовании и печали, а Московское государство придет в конечное запустение от неприятелей... и все это за души православных христиан взыщет Бог на тебе, государь Михаил Федорович, и на тебе, на великой старице иноке Марфе Ивановне».

Это подействовало, и они согласились, так как последний довод был значительным. Царь взял в руки царский посох, а мать всенародно благословила сына. После этого стали по чинам подходить к царской руке.

Михаил принял царство в тяжелое время. Выборные люди, из которых состояла Земская дума, извещали царя, что в казне нет ни копейки, в то время как служилые люди просили у царя жалованья. Бедность была настолько ужасающа, что сопровождавшие царя служилые люди шли в Москву пешком, так как не на что было купить и содержать лошадей. А еще ужасней было то, что по России и даже около Москвы бродили разбойники, которые грабили и убивали людей. По дороге Михаил встречал обожженных, изувеченных людей. Это так напугало царя, что он не хотел ехать в Москву и укорял послов в том, что его обманули, когда уверяли, что в Московском государстве царят единство и покой. Царь хотел, чтобы Земский собор прежде восстановил государственные средства и порядок, и только после этого принимать государство в управление. Духовенство с трудом уговорило его, и руководители собора били челом государю, чтобы он шел скорее к Москве.

2 мая царь приехал в Москву, которая начала чуть отстраиваться после разгрома. 10 июля Михаил Федорович венчался на царство.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/2b/Vocation_of_Mikhail_Romanov_%28Grigoriy_Ugryumov%29.jpg


Он сел на русский трон отроком. Умер же в 1645 году, когда ему едва исполнилось 50 лет. Таким образом, Михаил правил Россией практически всю свою сознательную взрослую жизнь - 32 года. Поначалу он находился под сильным давлением своих родственников - властной матери и ее родственного окружения, позднее - под опекой властного и сильного духом отца, который к тому же являлся Патриархом. Казалось, что Михаил порой сгибался под тяжестью этого давления. Но такое впечатление обманчиво. Тяжелое и суровое детство, сиротская судьба при живых родителях, долгая ссылка, скитания по России, постоянная опасность со стороны политических противников закалили его характер и в то же время настраивали на философско-религиозный склад мышления: все в руках Божиих.
Поэтому очень быстро ошиблись те, кто полагал, что перед ними натура, которую можно было лепить как воск. В личных вопросах он мог уступить; в государственных - никогда, если считал, что это противоречит интересам страны, как он понимал их.


Сразу вступив на трон, новый Царь расправился с теми, кто оказал ему конкуренцию на выборах. Атамана Ивана Заруцкого было приказано посадить на кол, а   4 летнего мальчика Ваню, как возможного сына атамана, повесить в петле рядом с атаманом. С этого начал своё 33 летнее правление Россией новый совсем юный, 17 летний Царь новой династии.

Царский трон стоял в зале, который, по описанию Олеария, представлял собой четырехугольное каменное помещение, покрытое снизу и по сторонам коврами, а сверху украшенное рисунками на библейские темы, написанными золотом и разными красками. Трон возвышался на три ступени от земли, был окружен четырьмя серебряными и позолоченными колонками, на которых покоился балдахин. По краям от балдахина стояли серебряные орлы с расправленными крыльями. Над этим троном три года работали русские и немецкие мастера. Главным мастером был житель Нюрнберга Исайя Цинкгрэф.

 Олеарий описывает царя Михаила Федоровича, каким он увидел его на троне. Царь сидел в кафтане, осыпанном драгоценными камнями и вышитом крупным жемчугом.

http://tphv.ru/ryabushkin/sidenie.jpg


Корона, надетая поверх черной соболиной шапки, была украшена крупными алмазами, как и тяжелый золотой скипетр, который он перекладывал из одной руки в другую. Перед троном стояли четыре молодых князя, по два с каждой стороны. Они были одеты в белые кафтаны, в шапках из рысьего меха и в сапогах белой кожи. На груди висели золотые цепи, а на плечах они держали серебряные топорики. У стен слева сидели знатнейшие бояре, князья и государственные советники, все в роскошных одеждах и высоких шапках из черной лисицы. В пяти шагах от трона сидел государственный канцлер. Справа от царя на серебряной резной пирамиде стояла золотая держава. Рядом с державой стояли золотая чаша для умывания и рукомойник с полотенцем, чтобы царь мог помыть руки после того, как к руке приложатся послы.

http://proculturu.ru/images/photos/medium/article195.jpg

Инокиня Марфа, мать Царя, в миру Ксения Ивановна, происходила из незнатной семьи костромских дворян Шестовых, но брак с Федором Никитичем Романовым поставил ее в первые ряды московской знати. У Марфы Ивановны был сильный характер, на что указывала внешность: суровые очи под густыми бровями, властный орлиный нос и тонкие губы. По характеру она достойна была своего мужа, пережила с ним опалу, и ее не сломили ни ссылка, ни подневольное пострижение.

Марфа сумела взять в свои руки власть, когда ее семнадцатилетнего сына избрали на царский престол и когда ее муж находился в польском плену. Это ее волей Михаил принял царскую корону, и грамоты говорят, что он «учинился на великих государствах по благословению матери своей, великия государыни, старицы инокини Марфы Ивановны». Старица Марфа стала «великой государыней», и ее имя, как позднее имя патриарха Филарета, стояло в царских грамотах вместе с именем сына, царя Михаила: «Божией милостью мы, великий государь, и мать наша, государыня великая, старица инокиня Марфа». Однако влияние Марфы распространялось лишь на узкую сферу дворцового быта и личных придворных отношений и почти не касалось серьезных государственных дел.

Предоставив доверенным людям править государством, старица Марфа Ивановна переключилась на дворец, его быт и интересы.

Кончина «великой старицы» была неожиданной для окружающих, хотя Марфа Ивановна давно и серьезно болела. 27 января 1631 г. Марфа умерла.

http://proculturu.ru/images/photos/medium/article196.jpg


1 июля 1619 г. на речке Поляновке состоялся обмен пленными с Польшей. В Польшу вернулось лишь несколько калек, а в Москву был отпущен отец русского царя Филарет, который, наконец, вернулся в российскую столицу. 14 июля Филарет ехал согласно этикету в санях, несмотря на лето, а Михаил шел пешком впереди праздничного экипажа.

Властный, опытный и обладающий государственным умом, Филарет Никитич после возвращения из польского плена стал вторым «великим государем» и фактически управлял государством, имея сан патриарха. У Филарета было то, чего недоставало юному Михаилу: честолюбие, жизненный опыт и авторитет. Но и отец, и сын никогда не забывали в личном общении, кто из них патриарх, а кто царь.

Возвращение в Москву Филарета было крупным событием. Даже иностранцы ждали его возвращения, потому что, как писал голландец Исаак Масса, «он один был бы в состоянии поддержать достоинство великокняжеское». Митрополита Филарета давно хотели видеть патриархом, и это назначение совершилось в Успенском соборе. С тех пор и до своей кончины 1 октября 1633 г. Филарет управлял церковью и государством. Церковь была для него учреждением, которое требовало строгой дисциплины, и он перенес целиком в ее управление формы приказного заведования делами.

 Дела, касающиеся управления государством, докладывались обоим государям, и грамоты писались от имени одного и другого. Филарет и под монашеским клобуком оставался государственным человеком.

Скончался патриарх Филарет Никитич 1 октября 1633 г.

Когда Филарет умер, он оставил Московское государство окрепшим настолько, что его уже трудно было снова расшатать.

Титул Царя звучал так  : «Великий государь царь и великий князь Михаил Федорович, всея России самодержец, Владимирский, Московский, Новгородский, царь Казанский, царь Астраханский, царь Сибирский, государь Псковский, великий князь Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, государь и великий князь Новгорода низовыя земли, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский и всея северныя страны повелитель, государь Иверския страны, Карталинских и Грузинских царей и Кабардинския земли, Черкасских и Горских князей и иных многих государств государь и обладатель и прочая...».

При Михаиле быстро сложился новый придворный круг людей. В центре этого круга были любимые племянники Марфы Ивановны, Салтыковы, а за ними другие родственники и приятели. Окружавшие Михаила люди получили власть, а вместе с ней и влияние, и материальные блага, связанные с властью. Старое боярство быстро вытеснялось новой знатью из крупных землевладельцев, среди которых вместе со знатными людьми появились и приказные деятели, и влиятельные дьяки.

Нравы новых людей у власти оставляли желать лучшего. Их вымогательства и хищения вызывали недовольство народа. Дела в приказах решались через большие взятки, которые и решали исход дела в пользу сильных. В народе осуждали бояр, которых, по образному выражению А.Е. Преснякова, «враг-дьявол возвысил на мздоимание, на расхищение царских земель и утеснение народа».

Опытные, но жадные и случайные люди, которые возвысились благодаря близости к царскому двору, принесли с собой интриги и произвол, на что обращали внимание даже иностранцы. У многих отсутствовали чувство долга и дисциплина. Это были люди грубые и невежественные. Между ними постоянно возникали разногласия и разгорались споры, которые не прекращались даже в присутствии царя; после взаимных оскорблений они обычно переходили к драке. Сам Михаил, однако, не предпринимал никаких мер для устранения этого дикого поведения.

Старые аристократы ревниво оберегали свою привилегию высокородства и спорили друг с другом из-за старшинства. Так, однажды на придворном обеде дядя царя уступил первое место Мстиславскому, второе же место у него уже начал оспаривать другой сановник, Лыков. Чтобы прекратить подобные раздоры, царь, несмотря на свою кротость, прибегал к кнуту, но бояре, как и сто лет назад, предпочитали лучше умереть, чем поступиться принципами своего родства.

Местничество в Московском государстве во время правления царя Михаила приобрело крайнее развитие, и бояре больше царского наказания боялись нарушить местнические правила. Виновный в нарушении этих правил выдавался сопернику «с головою». Это была очень простая и дикая церемония, которая состояла в том, что обидчик должен был в сопровождении провожатого отправиться к обиженному. Обидчик должен был отвесить глубокий поклон обиженному, не имел права слезть с коня во дворе его дома и выслушивал грубую матерную брань, которая сопровождала всю процедуру.

Олеарий отмечал, что среди русских придворных существовал порок, который состоял в том, что те, кто имел частый доступ к царю, пользовались этим в корыстных целях. Эти люди отличались неумеренной жадностью и страстью к наживе. Но перед ними заискивали, старались относиться как можно более почтительно, делали им подарки. Через взятки можно было решить любой вопрос.

Брать подарки было запрещено под угрозой наказания кнутом, но это не стало препятствием для злоупотреблений. Охотно брали взятки писцы. Благодаря этому выдавались даже государственные секреты. Иногда писцы сами предлагали за деньги продать некоторые сведения, но часто подсовывали иностранцам ненужные дела вместо нужных сведений, и выяснялось это только после передачи бумаг.

Но вместе с проявлениями нежелательных явлений, работа по восстановлению административной и военной власти продвигалась.

При Михаиле уже произошли значительные перемены в управлении и в самих людях. Царь Михаил Федорович уже не допускал обеднения своих крестьян. Если кто-то из крестьян беднел из-за плохого урожая хлеба или по другим причинам, то, независимо от того, боярский он или царский крестьянин, от приказа, в ведении которого он находился, ему выдавалось пособие, чтобы он мог снова встать на ноги, заплатить долг и вносить подати. В местах ссылки за серьезные провинности ссыльному обеспечивалось сносное житье согласно его достоинствам. Вельможи при этом получали деньги, писцы обеспечивались работой в канцеляриях сибирских городов, а солдатам и стрельцам предоставлялись места для службы и выплачивалось жалованье.

Известно много примеров, когда ссылка оборачивалась выгодой для ссыльного. Имея возможность заниматься промыслами и торговлей в отдаленных от Москвы местах, они достигали такого благосостояния, что, женившись и имея детей, после помилования не хотели уезжать из мест своей ссылки и оставались там на постоянное жительство.

Его широкий и спокойный подход к делам государственным проявился уже в первые годы правления. Несмотря на то что рядом с ним в руководстве страной стали родственники отца и матери, которые порой стремились свести счеты со своими бывшими противниками периода Смуты, Михаил сумел сохранить равновесие всех общественных сил и не дал возможности для мщения. Он никого не казнил и никого не подверг опале. Пострадали лишь заведомые враги единства государства, противники его как избранного царя и всякие "лихие" люди - казаки-бунтари, воры, грабители и среди них остатки польских воинских отрядов. Все они были сурово наказаны. Жестоко пресекал Михаил и вспышки бунтов русских крестьян и посадских людей. Порядок и покой в государстве для него - превыше всего. Жестоким наказаниям подвергались и те люди, которые "молвили "непригожие слова" против государя, его семьи, детей. Это рассматривалось как тягчайшее государственное преступление. <...> Добытую с таким трудом царскую власть Михаил оберегал, как всенародное достояние. Покушение на нее рассматривал как покушение на единство и благополучие государства, как признак новой Смуты. Постепенно и неуклонно тем самым он положил начало самодержавию в России. <...> Недаром современники писали, что при Михаиле "преста (то есть прекратилась) в Русском государстве всенародная человеческая пагуба".
Михаил самолично проводил Земские соборы, выступал на них с речами по ключевым вопросам жизни страны. Он руководил обсуждением важнейших вопросов внутренней и внешней политики страны. В критические моменты его слово было решающим. Так, он удержал Россию от войны с Крымом, а позднее с Турцией из-за Азова, потому что страна не была готова к такому противоборству.
Авторитет царя медленно, но неуклонно рос. И вскоре никому не могло прийти в голову рассматривать его как слабого и поддающегося влияниям человека.

Восстановление после Смуты – также цель и во внутренней политике страны в царствовании Михаила Фёдоровича.

Династия Романовых не имела еще такого большого авторитета, как Рюриковичи, поэтому Михаил старался всячески укреплять свою власть. Чтобы угодить дворянам, а заодно навести порядок, Михаил Романов вводит сначала 9-летний сыск беглых крестьян(1637), а затем продлевает Урочные лета до 10 лет (1641).

Также он реформировал армию, создав войска нового строя. Иностранцев нанимать стали меньше, в русской армии теперь присутствовало лишь небольшое количество иностранных офицеров.

Главной задачей царя было избавление от интервентов и последствий Смуты, в ходе которой были потеряны русские земли.

При Михаиле завершилась война со Швецией, длившаяся с 1613 года. В 1617 году Россия заключила со Швецией Столбовский мир. Согласно договору Россия получала обратно Новгородские земли, но к Швеции переходило Балтийское побережье.

В 1618 году с Речью Посполитой было заключено Деулинское перемирие. Россия уступала РП Смоленские и Черниговские земли. Произошел также обмен пленными.

Через несколько лет, в 1632 году на Земском соборе было решено вернуть утерянный Смоленск. Война с Польшей длилась в период 1632-1634 и закончилась неудачно: земли Смоленска и Чернигова не удалось вернуть, но зато Владислав отказался от русского престола. (В период Смуты Семибоярщина приглашала Владислава на престол).

В 1637 году казаки не зависимо от основной армии взяли Азов и предложили присоединить город к России. Однако Михаил, посовещавшись с участниками Земского собора, отказал в присоединении. Причиной было то, что данное действие со стороны России могло привести к войне с Турцией, что было крайне не желательно для страны.

После того как Михаил с матерью устроились в столице согласно их царскому положению, Марфа Ивановна решила, что царю пора жениться и укрепить новую династию. Выбор остановили на Марье Ивановне Хлоповой. Во-первых, невеста была из семьи, близкой Романовым еще с того времени, когда они жили в ссылке в своей вотчине в Клину; во-вторых, по матери Хлопова была тоже из их сторонников, Желябужских.


В 1616 г. Хлопова стала жить у Марфы, а потом ее объявили царской невестой и, согласно обычаю того времени, дали ей новое имя Анастасии в память покойной царицы. Как обычно, с царской невестой возвысилась и ее родня: Хлоповым приказано было служить при государе и «быть при нем близко». Царь привязался к невесте, и эта привязанность вызвала ревность Салтыковых. Племянники царицы воспользовались случайным недомоганием Марьи Ивановны и приписали ей какую-то неизличимую болезнь, которую ее родственники намеренно скрыли. По свидетельству врачей, она стала неспособной «служить радостям государя», т. е. виновной, потому что болезнь в то время считалась Божьим наказанием. У царской невесты отняли данное ей почетное имя и сослали в Тобольск.

В 1623 г. патриарх Филарет сам взялся за расследование этого дела. Духовник невесты, который подвергся допросу, засвидетельствовал полную невиновность невесты, и что у нее было простое расстройство желудка от обильно принятой пищи, которым воспользовались Салтыковы, но другие показания давали повод считать диагноз правильным, и невеста полностью прощена так и не была. Салтыковы поплатились опалой и ссылкой за то, что «государевой радости и женитьбе учинили помешку», а Марья Ивановна снова стала царской невестой. Но Марфу так расстроило падение Салтыковых, что она теперь наотрез отказалась дать согласие на брак Михаила, и бывшую невесту отправили в Нижний Новгород в почетную ссылку с полным царским обеспечением, которое состояло из десяти копеек в день на пропитание.

Мы знаем от современников, что Михаил был очень огорчен исходом дела с Хлоповой и отвечал на другие предложения, что кроме нее ему никакой другой невесты не надо.

Но, несмотря на поддержку отца, патриарха Филарета, который хотел, чтобы этот брак состоялся, верх взяла Марфа, Филарет смирился и послал в Нижний Новгород извещение, что Марью Хлопову государь «взять за себя не изволили».

Царю исполнилось 29 лет, когда мать выбрала ему новую невесту. Это была княжна Мария Владимировна Долгорукова, дочь князя Владимира Тимофеевича. Летопись говорит, что царь вступил в этот брак только по воле матери, но вопреки своему желанию. В июне 1623 г. состоялся сговор, а во время брачных торжеств молодая царица заболела и в январе 1624 г. скончалась. В Москве пошел слух, что на Марию Владимировну напустили порчу противники царя, которые стремились навязать ему свою волю. Может быть, поэтому новый выбор невесты имел форму «смотрин», на которых Михаил сам избрал Евдокию Лукьяновну Стрешневу, дочь худородного дворянина Лукьяна Степановича. Бракосочетание состоялось 5 февраля 1626 г. В царском быту по-прежнему господствовала Марфа, и царица находилась в полной зависимости от своей свекрови. У нее был тот же духовник, что и у Марфы, делами ведал дьяк «великой старицы», а при внуках и внучках состояли боярыни-мамки, которых выбрала сама инокиня Марфа. Она сопровождала царя и царицу во всех богомольных поездках или ездила с царицей по монастырям.

  Ему расхваливали ее красоту, и он должен был верить на слово, что невеста отменно хороша и по образованию не похожа на других русских девушек: она никогда не напивается допьяна, т. е. ее скромность и разум таковы, что она ни разу не была пьяной.


Личная жизнь царя складывалась трудно.
Царь <...> женился в возрасте 29 лет, что считалось для того времени поздним браком. Ему представили на выбор 60 лучших юных красавиц России из знатнейших княжеских и боярских родов. Каждую из них сопровождала прислужница из простых дворянских семей. Выбор происходил ночью. Михаил с матерью обошел со свечой спальни девушек, внимательно вглядываясь в спящие лица. Свой выбор он остановил, к удивлению и негодованию матери, на одной из прислужниц - Евдокии Стрешневой. На этот раз царь настоял на своем и вскоре обвенчался со своей избранницей.
Со Стрешневой Михаил счастливо прожил всю оставшуюся жизнь. В семье было десять детей: семь дочерей и трое сыновей. Первенец - наследник Алексей (1629-1676).
Семья была дружной, любящей, богомольной. Царь заботился об образовании детей; причем стремился дать им светское воспитание. Хорошо образованный боярин Борис Иванович Морозов (1590-1661) был определен воспитателем к наследнику престола. Царевичи не только читали светские книги, учили иностранные языки, но и носили одежду немецкого покроя. Постепенно западная культура проникала и в быт царской семьи.
И все же многое было в укладе семьи от старой Руси. Так, детей редко выпускали гулять: боялись "сглазу", много времени семья проводила в богомольях, путешествиях по монастырям.

У царя Михаила Федоровича был всего один лейб-медик Гартман Граман. Граман был искусным медиком и преуспел в лечении многих болезней. Он пользовался большой милостью не только у царя, но и у бояр, князей, вельмож, которые хорошо оплачивали его искусство. От царя он получал денежное содержание в 62 рубля и еще ежегодно по 300 рублей, кроме зерна и хлеба, меда и других продуктов. За пуск крови медик получал особое вознаграждение в 50 рублей, а также кусок атласа или дамаста, сорок соболей и др.

Князья и бояре обычно платили врачам не деньгами, а соболями, салом, водкой или другими продуктами. Начальником врачей был инспектор царской аптеки, и они должны были все являться ко двору и бить челом вельможам.

Смолоду крепкий и сильный, любящий охоту на лося и медведя, Михаил уже к тридцати годам часто болел. Он вел малоподвижный образ жизни: сидение за столом над документами, бумагами, стояние на коленях перед иконами и бесконечные молитвы. <...> Одновременно он испытывал постоянные нервные нагрузки: страна выходила из Смуты тяжело, с большими потерями, частыми войнами. Все невзгоды времени царь пропускал через себя - это были и его невзгоды. У него стали болеть ноги, его часто от возка и в возок носили в кресле дюжие слуги. От постоянного чтения при свечном освещении он потерял остроту зрения и начал пользоваться очками.
У каждого человека есть свои привычки, слабости, увлечения. Были они и у Михаила. Он страстно любил часы, коллекционировал их. По его приказу часы встраивались в кремлевские башни, чтобы все желающие могли узнать точное время. И еще он любил всяких диковинных зверей и диковинные вещи, которые ему привозили в подарок из разных стран.
Таков был этот человек с нелегкой судьбой, с тяжкой государственной ношей на своих плечах, человек, имевший громадное влияние на судьбы страны в XVII веке.
Он умер на следующий день после своих именин в 1645 году. Заболев в апреле, доктора нашли у царя слизь в желудке, селезёнке и печени. Лечили, чистили печень горячим красным вином. 12 июля Царь пошёл в церковь на свои именины, но за богослужением потерял сознание. Чувствуя приближение кончины, Михаил к ночи простился с семьей, благословил 16 летнего сына Алексея на царство, затем исповедовался и приобщился Святых Тайн.
Вместе со смертью Михаила закончился долгий и трудный период выхода страны из Смуты.


Царь Михаил скончался в ночь с 12 на 13 июля 1645 г. около 3.00 часов по полуночи.

Один иностранец, который жил в Москве во время восшествия Михаила на престол, говорил, что у нового царя было единственное средство, чтобы удержаться на престоле, это средство — подобно Грозному «купаться в крови по горло». Однако он ошибся. Михаил оставил о себе память очень мягкого и доброго человека, хотя за добро ему часто платили непокорностью и своеволием. Может потому у историков мнения о правлении Царя Михаила расходятся, некоторые считают, что Царь тормазнул развитие России именно своей мягкостью.

Предание также донесло до нас его большую любовь к цветам. Царь Михаил много тратил денег из казны на выписку из-за границы редких растений для своего сада; для него впервые были вывезены в Россию садовые розы, которые отличались необыкновенной красотой и ароматом и которые до него у нас не были известны. Михаил не отличался крепким здоровьем, а вторую половину жизни часто не мог ходить, страдая заболеванием ног, и его возили в особом возке. Он мало двигался, и это тоже не шло его здоровью на пользу. От сидячей жизни он был вялым, и врачи в конце жизни отмечали в нем «меланхолию, сиречь кручину».

По материалам интернет-сайтов

Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author