filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

Противостояние Никона и Аввакума. Раскол Русской Церкви

http://proculturu.ru/images/photos/medium/article217.jpg

Никон


Патриарх Никон происходил из бедных финских крестьян Нижне-Новгородской области. Интересно, что самый ярый его противник Аввакум родился в соседней деревушке.  

Сам Никон имел огромный рост, и, увидев его в первый раз в 1663 г., грек Паисий Лигарид был поражен его страшным видом, огромной головой, черными, несмотря на шестидесятилетний возраст, волосами, низким лбом, густыми бровями, длинными ушами и густым голосом. То, что это описание верно, подтверждают другие источники. Павел Алепский также пишет, что патриарх мог провести за столом от полудня до полуночи, а потом служил заутреню, не обнаруживая усталости после попойки.

В 1643 г. он обратил на себя внимание царя. Ставший митрополитом, Никон своей деятельностью оправдал доверие царя Алексея. Во время голода он раздавал в архиепископском дворце пищу и деньги. Он создал богадельни, улучшил режим в тюрьмах.

Твердый и властный характер нового патриарха на время взял верх над царем, которому всегда не хватало твердости. До самого разрыва с царем Никон занимал положение его заместителя в руководстве Московским государством. Патриарх и титуловал себя в некоторых грамотах как «Бо-жией милостью великий господин и государь».

Никон подчеркивал, что опору он видит не в царской милости, а в правах своего сана. Это раздражало Алексея, которому его близкие люди указывали, что самовластие патриарха унижает царский сан. Но Никон вызывал сильное раздражение и у духовенства и бояр. И все это в конце концов привело к разрыву отношений царя и патриарха, хотя по взглядам на церковные преобразования царю был ближе именно Никон, а не его противники, стремившиеся сохранить церковную старину.

На созванном царем Соборе в 1660 г. решили, что Никон достоин лишения не только патриаршества, но и священства. Это решение было оспорено, и дело Никона затянулось до 1667 г. И только Собор, созванный Алексеем в 1666 г., на котором присутствовали два греческих патриарха, александрийский Паисий и антиохийский Макарий и др., 5 декабря 1666 г. осудил виновного на лишение сана и на пожизненное заключение в Ферапонтовом монастыре недалеко от Белого моря.

Располагая шестью монастырскими владениями, назначенными для его содержания, Никон получал от них ежегодно по тридцать пять ведер лучшего вина, восемьдесят ведер меда, тридцать ведер уксуса, пятьдесят семь семг, двадцать белуг, семьдесят стерлядей, сто пятьдесят свежих щук, больше двух тысяч штук другой рыбы, четыреста штук копчений, тридцать пудов икры, пятьдесят пудов свежего масла, пятьдесят ведер сливок, десять тысяч яиц, пряностей, лимонов, муки в большом количестве. Кроме того, Никон владел одиннадцатью лошадьми на конюшне, тридцать шестью коровами в стойле и двадцатью двумя слугами.

Тем не менее Никон продолжал жаловаться на бедность, и царь постарался удовлетворить все его потребности.

Никон всегда любил роскошь. До заключения в монастырь он жил на широкую ногу, в его доме много пили. В будний день к столу подавалось до 29 блюд, не считая закусок. Для сравнения, во времена царя Алексея к столу подавалось с десяток блюд. Патриаршие украшения состояли из такого количества жемчуга и драгоценных камней, что, несмотря на свою мощную комплекцию, он сам не выдерживал их тяжести и вынужден был менять одежду во время службы.

И тем не менее необходимо добавить, что он был дорог большинству русских людей, а расходная книга патриарха говорит о ежедневной раздаче щедрой милостыни.



Аввакум

Передовые ряды раскольников состояли из юродивых, предсказателей, ясновидцев и чудотворцев, которые смело говорили с царем, прорываясь к нему через ряды охраны. Этих людей подвергали жестоким пыткам и ссылали в Сибирь. Но олицетворял этот Великий раскол XVII в., являясь его вдохновителем и деятельным вожаком, Аввакум, яркая жизнь которого полностью отражает обычаи и устои России того времени.

Аввакум родился в Новгородской области от пьяницы-попа и матери, которая исповедовала строгий аскетизм. По выражению К. Валишевского, «Аввакум подпал с колыбели влиянию двух нравственных типов, разделявших тогда большинство московских семей».

Будучи священнослужителем небольшого прихода, Аввакум отличался рвением и крайней строгостью и быстро вооружил против себя прихожан. Однажды его избили чуть не до смерти в церкви, а потом за волосы вытащили из дома, несмотря на его священное облачение. Через неделю после этого какой-то фанатичный верующий изуродовал его руку, откусив зубами палец.

Отказав в благословении сыну воеводы Василия Шереметева из-за того, что тот отрезал себе бороду, Аввакум чуть не поплатился жизнью. Шереметев приказал бросить его в Волгу, и чудом спасшийся поп добился перевода в Юрье-вец, где получил звание протопопа. Здесь он снова возбудил против себя весь клир167. Толпа вытащила его из дома патриарха, где он находился в тот момент по долгу службы, била его кнутом, топтала ногами и оставила полумертвым лежать на земле. Это происходило в 1651 г.

Аввакум отправился в Москву, где вступил в спор с Никоном и стал ярым защитником старого образа жизни. В 1653 г. Аввакума арестовали, снова били и таскали за волосы, а потом заковали в цепи и держали в темной камере три дня без воды и пищи, а потом сослали в Сибирь вместе с женой и детьми.

В 1661 г. Аввакума вернули в Москву, так как патриарх Никон уже был низложен и бояре считали необходимым вернуть его самого ярого противника, которому симпатизировал и сам Алексей.

Протопоп Аввакум был суров в делах религии и морали не только к другим, но и к себе. В молодости его иногда привлекала красота исповедуемых женщин, и тогда он немедленно зажигал три лампады и держал руку над огнем до тех пор, пока нечистое желание исчезало.

Раскол имел больше языческих правил, чем христианских, и насилие естественным образом сопутствовало ему. Однажды Аввакум принимал какого-то монаха и увидел, что тот пьян. Протопоп схватил монаха, уложил его на скамейку, крепко привязал, прочитал заупокойную молитву, приказал бедному монаху проститься с присутствующими и начал бить его палкой. Еле живой монах едва смог унести ноги.

Считают, что Аввакум "был в своей сущности человеком добрым и чувствительным, но во всем, что касалось его религии, он становился не то что непримиримым, но свирепым. Если он разговаривал с никонианцами, то самыми невинными словами его были «воры, разбойники, собаки», которые разбавлялись нецензурными эпитетами.

Аввакум, вдохновитель и лидер раскола

Передовые ряды раскольников состояли из юродивых, предсказателей, ясновидцев и чудотворцев, которые смело говорили с царем, прорываясь к нему через ряды охраны. Этих людей подвергали жестоким пыткам и ссылали в Сибирь. Но олицетворял этот Великий раскол XVII в., являясь его вдохновителем и деятельным вожаком, Аввакум, яркая жизнь которого полностью отражает обычаи и устои России того времени.

Аввакум родился в Новгородской области от пьяницы-попа и матери, которая исповедовала строгий аскетизм. По выражению К. Валишевского, «Аввакум подпал с колыбели влиянию двух нравственных типов, разделявших тогда большинство московских семей».

Будучи священнослужителем небольшого прихода, Аввакум отличался рвением и крайней строгостью и быстро вооружил против себя прихожан. Однажды его избили чуть не до смерти в церкви, а потом за волосы вытащили из дома, несмотря на его священное облачение. Через неделю после этого какой-то фанатичный верующий изуродовал его руку, откусив зубами палец.

Отказав в благословении сыну воеводы Василия Шереметева из-за того, что тот отрезал себе бороду, Аввакум чуть не поплатился жизнью. Шереметев приказал бросить его в Волгу, и чудом спасшийся поп добился перевода в Юрьевец, где получил звание протопопа. Здесь он снова возбудил против себя весь клир. Толпа вытащила его из дома патриарха, где он находился в тот момент по долгу службы, била его кнутом, топтала ногами и оставила полумертвым лежать на земле. Это происходило в 1651 г.

Аввакум отправился в Москву, где вступил в спор с Никоном и стал ярым защитником старого образа жизни. В 1653 г. Аввакума арестовали, снова били и таскали за волосы, а потом заковали в цепи и держали в темной камере три дня без воды и пищи, а потом сослали в Сибирь вместе с женой и детьми.

В 1661 г. Аввакума вернули в Москву, так как патриарх Никон уже был низложен и бояре считали необходимым вернуть его самого ярого противника, которому симпатизировал и сам Алексей.

Протопоп Аввакум был суров в делах религии и морали не только к другим, но и к себе. В молодости его иногда привлекала красота исповедуемых женщин, и тогда он немедленно зажигал три лампады и держал руку над огнем до тех пор, пока нечистое желание исчезало.

Раскол имел больше языческих правил, чем христианских, и насилие естественным образом сопутствовало ему. Однажды Аввакум принимал какого-то монаха и увидел, что тот пьян. Протопоп схватил монаха, уложил его на скамейку, крепко привязал, прочитал заупокойную молитву, приказал бедному монаху проститься с присутствующими и начал бить его палкой. Еле живой монах едва смог унести ноги.

Считают, что Аввакум "был в своей сущности человеком добрым и чувствительным, но во всем, что касалось его религии, он становился не то что непримиримым, но свирепым. Если он разговаривал с никонианцами, то самыми невинными словами его были «воры, разбойники, собаки», которые разбавлялись нецензурными эпитетами.



Женщины в расколе

Женщин: боярыню Федосию Морозову, ее сестру княжну Урусову и жену некоего стрелецкого полковника Марию Данилову — Аввакум называл «святой, блаженной и мученической» троицей.

Боярыня Морозова вышла замуж в семнадцать лет, овдовела в тридцать, а познакомилась с Аввакумом после его возвращения из Сибири. Она уже была предана строгому соблюдению религиозных обрядов и стала одной из самых горячих сторонников «апостола», т. е. Аввакума. Морозовы были близки к трону, ее родители обладали значительным состоянием и пользовались большим влиянием в своей среде, но сама Федосия Прокопьевна была горячей сторонницей аскетической жизни. Она молилась и читала священные книги с самого раннего утра. Все свободное время Морозова посвящала благотворительности, и на это уходила большая часть ее имущества. В ее дворце собиралась огромная толпа больных, увечных и юродивых, среди которых выделялись Федор и Киприан. Федосия ела вместе с ними из одной чаши, обмывала раны больных и кормила их своими руками. Она носила власяницу, проводила часть ночи в молитве, и Аввакум поддерживал эти наклонности молодой женщины.

Мало-помалу Федосия порвала все связи с друзьями и даже родственниками. Когда ей указали на интересы ее единственного сына, она ответила: «Я люблю больше Христа, чем моего сына».

Княжна Урусова, узнав от мужа, что Морозову собираются арестовать, под предлогом проститься с сестрой ушла и больше домой не вернулась, оставшись с Федосией. Вместе их и арестовали.

Все оставшееся богатство Морозовой было конфисковано, а ее сын умер от горя, но ее дух сломить ничто не могло. Обе сестры, как и Мария Данилова, подвергались допросам, их раздетых до пояса поднимали на дыбу и жгли огнем, но они не показали и тени слабости. Они оставались по несколько часов на снегу с вывихнутыми руками и израненными спинами, но из их уст не вырвалось ни одного стона. Сам Алексей был в смущении от их стойкости и приверженности к своей вере. Федосии предложили даже не отречение, просто поднять руку с тремя сложенными пальцами, обещая, что за это царь пришлет ей собственную карету и боярскую свиту для возвращения домой. На это боярыня Морозова ответила: «У меня были великолепные экипажи, и я о них не сожалею. Велите меня сжечь: это единственная честь, которой я не испытала и которую сумею оценить». Эта история может быть и в какой-то степени вымыслом, но стойкость названных женщин-раскольниц осталась в истории как реальный факт.

Федосию не сожгли, ее вместе с подругами отправили в Боровск, и они жили там в изолированных тюрьмах, вырытых в земле. Они упрямо держались раскола, и им с каждым днем все меньше давали еды.

Евдокия Урусова умерла в октябре 1675 г., а ее сестра через месяц после нее. Кто-то из ее современников упоминает о просьбе, с которой обратилась боярыня Морозова. Она попросила стражей снять с нее и вымыть единственную рубашку, так как желала предстать перед Богом чистой.

Подобные примеры придавали расколу новый толчок для дальнейшего движения, которое не могли остановить никакие строгие меры.


Гонение старообрядчества

Собор 1666-1667 гг. содействовал ослаблению патриаршей власти, которая была упразднена при Петре I, но попытка разграничения церковного и государственного правления закончилась ничем.  

На новом Соборе греки осудили всю московскую старину и спровоцировали окончательный раскол в русской церкви между «старообрядством» и «никонианством». При этом восточные патриархи стали настаивать, чтобы царь уничтожил раскол своей волей, и этим было положено начало гонениям в истории русского раскола. Героический период в истории старообрядчества ознаменован усмирением Соловецкого бунта, ссылками в Пустозерск, казнью инока Авраамия в Москве, пыткой и заточением в земляную тюрьму боярынь Морозовой и княжны Урусовой.

Старообрядчество продолжало жить традициями старинной русской культуры, средневековой книжной мудрости и старыми преданиями.

Высланные в отдаленный Пустозерск, Аввакум и его товарищи по-прежнему привлекали к себе внимание своих единоверцев. Их содержали в мрачных тюрьмах, давали лишь по полтора фунта плохого хлеба и немного кваса, но они не теряли присутствия духа.

В Москве распространился слух, что у гонимых Лазаря и Епифания вновь отросли отрубленные палачом языки. У Лазаря была также отрублена правая рука, которая, когда упала, якобы сложилась в двуперстный крест. После того как Лазарю и Епифанию вырвали языки, они по-прежнему твердо стояли за свои убеждения.

Аввакума пощадили, но при сыне Алексея Федоре его и трех его товарищей: Лазаря, Епифания и Никифора — в 1681 г. осудили на сожжение на костре. Уже на костре Аввакум поднял два пальца, сложенные в двухперстие, и обратился к пришедшим на казнь со словами: «Молитесь и креститесь так... в противном случае песок покроет те места, где вы живете, и наступит конец мира». Эта казнь была только частью репрессий, принятых Собором 1681 г.

Раскольников гоняли из одной деревни в другую, жгли их убежища в лесах, вынуждали уходить за границу, но раскол уже распространился и существовал повсюду, и искоренить его стало невозможно.


Массовые религиозные самоубийства

«Законодателем» самоубийств стал крестьянин Владимирской губернии Василий Волосатый. У него не было никакого образования, он не стригся и не расчесывался, отчего и получил прозвище «Волосатый». Аскетизм этого раскольника естественным образом перешел в пост до самой смерти. Его последователи строили специальные помещения без дверей и окон, в которые через крышу входили добровольцы смертельных постов. Отверстия в крышах закрывались, а для надежности вдоль стен дежурили сторожа с дубинками, и уже ни просьбы, ни мольбы никого не трогали.

Но методы самоубийств были разнообразными: безумцы топились в воде, резали себе горло, погребали себя заживо в землю и сжигали себя. Сжигание заживо оказалось более предпочтительным как пример Пустозерска, где сожгли на костре вожаков раскола. К счастью, эпидемия самоубийств не распространилась повсюду. Ее очаг сосредоточился во Владимирской, Костромской и Ярославской губерниях.

Интересно, что сами пропагандисты и организаторы массовых самоубийств редко показывали личный пример, и только силой их можно было заставить гореть вместе со всеми. Например, один из самых ярых защитников «очистительного огня» по имени Игнатий лишь насильно пошел в огонь.

Идея смерти была заложена в мысли о том, что жизнь стала невозможной, так как Антихрист разложил не только государство, церковь и общество, но и землю, воду, воздух. Так что, с одной стороны, это был акт благочестия, который заменил собой все другие религиозные обряды, т. е. стал вторым крещением; с другой стороны, этот священный обряд получил новое развитие на основе веры в близкий конец света.

С 1672 по 1691 г. насчитывается тридцать семь коллективных самоубийств с общим количеством жертв более 20 000 человек.






Subscribe

  • СВЯТАЯ БЕРНАДЕТТА СУБИРУ

    Сегодня в Римско-Католической Церкви День памяти Святой Бернадетты, которая более известная под уменьшительным словом Бернадетт. Бернадетта -…

  • ИРКУТСК ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

    Иркутск - столица Иркутской области , Россия . Население 623 тыс. человек Иркутск, это большой город,, промышленный и торговый центр, военный…

  • ИОАНН ЛЕСТВИЧНИК - ПРИМЕР СОВРЕМЕННОМУ ХРИСТИАНСТВУ

    В прошедшее воскресенье и затем в понедельник, церковь праздновала День памяти Иоанна Лествичника. В то, что он в 20 лет принял монашеский…

Comments for this post were disabled by the author