filaretuos (filaretuos) wrote,
filaretuos
filaretuos

Categories:

Связь Михаила Михайловича Пришвина с Даугавпилсом и усадьба Пришвиных в Дунино


Только что я закончил писать большую заметку о Российском и Советском писателе Михаиле Михайловиче Пришвине, в которой хотелось рассмотреть взгляд Пришвина на такие вопросы, как отношения к Церкви, отношения к революции и большевикам, отношения к Сталину и Советской власти.

Всё это можно прочесть вот по этой ссылке на мои заметки куда я Вас и приглашаю зайти  http://filaretuos.livejournal.com/95128.html

Я для себя открыл нового Пришвина. доселе мне неизвестного. Удивительно, как Михаил Михайлович Пришвин сумел, несмотря на «невиданные перемены» в России после 1917 года, сохранить свой мир, своё «я».


Почему в годы репрессий, коснувшихся и выдающихся деятелей литературы и искусства, не арестовали Пришвина? Доносы на Пришвина наверняка были. Ходу им не давал, скорее всего, сам Сталин. Рассказывают, что однажды на вопрос Сталина, не хочет ли уважаемый товарищ Пришвин написать что-нибудь о социалистическом строительстве в СССР, классик советской литературы, который уже перед революцией считался мэтром, стал что-то увлечённо бубнить о птичках. «Ладно! - неожиданно согласился вождь. - Пишите уж про своих птичек...» К чести Михаила Михайловича подпись его не стоит ни под одним коллективным «обличительным» письмом. Ссылаясь на то, что стар, болен, не бывал он и на показательных судах над писателями.

 Писатель Пришвин бывал на территории современной Латвии и я это отметил в прошлой теме, его учёба в Риге и связь с тюрьмой Митаве (Елгаве).

Однако есть у писателя и связь с Двинском (Даугавпилсом). А вернее это связь через его супругу Валерию Дмитриевну  Лебедеву, которая провела своё детство в Даугавпилсе.

http://www.prishvin.ru/images/prishvin/biography.jpg
Встреча Михаила Михайловича Пришвина с Валерией Дмитриевной Лебедевой произошла 16 января 1940 года, ей был 41 год, а Пришвину 67 лет.

Пришвин искал секретаря – надежного человека, которому бы можно было доверить обработку архива; прежде всего, он имел в виду дневник, о котором однажды записал «За каждую строчку моего дневника – десять лет расстрела».

Валерия Дмитриевна приступила к работе, но их отношения развивались и складывались быстро и неожиданно, неотвратимо превращаясь в любовь


В.Д. Пришвина родилась 11 ноября 1899 года в дворянской семье города Витебска . Детство прошло в Даугавпилсе, где служил отец Д.М. Лиорко, а гимназию она окончила уже в Москве перед самой революцией.

В 1918 г. ее отец, как бывший офицер, был расстрелян. Вместо учебы в Университете, она начала  работать, а через несколько лет поступила в Институт Слова.  Лебедева, это фамилия её первого супруга.

Ссылка в Нарымский край в 1932 г., а после заключения работа на Дмитровском канале  на 6 лет вырвали ее из жизни.

Два года спустя после возвращения  в Москву, где, скрывая свое прошлое, Валерия Дмитриевна преподавала литературу в вечерней школе, судьба свела ее с  Пришвиным, в браке они прожили 14 лет. Практически на её руках писатель и умер на 81 году.

В 1946 году Пришвины купили усадьбу в Дунино, где и проводили каждое лето. В середине жизни судьба предоставила ему возможность побыть мужиком, среди мужиков пожить, от мужиков же и настрадаться в годы русской смуты, наконец в последние годы жить почти что барином в Дунине, где к зажиточному советскому классику деревенские жители относились по-разному.

«Поэзия, погуляв на людях, может вернуться к себе, в свой дом, и служить себе самой, как золотая рыбка. Тогда все, что было в мечте, как дружба, любовь, домашний уют, может воплотиться: явится друг, явится любимая женщина, устроится дом и все выйдет из поэзии, возвращенной к себе. Я могу об этом свидетельствовать: в моем доме нет гвоздя, не возникшего в бытие из моей мечты…»

Так писал Пришвин о своем последнем доме, доме в Дунине – живописной подмосковной деревеньке на правом берегу Москвы-реки, в нескольких километрах к востоку от Звенигорода.

Впервые он побывал в этих краях осенью 1940 года, когда вместе с Валерией Дмитриевной они подыскивали дачу недалеко от города. Однако в тот раз поездка получилась неудачной. Супруги долго плутали, в одном месте машина увязла на раскисшей дороге, и, когда наконец добрались до Дунина, в сумерках полуразрушенный дом на краю деревни не произвел на писателя впечатления, но воспоминание о нем осталось.

«1940. 2 октября. Ездили в Звенигород на Николину гору, в Дарьино и в Дунино. Дача делового человека – Николина гора и дача вольная Дунино».

В конце войны, вернувшись из Усолья в Москву, Пришвины несколько лет арендовали дачу в Пушкине, однако место это оказалось для Михаила Михайловича слишком многолюдным, и уже летом 1945 года ему «стало ясно, что дача в Пушкине не дает выхода в природу, и, значит, ее надо бросать и находить в другом месте».

В марте 1946 года писатель отдыхал в санатории Академии наук «Поречье», от которого было рукой подать до Дунина: меньше двух километров по лесной дороге или берегом Москвы-реки. Так Пришвин снова оказался в тех краях, что не понравились ему шестью годами раньше. Но теперь что-то переменилось в его восприятии.

Вот как писала об этом Валерия Дмитриевна (хотя она была поначалу против приобретения новой дачи, ей было вообще не до переездов и перемен – в Пушкине лежала ее парализованная мать): «Летом 1946 года Дунино предстало перед нами совсем иным. За деревенскими домами расстилалось обширное поле. Оно было круглое, как чаша, то золотое под рожью, то малиновое под клевером, то розовое под гречихой. Леса окаймляли деревню и поле со всех сторон. Они шли вглубь на многие километры и состояли из смешанных пород – это было их красой и богатством. Поляны, красные от земляники. Тьма грибов. И совсем рядом – Москва-река. Кому, как не Пришвину, было оценить дунинскую природу! И Михаил Михайлович всем сердцем полюбил Дунино».

Однако дело было не только в географии. История дунинского дома странным образом напоминала судьбу самого Пришвина, так что, кажется, их встреча была неминуема. В дореволюционные годы в Дунине собиралась революционная интеллигенция, гостила после освобождения из Шлиссельбургской крепости и возвращения из эмиграции Вера Фигнер, бывали скульпторы А. С. Голубкина и С. Т. Коненков, которого Пришвин очень высоко ценил.

Купив за пятьдесят тысяч полуразрушенный и сильно пострадавший во время войны дом у последней владелицы усадьбы Лебедевой-Критской и записав его на имя Валерии Дмитриевны, Пришвин подарил бывшей хозяйке усадьбы свою книгу с такой надписью «…на память о счастливом хомуте: я счастливо влез в хомут 13 мая 1946 года, а она счастливо из него вылезла».

Деревянный дом на высоком фундаменте с просторной, обхватывающей его по периметру террасой был окружен большим участком земли, где Пришвины посадили лесные деревья, фруктовый сад, кусты смородины, цветы и луговые травы. А вокруг тянулись смешанные леса, и новый хозяин дунинской усадьбы проводил в них долгие часы. Сил у него было уже не так много, и он уезжал в лес на машине, там работал, делал дневниковые записи, фотографировал, и на столе у него лежал вычерченный им самим план леса с отметками тех мест, где «водятся белые грибы».

.
Музей-усадьба Михаила Михайловича Пришвина (1873-1954) расположен в 50 км от Москвы в деревне Дунино на живописном берегу Москвы-реки. Дом и усадьба представляют интерес как историко-культурный памятник и природный заповедник – дом был построен в к. Х1Х-н.ХХ в., тогда же сложилась усадьба с аллеями и лугом. Пришвин купил дом в 1946 г. и проводил здесь каждое лето с Валерией Дмитриевной.  Дунинская усадьба площадью около гектара расположена на склоне – дом вписан в ландшафт, он стоит на вершине склона с высокой, опирающейся на два каменных столба, верандой. Несмотря на небольшую площадь, дунинская усадьба обладает всеми приметами классической русской усадьбы: липовая и еловая аллеи, яблоневый сад, луг, дорожки, цветники, скамейки


Кабинет – центральное место мемориальной экспозиции. Окна кабинета выходят на лесную часть усадьбы с поляной и еловой аллеей, вдали открываются виды на заречные поля с лесом на горизонте. В кабинете находится библиотека Пришвина, фотографические и охотничьи принадлежности, письменный стол писателя.
Столовая – самая большая и светлая комната в доме. Здесь Пришвин проводил ранние утренние часы за работой, здесь обычно встречал гостей. За большим столом часто собирались друзья - у Пришвина бывали П.Л.Капица, Е.А. Мравинский, пианистка М.В. Юдина, дунинские дачники. Разговоры за чаем продолжались иногда до позднего вечера.
Открытая семигранная веранда – украшение дома. С веранды, окруженной зарослями жасмина, открываются виды на яблоневый сад, липовую аллею, цветники, отсюда во всей красе видна столетняя пихта. Здесь Пришвин отдыхал, иногда работал, а вечерами любил наблюдать с веранды звездное небо.

Эта местность была широко популярна как дачная ещё в конце XIX века, называясь «Подмосковной Швейцарией». Существующий дом был построен до 1900 года и упоминается в 1899 г. как владение вдовы финского уроженца Марии Освальд. В первой половине XX века дом — владение Лебедевых-Критских. Здесь в разное время бывали на отдыхе скульптор С. Т. Конёнков, академик А. Н. Бах, народоволка Вера Фигнер, художник П. П. Кончаловский и другие. В годы Великой Отечественной войны здесь проходила линия обороны Москвы, в доме находился госпиталь, а в результате артиллерийских обстрелов дом фактически превратился в руины. В 1946 году отдыхавший в соседнем санатории «Поречье» Михаил Михайлович Пришвин по предложению жены Валерии Дмитриевны посетил Дунино и приобрел развалины дома у его у хозяйки 13 июня 1946 года. Началось восстановление дома, в котором Михаил Михайлович проводил в последние годы жизни каждое лето. Последний раз он уезжал отсюда в октябре 1953 года. С тех пор дом навсегда оказался связанным с именем Михаила Михайловича. После его смерти 16 января 1954 года на протяжении четверти века домом владела его вдова — Валерия Дмитриевна. Формально существуя как частный дом, фактически он превратился в музей на общественных началах.

Валерия Дмитриевна хранила дом, принимала гостей, работала над подготовкой к печати неизданных работ Михаила Михайловича, «Повести нашего времени», «Осударевой дороги», «Корабельной чащи», составила и откомментировала книги «Незабудки» и «Сказка о правде», мечтала о полной публикации основного труда Михаила Михайловича — его обширных Дневников. Валерия Дмитриевна завещала дом государству и год спустя после ее смерти, в 1980-м году, здесь был организован Мемориальный дом-музей писателя — филиал Государственного литературного музея. Директором его с тех пор и до сегодняшнего дня является Лилия Александровна Рязанова. Вместе с другими научными сотрудниками она продолжает дело Валерии Дмитриевны, сохраняет дом-музей, в том числе и от частных застройщиков, в результате которой оказалась под угрозой целостность Дунинского археологического комплекса, принимает экскурсии, участвует в мероприятиях, связанных с творчеством М. М. Пришвина. Благодаря самоотверженной работе сотрудников музея в 1991 году началось издание полного текста Дневников Пришвина. К декабрю 2011 года вышло уже тринадцать томов, охватывающих 1905—1943 годы.


Музей пользуется большой популярностью: значительная часть посетителей — это отдыхающие из соседних домов отдыха, открывающие для себя совершенно непривычный облик писателя. Здесь проводятся культурные мероприятия, организуются съемки телепередач. Например, ее «посетили» герои передачи «Спокойной ночи, Малыши!». Здесь же снималась программа, посвященная Михаилу Михайловичу и Валерии Дмитриевне из цикла «Больше чем любовь» телеканала «Культура».

В начале XXI века в Дунине произошли новые перемены: был воздвигнут храм во имя Архангела Михаила, отрядом «Китежъ» по берегу Москвы-реки восстановлена линия укреплений советских войск, на роднике выше по реке, в сторону Звенигорода, была устроена часовня с крестильной купелью и мемориальным крестом.

Среди достопримечательностей этой части усадьбы — живописная еловая аллея и в самом углу участка — камень на могиле Джали — последней собаки Пришвина. От входа, оформленного в виде двух белых столбов наподобие тех, которые существовали в родовом имении Пришвина — усадьбе Хрущево под Ельцом, дорожка проходит мимо малого дома, который при Пришвине был гостевым, а теперь он используется сотрудниками музея для работы. В особой пристройке к этому домику — гараж, в котором находится знаменитая машина Пришвина, входящая в состав экспозиции..


В гараже усадьбы сохранился "Москвич" писателя, на котором он ездил и в 80 лет, являясь самым пожилым шофёром Москвы. Пришвин начал водить машину в начале 1930-х гг. Он говорил, что «ездил на одной из первых машин, которые прошли по Москве» и считал, что «машину свою надо знать, как себя»..




Более подробно о  жизни Пришвина писал здесь http://filaretuos.livejournal.com/95128.html


Subscribe

Comments for this post were disabled by the author