Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ПРАВДА ЛИ, ЧТО ВИКТОР ГЮГО УВЛЕКАЛСЯ СПИРИТИЗМОМ?


Поклонниками спиритических сеансов в прошлые века были самые известные люди, в том числе в среде искусства и науки. Достаточно среди них назвать Димитрия Менделеева и Александра Пушкина. Виктор Гюго не был исключением.

Известно, что Виктор Гюго не был крещён и ни когда не посещал церковь, однако был верующим человеком и считал сам себя католиком. Он читал Библию, и дважды в день молился дома, утром и вечером перед сном.

Виктор Гюго на спиритических сеансах вызывал дух Шекспира, Мольера, пророка Мухаммеда и даже Иисуса Христа. При этом в сеансах участвовала его супруга и сыновья.

Что заставило Гюго удариться в спиритизм? И тут есть веская причина.У Гюго трагически погибла молодая дочь Леопольдина. Прошло 10 лет после того, как на реке Сена пропала каноэ с дочерью писателя, в каноэ находился и муж дочери. Гюго узнал о трагедии с собственной дочерью в поездке из случайно купленных в пути газет. Теперь Гюго был изгнан на остров Джерси и находясь в изгнании он решается вызвать дух своей погибшей дочери. Он сказал: "Зачем отрицать очевидное? Да это естественно, что духи существуют".

Этот сеанс произошёл 11 сентября 1853 года,. Виктору Гюго в присутствии членов семьи явилась покойная дочь и дала ответы на вопросы. Виктор Гюго убежден в спиритуалистической реальности. Поэтому стал вступать в общение с невидимым! В январе 1854 года он напишет: «Это потрясающе! На это нечего ответить. Я заявляю, что убежден, спиритизм не умаляет XIX века, он расширяет его."

Одна из поклонниц Гюго написала в письме: «Что касается ваших бесов, то я вижу от этого больше неудобств, чем удовольствий на будущее, какими бы ни были ваши личные и коллективные убеждения. Более того. Я не могу объяснить , но я чувствую, что в этом времяпрепровождении есть что-то опасное для разума . "

Виктор Гюго выходит за рамки.
Он становится поклонником этих сеансов, которые позволяют ему разговаривать с самыми известными умершими. Писатель считает, что оккультизм может быть синонимом прогресса с его долей жизненно важных открытий. Более 2х лет и днём и ночью Гюго вызывает то одних, то других духов.

13 сентября 1853 года он разговаривал со спящей душой Луи-Наполеона Бонапарта, 29 декабря 1853 года он разговаривал с поэтом Андре Шенье, 19 февраля 1854 года с Мольером! 3 сентября 1854 года он говорил со Смертью...

Гюго ни где не оставлял записей этих сеансов. Как он сам признавался, Дух Тьмы запретил ему разглашать то, что ему говорили духи.

В 1855 году "Иисус Христос" является писателю во время своих трех посещений осуждает друидизм, осуждает христианство и предлагает новую религию обещая принести её в мир, и обещая, что Гюго принесёт эту религию в качестве ее пророка. Виктор Гюго был очень потрясен этим сообщением. Однако он был не крещен и не имел ни какого религиозного образования.

Виктор Гюго практиковал спиритизм как минимум 25 месяцев, пока не переехал на новое место жительства. Пресса Франции назвала Гюго - пылким апостолом спиритизма.

Так кем же тогда был Виктор Гюго: вознесенным литературным владыкой или сумасшедшим? Если провидцы добросовестно, последовательно и эффективно практикуют то, что они проповедуют, не причиняя вреда другим и часто помогая другим, то это признак их абсолютного здравомыслия, тогда Виктор Гюго был здравомыслящий человек. Именно после спиритических сеансов Гюго написал своё самое знаменитое произведение "Отверженные".

Гюго был незаурядной личностью и люди знавшие его в своих воспоминаниях говорят, что контактировал он не только с умершими, но и с инопланетянами, которые являлись к нему.

10 ФЕВРАЛЯ УМЕР АЛЕКСАНДР ПУШКИН


Пушкин - величайший русский поэт всех времен. Он нарушает многовековые условности и считается болью современной русской поэзии. Его произведения повлияли на многих писателей и поэтов, которые пришли после него. Его смерть стала национальной трагедией и национальным трауром. Даже царь, у которого были холодные отношения с Пушкиным, заплатил все финансовые долги после его смерти в знак чести. Большевики также воздерживались от нападок на Пушкина, когда они нападали на дореволюционную литературу и поэтов, Большевики ни когда не называли Пушкина «буржуазной литературой». Советская литература видела в Пушкине поэта угнетаемого русского простого народа. В СССР А.С.Пушкин был вне зависимости от расы и нации. Пушкин, своей культурой и языком был поэтом для всех угнетённых народов. Поэт, которого притесняло и ссылало царское правительство за его стихи.

Пушкин для Советской литературы, это ещё и страдалец к которому общество заставляли испытать жалость. Поэт всегда страдал от своего внешнего вида; все - кроме как его прекрасное происхождение, - отличает его от своих товарищей и друзей: коричневый, курчавые волосы (как и его мать), короткие (рост 1.66 см ) - он короче , чем его жена Натали Николаевны, которая ростом 1.73 см. Даже его непоколебимая дружба с поэтом Жуковским объясняется тем , что Жуковский наполовину турок, прирожденный презренный в России человек и он находит товарища в Пушкине, который чертами лица не похож на русского человека. Пушкин смотрится в зеркало и ненавидит зеркала за то, что в них видит.

Пушкин идеально говорит по-русски со своими слугами и крестьянами, по-французски со своими друзьями и семьей, а иногда и по-немецки с некоторыми офицерами. Французский как европейский язык изучает вся европейская аристократия. Французский и немецкий были двумя обязательными иностранными языками в средней школе до 1917 года. Его учителем французского был Давид де Будри , брат обычного Жан-Поля Марата , человека великой классической культуры и бывшего наставника отца своей будущей жены.

Известно, что Пушкин вызвал на дуэль Дантеса и погиб сам. Такая смерть приравнивалась самоубийству, но поэт успел покается находясь раненым перед смертью. В « Евгении Онегине» Пушкин описывает дуэль, странно напоминающую поединок, стоивший ему жизни: пейзаж зимний, противники - денди и ревнивый поэт ... Поединок состоялся 8 февраля 1837 года . Д'Антес первым выстрелил из ружья и смертельно ранил Пушкина. Пушкин из последних сил также выстрелил и легко ранил Д'Антеса. Через два дня, 10 февраля 1837 года, Пушкин скончался от ран в возрасте 37 лет. Из страха перед беспорядками царь приказал тайно похоронить его рядом с матерью в имении Михайловская. Посол Пруссии Август фон Либерман оценил толпу на похоронах в 50 000 человек.

По словам Анри Гурдена , дуэль, вероятно, является убийством по приказу царя. Этот тезис проанализирован Анри Гурденом в издании его биографии 2010 года.

Влияние жизни и смерти Пушкина очевидно в России по сей день. Царское Село, город, где он учился и жил в молодости, теперь носит имя Пушкина , и по всей России установлены десятки его статуй. С годами его современников стало принято называть «современниками Пушкина», обычай существует и по сей день.

«Культ Пушкина» и полная приверженность его поэзии нравились далеко не всем русским поэтам; Однако голоса, которые критикуют его поэзию и считают ее искусственной и неуместной, часто заглушаются российским истеблишментом, который по сей день поддерживает Пушкина.

Очень сложным отношение Пушкина было к иудаизму. С одной стороны, он проявил интерес к еврейской культуре и даже начал изучать иврит. Одно из его стихотворений было посвящено даже жизни бедной еврейской семьи. С другой стороны, в некоторых из его книг еврейские фигуры, которые он описал, представлены нелестно. Так, в его книге «Черная шаль» и «Скупой рыцарь » еврей изображен как плохой и трусливый советчик. Описывая свою встречу с русским человеком, который выглядел как еврей в своих записях 1827 года , он отмечает : «Поскольку понятия еврея и шпиона идентичны, я немедленно отвернулся от него». Некоторые приписывают его влияние, наряду с другими, антисемитской позиции Достоевского.

Александр Пушкин, очень плодовитый автор, несмотря на свою короткую жизнь, был универсальным поэтом. Его произведения перешли от начальной романтической фазы к более поздней, более выраженной реализму. Все работы Пушкина , несмотря на их большое разнообразие, обладают легкостью, которую можно почти определить как моцартовскую.

Заслуга Пушкина в том, что он освободил русскую литературу от иностранного влияния. Его вдохновляют великие европейские мастера, но он не подражает ни одному из них (за исключением нескольких юношеских сочинений), в отличие от предшествующих ему.

Творчество Пушкина менее известно за рубежом, чем других русских писателей, таких как Лев Толстой или Федор Достоевский. Это связано с тем, что оно в основном поэтическое. Поэзию вообще сложно перевести. Переводы XIX - го века, в частности, дают искаженную картину особенно поэзию Пушкина. Что касается его прозы, то она ограничена по объему. Более того, его классический стиль может показаться сухим .

Другое объяснение непопулярности на Западе Пушкина состоит в том, что Пушкин, это человек солнечный, игривый, светлый, и он ни как не соответствует типичному образу проклятого русского писателя.

16 января - День рождения двух латышских писателей.



160 ЛЕТ НАЗАД РОДИЛСЯ ДОКУ АДИС
("Лучший писатель латышской литературы 19 века." - называла его Советская пресса.)

Сегодня День рождения латышского писателя Доку Адиса.
Родился писатель 160 лет назад в селе Муцениеки, Дзелзавская волость.


За 42 года жизни он написал несколько рассказов, сказок, лирических и юмористических сатирических стихотворений. Доку Атис писатель-реалист показывает жизнь латвийской деревни в суровые дни 80х годов 19 века , когда произвол дворян сменился деспотизмом латвийских буржуев.

Также одно из лучших произведений нашей детской литературы , автобиографические детские воспоминания: "Утро моей жизни" отражает жизнь латвийских фермеров 1860-х годов . Он первый латышский писатель, который реалистично и свободно обращается к маленьким читателям.

Юмористическая сатирическая поэзия писателя также направлена против дворянства и буржуазии .

В советские годы прогрессивные советские ( как и зарубежные литературоведы) усиленно сосредоточились на изучении очень важной проблемы - истоков реализма в русской и мировой литературе . Исследуя эти вопросы в латышском языке, в публичной литературе, невозможно пропустить Доку Атиса.Его называют первым латышским писателем-реалистом.

Латышский писатель очень любил и ценил русскую классическую литературу и особенно Льва Толстого.

Доку Адис не очень был популярным писателем и практически совсем не открыт русскому читателю. И когда ровно 60 лет назад отмечалось 100 летие писателя , Латвийское государственное издательство опубликовало в том году статьи Доку Атиса , которые позволил читателям более полно, чем раньше, узнать о литературном наследии писателя .

Писатель смотрит сквозь призму сатиры на социальные явления и мировоззрение своего времени .

Доку Атис за свою короткую жизнь писателя , который, как и все писатели капиталистической эпохи, был разноплановым . Деятельность Доку Атиса довольно разнообразна. В основном он изображает жизнь крестьян - как в прошлом, так и в свое время , писатель показывал часть жизни в усадьбах и городах. Он работал как в области прозы, так и в поэзии, достиг успехов как во взрослой литературе, так и в качестве детского писателя. Начал публикацию как наивный юрист , он приближается к 90 годам в криминальном реализме .

В стихотворении писателя «По дороге», изображен инвалид рабочий - каменщик с изуродованной рукой, который вместе со своей маленькой дочерью отправляется на поиски новой работы, которую можно выполнять одной рукой. И в разговоре между отцом и дочерью,
писатель пытается показать жестокую несправедливость тогдашней системы. Писатель преуспел в этой идее , но конец поэмы совершенно безнадежный: «... Ах, как бесконечно далек конец этому нелёгкому дню!» Здесь можно подумать, что автор не уверен, что оба пешехода когда-нибудь добьются своей цели.

Писатель прожил короткую жизнь и умер от туберкулёза в 1903 году, так так и не увидев революцию 1905 года.

Подводя итог, можно сказать о Доку Атиса, что за свою короткую жизнь писателя, которого, как и всех писателей капиталистической эпохи
, переполняли заботы о существовании и работе, он видел негативные явления гражданского общества, испытывал к ним отвращение и записывал хи в своих сатирических стихах, хотя не искал коренных причин и не анализировал их.

Доку Адис писал не для эпохи, и не под конкретный строй власти, он просто писал правду, писал для себя.

«Я читаю только хорошие или плохие книги, потому что я учусь на первых и смеюсь над вторыми , и это здорово. Опять же - сочинения я не читаю, а пишу сам » (Доку Адис).




ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛАТЫШСКОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ АННЫ САКСЕ
(1905 - 1981)

Анна Саксе родилась в 1905 году в небольшой крестьянской семье в селе Лауза села Лея Валкинского района . С 1925 года писательница живет и работает в Риге, занимаясь революционным подпольем. В годы Второй Мировой войны жила и писала в Киевской области.

В 1961 году А. Саксе пишет: « Воспоминания, воспоминания ... Когда я вижу, как опрятно одеты, когда встречаю учеников в сельских школах , как у всех ноги в ботинках, не могу не думать о начале моего школьного образования . Перед моими глазами предстают мальчишеские лоскутные рубашки и серая шнурковая юбка, украшенная вкраплениями разных цветов. Я вижу девочек в бабушкиных одеждах в неудобно сшитых платьях, у некоторых - широкая мамина куртка на спине , старые, свободные сапоги, которые носил старший брат . Но нас угнетала не эта бедность одежды . Поскольку память восходит к детству, самым тяжелым был голод по книгам. Читали и перечитывали школьную тетрадь отца « Школьный хлеб», а также календари и вырезанные из газет романы. Вместо отведённого время на обед пропололи морковь и свекольные борозды, потому что отец заплатил нам за эту работу несколько копеек, а за три копейки мы могли купить один номер Главной библиотеки в тонких обложках с небольшим рассказом, что читали на одном дыхании . Не было библиотеки ни в приходской школе, ни в шестом классе министерства, ни даже в средней школе в Леяциемсе, где я училась. По всему приходу действовала одна библиотека благотворительной организации . »

Ее брат всегда был для нее самым близким человеком. Крепкий, остроумный, всегда уравновешенный, целеустремленный, трудолюбивый, добрый, отзывчивый к сестре, он был недостижимым идеалом.

Её муж Эдгарс Абзалонс в то время был одним из активистов Коммунистического студенческого союза, работал пресс - секретарем в посольстве Советского Союза и изучал экономику в Латвийском университете . Любовь приходит так быстро, как воды весенних паводков, смывает с души всю нечистоту , появляется новая сила, вера в себя и воля к преодолению несправедливости жизни . С энтузиазмом, всем сердцем и душой Анна Саксе вписывается в ту жизнь, которой живет Эдгар . Мир революционных борцов становится ее жизнью.

В честь писательницы назван георгин «Анна Саксе».
Имя Анны Саксе носят улицы в Риге, в Леясциемсе и в Пиньках.

ТВОРЧЕСТВО

В 1927 году в году в газетах появилось несколько стихотворений Анны Саксе. Первые её рассказы были написаны в 1928 году, но по-настоящему она получила возможность печататься лишь после того, как Латвия вошла в состав СССР. В 1940 году были напечатаны рассказы «Юбилей», «Перелом», в 1941 году — первый роман «Трудовое племя» (Darba cilts), где автор рисует жизнь латышской деревни конца XIX века и революционные события 1905 года. Лучшие из рассказов Саксе, написанные в военные годы, — «Возвращение в жизнь» (Atgriešanās dzīvē) и «Мирный обыватель». Основная тема рассказов, написанных по возвращении в Латвию, — жизнь латышского народа в годы фашистской оккупации. Много написано и для детей: рассказы «Три сарайчика» (Trīs šķūnīši), «Пятилетка Марите» и др.

В 1947 году в журнале «Карог» («Знамя») был напечатан её роман «В гору» (Pret kalnu) о коллективизации в Латвии, который советская критика называла «выдающимся произведением» . По мнению критика-эмигранта, напротив, этот роман «в разительном противоречии с правдой представляет введение в Латвии колхозной системы не как результат беспощадного террора, а как добровольное действие фермеров» .

Роман «Искры в ночи» (Dzirksteles naktī, 1951—1957) повествует о судьбах интеллигенции в буржуазной Латвии. Сборники сказок для детей «Пиковый король» (1962), «Кузнец счастья» (рус. пер. 1964) и «Сказки о цветах» (Pasakas par ziediem, 1966). Писательница выступала также с литературно-критическими и публицистическими статьями, сатирическими произведениями. Кроме того, Анна Саксе известна как переводчица на латышский язык сказок А. М. Волкова о Волшебной стране.

==Я стал писательницей только в советское время , когда открылась возможность свободно и открыто говорить единственную коммунистическую правду моего народа.==(А.Саксе)

Библейские пророки Наум, Аввакум и Софония.

МОГИЛА БИБЛЕЙСКОГО ПРОРОКА НАУМА В ИРАКЕ


Надгробие, приписываемое месту захоронения пророка Наума и его жены, находится в синагоге в городе Элькош в Иракском Курдистане . В одном из последних сохранившихся церковных домов надписи на иврите выгравированы на стенах гробницы. В прошлом, когда евреи еще жили в Ираке, десятки тысяч посещали могилу пророка Нахума.

В 1891 году французский географ Виталь Квинт утверждал, что в 1883 году кости пророка Наума были извлечены из гробницы глубокой ночью и захоронены в столбе возле королевских ворот церкви Мар-Михея в городе Элькош .

В последние годы, особенно из-за тамошних войн и угроз ИГИЛ уничтожить гробницу, паломничество евреев к могиле Пророка было полностью остановлено. По состоянию на 2015 год гробницу охраняла ассирийская христианская семья по имени Шаджа, которая жила рядом с этим местом, и обещала евреям, бежавшим из Ирака в 1950-х годах, продолжать охранять гробницу от исламистов при любой опасности и если надо погибнуть вместе с могилой.

Могила пережила оккупацию Исламского государства , но страдала от постоянного забвения, что привело к опасности обрушения. В 2018 году здание было стабилизировано, а в апреле 2019 года США выделили помощь на реставрацию могилы и её охрану, пол миллиона долларов. Позже работы по обновлению и реставрации начались в партнерстве с курдским правительством, ARCH (Альянс за восстановление объектов наследия) и по совету доктора Моти Закена.


ПРОРОК АВВАКУМ




О его личной жизни почти ничего не известно. В отличие от некоторых других пророков, в книге не упоминается его время , место или имя отца. Раба (раввин Авраам Ибн Эзра) писал об этом : «Этого пророка мы не знали ни от его поколении, ни о его семьи». Потому что Аввакум - сын сунамитянки. Женщина-сунамитянка - главный герой библейской истории о бездетной женщине, у которой по благословению пророка Елисея родился сын , а также о смерти сына и его воскресении Елисеем.

Имя Аввакум дважды встречается в книге Аввакум и ни разу за ее пределами. Согласно исследованию, происхождение имени, вероятно, связано с названием ароматного растения, которое на аккадском языке называется «Хаббакку»..

В самой библейской книге пророка Аввакума нам не дается имя царя, при жизни которого пророчествовал Аввакум, и этот факт открывает дверь для многих мнений по этому поводу.

Стиль Аввакума архаичен даже для его времени, он имеет много древних выражений и использование древних поэтических приемов. От первого лица - книга полностью написана на разговорном языке. Язык Аввакума высокий и живописный.

Некоторые исследователи Библии считают, что эта книга не является единой работой одного пророка, а состоит из основы, на которую были наложены заплатки других авторов.

В традициях эфиопского еврейства Аввакум занимает почетное место, и он часто упоминается в их молитвах.

Гробница Аввакума находится в трех местах в мире: в двух местах в Израиле и в одном месте в Иране , в городе под названием Тосаркан (недалеко от города Мадан ).

Книга Аввакума занимает центральное место в христианском богословии и особенно в жизни апостола Павла. Одна из центральных идей Нового Завета состоит в том, что не нужно соблюдать иудейские заповеди Торы для спасения человека, но вера в Бога - это то, что оправдывает человека перед Богом. Эта идея выражена, среди прочего, в цитате из книги Аввакума: «Праведник верою жив будет» ( глава 2 , стих 4 ). Этот стих интерпретируется в Новом Завете так, что человек оправдывается своей верой, а не своими делами. Действия, не подкрепленные верой, не имеют никакой ценности. Этот стих апостолом Павлом трижды цитируется в Новом Завете.

Мартин Лютер , основатель Реформации в христианстве, говорит, что он получил небесное откровение, прочитав стих «Праведный в вере своей будет жить», как он появляется в Послании к Римлянам 1:17. Этот стих принес ему понимание сущности веры в Бога и признание того, что католическая церковь упускает из виду суть христианства.

ПРАВЕДНИК ВЕРОЮ ЖИВ - обычная фраза на современном иврите, означающая, что каждый человек имеет право жить своей жизнью в соответствии со своими глазами, взглядами и убеждениями.
НО... Исходная фраза имеет почти противоположное значение: ==верующий в Бога - праведник благодаря своей вере будет жить.==


ПРОРОК СОФОНИЯ



Софония - единственный пророк в Библии, чья родословная упоминается за четыре поколения до него. Софония пророчествует одно из пророчеств гнева и обличения, исходя из строгости, которая проявляется в Библии.
Гробница Софонии идентифицирована в южной части Ливанской горы, она также является священной для мусульман (а-Наби Сафи, расположенная в Джебель-Сафи ( Ар ) и в течение многих лет была местом паломничества евреев и мусульман. Некоторые отождествляют его могилу с Хиттином.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ АФАНАСИЯ АФАНАСИЕВИЧА ФЕТА



Сегодня, 5 декабря в один день с Тютчивым родился ещё один поэт, Фет. Афанасий Фет родился ровно на 17 лет позже Фёдора Тётчева.

Предположительный отец, ротмистр в отставке Афанасий Неофитович Шеншин, принадлежал к старинному и обширному роду Шеншиных , представители которого владели половиной всего Мценского уезда, и был богатым помещиком, живущим в деревне, благодаря чему поэт вырос под влиянием помещичьего быта. В усадьбе Новосёлки Мценского уезда Орловской губернии у него на свет появился сын, которого родила немка Шарлотта Беккер. Мальчика, которого крестили на 7 день по православному обряду и дали имя Афанаий. Первые 14 лет жизни поэт Фет носил имя Афанасий Шеншин.

Отец поэта Афанасий Неофитович, находясь в Германии, в 1819 году женился в Дармштадте на Шарлотте Фёт (Foeth), дочери обер-кригс-комиссара К. Беккера. Она носила фамилию Фёт по своему первому мужу, с которым развелась, от него имела дочь. В браке с А. Н. Шеншиным родился Афанасий Афанасьевич, который до 14 лет значился как Шеншин, однако потом выяснилось, что лютеранское благословение на брак в Германии не имело в России законной силы, а православное браковенчание было совершено после рождения Афанасия, а потому 14 летний мальчик не имел прав на фамилию отца, ведь он родился до венчания и выходит, что был внебрачным, а Шеншин его не усыновил.

Тут интересная история. Немецкий отец отказался признать Афанасия своим сыном из-за того, что от него ушла мать родившегося мальчика. Русский отец тоже отказался официально признать мальчика своим сыном, считая, что он принял в свой дом уже беременную женщину. Было решено Православной Церковью Афанасия признать сыном немца и гражданином Германии, сам 14 летний Афанасий считал себя русским сыном Шеншина и переживал незаконное лишение всех прав быть гражданином России.

В 1834 году духовная консистория отменила крещальную запись Афанасия законным сыном Шеншина и определила ему в отцы первого мужа Шарлотты-Елизаветы — Иоганна-Петера-Карла-Вильгельма Фёта. Вместе с исключением из рода Шеншиных Афанасий лишился потомственного русского дворянства вместе с гражданством России.

Окончив университет, Афанасий Фет в 1845 году поступил унтер-офицером в кирасирский Военного ордена полк (штаб его находился в Новогеоргиевске Херсонской губернии), в котором 14 августа 1846 года произведён в корнеты, а 6 декабря 1851 года — в штабс-ротмистры. Особенное положение в семье, по которому он не мог носить фамилию своего отца, имело огромное значение в жизни Афанасия Афанасьевича. Ему приходилось выслужить себе дворянские права.

Во время Крымской войны он находился в Балтийском Порту в составе войск, охранявших эстонское побережье.



Осенью 1848 года 28 летний Фет влюбился в 20-летнюю Марию Лазич, образованную и интеллигентную девушку, которая тоже любила его. Не видя возможности жениться на бедной дочери бедного херсонского помещика, Фет бросил ее. В 1851 году Мария умерла, поджег свое платье она умерла от ожогов. . Фет обратился к этому событию в многочисленных стихотворениях . Только через 9 лет после трагедии с первой любовью, в 1857 году 37 летний Фет женился на Марии Петровне Боткиной, сестре критика В. П. Боткина (дочери богатого торговца чаем ). Свадьба была богатая, праздновали бракосочетание аж в Париже.

В 1858 году вышел в отставку в чине гвардейского штабc-ротмистра и поселился в Москве. За службу награждён орденами Св. Анны 3-й степени (1852) и Св. Анны 2-й степени.

Будучи одним из самых утончённых лириков, Фет поражал современников тем, что это не мешало ему одновременно быть чрезвычайно деловитым, предприимчивым и преуспевающим помещиком. В 1860 году на средства приданого жены Фет купил имение Степановка в Мценском уезде Орловской губернии — 200 десятин пахотной земли, деревянный господский одноэтажный домик в семь комнат и с кухней, и на протяжении последующих 17 лет занимался его развитием — выращивал зерновые культуры (в первую очередь — рожь), запустил проект конного завода, держал коров и овец, птицу, разводил пчёл и рыбу в нововыкопанном пруду. Через несколько лет ведения хозяйства текущая чистая прибыль от Степановки составляла 5—6 тыс. рублей в год. Выручка от имения была основным доходом семьи Фета.

В 1867 году Афанасий Фет избран мировым судьёй по Мценскому уезду на 11 лет .
В 1873 году ( уже в 53 года) ему за хорошую службу были возвращены родовая фамилия и дворянство. Официально поэт вернул себе фамилию отца Шеншин, а стихи продолжал подписывать фамилией матери "Фет".

В 1877 году Фет продал Степановку и купил старинное имение Воробьёвку в Курской губернии — барский дом на берегу реки Тускарь, у дома — вековой парк в 18 десятин, за рекой — село с пашнями, 270 десятин леса в трёх верстах от дома . Много занимался хозяйственными вопросами, систематически объезжал свои владения на запряжённом в небольшую повозку осле по кличке Некрасов.

В 1881 году Фет купил маленькую дом на Плющихе в Москве. Отныне он будет проводить зимы в городе, в апреле переехать на Воробьевку и оставаться там до конца сентября.

Обстоятельства смерти Фета вызвали почти такие же споры, как и обстоятельства его рождения. В октябре 1892 года Фет переехал из Воробьевки в свой московский дом. В гостях у графини Софьи Толстой он простудился, а затем заболел тяжелым бронхитом . Семейный врач Остроумов, разговаривая с женой Фета, посоветовал больному, каким бы плохим он ни был, причаститься . «Афанасий Афанасьевич не признает ни одного из таких ритуалов», - ответила она и заверила доктора, что готова взять на себя грех лишения умирающего причастия.

Рано утром 21 ноября больной Фет неожиданно послал за шампанским жену . Его жена запротестовала, но Фет, похоже, был очень взволнован и торопился. «Иди и возвращайся как можно скорее», - приказал он. Когда Мария ушла, Фет сказал своему секретарю : «Пойдем со мной, я буду диктовать тебе». - "Письмо?" - спросила она. «Нет», - последовал ответ. Секретарь последовала за ним и написала следующее: «Я не вижу причин для сознательного продления своих страданий. Я добровольно сделал то, что в любом случае было бы неизбежным». Он подписал это: «21 ноября. Фет (Шеншин)», твердой рукой, конечно, не рукой умирающего . За этим последовала «своего рода мысленная буря, которую испытывают некоторые люди, столкнувшись со смертью. Только приступ временного безумия мог объяснить его начало агонии .Фет схватил со стола перед ним нож для бумаги, девушка-секретарь сумела обезоружить его, повредив руку. Преследуемый истекающей кровью секретаршей, Фет вошел в столовую, подошел к шкафу, где хранились столовые ножи, и безуспешно попытался его открыть. Затем, тяжело дыша, он внезапно упал на стул. По словам секретаря, его глаза широко открылись, как будто перед каким-то ужасным зрелищем, его рука поднялась, как бы крестясь, затем упала безжизненно. Позже было установлено, что причиной его смерти стал сердечный приступ.

Отпевание состоялось 22 ноября 1892 года в Московском университетском храме. Афанасий Фет был похоронен 23 ноября в своей фамильной усыпальнице в Клеймёново, старинном поместье Шеншиных.



Детей у Афанасия Афанасьевича и Марии Петровны не было.

Позже у Афанасия Фета рождались браться и сестры: Любовь, Василий, Надежда, Пётр и Анна и тут тоже вопросы родные они или единоутробные по матери, а отцы разные. Если отцы разные, то родная тогда сестра Каролина от первого брака и которую как единственную свою дочь от этого брака признавал первый муж матери поэта немецкий еврей Иоганн-Петер-Карл-Вильгельм Фёт, работник городского суда Дармштадта, сын Иоганна Фёта и Сибиллы Миленс. После того как его оставила первая жена, в 1824 году вторым браком женился на воспитательнице своей дочери Каролины.
Есть и третья версия, что отец мальчика может быть некто третий мужчина и уже ни кому не станет известным.

Если же Фет рождён от немецкого отца, то он ещё и полуеврей. Фет переживал по этому поводу, что теперь он как бы не родной в семье, но все младшие дети, братья и сёстры всегда относились к нему как к равному.

В планах Фета был новый перевод Библии на русский язык, поскольку синодальный перевод он считал неудовлетворительным, но его отговорили от этого труда. Фет восхищался Львом Толстым с которым познакомился в армии.

В отличие от Тютчева , Фет печатался при жизни, но книги его издавал как и Тютчеву, Тургеньев.

На протяжении всей своей жизни Фет испытывал периодические депрессивные состояния . Он часто страдал от приступов невыносимой одышки и совершал несколько попыток суицида, отчего семья наблюдала за ним днем ​​и ночью...




РЕЛИГИОЗНОСТЬ ПОЭТА АФАНАСИЯ ФЕТА

Скажем сразу, Афанасий Фет отвергал всё связанное с Церковью, он был крепким непоколебимо-убеждённым атеистом. Для юноши 19 века, ещё и поэта-романтика увлечённого философией, это была необычайная позиция. Он не мучился над вопросом вечности и присутствия Бога, его не мучили сомнения, хотя не страдал он и богоборчеством, он спокойно отрицал Бога.

Я пришел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
По листам затрепетало;
Рассказать, что лес проснулся,
Весь проснулся, веткой каждой,
Каждой птицей встрепенулся
И весенней полон жаждой;
Рассказать, что с той же страстью,
Как вчера, пришел я снова,
Что душа все так же счастью
И тебе служить готова;
Рассказать, что отовсюду
На меня весельем веет,
Что не знаю сам, что буду
Петь – но только песня зреет.

Фет был крещен православным в 7 лет от роду. Лев Толстой, человек, которым Фет восхищался, — считал Фета евреем или полуевреем, и можно себе представить, как это терзало с детства раненное самолюбие Фета, тем более что, какова бы ни была истина, он не мог раскрыть ее, а мог только лгать. «Он всю жизнь страдал, — пишет свояченица Льва Толстого Т. А. Кузминская, — что он не русский Шеншин , а незаконный сын еврея Фет».

Тихо вечер догорает,
Горы золотя;
Знойный воздух холодает, —
Спи, мое дитя.
Соловьи давно запели,
Сумрак возвестя;
Струны робко зазвенели, —
Спи, мое дитя.
Смотрят ангельские очи,
Трепетно светя;
Так легко дыханье ночи, —
Спи, мое дитя.

То, что у Фета еврейские корни, видно на всех портретах, но может ли это быть доказательством того, что он Афанасий сын немецкого еврея Фета, тогда как и мать его была тоже еврейка.

Фет должен был знать своё происхождение от матери. При жизни он хранил письмо и это письмо он одного человека просил взять с ящика стола и вскрыть после своей смерти. Письмо было взято, прочитано и ... положено в гроб в день погребение.

Всю жизнь Фет считал свое переименование из Шеншина в Фета тяжелейшей катастрофой. Сменить фамилию его заставила Духовная Консистория , где решили, что он не сын русского православного Шенина, а сын немецкого еврея Фета, ибо его мать пришла от Фета к Шенину скорее всего беременная, хоть это и не доказано, но так как он родился до венчания , а Шеншин не узаконил его как сына, Церковь так же решила, что мальчик рождён от прежнего мужа своей матери. Правда решение это было принято не сразу, а когда мальчику было 14 лет, его как бы вырвали с многодетной семьи и сказали, что он больше не Шенин, а Фет и не может ни чего наследствовать в России, ибо его отец в Германии, который его тоже не признал. Шеншин не имел ни чего против мальчика и относился к нему так, чтобы другие дети считали его своим старшим братом, однако, он и пальцем не пошевелил, чтобы признать мальчика своим сыном и дать ему свою фамилию. проще говоря, он не позаботился о будущем мальчика с матерью которого уже жил, когда он родился.

Шепот, робкое дыханье,
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья.
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца.
Ряд волшебных изменений
Милого лица.
В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы,
И заря, заря!

Брат Шеншина знал, что отец не признав в мальчике- "еврее" своего сына, сам позаботился о Афанасии Фете , считая его своим русским племянником и отложил для него 100.000 рублей, вместо отцовского наследства. "Я о тебе сам уже давно позаботился" - говорил Фету брат того человека, которого считал своим русским отцом.

Тридцать лет прожив под фамилией Фет и прославив его, (из Фёта в Фета он переименовал себя в студенческие годы) он пишет жене «Если спросить как называются все страдания, все горести моей жизни, я отвечу имя им — Фет».

Видимо, не было в жизни Фета события, которое оказало бы большее влияние на формирование его характера и выбор жизненных целей и путей. Разумеется, все это произошло и сказалось не сразу. Приезды на каникулы в Новоселки сталкивали Фета с новой бедой. Мать была тяжело больна, ей становилось все хуже и хуже, и вскоре после окончания Фетом университета она умерла. Чем она болела — из мемуаров Фета не ясно. Говорит он об «истерических припадках».

Но и её дети впоследствии родившиеся от Шеншина страдали нервными и психическими заболеваниями. Так сестра Фета по имени Надежда , несколько раз сходила с ума и в итоге впала в уже неизлечимое безумие, отчего её отправили в психиатрическую больницу под Петербургом. Позже с ума сошли два брата поэта Василий и Петр, из Германии сообщали, что нервным расстройством заболела и его немецкая сестра Каролина.

Тургенев напишет: «…Афанасий Фет теперь иногда такую несет чушь, что поневоле вспоминаешь о двух сумасшедших братьях и сумасшедшей сестре этого некогда столь милого поэта. У него тоже мозг с пятнышком».

Фет знал, что его мать страдала наследственным безумием, а теперь её болезнь передаётся детям, а значит передастся и ему...

Все эти тяготы жизни сделали Фета непреклонным атеистом, им он остался до конца жизни. Когда, незадолго до его смерти, врач посоветовал его жене вызвать священника, чтобы причастить больного, она «ответила, что Афанасий Афанасьевич не признает никаких обрядов и что грех этот (остаться без причастия) она берет на себя». Фет был убежденным атеистом. Когда он беседовал о религии с верующими людьми , то так отзывался о Боге и Церкви, что доводил верующих людей до слёз.

Фет был демоном-искусителем, разрушавшим веру в Бога своими сарказмами. «Помнишь, — пишет Фету Полонский, — как ты нашел Григорьева в церкви у всенощной, и, когда тот, став на колена, простерся ниц, ты тоже простерся рядом с ним и стал говорить ему с полу… что-то такое страшное Мефистофельское, что у того и сердце сжалось и в голове замутилось…».

Вопрос о ценности писателей прошлого решает время. При жизни мало читаемый и мало кем чтимый, Фет для России — один из значительнейших русских лириков. Фет сравнивал себя с угасшими звездами , но угасло много других звезд, а звезда поэзии Фета разгорается все ярче.

И опять в полусвете ночном
Средь веревок, натянутых туго,
На доске этой шаткой вдвоем,
Мы стоим и бросаем друг друга.
И, чем ближе к вершине лесной,
Чем страшнее стоять и держаться,
Тем отрадней взлетать над землей
И одним к небесам приближаться.
Правда, это игра, и притом
Может выйти игра роковая,
Но и жизнью играть нам вдвоем. —
Это счастье, моя дорогая.



УПУЩЕННАЯ ЛЮБОВЬ АФАНАСИЯ ФЕТА
На заре ты её не буди,
На заре она сладко так спит...

В ту пору Фету было 28 лет. Он служил офицером, квартировал в одном из южных городов России. Бывал у соседних помещиков , и там произошла его встреча с Еленой Лазич. Ей было двадцать два года. Высокая, стройная, она пленяла роскошью черных волос, а в женской красоте Фет большое значение придавал волосам. Оба были молоды, оба любили поэзию. Часами они беседовали на эту тему, читали стихи. Фет влюбился в эту девушку, и она отвечала ему большим, горячим чувством. Казалось, судьба сулила им счастье. Но Елена была из бедной семьи, и Фет, тогда уже практичный, побоялся связать себя женитьбой. Больше всего он страшился бедности и лишений. Через несколько месяцев он уехал, но они переписывались, и в этих письмах Фет называл Елену Лазич Лариной, по фамилии пушкинской Татьяны. Потом они увиделись снова, и эта встреча была их последним свиданием.

Фет принял решение порвать эти отношения, «сжечь корабли» и объявил Елене Лазич, что считает брак невозможным. Она ответила просто: «Я любила с вами беседовать без всякого посягательства на вашу свободу:».
— Елена, — ответил Фет, — завтра я поблагодарю радушных хозяев, дружески пожму вашу руку и окончательно уеду. Нельзя людям видеть этого, а все осуждения падут на вас, а не на меня.
— Мы ничего дурного не делали, — спокойно ответила она, — а лишать себя счастья встреч и бесед ради чужих, равнодушных для меня людей, я не считаю основательным.

Все же они расстались. Вскоре пришла беда. Елена умерла. Есть версия, что она совершила самоубийство, самаподжог. Но есть другое мнение. Что Елена курила лёжа на постели и горящая спичка вывалилась из рук на платья, она смогла добежать до балкона, и там упала охваченная пламенем. Она ещё страдала много часов от ожогов, и умерла.

И, как это часто бывает, только тогда понял Фет, что он утратил. И эти укоризненные воспоминания преследовали его всю жизнь. Эта смерть обострила его чувства и воображение, породила в сердце неизбывную тоску и раскаяние, стала сверлящей, не заживаемой раной. Своей первой любви он посветил множество стихов...

Как мог, слепец, я не видать тогда,
Что жизни ночь над нами лишь сгустится,
Твоя душа, красы твоей звезда,
Передо мной, умчавшись, загорится.
И разлучась навеки мы поймем,
Что счастья взрыв мы промолчали оба,
И что вздыхать обоим нам по нем
Хоть будем врознь стоять у двери гроба.

Мелькнет ли красота иная на мгновенье,
Мне чудится, — вот-вот—тебя я узнаю, —
И нежности былой я слышу дуновенье
И, содрогаясь, я пою.

С опочившей я глаз был не в силах отвесть, —
И лица твоего мне простили-ль черты?
Ничего, ничего не ответила ты.

Это щемящее чувство он пронес до конца своей жизни. Большую любовь Фет принес в жертву холодной рассчетливости, и за это, однажды принятое решение, ему пришлось пережить долгие муки. Пришло возмездие.

Лев Толстой однажды писал ему:
«В вас так много привязанности к житейскому, что, если когда-нибудь это житейское оборвется, вам будет плохо».

Когда бы ты знала каким сиротливым,
Томительно-сладким, безумно-счастливым
Я горем в душе опьянен!

Девять лет Афанасий Фет не мог встретить любимой женщины, думая только о покойной Елене. Наконец, только в 37 лет он встретил свою вторую половинку, богатую женщину о какой и мечтал, это была Мария Петровна Боткина (НА ФОТО).Она стала его единственной женой, но детей у пары не было.

Не жизни жаль с томительным дыханьем:
Что жизнь и смерть!.. А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем
И в ночь идет!... И плачет, уходя!

== И откуда у этого добродушного толстого офицера берется такая непонятная лирическая дерзость, свойство великих поэтов?
— Лев Толстой

== Считаю его поэтом абсолютно гениальным… Фет в лучшие свои минуты переходил из пределов, указанных поэзии, и смело делает шаг в нашу область. Поэтому часто Фет напоминает мне Бетховена. ...Это не просто поэт, скорее поэт-музыкант, как бы избегающий даже таких тем, которые легко поддаются выражению словом.
— Пётр Чайковский

== Всё торжество гения, не вмещенное Тютчевым, вместил Фет
— Александр Блок

На заре ты её не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка её горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру
Долго-долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Всё бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты её, не буди…
На заре она сладко так спит!





Я в жизни обмирал и чувство это знаю,
Где мукам всем конец и сладок томный хмель,
Вот почему я вас без страха ожидаю,
Ночь безрассветная и вечная постель!

Пусть головы моей рука твоя коснётся
И ты сотрёшь меня со списка бытия,
Но пред моим судом, покуда сердце бьётся,
Мы силы равные, и торжествую я.

Ещё ты каждый миг моей покорна воле,
Ты тень у ног моих, безличный призрак ты;
Покуда я дышу — ты мысль моя, не боле,
Игрушка шаткая тоскующей мечты.

РЕЛИГИОЗНОСТЬ ФЁДОРА ИВАНОВИЧА ТЮТЧЕВА






"«Утром в день моего отъезда (в Германию), приходившийся на воскресенье, после обедни был отслужен обязательный молебен, после чего мы посетили собор и часовню, в коей находится чудотворный образ Иверской Божией Матери. Одним словом, все произошло по обрядам самого точного православия. И что же? Для того, кто приобщается к нему лишь мимоходом и кто воспринимает от него лишь поскольку это ему заблагорассудится…» (Запись в дневнике 17 летнего Тютчева)

У поэта было очень сложное и противоречивое отношение к церкви и религии, достаточно сказать, что в зрелые свои годы Тютчев исполнял церковные обряды только в очень редких, особых случаях. Если сказать об этом наиболее кратко, он жил на самой грани веры и безверия и уж во всяком случае — за пределами церкви. С другой стороны, он ясно видел, что молодые поколения неудержимо отстраняются от христианства.

Не смотря на то, что поэт большую часть жизни прожил в Германии и Италии и на французском языке разговаривал лучше, чем на русском, а ни одна из двух его жён русским языком вообще не владели, Тютчев утверждал, что только православие является истинным христианством; в католицизме и протестантстве он видел искажение, извращение — и именно индивидуалистическое извращение — христианской этики, хотя и в существенно разных направлениях.

Протестантство Тютчев истолковывал как тот же самый «апофеоз человеческого я», который он считал основной чертой Запада. Протестанты, писал он в 1849 году, решили «апеллировать к суду личной совести, то есть сотворили себя судьями в своем собственном деле», между тем как «человеческое я, предоставленное самому себе, противно христианству по существу». Далее, само возникновение протестантства в XVI веке поэт рассматривал как прямое, закономерное следствие становления католицизма в XI веке: «Скоро исполняется восемь веков с того дня, как Рим разорвал последнее звено, связывавшее его с православным преданием Вселенской церкви… Рим, отделившись от единства, счел, что он имеет право в интересе, который он отождествил с интересом самого христианства, устроить это царство Христово как царство мира сего… Рим, конечно, поступил не так, как протестантство: он не упразднил христианского средоточия, которое есть церковь, в пользу человеческого, личного я; но зато он проглотил его в римском я…»

И далее Тютчев говорит о монашеском ордене иезуитов как ярчайшем воплощении католицизма: «Дух личного эгоизма, человеческого я обладает ими не как отдельными единицами, но ими как орденом, потому что они отождествили дело христианское со своим собственным, потому что собственное самоудовлетворение возвели в значение победы Божией, и в стяжание побед Господу Богу внесли всю страсть и неразборчивость личного эгоизма… Между иезуитами и Римом связь истинно органическая, кровная. Орден иезуитов концентрированное, но буквально верное выражение римского католицизма; одним словом, это сам римский католицизм, но на положении действующего и воинствующего».

Тютчев дважды венчался в православной церкви с каждой из своих немецких жён. Но самая религиозная женщина с ним была православная Елена Александравна Денисьева, у которой от него родилось трое внебрачных детей.Женщина постоянно ходила в храм молиться, но её религиозность ни как не передалась поэту.

Впервые за четверть века с лишним (со времени кончины первой его жены) в нем пробуждается желание обратиться к церкви только тогда, когда он потерял любимую женщину, Елену Александровну. Тогда он сообщил дочери, что будет поститься и молиться, но уже на утро передумал обращаться в церковь.

Видя в христианстве почти двухтысячелетнюю духовно-историческую силу, сыгравшую громадную роль в судьбах России и мира, поэт в то же время пребывал на самой грани веры и безверия, что решительно отличало его от Гоголя, Достоевского и даже Толстого, который, при всем своем бунте против церкви, все же был безусловно верующим человеком.

Тютчев заходил в храмы и не был чужд от Церкви, но он не молился, он говорил "Я простой созерцатель". Очень характерен и его рассказ в письме жене от 7 августа 1867 года: «Я в виде развлечения ездил к Троице присутствовать на юбилее митрополита Филарета Московского. Это действительно был прекрасный праздник, совсем особенного характера — очень торжественный и без всякой театральности… Маленький, хрупкий, изможденный до последней степени , однако со взором, полным жизни и ума, он господствовал над всем происходившим вокруг него, благодаря бесспорной нравственной силе… Ввиду всего этого прославления он был совершенно прост и естествен и, казалось, принимал все эти почести только для того, чтобы передать кому-то другому — кому-то, чей он был только случайный уполномоченный. Это было очень хорошо. Это действительно было торжество духа… Во всех… подробностях чувствовался отпечаток Восточной Церкви. Это было величественно — и вполне серьезно».

Федор Иванович, глубоко понимая все значение религии в жизни отдельных людей и целых народов и всего человечества и высоко ценя и превознося нашу Православную Церковь, сам был человек далеко не религиозный и еще менее церковный: никакие изречения из Священного Писания или из писаний Отцов Церкви, столь отрадные для верующего человека и столь способные поддержать и возвысить его дух, в данном случае не оказались бы действенными.

И всё же сохранилось письмо из Женевы для дочери Дарьи:
==«Моя милая дочка, через несколько часов иду на исповедь, а затем буду причащаться. Помолись за меня! Попроси Бога ниспослать мне помилование, помилование, помилование. Освободить мою душу от этой страшной тоски, спасти меня от отчаяния, но иначе, чем забвением, — нет, не забвением… Или чтобы в Своем милосердии Он сократил испытание, превышающее мои силы… О, да вступится она сама за меня, она, которая должна чувствовать смятение моего духа, мое томление, мое отчаяние, — она, которая должна от этого страдать, она, так много молившаяся в своей бедной земной жизни, которую я переполнил горестями и скорбями и которая никогда, однако, не переставала быть молитвой, слезной молитвой перед Богом.
О, да дарует мне Господь милость, дозволив сказать через несколько часов с тем же чувством, с каким — я слышал, — она ясно произнесла эти слова накануне своей смерти: «Верую, Господи, и исповедую…»
Сегодня шесть недель, что ее нет…»==

Несколько позднее дочь Анна писала об отце, что «его горе, все увеличиваясь, переходило в отчаянье, которое было недоступно утешениям религией… Я не могла больше верить, что Бог придет на помощь его душе, жизнь которой была растрачена в земной и незаконной страсти». И Анна пришла к выводу, что теперь, после смерти Елены Александровны, поэту «самому недолго осталось жить».

В 1870 году скончался его сын от второго брака Дмитрий, в 1872 году — дочь Мария. Вслед за сыном, в 1870-м, умер брат поэта Николай, бывший двумя годами старше его. Возвращаясь 11 декабря с похорон в поезде Москва — Петербург, Тютчев, по его слову, «в состоянии полусна» создал проникновенное стихотворение «Брат, столько лет сопутствовавший мне…», которое заканчивается строками, воспринимающимися как прощание с жизнью:
…Дни сочтены, утрат не перечесть,
Живая жизнь давно уж позади,
Передового нет, и я как есть
На роковой стою очереди.

Здесь и прямое предсказание:
…год-другой — и пусто будет там,
Где я теперь…

Первые признаки надвигающегося удара появились еще 4 декабря 1872 года. 11 декабря Эрнестина Федоровна писала брату: «Несколько дней назад его левая рука… перестала ему повиноваться настолько, что он, сам того не чувствуя, роняет взятые ею предметы. Затем ему вдруг стало трудно читать, так как буквы сливались в его глазах».

Как рассказывает Аксаков, доктора «советовали ему тишину, спокойствие, рекомендовали поменьше читать и думать… Но Тютчев не уступал, упорно пытался жить, как жилось ему прежде и как не мог он иначе жить… Несмотря на несколько случаев подозрительной дурноты, испытанной им в гостях, у знакомых, несмотря на мучительные боли в голове, он не хотел признавать власти недуга над своим умом и дарованиями».

Эрнестина не отходила от мужа все 195 дней его болезни. Она читала ему у постели газеты. Девятнадцатого мая Тютчевы переехали в Царское Село, которое поэт так любил. Его возят здесь в кресле по дорогим ему местам. Но 13 июня Тютчева постиг новый удар. Аксаков, который с 9 июня находился в Царском Селе, писал: «Все полагали, что он умер или умирает; но недвижимый, почти бездыханный, он сохранял сознание. И когда чрез несколько часов оцепенение миновало — первый вопрос его, произнесенный чуть слышным голосом, был: «Какие последние политические новости?» Тем не менее с этого дня положение Тютчева резко изменилось… большую часть времени лежал он как бы в забытьи или полусне: но то был не сон и не забытье.

В болезни поэт исповедовался и причащался, потому что этого хотела супруга и он ради неё оглашался.

Через неделю последовал еще один, третий удар, после которого, рассказывал Аксаков, «нем и недвижим лежал он как мертвец… Священник прочел ему отходную и напутствовал к смерти. Кругом стояли домашние — плакали, прощались. Так продолжалось часа четыре; наконец… он ожил. В эту минуту приехал из Петербурга вызванный по телеграфу его духовник… и когда он подошел к Тютчеву, чтобы со своей стороны напутствовать его к смерти, то Тютчев предварил его вопросом: какие подробности о взятии Хивы? Потом сказал ему: меня сегодня уже похоронили».

Эрнестина Федоровна писала тогда же: «У него по-прежнему страшные головные боли… пытка тем ужаснее, что голова его ясна… Это сам Бог в милосердии Своем посылает ему все эти страдания, чтобы очистить его душу от нечистот жизни, но мне кажется, что, если бы даже он совершил страшнейшие злодеяния, они уже были искуплены переживаемыми муками…»

После третьего удара, вспоминал Аксаков, «несмотря на все уверения докторов, что Тютчеву остается жить день-два, он прожил еще недели три…[116] Всё постепенно изнемогало в нем, никло и умирало — не омрачилось только сознание и не умирала мысль…

Дней за шесть до смерти он хотел передать какое-то соображение, пробовал его высказать и, видя неудачу, промолвил с тоской: «Ах, какая мука, когда не можешь найти слова, чтобы передать мысль». Тогда же Тютчев воскликнул: «Я исчезаю, исчезаю!».

В ночь с 12 на 13 июля, рассказывал Аксаков в письме Юрию Самарину от 18 июля, «лицо его… видимо, озарилось приближением смертного часа… Он лежал безмолвен, недвижим, с глазами, открыто глядевшими, вперенными напряженно куда-то, за края всего окружающего с выражением ужаса и в то же время необычайной торжественности на челе. «Никогда чело его не было прекраснее, озареннее и торжественнее…» — говорит его жена… Священник также свидетельствовал мне, что Тютчев хранил полное сознание до смерти, хотя уже не делился этим сознанием с живыми. Вся деятельность этого сознания, вся жизнь мысли в эти два дня выражалась и светилась на этом, тебе знакомом, высоком челе…».

Ранним утром в воскресенье, 15 июля 1873 года Федор Иванович Тютчев скончался в Царском Селе. 18 июля его похоронили на Новодевичьем кладбище в Петербурге.



ЕВДОКИЯ НИКОЛАЕВНА МЕЩЕРСКАЯ, ОНА ЖЕ ИГУМЕНЯ ЕВГЕНИЯ
(тётя поэта Тютчева)




Е. Н. Мещерская (будущая мать Евгения ,тётка поэта) с дочерью Анастасией (двоюродной сестрой поэта Тютчева)и Аносин монастырь, созданный Е.Н.Мещерской

Княгиня Евдокия Тютчева, старшая сестра Ивана Тютчева (отца поэта), родилась 18 февраля 1774 года, дер. Гореново, Рославльский уезд, Смоленская губерния. Её отцом был русский дворянин Николай Андреевич Тютчев, который являлся дедом поэта и ... любовником известной "Салтычихи". Когда он ее оставил и посватался за девицу Пелагею Денисовну Панютину, "Салтычиха", она же Дарья Салтыкова хотела сжечь дом Панютиной и приказала это сделать своим людям, но они на это не решились. В 1762 году Тютчев женился на Панютиной и отбыл в своё имение, Салтыкова выслала на дорогу своих людей, чтобы они убили молодоженов. Но предупрежденные Тютчевы поехали по другой дороге, а на Салтыкову подали донос в московскую полицию.

У Тютчевых уже был в роду поэт, дядя известного поэта и брат игумени Евгении Дмитрий Николаевич Тютчев, которого родной отец лишил прав наследства.. У деда известного поэта было трое сыновей и четверо дочерей. Одна дочь Евдокия и посветила себя монашеству.

Но монашество было позже. Вначале она в 1796 году вышла замуж за поручика князя Бориса Ивановича Мещерского, который, простудившись на охоте, умер через два месяца после свадьбы. Евдокия осталась 22 летней вдовой. Спустя несколько месяцев Евдокия родила дочь Анастасию. После смерти мужа она полностью посвятила себя воспитанию дочери, благотворительности, изучению Священного Писания и наследия святых отцов.

В 1799 году купила в Звенигородском уезде имение Аносино, привела его в порядок, перестроила усадебный дом, в котором жила вместе с дочерью в летнее время. Позднее, в 1810—1812 годах, на свои средства Мещерская построила в Аносино каменную церковь.

Летом 1812 года войска Наполеона приблизились к Москве: княгиня вместе с дочерью и прислугой уехала в Моршанск Тамбовской губернии. Французские солдаты разорили усадьбу, разграбили господский дом и церковь. В 1813 году она вернулась в Аносино, усадьба была восстановлена, приделы храма, а затем и основной престол освящены.

Анастасии Мещерской не было ещё и 15 лет, когда её мать сосватала свою дочь за человека, который был в два раза старше Анастасии, это был граф и военный человек, генерал-майор Александр Иванович Кутайсов, он обещал взять в жёны Анастасию, как только ей исполнится 16 лет. Но этому не суждено было совершится, генерал был убит под Бородином. Это была трагедия. О любви генерала к юной княжне Мещерской знала вся Армия, поэт Жуковский о этой любви слогал стихи и вот развязка...

В январе 1814 года дочь Мещерской, 19-летняя Анастасия, стала второй женой сенатора, тайного советника и кавалера Семёна Николаевича Озерова.

Оставшись одна, Евдокия Мещерская решила посвятить свою жизнь Богу. В то время поэту Тютчеву было уже 12 лет и он помнил и свадьбу своей двоюродной сестры и как его тётя потом собиралась уходить в монастырь.

17 апреля 1823 года поступила в Борисоглебское общежитие, подав перед этим прошение об обращении общежития в монастырь с приложением планов существующих на его территории зданий и указав те, которые собиралась выстроить за свой счёт.



13 сентября того же года Евдокия была пострижена под именем Евгении. В монастыре Евдокия вела аскетичный образ жизни, носила власяницу, спала на доске, покрытой войлоком. По инициативе Евдокии, при монастыре были построены церковь во имя свт. Димитрия Ростовского (1824), больничный корпус с приютом и церковь во имя вмц. Анастасии Узорешительницы (1828—1829 гг.), покровительницы дочери Мещерской — Анастасии Озеровой, кельи, трапезная, мастерская, хлебные амбары и другие жилые и хозяйственные постройки, вырыто 2 пруда для разведения рыбы. В строительной и наставнической деятельности Евдокия руководствовалась советами самого святителя Филарета (Дроздова), вела с ним регулярную переписку.

В январе 1832 года из-за болезни и конфликтов с казначеей монастыря Евдокия передала ей управление монастырем и по благословению митрополита Филарета отправилась в паломничество: посетила Воронеж, Киев, Чернигов, несколько женских обителей, заехала к родственникам, побывала на могилах родных.

Вернувшись в Москву, 19 сентября 1832 года Евдокия, она же мать Евгения, получила письмо от святителя Филарета с предложением принять управление монастырём «к утешению всех там пребывающих». Ответив согласием, 24 сентября 1832 года Евдокия вернулась в Борисоглебский монастырь.



В монастыре строго соблюдался общежительный устав преподобного Феодора Студита: утреннее правило в половине четвёртого часа ночи, затем обедня, послушания, повечерие, всенощная. Все монахини были обязаны присутствовать в храме во время службы, запрещалось стряпать в кельях, ходить из кельи в келью без благословения. Мирским людям, даже ближайшим родственникам монахинь, вход в обитель был строжайше запрещен.

За несколько лет до смерти Евдокия ископала своими руками себе могилу, которую часто посещала. В августе 1836 года, предчувствуя скорую кончину, Евдокия вновь посетила Воронеж, поклонилась мощам святого Митрофана, еп. Воронежского. 3 февраля 1837 года Евдокия Мещерская умерла в 62 года, её тело положили в простой дубовый гроб, заранее приготовленный игуменьей, перенесли в больничную церковь, а оттуда в собор. Похоронили её с северной стороны Троицкого собора, около Борисоглебского придела.

Её единственная дочь княжна Анастасия Борисовна Мещерская провела не долгую жизнь, она прожила всего 45 лет, но за 26 лет брака родила 12 детей , их имена: Евдокия, Мария, Николай, Екатерина, Елизавета, Варвара, Анастасия, Александра, Надежда, Борис, Любовь и Евгения, все они племянники и племянницы поэта Фёдора Ивановича Тютчева.

Видимо религиозность бабушки так передалась этим детям, что некоторые девочки так и не пожелали выйти замуж и жили девами в миру. Так Варвара 71 год жизни прожила в девстве, а Надежда прожила в девстве все свои земные 33 года .

Старшая девочка, внучка игумени Евгении Мещерской и вовсе пошла по стопам бабушки. Её и назвали Евдокией в честь мирского имени бабушки и когда бабушка умерла. ей было 26 лет, она так же приняла монашество с именем Евгения и была назначена игуменей на место своей бабушки.
Таким образом у поэта Тютчева игуменями были и тётя и племянница, но сам Тютчев имея таких родственников не слишком склонен был к Церкви. Племянница Тютчева, игуменя Евгения прожила 75 лет и последние годы жизни она была повышена духовно и переведена в Москву управлять Страстным Московским монастырём .

И бабушка и внучка в игуменстве писали книги воспоминаний, которые в последствии были опубликованы. Сохранились «3аписки», "Воспоминания" и «Беседы с моей дочерью».

Борисоглебский Аносин женский монастырь. Аносин монастырь находится близ Дедовска (Московская область, Россия)

5 ДЕКАБРЯ РОДИЛСЯ ПОЭТ фЁДОР ИВАНОВИЧ ТЮТЧЕВ


В моём самом раннем детстве была детская брошюра стихов двух поэтов Тютчева и Фета, потому я не знаю, стихи кого из них я прочитал раньше , но это были точно не стихи Пушкина или Лермонтова . Вот с самых ранних детских дошкольных лет я и запомнил эти две фамилии, одна из которых была Тютчев. Да и кто не знает...

"Есть в осени первоночальной...", "Люблю грозу в начале мая...", "Умом Россию не понять...", "Я встретил Вас и всё былое...", "Ещё в полях белеет снег...",

Многие критики считают, что стихи Федора Тютчева являются результатом сжатой оды. Отсюда и вытекал другой вывод, что стихотворения поэта перенасыщены образами, которые имели свойство переходить с одного произведения в другое.

В стихах Тютчева также можно найти любовную лирику, которую часто характеризуют как любовно-трагедийный цикл. Поэт в своих стихотворениях изображал любовь как трагедию, полную фатализма и гибели человека.

Среди прочих стихов Федора Ивановича Тютчева встречаются стихи о временах года, философская лирика, стихотворения о Родине и Европе.

Одна из сестер отца (тётка поэта), Евдокия Николаевна Мещерская (1774–1837), была основательницей, строительницей и игуменьей Борисоглебского Аносина монастыря. А вот вторая тётка по отцу Надежда Николаевна Шереметева (1775—1850), стала матерью декабриста А. В. Шереметева, который избежал наказания за участие в тайном обществе.

Фёдор Иванович Тютчев родился 23 ноября (5 декабря) 1803 года в родовой усадьбе Овстуг Брянского уезда Орловской губернии. Его отец Иван Николаевич Тютчев (1768—1846) служил в Кремлёвской экспедиции. Когда родился Фёдор отцу было 35 лет.

Мать была на 8 лет моложе отца, Екатерина Львовна Толстая (1776–1866), принадлежала к роду Толстых по отцовской линии и дворянскому дому Римских-Корсаков по матери; её дядей был Александр Михайлович Римский-Корсаков, генерал и литовский генерал-губернатор.

Поэт Тютчев изучил ещё ребёнком латынь и древне-римскую поэзию. Уже в 14 лет начал посещать лекции на словесном отделении в Императорском Московском университете на правах вольного слушателя, а в 15 лет был зачислен в студенты университета!

Получив аттестат об окончании университета в 1821 году, когда поэту было 18 лет, Ф. Тютчев поступает на службу в Государственную коллегию иностранных дел и отправляется в Мюнхен в качестве внештатного атташе Российской дипломатической миссии.




Там через 5 лет в 1826 году женится на Элеоноре Петерсон, урождённой графине Ботмер. Поэту было 22 года, а Элеоноре 26 лет и у неё это был второй брак. У Элеоноры было 8 братьев и три сестры, она была старшим ребёнком в семье.Это была светская очень красивая барышня с безупречными манерами, свободно говорившую на немецком и французском языках. Многие считали Элеонору «бесконечно очаровательной». В 1818 году Элеонора стала женой русского дипломата, секретаря российской миссии в Мюнхене Александра Христофоровича Петерсона. В 1825 году она овдовела и осталась с четырьмя сыновьями на руках. У Элеоноры был скромный дом в Мюнхене на Каролиненплатц, как раз напротив здания русской миссии. На вечерах, даваемых этой миссией молодая, прелестная графиня — вдова в феврале 1826 года познакомилась с Федором Тютчевым, прибывшим в баварское посольство сверхштатным помощником секретаря. Сближение происходило стремительно. Элеонора влюбилась в Тютчева сразу и беззаветно. Молодожёны обвенчались в церкви. Брак был счастливым. В лице Элеоноры Тютчев обрел любящую жену, преданного друга и неизменную опору в трудные минуты жизни. В 1830 году Элеонора провела полгода в России, где её сердечно приняла вся семья Тютчевых. Избранницу поэта оценили как милую и обаятельную, но невзрачненькую.

Если от первого брака у Элеоноры было четыре сына: Карл (будущий русский морской офицер), Отто, Александр и Альфред, то от Тютчева она родила три дочери: Анну (будущую жену поэта Ивана Аксакова), Дарью и Екатерину, все они стали фрейлинами Императрицы и Великих княгинь.



После 8 лет совместной жизни, 30 летнего женатого поэта пленила красотой 23 летняя баронесса Эрнестина фон Пфеффель, дочь дочь немецкого посла в Париже и внучатая племянница немецкого баснописца. К тому времени 23 летняя Эрнестина овдовела, её 37 летний муж Иоганн Фридрих фон Дёрнберг умер в том же году и она стала встречаться с женатым Тютчевым.

Элеонора делал всё возможное чтобы сохранить семью, но поэт открыто изменял жене. Впав в отчаяние 36 летняя Элеонора ударила себя несколько раз в грудь кинжалом.Её в крови нашли соседи и сутки доктора боролись за её жизнь. Элеонора выжила, но душевная рана и потрясения с ней остались до конца жизни. Поэт Ф.Тютчев клялся жене больше ни когда ей не изменять.

Тютчевы даже на 4 месяца уехали в Россию и чтобы спасти семью МИД России перевело Тютчева на дипломатическую службу из Мюнхена в Турин, куда он отправился один, оставив жену и дочерей в России. В Турине Тютчева уже ждала Эрнестина.

14 мая 1838 года Элеонора с тремя малолетними дочерьми отплыла к мужу, предполагая добраться на пароходе до Любека, а оттуда уже на экипаже до Турина. Вблизи Любека в ночь с 18 на 19 мая на пароходе вспыхнул пожар. Погасить пламя не удалось. Капитан устремил корабль к скалистому берегу и посадил его на мель. Пассажиры с трудом и не без потерь переправились на берег — пять человек погибли, а пароход сгорел. Элеонора Тютчева выказала во время этой катастрофы полное самообладание и присутствие духа. Она вынесла из огня дочерей и спаслась с ними. Эта трагедия усилила её нервное потрясение.

Она лечила нервное заболевание в Мюнхене, но боясь за мужа отправилась как можно скорее в Турин. Муж благодарил супругу за спасение детей и больше не отходил от неё не на шаг. Но вскоре поэт стал раздражительным и отношения стали портиться, а виной тому стала материальная бедность. Элеонора как могла заботилась о быте дома, ходила по торгам в поиске денег. муж ей не помогал, он знал, что рядом живёт Эрнестина, которая в отличие от Элеоноры очень богатая вдова.

27 августа 1838 года 38 летняя Элеонора умерла в жесточайших нервных страданиях. Горю 35 летнего Тютчева не было предела. В ночь, проведенную им у гроба жены, голова его стала седой. С ним остались три дочери, 9, 4 и 3 лет.

После смерти графини Ботмер поэт сделал предложение Эрнестине. Они обвенчались 17 июля 1839 года в Берне.Ей было 29 лет, а ему 36 лет.

Эрнестина была богатой женщиной, и Тютчев не делал секрета из того, что живёт на её деньги. Эрнестина удочерила трёх дочерей поэта от первого брака. У пары родились ещё трое детей: Мария (будущая жена адмирала Бирюлёва), Димитрий ( женится на племяннице министра путей сообщения П. П. Мельникова.) и Иван (станет мужем племянницы жены Е.А. Баратынского).




После 10 лет брака Тютчев стал изменять и своей второй жены. Тютчев увлёкся более юной, на 23 года моложе себя Еленой Денисьевой (которая была подругой двух дочерей поэта от первого брака) и Тютчев фактически создал с подружкой своих дочерей вторую семью, Елена родила от поэта троих внебрачных детей Елену, Фёдора и Николая, поэт им всем дал свою фамилию. Хотя, эти дети как незаконнорождённые не могли унаследовать дворянства родителей и были причислены к мещанскому сословию.

Происходила Елена из старинного дворянского рода Денисьевых, записанного в 6-ю часть дворянской родословной книги Рязанской губернии. Родилась в семье небогатого дворянина, участника Отечественной войны 1812 года Александра Дмитриевича Денисьева.

Елена всегда держалась очень прямо, считая себя «более всего ему женой, чем его бывшие жёны».

Роман Денисьевой с женатым мужчиной, который по возрасту годился ей в отцы, был негативно воспринят не только светским Петербургом (перед нею демонстративно закрылись двери многих домов), но и родителем Елены Александровны, отрёкшимся от дочери. Возникли сложности и у Анны Дмитриевны: она была вынуждена уволиться из Смольного института и выехать из служебной квартиры.



В мае 1864 года Денисьева родила сына Николая. После родов её самочувствие стало стремительно ухудшаться; врачи диагностировали туберкулёз . Она умерла 4 августа в 38 лет; через три дня Тютчев похоронил возлюбленную на Волковском кладбище. Пребывая в состоянии полного отчаяния, поэт, по воспоминаниям современников, постоянно искал собеседников, с которыми мог бы говорить о Елене Александровне. Поэта «лихорадило и знобило в тёплой комнате от рыданий», он даже не скрывал своего горя от старших дочерей и посторонних людей. Фёдор Иванович постоянно терзался из-за чувства вины перед Денисьевой и беспрестанно вспоминал о том «фальшивом положении, в которое её поставил».

Жена Тютчева, Эрнестина Фёдоровна, отреагировала на горе мужа словами: «Его скорбь для меня священна, какова бы ни была её причина».

После смерти Денисьевой её дочь Елена жила в частном пансионе; младших — четырёхлетнего Фёдора и новорождённого Николая — забрала к себе тётка Анна Дмитриевна. Весной 1865 года Елена и Николай заболели чахоткой; они умерли в начале мая. Уход детей, как признавался Тютчев в одном из писем, «довёл его до совершенной бесчувственности».

Попросив старшую дочь Анну забрать к себе его внебрачного сына Фёдора, поэт направил ей 15 200 рублей; доход с капитала должен был поступать «на содержание сына в учебном заведении».

Фёдор Фёдорович Тютчев, получив образование, стал офицером и военным писателем; он скончался в 1916 году в госпитале.

После гибели Денисьевой , поэт Тютчев примирился с женой и мирно в любви прожил ещё с ней 9 лет и умер у неё на руках в возрасте 69 лет А Эрнестина испытывая посмертную верность мужу 21 год жила одинокой вдовой и умерла в 84 года.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ: От родословной родного брата Эрнестины, Карла, происходит британский премьер-министр Борис Джонсон. Тем самым Британский премьер Джонсон является родственником второй жены поэта Тютчева!


ЖЕНЩИНЫ ВДОХНОВЛЯВШИЕ ТЮТЧЕВА


Как поэт, Тютчев при жизни был мало известен. Его 400 или около того коротких стихов были единственными произведениями, которые он когда-либо писал на русском языке.Ведь поэт жилв Западной Европе и много ездил по странам Запада, разговаривал на французском и был дважды женатым на немках, которые не владели русским языком. Тютчев считал свои стихи вещами , не достойными публикации. Обычно он не заботился о том, чтобы их записывать, а если бы он это делал, то часто терял бумаги, на которых они были нацарапаны. Николай Некрасов , перечисляя русских поэтов в 1850 году, хвалил Тютчева как одного из самых талантливых среди «малых поэтов». Только в 1854 году был напечатан его первый том стихов, подготовленный Иваном Тургеневым и другими без какой-либо помощи самого автора, который считал, что этого делать не стоит.

У поэта были жёны, немки, одна другой краше, но вдохновение он черпал не в них. В 1850 году у него завязался незаконный роман с русской дворянкой Еленой Денисьевой , которая была на 23 года младше его. Она оставалась его любовницей до своей смерти от туберкулёза в 1864 году и родила ему троих детей. В результате этого романа были написаны тексты, которые по праву считаются одними из лучших любовных стихов на этом языке. Пронизанный возвышенным чувством подавленного отчаяния, так называемый «цикл Денисьевой» критики по-разному описывали как «роман в стихах», «человеческий документ, сокрушающий силой своих эмоций» и «несколько песен ни с чем не сравнимых в русской, может быть, даже в мировой поэзии ». Одно из стихотворений « Последняя любовь» часто называют символом всего цикла. Тютчев его написал в возрасте примерно 50 лет и посветил 27 летней Елене.

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней...
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье, –
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность...
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство, и безнадежность.



Но кроме Элеоноры Петерсон, Эрнестины фон Дёрнберг и Елены Денисьевой (от каждой у поэта родилось по три ребёнка), была ещё одна любимая женщина, прибалтийская немка баронесса Амалия фон Крюденер (на фото). Когда Тютчев ещё практически юношей прибыл в Германию, он страстно влюбился в эту девушку на 5 лет моложе себя, но её сердце было уже занято другим молодым человеком, коллеге поэта по дипломатическому корпусу и после того как Ф.Тютчев предложил Амалии руку и сердце, дело чуть не дошло до дуэли.Амалия сделал свой выбор не в пользу поэта, позже она признается, что для неё он был беден, ведь ей оказывали своё внимание даже король Боварии и сын короля, родственники Наполеона из Франции и сам Российский император Николай Первый, который Амалии подарил шубу. Да и сама Амалия приходилась двоюродной (внебрачной) сестрой супруги Николая Первого , императрицы Александры Фёдоровны. Из-за своего внебрачного происхождения она была много лишена и воспитывали её не родители, а немецкие родственники. тютчевы и Крюденеры дружили семьями. Амалия овдавела, позже вышла замуж второй раз и жила в Финляндии. Будучи очень набожной католичкой, она занималась благотворительностью и строила в Финляндии католические костёлы.

Тютчев перенёс три инсульта к 69 годам. что и стало причиной смерти. Когда он болел после первого инсульта и уехал лечиться в свои 66 лет в нынешний чешский город Карловы Вары, на источники целебных вод, к нему туда приехала 62 летняя баронесса Амалия Крюденер, навестить его больного...или проститься. Они не виделись более 40 лет. Эта встреча произошла (26 июля) 7 августа 1870 года в Карлсбаде. И тогда Тютчев написал знаменитое стихотворение посвещённое этой встречи, а ныне романс:

Я встретил вас - и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое -
И сердцу стало так тепло...

Как поздней осени порою
Бывают дни, бывает час,
Когда повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас,-

Так, весь обвеян духовеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты...

Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне,-
И вот - слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне...

Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь,-
И то же в нас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..

Тютчев - один из самых запоминающихся и цитируемых русских поэтов. Отдельные произведения , переводы и политические стихи составляют около половины его общего поэтического творчества.

Около 200 лирических произведений, которые представляют собой ядро ​​его поэтического гения.

Его довольно значительный объем стихов на политические темы в значительной степени забыт. Исключение составляет короткое стихотворение, ставшее популярным в России, которое поэт написал в 63 года:

Умом — Россию не понять,
Аршином общим не измерить.
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

Тютчев жил в Европе, проводя свои дни жизни во многих частях континентальной Европы, включая Италию, Францию, Германию, Австрию и Швейцарию, он верил в Россию. Его особенно привлекали швейцарские озера и горы. Многие из его лучших стихов были вдохновлены такими путешествиями. Одной из самых продолжительных и значительных его миссий была поездка в новую независимую Грецию осенью 1833 года. Во время пребывания за границей он часто бывал в отпуске, а после поселения в России в 1844 году (в 41 год) иногда проводил короткие периоды в родовом имении Овстуг.

Можно так же сказать, что Тютчев был воинствующим панславистом. Живя на Западе он постоянно и без причины ругал западные державы, Ватикан , Османскую империю или Польшу , которую он воспринимал как Иуду в славянской лоне. А вот провал Крымской войны заставил его критически взглянуть и на российское правительство.

Депрессия была чем-то, от чего он периодически страдал на протяжении всей своей жизни.Особенно глубоко подавленным он был последние 9 лет жизни после смерти любимой женщины Елены , а так же её детей от него, сына и дочери. Эти утраты привели к серии инсультов.

Тютчева , как можно заметить, всегда окружали женщины высокого сословия. Да и сам он был не из крестьян, а из семьи старинных русских аристократов. Фамилия Тютчевых берёт начало от Захария Тютчева, который в 1381 году служил Великому князю Дмитрию Ивановичу Донскому и был им послан послом к Крымскому Царю Мамаю. Род Тютчевых служил войске и первого царя Романова, которым был жалован грамотами и поместьями. Равным образом и другие многие сего рода Тютчевх служили Российскому Престолу на дворянских службах в разных чинах и жалованы были от Государей Российских уделами земли и деревнями.У Тютчевых в России даже есть свой герб. Да и потом, три дочери Тютчева от первого брака служили фрейлинами и имели вход в те верха политической элиты, куда многие и мечтать не могли. Сам поэт так же был очень почитаем человеком в высшем обществе Петербурга. Хотя сам поэт говорит: " Я не без грусти расстался с гнилым Западом, таким чистым и полным удобств...".

За дочерью поэта Китти ухаживал сам писатель граф Лев Толстой и мечтал её видеть своей женой и породнится с Тютчевым, но Китти к нему отнеслась очень холодно. Позже Китти стала влиятельной в окружении Константина Победоносцева при российском дворе. Вскоре после своего возвращения в Россию Тютчев был восстановлен на государственной службе в качестве цензора, впоследствии став председателем Комитета по иностранной цензуре и тайным советником.

Тютчев считается одним из величайших русских поэтов XIX века, и его имя упоминается в этом контексте в непосредственной близости с Александром Пушкиным.

И только Александр Блок даст такую оценку:
==Ну что такое Тютчев? Коротко, мало, все отрывочки. К тому же он немец, отвлеченный.==

110 ЛЕТ СО ДНЯ КОНЧИНЫ ЛЬВА НИКОЛАЕВИЧА ТОЛСТОГО


Сегодня, ровно 110 лет назад перестало биться сердце известнейшего русского писателя и религиозного мыслителя Льва Толстого.

Русская Православная Церковь дерзнула кощунственно предать анафеме этого великого человека за то, что он отрицал все низменные пороки духовенства этой церкви, которая превращалась и наверное превратилась в "фарисейство".
Церковная цензура подавляла глас несогласия русского писателя и даже в лице протоиерея Иоанна Ильича Сергиева (он же Иоанн Кронштадтский) молилась за скорейшую кончину этого великого человека. Но Господь поругаем не бывает и молитвенники о смерти по живому человеку преставились ко Господу раньше , чем великий писатель. Сегодня протоиерей Иоанн молящийся за упокой по живому в "партии святых РПЦ", а великий религиозный мыслитель и романист по-прежнему и окончательно без обжалования отлучён от Церкви.

Думаю, что Лев Николаевич меньше всего желал бы молитвы по себе от РПЦ и в наше время. И очень кощунственно, когда государство с названием Российская Федерация ассоциирующее себя неизменно с Русской Православной Церковью включает Толстого в школьную программу и классическую литературу России, упиваются егослогом слова и литературным даром и при этомносятся в злорадстве с "весёлой идеей", что сей писатель по их версии " горит в аду! ".
Царство небесное и вечный покой нашему литературному отцу Льву Николаевичу.

Лев Николаевич умер 7 ноября (20 ноября по н. ст.) в 6 часов 5 минут утра.

«Отец метался, громко и глубоко стонал, старался привстать на постели… Не помню, когда именно он сказал: «Я пойду куда-нибудь, чтобы никто не мешал. Оставьте меня в покое». Тяжелое, даже, скажу, ужасное впечатление на меня произвели его слова, которые он сказал громко, убежденным голосом, приподнявшись на кровати: «Удирать, надо удирать».
Софью Андреевну допустили к мужу очень поздно. Лев Николаевич задыхался. Ему давали кислород. Хотели впрыснуть морфий, он сказал:
— Не надо.
Ему впрыснули камфару.
Он призвал Сергея, шептал ему что-то. Сын разобрал следующие слова:
— Истина… люблю много… все они…
Изменилось дыхание: стало похоже на звук пилы.
Засыпая, Лев Николаевич говорил:
— Я пойду куда-нибудь, чтобы никто не мешал. Оставьте меня в покое.
Ему давали пить. Он даже брал стакан в руки и пил.
Пульса уже не было. Произошла остановка дыхания. Доктор Усов сказал:
— Первая остановка.
Потом:
— Вторая остановка…
Агонии не было.

Душан Петрович Маковицкий закрыл Толстому глаза. В Астапово тогда явился тульский архиерей Парфений; доложил жандармскому ротмистру Савицкому, что прибыл-де он по личному желанию государя императора и командировке Святейшего синода, чтоб узнать, не было ли во время пребывания Толстого в Астапове какого-нибудь обстоятельства, указывающего на желание покойного графа Толстого раскаяться в своих заблуждениях, или не было ли, по крайней мере, каких-нибудь намеков на то, что граф Толстой был не против погребения его по православному обряду.

Того же 7 ноября пошло донесение к товарищу министра внутренних дел, что миссия преосвященного Парфения успеха не имела: никто из членов семьи не нашел возможным удостоверить, что умерший выражал желание примириться с церковью.

Парфений расспрашивал и Андрея Львовича.

Тот сказал, что он сам человек православный и был бы счастлив, если бы отец раскаялся, но никаких оснований сказать, что Лев Николаевич перед смертью свои убеждения изменил, — нет.

Напечатано было, однако, в черносотенной газете «Колокол» письмо «отца Эраста» из Шамордина, будто бы Лев Николаевич собирался затвориться в монастырской келье и готовиться к смерти.

По этому случаю в Шамордино приехал корреспондент «Нового времени» А. Ксюнин. Он беседовал с сестрой Толстого и другими монахинями. Оказалось, что «отец Эраст» сам не старец и не монах и в скиту не живет. Слов Толстого не слышал, а письмо, которое напечатано в «Колоколе», он писал по слухам.

О том, чего искал Толстой, уйдя из Ясной Поляны, спрашивал Марью Николаевну тогда же из Парижа Шарль Соломон. Она ответила ему 16 января 1911 года:

«Вы хотели бы знать, что мой брат искал в Оптиной пустыни? Старца-духовника или мудрого человека, живущего в уединении с богом и со своей совестью, который понял бы его и мог бы несколько облегчить его большое горе? Я думаю, что он не искал ни того, ни другого. Горе его было слишком сложно; он просто хотел успокоиться и пожить в тихой духовной обстановке… Я не думаю, что он хотел бы вернуться к православию…»

Марья Николаевна очень опечалена была тем, что любимый брат не раскаялся. Спрашивала у старших разрешения молиться за него, но сообщить о том, что брат изменил свой путь, не могла.

КОГДА ЦЕРКОВЬ УЗНАЛА О СМЕРТИ ТОЛСТОГО, то по благословению Синода в Москве запрещено было вывешивать траур, приказано было следить за цветочными магазинами чтобы не продавать на похороны писателя цветы и проверять, какие ленты они готовят для венков. Установлено наблюдение за вокзалами. Из Москвы запрещено отправлять экстренные поезда. Тысячи желающих попасть на похороны Толстого остались на вокзалах. И все же в Ясную Поляну попало не меньше пяти тысяч человек — студенты, крестьяне, интеллигенты, не было только духовенства...

На вокзале столпотворение вавилонское. К телеграфу приступа нет… Молодежи — яблоку упасть негде. Повсюду синие студенческие фуражки… Учащейся молодежи из Москвы приехало ровно 5 тысяч. Из них — 906 универсантов.

В яснополянском доме хотели поставить наряд полиции, но Сергей Львович попросил этого не делать; в доме остался только один полицейский чиновник. Речей было решено не произносить. В одну дверь входили, проходили мимо гроба, выходили в противоположную дверь в сад.

В 2 часа 30 минут сыновья и друзья подняли гроб, передали крестьянам. Крестьяне несли на березовых палках белую полосу, на которой было написано: «Лев Николаевич, память о тебе не умрет среди осиротевших крестьян Ясной Поляны».

Когда гроб Толстого опускали в могилу, полиция встала на колени. Полицейские как бы просили прощения за все несправедливости в которых они как служивые люди на похоронах вынуждены были участвовать.

Во многих городах России прошли траурные митинги, демонстрации и забастовки..




ЛЕВ ТОЛСТОЙ И ИУДЕИ, А ТАК ЖЕ ПОЧЕМУ ПО ПИСАТЕЛЮ СЛУЖИЛИ ПОГРЕБЕНИЕ НЕОДНОКРАТНО.

Лев Толстой был знаком и даже дружил с Московским раввином Шломо Заклинд, который позже так же попал в немилость имперским властям России и был насильно депортирован в Вильно (Вильнюс). Лев Толстой постоянно ходил в гости к этому раввину и учил у него иврит. Лев толстой очень хотел выучить язык и прочесть Библию на иврите, как он говорил "в оригинале".

Лев Толстой говорил: ==Еврей - это то самое жалкое существо, которое было снято с вечного огня, горящего в небе, и осветило им весь мир.
Это источник, весны и от евреев все остальные народы черпали свои верования и религии.
Еврей - первопроходец во главе свободы.
Еврей - первопроходец во главе человеческой культуры.
Еврей - символ вечности==

Ещё один раввин Цви Иегуда Кук называл Толстого самой большой духовностью среди народа и мировым интеллектуалом среди мировых писателей-классиков.

Лев Толстой писал в письме: ==Во всем виновато правительство. Как и в прошлом, она проводит различие между людьми, без всякой причины продолжает преследовать одних и изгонять других только потому, что они молятся Богу иначе. Наше правительство не может понять, что все люди равны. Вся их политическая мудрость сводится к репрессиям и ограничениям.==

Интересно, что Греческая Церковь православная, не считает Толстого отлучённым от православной веры, а выражается более тонко: "Русская Православная Церковь после конфликта с писателем Толстым, изгнала его ИЗ СВОИХ РЯДОВ".

Надо признать, что у Толстого были прочные связи и с грузинской интеллигенцией и в статьях о Толстом, грузины предпочитают не упоминать, что Толстой был отлучён от церкви, но дипломатично пишут, что на могиле писателя не стоит памятный крест, так как он сам завещал похоронить себя без священника и надгробного креста.

Армяне считают, что Толстой был православным христианином по рождению. Тем не менее, он, как и большинство образованных людей его времени, был равнодушен к религиозным вопросам в юности, но потом наступило разочарование в официальной Церкви и он сам вышел из неё, перестав себя связывать с русским православием. Он не согласился с порядком, который, по его мнению, был построен на насилии и принуждении. По словам доктора церковной истории, капеллана Георгия Ореханова , решение синода по Толстому - не проклятие, а запись того, что писатель добровольно отказался от церкви. Кроме того, в ратификационной грамоте Синода от 20-22 февраля говорится, что Толстой может вернуться в церковь, если покается. Писатель отвергал любое раскаяние и возвращение в русское православие. «Совершенно справедливо, что я отрекся от Православной церкви , - сказал Толстой . Но я оставляю православие не потому, что восстал против Бога, а потому, что хочу служить Богу всем вашим существом ».

Прокурор Синода К.Победоносцев даже предлагал насильно, как в старые времена, вывести в один из монастырей и держать взаперти, чтобы он не "будоражил" народ. Архиереи посоветовавшись сказали, что Толстого будет искать Запад, уж слишком он уже известен в Европе , чтобы можно было бы устранить по-тихому физически! Возможно, что рассматривалось и более жестокое устранение, но и это не нашло поддержки, боялись, что его сторонники сделают Толстого мучеником за веру и это положит новый раскол Русской Церкви.

В 2001 году последний внук графа Владимир Толстой заведующий музеем Ясной Поляны , направивший письмо Московскому Патриарху Алексию II, просил его пересмотреть решение Синода . В ответ на письмо Московский Патриархат заявил, что решение об исключении Толстого из церкви 105 лет назад не может быть пересмотрено.

Священником, добровольно согласившимся нарушить решение Священного Синода о совершении тайного отпевания на могиле отлученного от церкви графа, был Григорий Калиновский, священник села Иваньков Переяславского уезда Полтавской губернии. Вскоре его из церкви выгнали!

В День похорон Льва Толстого при закрытых дверях в армянском храме было так же совершена заупокойная погребальная служба. Причём изначально людям сообщалось неправильное время заочного погребения и многие люди придя в храм опоздали, узнав, что отпевание заочное уже завершилось. Тогда было принято решение отпеть писателя повторно для вновь прибывших в храм людей и в день похорон в храме было совершено двойное отпевание.

Индийский философ-политик Махатма Ганди считал Толстого самым честным человеком своего времени, который никогда не стремился скрыть правду или представить ее в более ярких тонах, не боясь ни страха, ни мирских властей, усиливая свою пропаганду, жертвуя ради истины.




РУССКОЕ ПРАВОСЛАВНОЕ "МИЛОСЕРДИЕ" К ВЕЛИКОМУ ПИСАТЕЛЮ
ИЗ ГАЗЕТ 1911 ГОДА
Издевательство над портретом Л. Н. Толстого.

15 ноября, с утра на подворье к стене вышки, над входом в машинное отделение, послушниками был прибит большой портрет Л.Н.Толстого на плотной бумаге. На стене над портретом приклеено было письмо какого-то поклонника о. Иллиодора. Письмо это приблизительно такого содержания:
„Дорогой батюшка! С сим письмом посылаю вам портрета безбожника Льва Толстого. Приятно было бы поставить этот портрета где-нибудь в публичном месте. Пусть все православные русские люди, посещающие монастырь, смотрят на этого безбожника и с досады плюют ему в мерзкую рожу".
Портрета испещрен надписями. Так, на лбу написано „слуга Сатаны", на рубашке „Лев Толстой—безбожник, предтеча Антихриста". В самом низу портрета надпись крупными буквами: „издох 7 ноября 1910 года".
Поклонники о. Идлиодора тот и дело подходят к портрету, читают письмо и, ругаясь, плюют на портрета. В особенности неистово плюют женщины. Слышны голоса: „Тьфу Антихрист! Вот тебе".
На портрете видны следы от плевков. Заплеван не только портрет, но и письмо автора этой выдумки. Мужчины относятся к этому факту более сдержанно. Многие недовольны таким издевательством.




ЗА ЧТО ТОЛСТОГО ОТЛУЧИЛИ ОТ ЦЕРКВИ?


Может кто-то и правда верит церковной версии, что Толстого отлучили от Церкви за написанное им "Евангелие", но я не верю в эту версию.
Моя версия другая.

Лев Толстой был граф и такие люди должны были стоять высоко над крестьянским народом, наравне с Церковными служителями. Но Толстой, будучи графом был в крестьянской гуще и ходил в лаптях. Он осуждал "фарисейство" Русской Православной Церкви.

Если читать рассказы Николая Лескова, там иногда хорошо показаны моменты, как простые миряне , особенно крестьяне для архиереев ни что. словно мусор. Впрочем, именно за это Церковь и понесла расплату в 1917 году, что она стояла вдали от нужд людей и была не защитницей людей от произвола властей, а ещё одной "жандармской плетью". Сегодняшняя церковь видимо это забыла или живёт так, словно этого не может повториться. Но в мире всё вращается и возвращается на круги своя.

Посмотрите сегодня, многие люди умирают, но архиереи выражают соболезнования и посылают венки ко гробу не той старушке, которая свои копеечки 50-60 лет в храм носила из последнего, а тем, кто в новое время стал бизнесменом и "угодил" финансово архиерею.

А теперь представьте, что бизнесмен, который несколько лет содержал храм и архиерея , взял и в один прекрасный день раздал бы всё своё богатство бедным людям и их голодным детям. Архиерей бы сказал, что тот человек дурак и не правильно поступил. Пример есть! У нас в городе был один настоятель собора, который через газету так и писал: "Не давайте деньги попрошайкам на паперти, они их пропьют, давайте эти деньги мне, я за них буду молиться!"

Когда Церковь увидела. что Лев Толстой "не туда сделал вложения" и лапти одел...через это рухнули надежды церкви на графское богатство и он не просто стал не нужен Церкви, но и представлял угрозу Церкви. Ведь его примеру могли последовать другие богатые люди, а на что будет Церковь жить тогда?

Я уважаю жизнь и труды святителя Московского Филарета Дроздова, но он открыто выступал против отмены крепостного права, мол если дать свободу крестьянам и дать им землю, то как будут жить богатые люди и Церковь?

Конечно, когда Льва предали анафеме, ни кто и представить в Церкви не мог, какую мировую величину Церковь отторгает от себя . А поняв, они надеялись сломить писателя и ждали покаяния. Тут я сравниваю ситуацию с покойным Михаилом Задорновым, который тоже "поссорился " с Церковью уйдя в язычество, но Церковь всеми правдами и неправдами сообщила о покаянии писателя-сатирика и сделал пышные похороны. Вот и у дверей умирающего графа с ноги на ногу переминался архиерей и думал, ну хоть близкие ему поведают о покаянии писателя, надо же сделать Церкви посмертное шоу над Толстым, ведь у него оказалось много почитателей. И тут...обломчик. Лев оказался настоящим "львом" и не пошёл на сделку с совестью.

Он ушёл к Богу сильным и справедливым и этим показал всю ложь, лицемерие, слабость и ошибки Русской Православной Церкви!

Я слышал, что Льва Толстого отпела Армяно-Григорианская Апостольская Церковь.

Царство небесное Льву Николаевичу!

Арвид Ярнефельт


==Со стороны часто кажется, что человек всего достиг и процветает, меж тем как тайная боль томит и волнует его душу, пока, наконец, не сожжёт дотла.==
(Финская новелла «Она и я» Арвид Ярнефельт).

Родился 16 ноября 1861 года в Пулково (ныне в черте Санкт-Петербурга) в семье генерала Александера Ярнефельта и его жены Елизаветы Константиновны, урождённой Клодт фон Юргенсбург, племянницы скульптора Петра Клодта; среди его восьми братьев и сестёр — композитор и дирижёр Эдвард Армас Ярнефельт, художник Ээро Ярнефельт и Айно Сибелиус, жена Яна Сибелиуса.

Окончил Гельсингфорсский университет, в 1886—1888 был стипендиатом Московского университета, получив солидное юридическое образование.

Арвид Ярнефельт заинтересовался Толстым отчасти через свою русскую мать Елизавету. Позже, когда Арвид был молодым юристом в Ваасе, он лично читал тексты Толстого. Читая их, он испытал религиозный переворот и стал религиозным последователем Льва Толстого и яростным противником Православной Церкви. Его родители были православными, но мать так же симпатизировала в религиозных взглядах Толстому . В 1895 году Ярнефельт вступил в переписку со Львом Толстым, и он встречался с ним в России в 1899 и 1910 годах. После этого Арвид упростил себе жизнь : он оставил работу юриста и переехал в Вирккала, чтобы заменить Ранталу в качестве пионера и фермера. Он хотел показать, что Толстой был не уединением и мечтательным созерцанием, а любящим и практическим действием близких и всего мира . Он был помощником пленным, бедным и угнетенным.

Церковные проповеди Ярнефельта были изданы в виде книг в том же году. В конечном итоге они привели финского писателя к тюремному заключению.

==Ничто так не развращает человека, как власть, и ничто не причиняет братству таких бедствий, как стремление к власти.==

ИВЛИН ВО

Ивлин Артур Сент-Джон Во ( 28 октября 1903 - 10 апреля 1966 ) английский писатель-сатирик .
Ивлин Во, английский писатель-романист, автор беллетризованных биографий, путевых заметок и справочников для путешествующих, оставивший, помимо прочего, заметный след в журналистике и литературной критике. Ивлин Во считается одним из тончайших стилистов в английской прозе XX века.
В 27 лет перешёл из Англиканского в Католическое вероисповедание.
На пороге 60-летия Ивлин Во чувствовал себя глубоким стариком: его мучили одышка и глухота, у него почти не осталось зубов. На поздних фотографиях деградация организма особенно заметна. Виной тому не столько душевные переживания, сколько алкогольная и наркотическая зависимости, которые поглотили писателя в последние годы жизни.
Смерть наступила в утро Пасхального воскресенья, что воспринимается католиками как добрый знак. Его тело покоится у англиканской церкви Святых Петра и Павла в местечке Комби Флорэй, Великобритания.

РЕЛИГИОЗНОСТЬ ИВЛИНА ВО


28 октября 1903 года в Англии родился Ивлин Во. Он был не только писателем-сатириком, многие книги его романов были переведены в СССР и на его романам в Британии снимались фильмы, но он ещё был журналистом освещавшим на Великобритании Нюрнбергский процесс.
Он был талант, книги которого любили и переводили на разные языки мира. Жизнь его оборвалась в 63 года и одни говорят, что тому виной были алкоголь и наркотики, а другие... церковь.
Писатель был очень верующим человеком. В 23 года он перешёл из англиканства в католицизм. сохранились дневники писателя, который много путешествовал по миру и редкий день обходится без записи "Посетил церковь" или "Поговорили на религиозные темы". Писатель много критиковал низменности священства и вскоре его постигла разочарование духовенством, в церковь, как признался, стал ходить чисто по чувству долга, а не зову души. Но он продолжал посещать храм и молиться, всё более скептически относясь к духовенству, мощам, пожертвованиям на храм. И когда произошла очередная реформа католической церкви, Во это воспринял так болезненно, что вскоре заболел и умер.

Его юмор порой называли "острый", порой "колкий" и даже "циничный", но он был сатирик и даже в юношеском, ещё почти детском дневнике у 15 летнего будущего писателя есть такая запись...
== Сегодня утром вместе с родителями причастился в церкви Святого Албана. Перед началом церемонии отец суетился и то и дело рыгал.==

или .. ==Воскресенье, 28 сентября 1919 года Вместе со всеми ходил на вторую службу. Скучно. Единственная отрада – смотреть, как падают в обморок ученики младших классов.==

Но опять же, это были ещё не романы, а дневники будущего писателя и он писал в дневниках правду, которую видел...
==Вчера состоялась свадьба Ричарда и Лизы. Мы с Ричардом обедали в Беркли и в церковь явились с опозданием. Служба прошла благополучно – правда, Мэтью нарядился в клетчатые брюки, Джоан Тэлбот застукали в ризнице пьяной, а священник называл Ричарда Робертом.==

==Понедельник, 15 марта 1926 года Вчера провалялся в постели все утро и в церковь не пошел.==

==Среда, 27 июня 1928 года Обвенчались с Ивлин в церкви Святого Павла на Портмен-сквер в 12 часов. Какая-то женщина в алтаре печатала на машинке.==

==понедельник, 3 ноября 1930 года Встал в семь, пошел в католическую церковь==

==Вторник, 11 ноября 1930 года Проснулся на рассвете, поел солонины, выпил пива. В церкви читали Библию – сразу несколько человек.==

==Отец Янссен не без удовольствия рассказал об отлучении от церкви священников, членов миссионерского общества, за прелюбодеяние. Всех преступников, перед тем как они поднимутся на эшафот, он обращает в истинную веру.==

==Вышел на берег, нашел католическую церковь, исповедался, купил себе шорты, пошел в кино==

==Написано во вторник, 2 января 1945 года .Вчера ходил к причастию, сегодня – на мессу во францисканскую церковь. Очень холодно и ветрено. Хлопот никаких. Почты из Бари нет. Доминиканцы утверждают, что партизаны расстреляли здесь четырнадцать священников.==

==Вторник, 28 октября 1947 года . Я пожертвовал на Церковь крупные средства==

==Воскресенье, 3 января 1954 года Опять в церковь.==

==Четверг, 7 июля 1955 года Душный день. Ходил в кино, еще раз смотрел фильм Грэма «Конец одной любовной связи» – правда, не до конца. После фильма – в церковь.==

==Суббота, 7 а вгуста 1955 года На последней мессе пожилой священник разъяснял пожилым и молодым прихожанам, какие опасности подстерегают отдыхающих на морских курортах: «Грязные сношения дозволены лишь состоящим в браке». Полагаю, в эту церковь больше ходить не стоит.==

==Вторник, 10 января 1956 года <…> Такое ощущение, будто приверженцев веры с каждой неделей становится все меньше. Раньше я рассматривал церковь, как прибежище людей, связанных обязательством перед человеком и Богом. Сейчас же церковь видится мне порой скопищем невыразительных людей, приходящих и уходящих по собственной прихоти, когда придется.==

==Суббота, 25 февраля 1956 года <…> Держу данное самому себе слово не пить джин и ежедневно ходить в церковь.==

ОПИСАНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ СЛУЖБЫ

Воскресенье, 29 июня 1924 года Ходили с Аластером в эмигрантскую церковь на Бэкингем-Пэлес-Роуд. Русская служба понравилась необычайно. Священники скрывались в маленькой комнатке и изредка появлялись в окнах и дверях, точно кукушка в часах. Им принесли огромное блюдо сдобных булок и привели целый выводок маленьких детей. Все это время хор, тоже где-то припрятанный, распевал что-то заунывное. Длилась служба бесконечно долго. В одиннадцать, когда мы пришли, она уже была в самом разгаре, а в 12.30, когда уходили, конца еще не было видно. Собравшиеся – в основном изгнанные из России великие князья и странного вида жалкие женщины, якобы любовницы императора, – молились с большим чувством. Запомнился бедный старик в изношенной офицерской шинели.


Кто же смотрит на нас с портрета? Человек, безусловно, одаренный, но по-человечески не слишком привлекательный. Сноб: всегда кичился добрыми отношениями с аристократическими семьями. Как и полагается сатирику, мизантроп: «Худшей школы, чем Хит-Маунт, нет во всей Англии», «Чудовищно скучно», «Сегодня совершенно пустой день», «Нынешнее Рождество – сплошное разочарование», «Чувствую себя глубоко подавленным и несчастным», «Неделя получилась хуже некуда». Сибарит, эгоист, гурман. Обидчив, раздражителен, капризен, пренебрежителен, страдает резкими перепадами настроения. Хорошо разбирается в литературе и живописи и ничуть не хуже – в людях, большинство из которых, прямо скажем, не жалует – черномазых и евреев в особенности. Да и собой доволен бывает редко – свои сочинения, впрочем, обычно хвалит. При этом инфантилен, очень любит строить планы на будущее, давать себе «крепкий», но редко выполняемый зарок: «С сегодняшнего дня бросаю пить», «На Пасху перестаю принимать снотворное», «Со следующего месяца начинаю писать иначе». С людьми сходится плохо (правда, если сходится, то надолго), не близок ни с родителями, ни – тем более – с братом, как и он писателем, раздражать его будут даже собственные дети.

Типичный англичанин, Во даже школьником не склонен откровенничать, неукоснительно, по-британски блюдет законы самоконтроля и сдержанности: известное дело, «дом англичанина – его крепость». Его внутренний мир скрыт за миром внешним. Чувства, эмоциональный и философский настрой, взгляды на политику, литературу, религию, да и на все то, что принято называть «личной жизнью», «творческой лабораторией», в его дневниках, как правило, – за семью печатями.


ЧТО ПИСАЛ ИВЛИН ВО?


Роман «Мерзкая плоть» — одна из самых сильных сатирических книг 30-х годов. Перед читателем проносится причудливая вереница ярко размалеванных масок, кружащихся в шутовском хороводе на карнавале торжествующей «мерзкой плоти». В этом «хороводе» участвуют крупные магнаты и мелкие репортеры, автогонщики, провинциальный священник и многие-многие другие.

"Незабвенная" - Одно из самых знаменитых произведений мировой литературы XX века, написанных в жанре «черного юмора», трагикомическая повесть о вывернутом наизнанку мире, где похоронные ритуалы и эстетика крематория управляют чувствами живых людей. История, в которой ни одно слово не является лишним. Откровенный потрясающий рассказ, от которого невозможно оторваться.

„Возвращение в Брайдсхед“ (Brideshead Revisited) — один из наиболее известных романов писателя. Книга была написана в 1944 году. В романе, опубликованном в конце Второй мировой войны, тонко прописаны характеры уходящей эпохи процветания английской аристократии. Главный герой романа молодой художник Чарльз Райдер знакомится во время обучения в Оксфорде с Себастьяном Флайтом — представителем известной аристократической фамилии. После своего приезда в Брайдсхед, родовое поместье Флайтов, Чарльз попадает в водоворот богемной жизни, и на протяжении следующих лет его судьба неразрывно связана с этой семьей.

"Елена" - В центре романа выдающегося английского писателя Ивлина Во (1903-1966) — судьба Елены Флавии, матери римского императора Константина I, основателя Константинополя. Жизнь этой женщины, по легенде нашедшей части креста, на котором был распят Иисус Христос, совпала с важнейшим этапом европейской истории — с признанием христианства как официальной религии Римской империи.

"Сенсация" - Ироническая фантасмагория, сравнимая с произведениями Гоголя и Салтыкова-Щедрина, но на чисто британском материале.
Что вытворяет Ивлин Во в этом небольшом романе со штампами «колониальной прозы», прозы антивоенной и прозы «сельской» — описать невозможно, для этого цитировать бы пришлось всю книгу.
Итак, произошла маленькая и смешная в общем-то ошибка: скромного корреспондента провинциальной газетки отправили вместо его однофамильца в некую охваченную войной африканскую страну освещать боевые действия. Но одна маленькая ошибка влечет за собой другие, совсем не маленькие, и скоро не смешно становится никому, кроме читателей…